Палата

Наш старый-новый диванчик
Текущее время: 19-06, 07:52

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: La malediction /Фике/
СообщениеДобавлено: 02-11, 22:50 
Не в сети
<b style=color:green>Кошак, гуляющий сам по себе</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 14:45
Сообщения: 1545
Откуда: Москва
Фике писала:

Автор: Фике
Название:La malediction
Герои: Андрей, Кира, Рома, Вика, Саша...


1732 год...

- Вам не кажется, что мы заблудились? – спросил высокий темноволосый мужчина средних лет, оглядываясь по сторонам.
- Мы почти у цели, - с энтузиазмом воскликнул другой мужчина, тоже высокий, тоже темноволосый, только чуть постарше первого.
Пять человек уже довольно долго плутали по многочисленным коридорам пещеры, к которой большинство людей боялись даже подойти. Легенда о проклятии этого места появилась, наверное, в тот день, когда возник мир.
Дойдя до конца очередного «каменного» коридора и повернув за угол, они увидели яркий свет.
- Нам туда, - крик оглушил пещеру.
Это оказалась огромная круглая «комната», в которую вели пять коридоров. В центре возвышался постамент, который окружал нарисованный на полу круг с пятью лепестками. На постаменте лежала заветная книга, излучающая невероятное свечение.
- Вот он. Вот «Сэнконикон», - воскликнул один из мужчин, подошел к книге и открыл её. Прочитав про себя первую страницу, он кивнул остальным и занял один из лепестков, расположенных на полу.
Остальные сделали тоже самое. Взявшись за руки, они стали быстро-быстро произносить текст на латыни.
Свечение с каждым словом усиливалось и, достигнув своего пика, обрушилось на пятерых людей, бывших людей…

Часть 1.



***
2006 год…
Рабочий день давно закончился, и все сотрудники компании «Зималетто» разошлись по домам. На этажах уже нигде не горел свет. Здание опустело. Лишь на посту продолжал стоять бессменный охранник и блюститель порядка Сергей Сергеевич Потапкин, да бывший президент компании Андрей Павлович Жданов сидел в своем небольшом кабинете и по десятому разу перебирал одни и те же бумаги, пытаясь вникнуть в их смысл. Честно признаться, ему это уже порядком надоело, он безумно хотел все бросить и пойти домой. Наверное, так бы он и сделал, если бы сегодня, когда, по уже сложившейся традиции, Малиновский стал уговаривать его пойти в бар повеселиться, Андрей не заявил, что будет работать всю ночь. Понятно, никто проверять не станет, и Жданов со спокойной совестью мог бы отправляться домой. Но он твердо решил досидеть до утра, раз уж заикнулся об этом.
Стрелки медленно подбирались к полуночи. Внезапно ночную тишину «Зималетто» разорвал звук приглушенных рыданий. Андрей резко повернул голову к двери. Но сквозь стекло, кроме тьмы, ничего разглядеть оказалось невозможным. Странно. Андрей мог поклясться, что сейчас на этаже один, а плач явно раздавался из этого коридора.
Глубоко вздохнув, Жданов поднялся со своего места. Внутри все дрожало. Подойдя к двери, он толкнул её. Как бы Андрей хотел, чтобы она не открылась…, но, вопреки пожеланиям бывшего президента «Зималетто», дверь с легким скрипом распахнулась. Сжав крепко кулаки, мужчина сделал шаг к тьме.
«Жаль, что у меня нет фонарика» - пронеслось в голове. Двигаясь на ощупь, Андрей стал медленно идти вперед. Плач становился все громче. Поворот. Ещё поворот.
Вдруг Жданов ясно осознал – этот поворот последний. Именно за ним находится плачущий человек. Сердце билось с неимоверной скоростью. Ещё один шаг…
Прижавшись плечом к стене, стояла девушка, одетая в широкое белоснежное, почти прозрачное, платье. Тело девушки оказалось тоже почти прозрачным. Освещение вокруг выглядело нереальным…. Почувствовав присутствие Андрея, она резко взглянула на него, развернулась и направилась к двери, на несколько мгновений возникшей в стене. Внезапно коридор озарился ярким, слепящим светом, но ни смотря на это, Андрей сумел прочитать на стене: «Помогите». В следующий момент надпись исчезла. Затем погас свет…




***
1732 год…

Дорога уходила куда-то за горизонт, и от этого казалась бесконечной. Пыль, после вчерашнего ливня, превратилась в грязь, так что идти оказалось практически невозможно. С двух сторон дороги было поле, за ним бескрайний, непроходимый лес. Солнце скрылось за пунцовыми тучами, которые заволокли собой все небо, не оставив возможности даже тоненькому лучу подарить свет и тепло земле.
По дороге в грязной и немного порванной одежде шло восемь человек. Впереди на черных лошадях ехали два наездника, замыкали колонну три наездника на таких же черных лошадях. Всадники, полностью одетые в черные одежды, выглядели весьма угрожающе.
- Лошади устали, - крикнул один из тех, кто ехал впереди, - им нужен отдых.
- А ты не можешь сам снять усталость своей кобылы? – поинтересовался другой всадник.
- Дас, мы не знаем, как повлияет на животное подобного рода воздействие. Это может быть опасно, - в разговор вступил третий, - а лошадям и вправду нужен отдых.
- Ладно. Эй, вы, - тот, кого назвали Дасом, глянул на своих узников, - некоторое время можете отдохнуть.
Всадники слезли на землю.
- Круф и Звик, отведите лошадей напиться воды, - приказал Дас, - Рифт и Араш, остаетесь здесь.
Двое повели всех лошадей к реке, а остальные остались сторожить пленников.
Люди тут же упали на траву. Ноги у всех болели неимоверно. В дороге они уже вторые сутки, но никто не знал, куда и зачем их ведут. От этого становилось только страшнее.
- Я больше не могу идти, - тихо простонала одна из женщин, легла на спину и закрыла глаза.
- Настя, ты сможешь, - мужчина, сидевший рядом взял её за руку и крепко сжал, - пожалуйста…
- Паша…, - произнесла она одними губами и прижалась к мужу.
- Ей совсем плохо? – спросил высокий стройный мужчина, глядя на Настю.
- Да, - кивнул Паша, - Леша, а что происходит?
Алексей пожал плечами и взглянул на девушку, которая сидела рядом, положив голову ему на плечо. Он проследил её взгляд.
- Оль, не смотри туда. Никита тебе не пара.
Девушка, оторвав взгляд от молодого человека, сидевшего в стороне ото всех, подняла глаза на брата.
- Я никуда не смотрю. Леш, у тебя паранойя, - она прижалась к нему ещё сильнее, - просто мне безумно страшно. А где Аня?
- Там, - указал рукой Паша, - похоже, у неё совсем не осталось сил.
Конечно, столь трудная дорога вымотала всех. После пережитого в деревни, им хотелось просто погрузиться в сон и ни о чем не думать, но никто из мужчин не мог себе позволить подобную слабость. Они держались, потому что знали, что женщинам ещё сложнее.
Чуть в стороне сидели двое молодых людей, прижавшись друг к другу.
- Маша, - парень взглянул на девушку, - а зачем ты взяла с собой эту книгу?
- Это мой дневник, - объяснила она, ослабшим от усталости голосом, - я никогда с ним не расстаюсь.
- Ясно, - кивнул парень и посмотрел на лес. Вдруг он поднялся на ноги и, взглянув на девушку, быстро произнес, - Маша, я люблю тебя, но больше могу. Прости…
Резко развернувшись, он побежал к лесу.
- Игорь, нет…, - попыталась крикнуть Мария, но из её горла вырвался только шепот.
Естественно, всадники не могли не заметить побега. У одного из них в руке появился огненный шар, который он метнул в Игоря. За несколько секунд его тело превратилось в пепел, который тут же ветром развеяло по полю…
- Нет…, - Маша закрыла лицо руками, - нет…
Она хотела встать и бежать за ним, но чья-то рука её остановила.
- Не надо. Его уже там нет, а они вас тоже убьют.
Маша подняла взгляд, перед ней стоял Никита. Ничего не ответив, она уткнулась лицом в колени и вновь заплакала. Мужчина опустился рядом с ней и обнял за плечи.
Все с ужасом смотрели туда, где ещё секунду назад был Игорь.
- Что, черт возьми, здесь происходи? – произнес Алексей, - кто эти люди?
- Это не люди, - шепотом ответил Павел.
Ольга взглянула на него и уткнулась в плечо брата.
- А, ну все встали, - заорал Дас, когда Круф и Звик привели лошадей обратно.
- Мы больше не можем идти, - воскликнул Павел и хотел сделать шаг, но Настя крепко схватила его за руку.
- Не надо…Они тебя убьют…, - одними губами произнесла она.
- Дас, - заорал Рифт, - эти люди не выдержат дороги. Сдохнут раньше…
- Ладно, - Дас взмахнул рукой и зашептал что-то…
Поднялся сильный-сильный ветер, воздух стал сгущаться, резко потемнело…
Когда все улеглось, на дороге уже стояла деревянная телега.



***
2006 год…

- Доброе утро работникам труда! – пропел с порога Малиновский и захлопнул дверь, - как работалось ночью?
Жданов вздрогнул, но никак на слова друга не отреагировал. Он неподвижно сидел за своим столом, уставившись в одну точку.
- Андрюша, Андрюша, - пощелкал пальцами Рома, пытаясь привлечь к себе внимание, но и это не помогло, - не, ну ты точно заработался. Андрей Павлович, ночная смена закончилась…
Малиновский подошел ближе и заглянул в глаза друга. В них застыл неподдельный ужас, во взгляде читалась некая отрешенность.
- Андрей, - голос Ромы сразу стал серьезным, - Ты меня пугаешь. Да, что случилось то? Ты как будто привидение увидел…
- Так оно и есть, - не отрывая взгляд от стены, ответил Андрей.
Рома расхохотался, но, вновь взглянув в лицо Жданова, осекся.
- Ты ведь сейчас шутишь?
Наконец, Андрей окончательно очнулся и взглянул на друга.
- Я похож на клоуна?
- Так может, ты мне все-таки расскажешь, что с тобой?
- Вчера ночью я действительно видел привидение. Девушку прозрачную насквозь. Сначала она плакала, а потом скрылась за несуществующей дверью в конце нашего коридора. А затем на стене появилась надпись «Помогите» и через секунду исчезла.
Рома обошел стол Андрея и сел на стул напротив.
- Жданов, посмотри мне в глаза. Ты сколько вчера выпил?
- Да, не пил я вчера, Малиновский, - Андрей вскочил и быстро зашагал по кабинету, - понимаешь, я её видел. Действительно видел.
- Мне становится страшно за тебя. Друг, ты у психиатра давно был?
- Давно, - устало произнес Андрей и опустился на стул, - Ром, я не сумасшедший. Все, что я тебе рассказал – правда. Почему ты мне не веришь?
- А ты бы поверил на моем месте?
- Нет, - усмехнулся Андрей.
- И никто бы не поверил…
- А давай сегодня останемся в «Зималетто» на ночь, и ты увидишь, что я не вру, - внезапно предложил Андрей.
- Жданов, да ты что, сдурел? Всю ночь на работе…
- Испугался, - констатировал Андрей, - все понятно…
Малиновский вскочил со стула и, облокотившись руками о стол, взглянул на друга.
- Кто? Я испугался? – почти крикнул Рома, - хорошо, давай останемся здесь на ночь, но если никакого призрака не будет, ты завтра же идешь к психиатру.
- Согласен, - кивнул Андрей.


2006 год…

В коридоре уже стало темно, производственный этаж опустел, лишь в кабинете Ромы и Андрея горел свет. Друзья сидели каждый за своим столом и смотрели друг на друга.
- И где твой призрак? – насмешливо поинтересовался Рома.
- Ещё нет двенадцати, - ответил Андрей, глядя на часы.
- Ну, ну, - Рома встал со своего места и, вытащив баскетбольный мяч, начал отбивать его от пола.
- Хватит, Малиновский, - нервно воскликнул Жданов, внимательно наблюдая за его действиями.
- А что ты разорался? – Рома застыл с мячом в руках, - Андрюша, неужели ты так боишься своего призрака?
Жданов со злостью взглянул на друга и, вскочив, начал метаться по кабинету из одного угла в другой.
- Андрей, ты меня действительно очень пугаешь, - серьезно произнес Рома.
Жданов резко затормозил и повернулся к Малиновскому
- Ты ведь мне не веришь, правда? Тогда зачем ты здесь? Какого черта, ты тут делаешь? – Андрей начинал заводиться, - Давай, вали отсюда к своим девочкам…
- А ты что здесь делаешь, если так боишься этого призрака? – в тон ему ответил Малиновский.
- Я…, - Андрей осекся и растерянно посмотрел на друга.
- Все? Успокоился? – примирительно произнес Рома, - так то лучше.
В этот момент откуда-то из глубины коридора раздались голоса и тихое-тихое пение…
- Что это? – прошептал Рома. В его голосе одновременно смешались ужас, страх, любопытство и недоверие…
- Призрак, - спокойно ответил Андрей.
Все переживания на мгновение отошли на второй план, он был рад достигнутому результату. Именно такую реакцию друга он и мечтал увидеть. Но страх отступил именно на мгновение, потому что уже в следующую секунду Андрей осознал, что слышит несколько голосов…
Рома взглянул на Жданова.
- Андрюша, признайся, это ты прикалываешься, да?
- Если бы, - ответил Жданов, - ну, что идем туда или отсидимся здесь?
- Идем, - уверенно воскликнул Малиновский. Как же ему не хотелось показать себя трусом.
Друзья вышли в коридор и, так же как и накануне Андрей, пошли в темноте на ощупь. Конечно, за весь день Жданову даже в голову не пришла идея, достать где-нибудь фонарик.
Перед последним поворотом Андрей и Роман взялись за руки, как маленькие мальчики.
Призраков действительно оказалось несколько, и все они были такими же прозрачными, как та девушка. Но её, как ни странно, среди них не оказалось. Двое, мужчина и женщина, стояли у стенки и беседовали о чем-то. Слов было не разобрать, лица казались смазанными. А вот у девушки, сидевшей на корточках и поющей песню, были ясно различимые черты лица. И, вглядевшись в них, Андрей и Рома вздрогнули.
Первым не выдержал Малиновский. Не выпуская руки Жданова из своей, он рванул в сторону лифта. Андрей за ним, и уже через пару секунд друзья неслись на перегонки к выходу с этого этажа. Рома смог попасть в кнопку вызова лифта лишь с третьего раза, но все же задача была выполнена, и створки лифта распахнулись…


2006 год…

Давно у неё не накапливалось такоё количество работы за столь короткое время. Как правило, она всегда умела уложиться в положенный срок и уйти домой вовремя.
Кира очнулась только, когда часы в её кабинете пробили полночь. Женщина оторвала взгляд от бумаг и удивленно огляделась по сторонам. В кабинете было почти темно, свет от её настольной лампочки выхватывал из мрака ночи лишь некоторые предметы. В окно светила желтая луна. Полнолуние. Кира никогда не верила в приметы и тому подобную чепуху, но сейчас ей почему-то стало не по себе. Отогнав от себя нежелательные мысли, она потянулась и поднялась с кресла. Целый день, проведенный в сидячем положении, дал о себе знать. Болело абсолютно все. Решив, что лучшей разминкой для неё сейчас будет прогулка по компании, Кира направилась к двери.
Когда в столь поздний час идешь даже по хорошо знакомому помещению, оно невольно открывается для тебя совершенно с новой стороны.
Кира подошла к стойке бара и провела рукой по столешнице. Любимое место Виктории Клочковой. Каждое утро, приходя на работу, эта девушка в первую очередь приходит именно сюда. Наверное, надо, чтобы её рабочее место находилось здесь. Может работать она и не начнет, зато хотя бы будет присутствовать там, где требуется.
Улыбнувшись своим мыслям, Кира направилась дальше.
« Хм, интересно, а Андрей ещё здесь? В последнее время он часто засиживается на работе…». Кира хотела уже нажать на кнопку вызова, когда двери лифта открылись и оттуда, чуть не сбив Воропаеву с ног, вылетели Роман и Андрей. Увидев Киру, друзья отшатнулись от неё и стали внимательно изучать женщину.
- Мальчики, что с вами? – удивленно спросила она.
- Кира, это ты? – дрожащим голосом осведомился Андрей.
- Нет, Потапкин, - усмехнулась Кира, - конечно, это я.
- А.. что ты тут делаешь? – спросил Рома, тяжело дыша.
- Я заработалась и забыла о времени, - Воропаева внимательно посмотрела на друзей. Даже при лунном свете можно было с уверенностью сказать, что они чем-то очень напуганы, - а что у вас случилось?
- Кир, там призраки, - кажется, Рома уже начинал отходить от шока.
Кира всмотрелась в лицо Малиновского, затем перевела взгляд на Жданова. Тот энергично закивал головой.
- Вы с ума сошли?
- Я тоже сначала не верил, когда Андрюха мне об этом рассказывал. Но теперь, когда я все это видел своими глазами…
- Это какой-то новый розыгрыш?
- Кира, - Андрей схватил женщину за руку, но она тут же высвободила её и сделала шаг назад, - это все правда. В подвале компании «Зималетто» действительно есть привидения.
- А что вы вообще делаете в компании в это время? – Кира подозрительно взглянула на друзей.
- Я хотел убедиться, что Андрей мне не соврал про приведения.
- Так, - Воропаева задумалась, - версия о том, что вы одновременно сошли с ума, почему-то кажется мне мало вероятной. Скорее, это произойдет с вами в разное время. Идемте в мой кабинет, и вы все в подробностях расскажете.


1732 год…

Ещё несколько дней в пути и, наконец, Москва. Ровно в полночь, когда на небо выплыл желтый диск луны, загадочная «колонна» въехала в город. Впереди, как и прежде, шло два всадника, позади – три, а в центре без помощи лошадей ехала телега. Почему-то даже случайные прохожие не обращали никакого внимания на ночных странников.
Почти все люди, сидящие в телеге, спали. Лишь Анна тихо мурлыкала под нос какую-то мелодию, и Леша, прижав к себе спящую сестру, наблюдал за поющей девушкой.
Внезапно телегу тряхнуло, и Оля открыла глаза.
- Где мы? – сонным голосом спросила она и подняла взгляд на брата.
- Кажется, в Москве, - Алексей поймал на себе тревожный взгляд Павла, который тоже только что проснулся.
Приподняла голову Настя.
- Спи, - прошептал на ухо Павел своей жене, и она вновь уснула.
Через полчаса «колонна», наконец, остановилась у двухэтажного полуразрушенного дома.
- Выходите, - крикнул Дас.
Выстроив друг за другом, узников повели по длинным и сырым коридорам подвала.
Блуждая по подвальным коридорам, всадники, наконец, остановились, и Дас, достав огромную связку ключей, открыл тяжелую железную дверь.
- Заходите, - проревел он и втолкнул своих узников внутрь.
Это оказалась небольшая камера с крохотными окошечками под потолком. Весь пол был усеян соломой. В центре стояла свечка в железном подсвечнике. За спинами заключенных лязгнул замок.
- И зачем нас сюда привели? – Алексей обвел взглядом присутствующих.
Все молчали, боясь озвучить свои мысли, но у всех в голове вертелась лишь одна фраза, которую все уже осознали, но не все свыклись. «Они нас убьют»
Настя, потратив последние силы в дороге, сразу упала в солому. Он видел. Ни смотря на усталость, на боль во всем теле, он видел, как в глазах жены угасает жизнь. Возможно, она протянет до утра, но и на это у неё сил хватит с трудом.
Павел опустился рядом с Настей и уткнулся в её короткие рыжие волосы.
- Я умираю, - прошептала она.
- Я люблю тебя, - так же тихо ответил он.
Аня забилась в уголок, присев на корточки, облокотилась спиной об стену и вновь начала мурлыкать свою тихую мелодию.
- Почему она всегда поет эту песню? – не отрывая взгляд от девушки, Алексей обратился к сестре.
Ольга с интересом посмотрела на него.
- Эту мелодию пела её мама. Она умерла семь лет назад. Ты что не знал?
- Знал, - кивнул Алексей, - просто не задумывался об этом.
Никита, как всегда, держался в стороне от всех. Он сидел и смотрел на Марию, которая, как только закрылась дверь, достала тетрадку, кусочек угля и начала что-то писать.
- Господа, - Алексей повысил голос, обращаясь ко всем, - если потухнет эта свеча, мы останемся в полной темноте.
Никита перевел взгляд на мужчину.
- И тебе понадобилось столько времени, чтобы это вычислить, - он скептически усмехнулся.
- Вообще-то, я хотел предупредить, чтобы все были осторожны, - спокойно объяснил Алексей, - но на тебя это вряд ли распространяется. Не думаю, что ты можешь делать что-то аккуратно и осторожно.
- Ну, хватит, - не выдержала Ольга, - вы хотя бы сейчас можете помолчать. Вам самим то не надоело ещё?
Никита и Алексей взглянули на девушку, но промолчали.


2006 год…

Рассказ оказался довольно долгим и очень запутанным. Андрей и Роман то и дело перебивали друг друга, повествуя о событиях двух последних ночей.
Кира внимательно слушала, вертя в руках карандаш и глядя на них. Вначале ей и, правда, казалось, что они с ума сошли, но с каждой секундой все менялось. Что-то было в этом рассказе такое, что заставляло верить.
- И что ты обо всем этом думаешь? – поинтересовался Андрей, когда пересказ событий закончился.
- Не знаю, - призналась Кира, - до этого момента я вообще не верила в приведенья и тому подобный бред, а тут вы прибегаете напуганный до смерти и объявляете мне, что в «Зималетто» есть призраки.
- Я понимаю, в это сложно поверить…, - Андрей взглянул на женщину.
- Сложно? – удивилась Кира, - это практически невозможно…
- Значит, ты нам не веришь, - вздохнул Жданов.
- Я этого не говорила, - Воропаева взглянула на Романа, - а ты чего вдруг замолчал?
- Я думаю, - многозначительно изрек Малиновский и взглянул на друга, - Андрюха, скажи, тебе та девушка…, которая пела… никого не напомнила?…
- Напомнила, - уверенно кивнул Жданов, - только вот кого…
Взгляд обоих друзей одновременно упал на фотографию на столе, где Кира стояла, обнявшись со своей лучшей подругой…
- Клочкова, - хором воскликнули Андрей и Рома.
У Киры из рук выпал карандаш…


1732 год…

Через маленькие окошечки под потолком в камеру стали проникать лучи солнца.
- Вот и утро, - поежившись, произнесла Ольга.
- Теперь мы точно знаем, что эта стена выходит на улицу, - Никита взглянул на окошечки.
- Ты что сквозь стену бежать решил? - не удержался от замечания Леша, за что тут же получил от сестры легкий удар в бок.
- А я есть хочу, - немного капризным голосом заявила Аня, из того уголка, в который забилась накануне.
- Ну, понимаешь ли, мы тут все хотим есть, - Леша довольно забавно развел руками, - но, как видишь, нечего. Анют, ты не думай, мы от тебя ничего не прячем.
Ольга вновь ткнула брата в бок и укоризненно посмотрела на него. Аня обиженно отвернулась и, положив голову на колени, вновь тихонько запела.
- Настя умерла, - внезапно произнес Павел.
- Что? – Маша оторвалась от своего «дневника» и взглянула на мужчину.
- Она не выдержала дороги…
Все посмотрели на Павла. Он продолжал прижимать жену к себе, её волосы переливались золотым светом под лучами солнца.
Тяжелая дверь со скрипом распахнулась, и в комнату вошли два всадника, которых называли Рифт и Круф. Один держал в руках поднос, на котором стояли шесть мисок с едой. Он поставил его в центре комнаты, рядом с уже догорающей свечой. Затем второй подошел к месту, где лежала Настя.
- Мы должны забрать её, - произнес Круф.
- Нет, - Павел испуганно взглянул на всадников, - я вам её не отдам.
- А тебя никто не спрашивает, - проревел Рифт, оттолкнул Павла и, взяв Настю на руки, вышел из комнаты.
- Трупы в этой комнате не нужны, - на прощание заявил Круф и захлопнул дверь.
Воцарилась абсолютная тишина. Даже Аня больше не пела, она просто молча сидела и смотрела на стену. Конечно, никто не видел, что она, так же как и все в этой комнате, сейчас плакала…


2006 год…

- Что это значит? – Кира недоуменно взглянула на мужчин.
- Не знаю, но та девушка-призрак действительно была очень похожа на Клочкову, - сказал Роман.
- Только я никогда не слышал, чтобы Виктория пела, - пожал плечами Жданов.
Роман откинулся в кресле и потер лицо руками.
- Я уже ничего не понимаю. И вообще, мне хочется спать.
Кира взглянула на часы.
- Да, и вправду уже поздно, - кивнула она.
- Но как же привидения? – воскликнул Андрей, - надо понять, откуда они здесь взялись.
- Сейчас мы все равно ничего не придумаем, - Рома широко зевнул, - я предлагаю разъехаться по домам.
- Ну, ладно, - сдался Андрей, - как скажете. Кира, тебя подвезти.
- Нет, спасибо, - Кира взяла свою сумочку и направилась к выходу, - я на машине.
- Как скажешь, - вздохнул Андрей, - спокойной ночи.
Он поднялся со своего места и вышел из кабинета.
- До завтра, - Малиновский последовал за другом.
- Пока, Ром.
Кира погасила свет и покинула кабинет последней.


2006 год…

Темную комнату освещало пять свечей: четыре из них стояли в углах, а пятая – в центре. Окно занавешивала настолько плотная штора, что создавалось впечатление его отсутствия. Пять человек, одетые в черные мантии, сидели вокруг круглого стола.
- Итак, напоминаю вам господа, что сегодня 23 июля 2006 года, - произнес один из них, - вы понимаете, что это значит?
- Конечно, Дас, - откликнулся другой, - скоро 25 июля 2006 года. Пройдет ровно 274 года, и мы можем завершить свой обряд.
- Ты прав, Араш, - кивнул Дас, - 25 июля ровно в два часа ночи мы должны убить последнюю жертву. Главное, что мы знаем, кто эта жертва…
- Дас, а ты уверен, что этот человек «двойник» того? – не удержался от вопроса Круф.
- Черт возьми, конечно, я уверен, - взорвался Дас, - а для чего я по вашему в этом проклятом «Зималетто» работаю столько лет?! Меня беспокоит другое: в этой компании работают и другие «двойники» наших жертв. Помните, что написано в книге «Сэнконикон»?
- Да, - кивнул Звик, - если соберутся пять «двойников» вместе и в комнате жертвоприношений прочитают заклинание, «Сэнконикон» исчезнет, а время воротится вспять.
- Они не могут узнать заклинание, - запротестовал Рифт.
- Подождите, но ведь наш дом то снесли? Как же мы завершим обряд? – обеспокоено произнес Круф.
- Дом снесли, а вот фундамент остался старым, - успокоил его Дас, - поверь мне, я это «Зималетто» на все сто изучил. Главное, чтобы «двойники» туда не пробрались. Завтра соберемся здесь в это же время и обсудим детали. Скоро на всей земле будет царить абсолютное зло…


2006 год…

Теплая летняя звездная ночь – идеальная пора для прогулок влюбленных. Тишина окутывала город, делая будничную Москву романтичной. Как хорошо в такую ночь пройтись с любимой по сонным улицам столицы. Даже не обязательно было бы что-то говорить, просто держать за руку, чувствовать рядом, улавливать дыхание, целовать в губы…
Именно об этом думал Андрей, медленно идя вдоль спящих домов. Он уже давно не слушал своего друга, который увлеченно рассуждал о призраках, потусторонних силах и…параллельных мирах. До сознания Андрея долетали лишь отдельные фразы. Кстати, при чем там инопланетяне и внеземная цивилизация он так и не понял, но уточнять не стал.
- Жданов, ты вообще меня слушаешь? – именно эта фраза, наконец, вернула Андрея в реальность.
- Да, конечно, - с готовностью кивнул он, - а что ты сказал?
- Я так и знал, - немного раздраженно воскликнул Рома, - о чем ты вообще думаешь?
- Ни о чем, - отмахнулся Андрей, - так что ты говорил?
- Я говорил, что в Зим…, - Малиновский заглянул в лицо друга, - почему ты не настоял на том, что подвезешь её?
- Кого?
- Ой, вот только этого не надо. Ты прекрасно понял о ком я.
- Рома, давай не будем сейчас о Кире, ладно?
- Как скажешь, - вздохнул Рома, - А скажи, тебе девушка-призрак, которую ты видел в первую ночь, никого не напомнила?
Андрей удивленно взглянул на Малиновского.
- Не помню. Я тогда так испугался, - задумчиво протянул Жданов, - хотя, знаешь, что-то в её лице показалось мне знакомым…


1732 год…

- Нас держат здесь уже пятый день, кормят всякой гадостью, - задумчиво произнес Никита и взглянул на всех остальных, - чего они хотят то?
- Мне бы тоже хотелось это знать, - произнесла Ольга, не отрывая взгляд от Павла, который с момента смерти жены так и не произнес ни слова. Он просто сидел не подвижно и смотрел в одну точку.
Аня, как обычно, не участвовала в общем разговоре. Казалось, что к её тихой мелодии уже все привыкли…
- А может хватит петь, - внезапно взорвался Никита, - ты уже достала всех!
Аня повернула голову и посмотрела прямо в глаза мужчине.
- Ну, почему на меня все орут?
- А ты сама заткнись, и никто не будет орать на тебя.
- Ты сам сейчас заткнешься, - Алексей поднялся со своего места.
- Что ты сказал? – Никита тоже встал на ноги.
- Да, вы с ума сошли что ли?! – Ольга вскочила и через секунду оказалась между ними, - вам заняться нечем?
В эту секунду распахнулась дверь, и в камеру вошли два всадника.
- Ты, - Круф указал на Ольгу, - пойдешь с нами.
- Нет, - хором воскликнули Никита и Алексей и закрыли девушку собой.
Рифт взмахнул рукой, и Никиту с Алексеем отбросило в разные стороны. Взяв Ольгу на руки, Круф вынес её из камеры.


2006 год…

Сегодня на работу она пришла раньше всех. Войдя в свой кабинет, Кира плотно затворила дверь и включила чайник. Когда кофе был готов, женщина поставила перед собой чашку, вазочку с печеньем и включила компьютер. Ей всю ночь не давал покоя рассказ Андрея и Романа. Самое главное, она не понимала, почему верит им. Может не стоит?
Примерно в десять часов двери открылись, и на пороге возникли Жданов и Малиновский.
- Доброе утро, Кирочка, - улыбнулся Рома, - как дела?
- Все хорошо, - не отрывая взгляд от монитора, машинально ответила Воропаева.
- Мы войти то можем? – уточнил Рома.
Кира, наконец, взглянула на них и рассмеялась.
- Извините меня, я не заметила вас. Конечно, проходите.
- И что же ты такого интересного нашла в компьютере? – поинтересовался Малиновский, усаживаясь на диван.
Жданов сел туда же и внимательно посмотрел на женщину.
- У меня не выходит из головы то, что вы мне вчера говорили о призраках, - вдохновенно начала Кира, - и я подумала, если это правда, то откуда они могли здесь взяться? Здание то достаточно новое. Тогда мне пришла в голову идея заглянуть в интернет и узнать, а что здесь было раньше.
- И что? – нетерпеливо воскликнул Роман, - что ты нашла?
- А вот что, - улыбнулась Кира, - в начале 18 века на этом месте стоял небольшой двухэтажный дом, где жил князь. В 20-ом году того же века он переехал в Петербург и бросил свой дом. Он никому не продал его, не сдал, а просто уехал. К 30-тых годам – это было уже полуразрушенное здание. В начале 20-ого века оно было разрушено почти до основания, место оказалось огорожено. И только в 90-х годах там решили снова начать строительство.
- А почему за столько лет это место никто не занял? – спросил Андрей.
- Не известно, - пожала плечами Кира.
- Но ведь за это время все призраки улетели бы уже давно, - произнес Рома.
- Здание было почти разрушено. Фундамент и подвал остались прежними, - Кира ещё раз взглянула на монитор.
- Значит, наше «Зималетто»…, - начал Андрей.
Воропаева внимательно взглянула на мужчин.
- Да, под «Зималетто» находятся помещения, построенные в 18 веке.
Малиновский негромко присвистнул и откинулся назад.
- Хочешь сказать, что где-то есть ещё коридоры? – тихо спросил он.
- И эти ходы скрыты за той дверью, в которую ушла девушка-призрак, - озарило Андрея, - так?
- Но там нет двери.
- Это сейчас нет, - Кира поднялась со своего места, - а раньше может и была…. Ну, и что вы сидите? Идемте вниз и все посмотрим.


1732 год…

С тех пор как забрали Ольгу, прошло почти пять дней, но никто из узников ничего о девушке не слышали. Как ни прискорбно, но нужно было признать, что её больше нет…
Тишина сводила с ума. Они пытались говорить на отвлеченные темы, но все прекрасно понимали, что это лишь иллюзия, ширма, за которой прячется страх. Пять человек сидели в маленькой унылой камере, ожидая конца. От осознания того, что помощь не придет, их никто не ищет, становилось ещё больнее. А что будет через мгновение…
А через мгновение распахнулась дверь. В камеру вошли Круф и Рифт.
- Ты, - выбор пал на Павла, - пойдешь с нами.
Мужчина молча поднялся и направился к двери. На пороге он обернулся.
- Прощайте, - первое слово за все эти дни. На его губах промелькнула улыбка: надежда, что скоро он встретится с Настей…. Неважно, что на том свете, главное, что вместе…


2006 год…

- Это крокОдилы, а манЕкенщицы. Что будет с мОими мОделями? Это кОшмар!
Крики великого дизайнера разносились по всему «Зималетто». Сам источник звука стоял у лифта, вокруг него бегала Ольга Вячеславовна, пытаясь успокоить гения, но даже у неё это не получалось.
- Милко, по какому поводу крики? – весело воскликнул Андрей, когда они с Кирой и Ромой подошли ближе.
Милко повернулся и удивленно посмотрел на экс-президента.
- Нет, вы только посмОтрите на нЕго. Он Ешё спрашИвает! Андрюша, ты видЕл этих, - он махнул рукой в сторону мастерской, - А что будЕт с мОими мОделями на проИзводстве. Ведь там сИдит такой тИран, как ты.
Последнее открытие абсолютно вывело дизайнера из себя, и он, развернувшись, скрылся в известном одному ему направлении.

А направился Милко ни к кому иному, как к президенту компании «Зималетто» Александру Юрьевичу Воропаеву. Секретарша попыталась объяснить, что президент сейчас занят и когда освободится – неизвестно. Но Милко, заявив, что для такого гения можно отложить любые дела, вошел в кабинет.
По лицу Александра было ясно, что видеть «великого дизайнера всех времен и народов» ему не очень хочется. Но Милко это, естественно, не смутило.
- Я отказЫваюсь рАботать, пока на проИзводстве этот тИран! Этот Жданов!
- Ты хочешь, чтобы я его уволил? – с нескрываемым любопытством спросил Воропаев.
- Да, - уверенно заявил Милко и, глубоко вздохнув, добавил, - ну хотя бы убЕри Его с проИзводственного Этажа.
- Хорошо, я подумаю, куда его деть, - отмахнулся Воропаев. У него не было сейчас никакого желания спорить с этим гением. И, конечно, Александр благополучно забыл о просьбе дизайнера через пару минут, после того, как он покинул кабинет.


1732 год…

С каждым днем становилось все труднее выживать в условиях заключения. Никто уже не понимал, зачем вообще жить? Чтобы ждать, когда и его убьют?
Еды катастрофически не хватало, силы покидали людей. Аня уже не пела, а просто сидела все в том же уголке и беззвучно плакала. Маша почти не писала свой дневник, а только каждое утро отмечала число и месяц.
Никита все время сидел рядом и видел тот момент, когда ослабла рука Маши и из неё выпал кусочек угля. Голова опустилась на плечо мужчины.
- Маш, - Никита заглянул в глаза девушке, - что с тобой?
- Я больше не могу…, - прошептала она.
- Я…, Маш, я люблю тебя, - Никита провел рукой по её голове.
Слабая улыбка возникла на её губах.
- Жаль, что так все…я тоже…люблю…тебя…, - Маша закрыла глаза.
Через мгновение её сердце остановилось. По щекам мужчины потекли слезы, но сил плакать уже не было. Никита спрятал дневник и уголь у себя. В следующую секунду распахнулась дверь.
Круф и Рифт молча забрали тело Марии из камеры. Их осталось трое…


2006 год…

В рабочее время по коридорам ходило слишком много человек. С одной стороны этот факт радовал руководителей – люди работали. С другой – стенку нужно было осмотреть очень внимательно, ведь если там и была дверь, то строители наверняка потрудились отлично. Заделывая её. Интересно, как будут смотреть обычные рабочие на трех акционеров, изучающих стену?
Сделав вид, что у Романа потерялась запонка, и они пришли её сюда искать, Жданов, Малиновский и Воропаева сели на корточки перед стеной.
- Ну? – спросил Андрей, глядя на друзей, - что вы думаете?
- Дверь там, - уверенно заявил Рома.
- С чего ты взял? – Кира вопросительно посмотрела на него.
- Чувствую, - усмехнулся Малиновский.
- На нас уже косо смотрят, - Жданов осмотрелся по сторонам, - предлагаю прийти сюда ночью.

_________________
Безделье - не отдых... (с) Ф. Купер
Отдых - не безделье!!! (с) Мулька


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 02-11, 23:01 
Не в сети
<b style=color:green>Кошак, гуляющий сам по себе</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 14:45
Сообщения: 1545
Откуда: Москва
Часть 2.


1732 год…

Они боялись этого больше всего. Каждый раз, когда им приносили еду, он вздрагивали. Вздрагивали от шагов в коридоре, от лязга ключей в замке, от скрежета двери.
Прошло несколько дней, и этот страшный день настал. Дверь тяжело открылась, и в ней появились Круф и Риф.
- Ты! – они указали на Аню, - пойдешь с нами.
- Нет, - Алексей вскочил на ноги, - пожалуйста, не забирайте её.
Стражники не обратили никакого внимания на слова мужчины. Круф поднял на руки, сопротивляющуюся женщину и вынес за дверь.
- Нет, - Алексей ринулся за ними, но уперся в железную дверь и сполз на землю.
- Ты любишь её? – Никита вопросительно посмотрел на него.
Леша поднял на него изумленный взгляд.
- Да…
На глаза выступили предательские слезы, которые он изо всех сил пытался удержать в себе.
- Не сдерживайся. Плачь, если больно.
Теперь он смотрел на Никиту с изумлением, а по щекам Алексея катились слезы.


2006 год…

Примерно в девять часов Рома, Андрей и Кира покинули кабинет Воропаевой и направились к лифту. К всеобщему сожалению, там стоял Урядов, нервно глядя на часы. Заметив троих человек, подошедших к нему, он расплылся в улыбке.
- Кира Юрьевна, - восхищенно произнес он, - вы сегодня выглядите превосходно.
Георгий взял её руку и поцеловал, отчего женщина слегка поморщилась. Все это невероятно рассмешило Рому, но, получив в бок от Жданова, Малиновский все-таки смог подавить в себе неуместный смех.
- А что вы так поздно делаете в компании? – тем временем продолжал Урядов.
- А у нас дела, - уклончиво ответила Кира.
- Дела? И какие же дела могут задержать вас в такой час здесь…
- Георгий Юрьевич, - Рома привлек его внимание, - а вы то сами, что здесь делаете?
- Я? – Урядов взглянул в лицо Малиновскому, - я…О, - он поднял указательный палец и с деловым видом направился к своему кабинету.
Все трое удивленно посмотрели ему в след.
- Странный он, - протянула Кира.
В этот момент двери лифта раскрылись, и они вошли в кабину. Андрей нажал на кнопку нужного этажа, и лифт двинулся вниз. Двигался он недолго, так как через пару этажей остановился и в раскрывшиеся двери вошел Федя.
- Федь, я ты чего ещё здесь? – Андрей взглянул на курьера.
- Да, вот не успел кое-какие дела доделать, - пожал плечами Коротков, - а вы куда?
- Федя, а вы ни очень любопытны? – поинтересовалась Кира.
- Да, я просто спросил… Интересно ведь.
В этот момент лифт остановился, и Федя вышел. А Рома, Кира и Андрей поехали дальше.


1732 год…

И вновь началось утро. Это было понятно лишь по лучам, пробивающимся сквозь малюсенькие окна. Впрочем, их это уже не волновало. Для них все превратилось в одну сплошную ночь…
- Никита, знаешь, о чем я думаю?
- А ты это умеешь? – съязвил Никита.
- Может, хватит уже? – Алексей взглянул на мужчину, - мы всю жизнь с тобой были врагами. Почему?
Никита задумался на пару секунд.
- Не знаю, - он пожал плечами, - просто так было всегда…
- А тебе не кажется, что пришло время все изменить? Ты хороший парень, и я бы хотел иметь такого друга. Жаль, что не сложилось…. Знаешь, я не успел сказать Ане, что люблю её. Я рад, что успел сказать, что действительно думаю о тебе…
- Леш, если честно, я сам никогда не понимал, почему у нас с тобой такие отношения. Наверное, ты прав, и пришло время все изменить. Может, мы ещё сможем выбраться отсюда живыми?
- Вот именно об этом я и думал, - усмехнулся Алексей, - ну, так что, друзья?
- Друзья, - кивнул Никита, - так, что ты там думал?
- Должен быть способ выбраться отсюда.
- Есть идеи?
- Да. Скоро придут наши охранники, чтобы принести еду. Помнишь, нас ещё в детстве дед Захар обучал приемам борьбы.
- Думаешь, подействует? Они не люди – это ясно.
- А что мы теряем? Если не выберемся, нас все равно убьют.
В этот момент они услышали, как в замке поворачивается ключ.
- Ты туда, я сюда, - дал указания Никита, и двое мужчин заняли позиции по краям двери.
Они не поняли, как это произошло. Но все получилось, и через пять минут Никита и Леша шли по темному коридору. Дверь в одну из комнат была приоткрыта, а из неё пробивался луч света.
Алексей аккуратно заглянул туда – комната оказалась пуста.
- Никого, - прошептал он и вошел внутрь.
Вслед за ним туда же вошел Никита.
Комната вся была уставлена свечами. В центре стоял огромный стол, на белой салфетке, которая покрывала его, были несколько алых пятен.
- Это что, кровь? – в ужасе произнес Никита.
- Похоже на алтарь для жертвоприношения. Значит, здесь убивали…, - слова комом застряли в горле.
Далее находился высокий каменный стол, на котором лежала старинная книга.
- «Сэнконикон», - вслух прочитал название Леша.
- Что это?
- Древняя книга. Я и не знал, что она существует на самом деле.
- Что в ней?
- По приданию, эта книга должна хранится в пещере, к которой не подойдет никто. Но однажды появятся пятеро смельчаков, нарушивших запрет. Они прочтут заклинание и превратятся в слуг тьмы. Затем им нужно убить пять жертв, тогда на мир опустится тьма. Это все, что я знаю.
- Ничего себе, - присвистнул Никита и подошел к книге, - а есть способ их остановить?
- Не знаю.
Никита открыл книгу, и они углубились в чтение. К сожалению, оба знали латынь поверхностно, но совместными усилиями смогли перевести и понять главное.
- Надо это все записать в Машин дневник, а затем его спрятать. Мы не можем допустить, чтобы описанное здесь сбылось, - Никита достал тетрадь и кусок угля.


2006 год…

Они стояли в полутемном коридоре и задумчиво смотрели на стену.
- Вы предлагаете её раздолбать? - Рома задумчиво почесал в затылке.
- А что? – улыбнулся Андрей, - по-моему, идея хорошая.
- И что утром скажут сотрудники, когда придут на работу? – Кира посмотрела на мужчин.
- То, что трое акционеров «Зималетто» разворотили стену, - кивнул Малиновский.
- А мы этаж перекроем, - воскликнул Андрей.
- Жданов, - Рома покосился на друга, - я вот иногда думаю, ты идиот или прикидываешься?
Андрей уже хотел обидеться, но его внимание привлек ломик, который стоял в углу, и он забыл про это увлекательное занятие.
- Все будет хорошо, - с улыбкой заявил он и, взяв ломик в руки, начал отковыривать краску.
- Ой, что-то не верится…, - Рома покачал головой.
Наконец, Жданов закончил с краской, и все трое действительно увидели дверь. По всей видимости, она осталась ещё с 18 века…
Андрей потянул за ручку. Как ни странно, дверь легко открылась.
- Кто пойдет первым? – усмехнулся Андрей.
- Сам и иди первым, раз такой смелый, - нервно улыбнулся Рома.
- Боишься…
- Так, стоп. Мы идем туда втроем.


2006 год…

Сделав несколько шагов вперед, они оказались в длинном и темном коридоре. С потолка тихонько капала вода.
- И, конечно, фонарь взять никто не догадался, - пробурчал Малиновский.
Где-то вдалеке промелькнуло что-то белое…
Кира, Андрей и Рома схватились за руки и замерли.
Внезапно вспыхнул яркий свет, и на стене появилась надпись: «Помогите», затем все погасло. Через мгновение свет вновь появился, но на стене вместо надписи была нарисована стрелка. И вновь все погасло.
- Идем, - воскликнул Андрей и потянул за собой Киру и Рому.
Пройдя несколько шагов, они вновь остановились. Свет опять вспыхнул. Все увидели следующую стрелку. И снова тьма…
- Андрей, ты уверен, что нам следует туда идти? – усомнилась Кира.
- Да…
Свет вспыхивал, и стрелки появлялись ещё несколько раз, пока, наконец, не указали на дверь.
- Ты абсолютно уверен, что мы должны туда войти? – поинтересовался Рома.
- Хватит нести чушь, - отмахнулся Жданов, нащупал в темноте ручку и потянул дверь на себя.
Как ни странно, поддалась она довольно легко, и вся троица оказалась в небольшой комнате. В центре можно было различить огромный стол, похожий на алтарь. Вдруг вспыхнуло несколько свечей, что довольно хорошо осветило комнату.
На стене возникла стрелка, которая указывала на незаметную с первого взгляда дверь. Не произнося ни слова, Андрей открыл её, и они оказались в совсем маленькой комнате с низким потолком. Там не было ничего, кроме соломы. И вновь комнату осветило, а стрелка указала на один из кирпичей.
- Ром, помоги, - Андрей подошел к стене и начал вытаскивать кирпич.
Вдвоем они быстро справились, и вместе с кирпичом из стены выпала небольшая потрепанная тетрадка. Кира подняла её с пола, а свет снова погас.
В этот момент перед ними возникли пять человек, пять призраков…
- Саша, Кира, Рома…, - голос Андрея немного осип, - Я, Вика…
Все исчезло.
- Идемте отсюда, а? – взмолилась Кира.
Достаточно быстро проделав путь назад, они уже через несколько минут вновь оказались на производственном этаже «Зималетто».
- Что теперь? – Рома взглянул на друзей.
- Надо прочитать это, - Кира повертела в руках тетрадь.
- Сделаем это сегодня или подождем до завтра? – Андрей покосился на тетрадь.
- Поехали ко мне, - предложила Кира, - там в спокойной обстановке и прочитаем.
Взяв свои вещи, они вышли из «Зималетто».
- Пока, Потапкин, - хором воскликнули Рома и Андрей, Кира лишь кивнула ему в знак прощания.
- До свидания, - усталым голосом ответил охранник и широко зевнул.


1732 год…

Внезапно Никита и Леша услышали какой-то странный звук и обернулись. В дверях стоял Дас.
- Схватить их, - приказал он.
На пороге появились Круф, Рифт и Араш. Алексей взглянул на Никиту. Ему было так же страшно, теперь уже выхода не было. Второго шанса не будет, и это осознавали оба.
Араш открыл маленькую дверь в стене, а Круф и Рифт, схватив Алексея под руки, впихнули туда. Алексей бросил на старого врага и нового друга прощальный взгляд. В этот момент он ясно осознал, что видит Никиту в последний раз…
Дверь захлопнулась, и Алексей остался почти в полной темноте. Лишь в углу тускло горела свечка. Из глаз полились слезы, но мужчина тут же взял себя в руки. Нельзя сейчас расслабляться. В последний момент Никита успел передать дневник, и теперь следовало записать все, что удалось узнать.
За стеной раздался крик Никиты, а через мгновение все стихло. Сердце Алексея сжалось от боли…. Он остался один, но скоро и его убьют. А ведь он не успел попрощаться с небом, солнцем, дождем…. Больше никогда он не вдохнет свежий воздух полной грудью, больше никогда не пробежит по полю, никогда не увидит восход солнце…. Нельзя оценить по настоящему важность таких простых вещей, пока тебя не лишат их…
Записав в дневник все, что нужно, Алексей извлек один из кирпичей из стены и спрятал туда дневник.
Пять дней прошло. Дверь в камеру открылась, и вошли Круф и Рифт.
- Пришло твое время, - Рифт сделал шаг вперед.
- Ничего у вас не получится…
Алексей в один шаг подбежал к Круфу, выхватил у него шпагу и проткнул себя…. Он сумел попасть себе в сердце…


2006 год…

И вновь все, как несколько дней назад. Темную комнату освещало пять свечей: четыре из них стояли в углах, а пятая – в центре. Окно занавешивала настолько плотная штора, что создавалось впечатление его отсутствия. Пять человек, одетые в черные мантии, сидели вокруг круглого стола.
- Трое двойников постоянно вертятся на нижнем этаже «Зималетто». И что-то они долго там стали задерживаться. Ночами работать, - Дас окинул взглядом остальных, - мне это не нравится.
- Думаешь, они что-то узнали? – Круф взглянул на него.
- Надеюсь, что нет. Завтра – ночь 25 июля. Последняя жертва будет убита, мы закончим миссию, - улыбнулся Дас, - завтра ровно в десять часов я буду ждать вас в «Зималетто». Последнюю жертву я подготовлю…


2006 год…

Небо заволокли облака, так что ни луны, ни звезд в эту ночь было увидеть невозможно.
Кира приготовила несколько бутербродов, достала из холодильника упаковку сока. Рома и Андрей удобно устроились на диване, а Кира села в кресло.
- Кто будет читать? – спросил Рома.
- Я, - Кира взяла в руки тетрадь и открыла, - это дневник. Первых страниц нет, повествование начинается с 22 февраля 1732 года…
«22 февраля 1732

День с утра был не обычным. Небо чистое-чистое, и снег падает огромными хлопьями на землю. Такой красоты я ещё никогда не видела. Под вечер заходил Игорь. Просил моей руки у отца с матерью. Не буду описывать весь их разговор здесь, это не столь важно. Главное, что они согласны и скоро я стану его женой.

23 февраля 1732

Встретила на улице Настю, рассказала ей про Игоря. Она искренне за меня была рада. В нашей деревне мало хороших людей, я хоть здесь и не так давно, а уже поняла это. К пришлым людям они вообще относятся, как к грязи. Злые, злые все, кроме Паши и Насти. Они очень помогли нашей семье, когда нам пришлось переехать в эту деревню. Никогда, по собственной воле, не согласилась бы здесь жить. Хорошо, что у меня теперь есть Игорь.

26 февраля 1732

Странный этот парень Никита. Я сегодня довольно долго за ним наблюдала. А он сидел и смотрел на небо. Зачем? И самое интересное, что, хоть и живет с рождения здесь, держится ото всех в стороне. Почему? Я заметила, что он всегда ругается с Алексеем. Наверное, между ними произошло что-то ужасное, что они стали такими врагами. Надо будет спросить у Паши. Вроде, он был другом Никиты…


14 марта. 1732

Какая ранняя и красивая весна. Так необычно. Снег уже почти сошел, такое бывает редко в это время года. Свадьбу с Игорем решили сыграть в конце июля. Как же все здорово…

11 июня 1732

Как я давно не писала в своем дневнике. Хотя, а что писать, если ничего не происходит. Все идет своим чередом. Я счастлива. Только вот предчувствие странное. Но не буду думать об этом…

14 июня. 1732

Предчувствие с каждым днем все сильнее. Что-то должно произойти, только вот что. Мне страшно. Я поделилась своими сомнениями с Игорем, он меня успокоил. Рассказала Насте, она говорит, что тоже что-то чувствует…

16 июня 1732

Предчувствия были не зря…. Вчера в нашу деревню ворвались пять человек, одетые в черное. Они сожгли нашу деревню и всех жителей, кроме восьми человек. Остались я, Игорь, Настя, Паша, Никита, Аня, Алексей и Оля. Эти странные люди собрали нас и повели куда-то. Сил больше нет…

17 июня 1732

Умер Игорь. Они сожгли его, когда он попытался убежать. Теперь нас везут в телеги, они сделали её из воздуха. Как же страшно. Куда? Зачем? Что им надо?

1 июля. 1732

Нас привезли в Москву ночью. Остановились около какого-то заброшенного дома. Нас долго водили по сырым коридорам, а потом впихнули в камеру.
Утром обнаружилось, что умерла Настя. Не вынесла дороги. Мы не выберемся отсюда. Мне страшно, я не хочу умирать.
Аня все время поет…

5 июля 1732

Они забрали Олю.

7 июля 1732

Никита постоянно на меня смотрит. А он симпатичный. Может, я ему нравлюсь?

10 июля 1732

Они забрали Пашу.

12 июля 1732

Я чувствую, что долго не выдержу. Силы покидают меня. Неужели, я скоро умру. Страшно, это осознавать… страшно… страшно…»

Кира оторвалась от чтения и посмотрела на мужчин. Они сидели тихо, не шевелясь.
- Дальше написано немного другим почерком, - Воропаева вновь опустила глаза в тетрадку.

«В комнате для обрядов мы нашли книгу «Сэнконикон». Там все описано. Пять человек, ставшие слугами тьмы приду, должна найти пять жертв и убить их в соответствии с правилами, описанными в «Сэнконикон». Убийства должны происходить с интервалом в пять дней.
Если по какой-то причине всех пятерых убить не удастся, то через 274 года необходимо разыскать двойников тех людей, кого не удалось убить. И в ту же дату, что была назначена для предыдущей жертвы, убить новую. В том же месте. Тогда обряд будет завершен, и на землю опуститься тьма. Навеки веков.
Но если до того, как будет убита последняя жертва, пять человек, пять двойников тех жертв соберутся вместе и прочтут нужное заклинание, время воротится вспять и книга исчезнет с лица земли. Заклинание написано в конце дневника.
Я очень надеюсь, что те, кто должен найдут этот дневник и спасут мир. Я со своей стороны сделаю все, что от меня зависит…»

- Это… все…? – чуть заикаясь, произнес Рома.
- Да, - кивнула Кира, - В конце написано заклинание на латыни.
- Помните, эти призраки были похожи на нас? – Рома посмотрел на Андрея.
- Да, - кивнул он, - я; ты, Рома; ты, Кира; Виктория и Александр.
Кира взяла в руки бутерброд.
- Хотите сказать, что мы должна рассказать обо всем Саше и Вике, а затем впятером прочитать заклинание в той комнате для обрядов?
- Да, Кир, - Андрей тоже начал отходить от шока и ощутил острое чувство голода. Он взял бутерброд и начал быстро его пережевывать.
- И сделать это мы должны завтра ночью, - Малиновский посмотрел на Киру, затем на Андрея, - как вы можете есть, когда вокруг происходит такое?
- А что, теперь голодать что ли? – пожала плечами Кира.
- Я слабо себе представляю, как можно объяснить это все Саше, - взяв в руки ещё один бутерброд, сказал Жданов.
- Да, Вике тоже, - кивнул Рома.
- Ладно, с этим завтра разберемся, - Кира поднялась с дивана, - Я пошла спать. Если хотите, оставайтесь здесь на ночь. Я вам постелю на диване в гостиной.


2006 год…

- Нам надо поговорить с Викой, - прошептал Андрей и осмотрелся по сторонам.
Они стояли в холле компании «Зималетто». На ресепшене, как всегда, собрался весь женсовет, и что-то оживленно обсуждал.
- А что мы ей скажем? – Рома взглянул на друга.
- Ну… а… я не знаю, - растерялся Андрей.
- Главное, чтобы Вика вообще пришла, - Кира с тревогой взглянула на лифт, - может, пока с Сашей поговорим?
- Нет, мы на Вике потренируемся, что надо говорить, - Малиновский тоже посмотрел на лифт.
В этот момент его створки открылись, и появилась Клочкова. Как всегда недовольная жизнью и как всегда с испорченным настроением…
- Виктория, - крикнули хором Андрей, Рома и Кира и бросились к бедной девушке.
- А что сразу я? – возмутилась Клочкова, но Рома и Андрей, взяв её за руки, быстро отвели в Кирин кабинет.
- Да, что происходит?
- Вика, слушай меня внимательно, - Кира серьезно посмотрела на подругу и вкратце пересказала все события последних дней и содержание дневника.
- Вы с ума сошли? - переварив информацию, произнесла Клочкова.
- Не хочешь, не верь, - воскликнул Малиновский, - просто пойдем с нами. Сама все увидишь.
- Ну, ладно. В конце концов, это даже интересно, - задумалась Вика.
- Теперь надо обо всем рассказать Саше, - вздохнула Кира, - идем.

Александр сидел в своем кабинете и изучал документы, когда к нему ворвались Кира, Андрей, Рома и Вика. Именно, ворвались, потому что секретарша их долго не хотела пускать, так как Александр Юрьевич занят серьезными делами.
- О, какие люди, - воскликнул Воропаев и отложил бумаги в сторону, - чем могу быть полезен.
- Саш, - Кира посмотрела на брата, - ты только выслушай нас до конца, хорошо?
- Хорошо, - кивнул он, - а что случилось?
Кира ещё раз все рассказала.
- Сестренка, во что тебя втравили эти люди? – Воропаев указал взглядом на Жданова и Малиновского.
- Саша, это правда, - Кира внимательно посмотрела на брата, - я знаю, что в это сложно поверить, но…. Ты нам нужен, понимаешь? Вечером мы должны быть там впятером.
- Ну, если ты просишь, - похоже, Александр искренне растерялся, - то я согласен.


2006 год…

Наступил вечер. Как-то совсем незаметно он подкрался и окутал город, дома, деревья…. В воздухе витало что-то необычное, и это чувствовали все живые существа. В этот вечер на улицах Москвы нельзя было встретить ни одного человека, все они попрятались в свои дома. Собаки и кошки забрались в подвалы, птицы не пели. В городе наступила абсолютная тишина…
Четыре человека, полностью одетые в черное, подошли к зданию «Зималетто». У входа их уже ждал Дас.
- В здании остались только пять человек-двойников, - сообщил он.
- Они знают? – с тревогой осведомился Круф.
- Думаю, что нет, - покачал головой Дас, - они не могли догадаться. Но лучше перестраховаться, идем.
- Где наша последняя жертва? – спросил Рифт.
- В своем кабинете.
Пять «черных» человек поднялись на нужный этаж и направились к кабинету президента.
Открыв дверь, они увидели, что никого нет.
- Черт! Неужели они обо всем догадались?! – воскликнул Дас, - не зря эта троица там крутилась. Идем вниз.


2006 год…

Спустившись на производственный этаж, Андрей быстрым шагом направился к двери, которую накануне они благоразумно закрыли шкафом.
- А почему здесь так темно? – жалобно произнесла Вика, но, наткнувшись на строгий взгляд Киры, замолчала.
Александр с иронической улыбкой наблюдал за двумя мужчинами, которые с завидным упорством двигали шкаф. Наконец, они справились с этой задачей, и вход в подвал оказался свободен.
- Вы что, туда идти собираетесь? – воскликнула Клочкова, подозрительно оглядывая присутствующих.
- Вика, хватит ныть. Идем, у нас мало времени, - Кира взяла подругу под руку, и они отправились вслед за Андреем и Ромой. Последним вошел Александр.
В коридорах было так же темно, взять фонарик, конечно, опять никто не догадался.
- Я помню путь, - прошептал Жданов, - следуйте за мной.
- И я заведу вас в тупик, - закончил за Андрея Воропаев, за что тут же получил подзатыльник от Киры.
Но в темноте пришлось идти не долго, вскоре вспыхнул яркий свет. Вдалеке мелькнул кто-то в белых одеждах.
- Это… что…? – прошептал Александр.
- Призрак, - спокойно ответил Рома, - Не обращай внимания, их тут много. А нам надо идти.
- Ага, - сдавлено просипел Воропаев и схватился за руку сестры.
Вскоре они остановились около нужной двери и вошли внутрь. Повсюду были свечи.
- Что здесь происходит? – в глазах Вики промелькнул страх.
- Мы должны встать вокруг этого камня, - сказал Рома, - взяться за руки и прочесть вот это заклинание, - он достал из кармана пять листочков.
- Я не собираюсь заниматься этой ерундой, - Александр повернулся к выходу, собираясь уходить, но застыл на месте.
В дверях стояли пять человек в черных мантиях. Один из них сделал шаг вперед, и свет упал на его лицо.
- Потапкин…, - прошептала Кира, все отступили назад, не отрывая взгляда от пяти человек, которые стояли в дверях.
- Убить всех, кроме него, - властно произнес Дас, указывая на Александра.
- Сергеич, - Рома посмотрел на охранника «Зималетто», - да, ты что, с ума сошел?
Но никто не обратил внимания на слова Малиновского. Круф, Рифт, Араш и Звик направились вперед.
Взгляд Андрея упал в угол, где из воздуха возник призрак, которого когда-то звали Никита, и который был как две капли воды похож на Жданова. Он слегка покачал головой, но Андрей его понял.
- Беремся за руки, быстро! – воскликнул он, - встаем по кругу и читаем заклинание…
В первый раз в жизни не возникло ни одного вопроса, ни одного возражения. За долю секунду Саша, Вика, Кира, Рома и Андрей схватились за руки, образовав круг, и очень быстро зашептали:

«Ab exterioribus ad interiora
Ab ovo usque ad mala
Hoc locus acquirire pax
Ferro et igni
Restitutio in integrum
In saecula saeculorum
IN AETERNUM»


Они продолжали повторять эти строки, не обращая внимания ни на кого и ни на что. Из ниоткуда возник ветер и все закружилось… Внезапно часы во всем мире на мгновение остановились и стрелки со страшной скоростью закрутились в обратную сторону… Время пошло вспять…


1732 год…

- Вам не кажется, что мы заблудились? – спросил высокий темноволосый мужчина средних лет, оглядываясь по сторонам.
- Мы почти у цели, - с энтузиазмом воскликнул другой мужчина, тоже высокий, тоже темноволосый, только чуть постарше первого.
Пять человек уже довольно долго плутали по многочисленным коридорам пещеры, к которой большинство людей боялись даже подойти.
Внезапно где-то глубоко внутри прогремел взрыв. За несколько секунд пещера была полностью разрушена, погребя под своими камнями все, что находилось в ней: круглая каменная «комната», пять человек, возомнивших себя слугами тьмы и «Сэнконикон». Мир оказался спасен от тьмы…. Книга «Сэнконикон» больше никогда не сможет вмешаться в ход истории и в жизнь людей. Она погибла, исчезла,… но навсегда ли? Вы ведь помните, что «рукописи не горят», правда?

_________________
Безделье - не отдых... (с) Ф. Купер
Отдых - не безделье!!! (с) Мулька


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB