Палата

Наш старый-новый диванчик
Текущее время: 19-06, 08:06

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 9 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: О любви и немного больше/Мульяна/
СообщениеДобавлено: 05-11, 14:17 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Автор Мульяна
Название О любви и немного больше
Жанр Мелодрама
Действующие лица Катя, Андрей, Роман, Кира, Коля, Вика и др.

***

Катя вышла из кабинета и прошла к дверям конференц-зала, из-за которых раздавались голоса. Тихо открыв дверь и остановившись на пороге она услышала такое, что словно заморозило ее и не давало двинуться с места:
- Слушай Андрей, пора что-то делать с Пушкаревой, имущество опять принадлежит «ZIMALETTO», с «НиКамода» мы полностью расплатились, так что продолжать дальше Ваш роман не имеет смысла, надо как-то аккуратненько объяснить Кате, что ты ничего к ней не чувствуешь.
- Вот и давай, предлагай свои идеи, «Сирано» ты мой, я, например, не представляю, как я ей такое скажу!
Девушка медленно двинулась к ним и четко произнесла:
- Вам не надо ничего придумывать, - мужчины резко повернулись на ее голос:
- Катя?!
- Не волнуйтесь Андрей Палыч, я все понимаю, больше вы меня не увидите, можете быть совершенной спокойны, - она развернулась и быстро выбежала из конференц-зала.
- Катя, подожди! – Андрей бросился за ней следом.
Вбежав в свой кабинет и схватив лист бумаги и ручку, она начала писать заявление об увольнении.
- Катя?! – Андрей вбежал следом за ней, - Что ты делаешь? – он выхватил бумагу из ее рук, - Катя подожди, давай поговорим!
- Нам больше не о чем разговаривать, Андрей Палыч, - слезы готовы были покатиться из ее глаз, голос прерывался, - Я увольняюсь!
- Подожди, ты все не так поняла?! – Андрей схватил ее за руку.
- Все я поняла, - устало проговорила она, - отпустите меня, пожалуйста, все кончено, вы ведь этого хотели? – вырвав руку, Катерина развернулась и быстро вышла из кабинета.

***

Придя домой, она прошла в свою комнату, ничком упала на диван - сил не было даже плакать - и лежала с открытыми глазами, тупо глядя перед собой.
- Катенька, что-то случилось? – мама подошла к ней и села рядом.
- Ничего, мам, просто я устала, сейчас отдохну, и все пройдет, не волнуйся, мам.
- Ты сегодня рано.
- Да я отпросилась пораньше, все в порядке.
- Ну ладно, скоро будем ужинать, отдыхай. – Елена Санна вышла, тихо закрыв за собой дверь.
Катя медленно села, ей казалось, что она умерла, внутри нее все было тихо и пусто, мелодии, звучавшие в душе последнее время, умолкли уступив место бескрайней пустоте - она стала раскачиваться из стороны в сторону, все сильней и сильней, обхватив себя руками, холод начал пробирать ее до костей, мелкая дрожь сотрясала все ее тело, зубы выбивали дробь - ей было плохо как никогда в жизни. Любовь оказалась всего лишь фарсом - ее использовали, обманули. Она как последняя дура, верила, что их чувства взаимны, а он оказался обыкновенным мерзавцем, использовавшим ее в своих целях. - Господи! Какая же я дура! Как я могла поверить в то, что он меня любит. ОН, у которого куча красоток на любой вкус, каждый день, - пробормотала, и словно испугавшись своих слов – замерла. Сколько так просидела, она не знала, но постепенно дрожь прошла и туман в голове начал рассеиваться.
- Пушкарева, возьми себя в руки, - резко приказала себе Катерина, - хватить себя жалеть, ты всю жизнь знала, что некрасива, сама виновата, надо было думать раньше.
Из-за закрытой двери слышно было, как прозвенел звонок. Затем шорох тапочек мамы, щелчок замка, и до боли родной голос спросил:
- Извините пожалуйста, мне срочно нужна Катя, она дома?
- Да, дома, проходите - раздался стук в ее комнату, - Катенька, к тебе пришли, - Елена Санна открыла дверь и впустила гостя.
- Кать! Вы мне срочно нужны, у нас важные переговоры, собирайтесь. – Андрей смотрел на Катю, за прошедшие несколько часов, она изменилась до неузнаваемости, лицо осунулось, под глазами залегли глубокие тени, в глазах поселилась пустота. Он почувствовал острую жалость - Поторопитесь, Катя, - Андрей старался чтобы его голос звучал как можно мягче, он надеялся, что Катя не начнет возражать, что она поймет, почему он говорит таким тоном.
Катя подняла голову, посмотрела на него, затем на мать, которая вопросительно смотрела то на дочь, то на ее шефа.
- Хорошо, я сейчас выйду, - Катя нашла в себе силы подняться с дивана.
- Я жду Вас в машине, - Андрей развернулся и вышел.

***

Сев в машину, она молча смотрела в окно, Андрей резко тронулся с места, молчание затягивалось, оно, казалось, стало осязаемым, мучительным, первым не выдержал Андрей:
- Катя, Кать?! Посмотрите на меня, пожалуйста?
Повернув к нему лицо, Катя молча посмотрела ему в глаза.
Андрей, не выдержав ее взгляда, отвернулся и глухо произнес:
- Нам надо серьезно поговорить, Кать.
- Куда вы меня везете?
- Ко мне домой.
- НЕТ?! – Ужас, прозвучавший в голосе, лучше всяких слов, говорил о ее чувствах.
- Мы уже приехали, - Андрей свернул во двор красивого многоэтажного дома, заехал в подземный гараж, заглушил мотор, вышел из машины, подошел к двери с ее стороны и открыв ее, произнес:
- Пойдемте Катя, пожалуйста, пойдемте.
Выйдя из машины, Пушкарева молча пошла к выходу из гаража. Андрей быстро схватил ее за руку, не давая уйти - Я не отпущу Вас, пока мы не поговорим, - он потащил ее к лифту. Затащив туда и нажав кнопку этажа, обернулся к ней.
Этот марш бросок совсем лишил Катерину сил, чтобы не упасть, она прислонилась к стенке лифта, но это не помогло, ноги ее не держали, и она стала медленно оседать на пол.
- Кать, Вы что? Вам плохо? Кать? – Андрей подхватил ее на руки, встревоженно глядя ей в глаза.
- У меня нет больше сил… Нет сил… - тихо проговорила девушка, закрывая глаза и проваливаясь в темноту.
- Нет! Катя? Посмотрите на меня, Катенька, ради бога, Катя! – Андрей смотрел на ее побледневшее лицо.
Наконец, лифт остановился. Жданов быстро открыл дверь в квартиру, вошел, захлопнул дверь за собой, прошел к кровати и осторожно положил на нее Катю.
- Катенька? – снова позвал он, - Кать? – он погладил ее по щеке, девушка не реагировала.
- Что ж такое?! – он схватился за телефон и позвонил своему соседу врачу, обрисовав ситуацию, попросил помочь, затем, немного поколебавшись, он набрал номер Романа.
- Ром, можешь приехать сейчас ко мне домой, срочно?
- Что такое? Что случилось? – в голосе Романа прозвучало беспокойство.
- Катя сейчас у меня, ей плохо, я вызвал врача.
- Что-о-о-о-о?! Что она у тебя делает?! – в голосе Романа слышалось изумление.
- Все объяснения потом, так ты едешь или нет?
- Да, сейчас буду.- В трубке послышались гудки отбоя.

***

Роман влетел в квартиру Андрея.
- Объясняй, - с места в карьер начал он, - что она тут делает?
- Я ее привез.
- Зачем?- Роман воззрился на него как на ненормального, - Она же сама все поняла, ушла, оставила тебя в покое. Ты что, спятил?
- Я не мог все так оставить, я хочу с ней поговорить.
Малиновский смотрел на него во все глаза.
- О-о-о-о, - протянул он, - мой милый, тяжелый случай, ты …..
Их прервал звонок в дверь, пришел сосед Виктор Николаевич.
- Где она?
Андрей провел его в спальню. Роман прошел вслед за ними. Виктор Николаевич сел рядом с Катей, пощупал ее пульс, посмотрел зрачки, проверил дыхание, измерил давление.
Повернувшись к мужчинам, проговорил:
- У нее очень низкое давление, когда она потеряла сознание?
- Мы поднимались в лифте - где-то с полчаса назад – Жданов говорил, а сердце замирало от страха, - ЕГО Катеньке было плохо…
- Сейчас я ей сделаю укол, давление поднимется, но все равно ей нужно показаться врачу, вполне может быть, что она беременна.
- Беременна!!!? – Андрея как обухом по голове ударили. Малиновский вообще начал издавать какие-то нечленораздельные звуки. – Не может быть?! – Андрей во все глаза смотрел на врача.
- Почему? Что Вас так удивило, она взрослая женщина, у нее наверняка кто-то есть, так что ничего удивительного в этом нет.
- Да-а-а! Действительно кто-то есть, - пробормотал Роман, исподволь посматривая на Андрея, который стоял и молча открывал рот, пытаясь что-то сказать, но слова не получались…
- И еще, - перебил его врач, - Ее нужно освободить от всей этой одежды, чтобы легче было дышать.
Жданов подошел к Кате и молча начал раздевать ее, пока врач готовил укол. Роман во все глаза смотрел на Пушкареву и если бы Андрей умел читать мысли, то он точно получил бы по морде, потому что Малиновскому нравилось, то, что открывалось его глазам в процессе раздевания.
- Катись отсюда, нечего пялиться. – Андрей нахмурившись смотрел на друга.
- Да ты ревнуешь, - Роман хихикнул,
- Жданов молча взял его за шиворот и выставил в гостиную.
Переодев Катю в свою рубашку, он повернулся к врачу:
- Готово.
Виктор Николаевич сделал ей укол, сложил все в свой чемоданчик, и пошел к выходу:
- Она должна прийти в себя, где-то, через пять-десять минут, если не придет, звоните, я вызову машину из своей клиники.
Андрей закрыл за ним дверь и подошел к кровати. Некоторое время он молча смотрел, как поднимается ее грудь - дыхание становилось более ровным - сел рядом с ней на кровать, провел ладонью по лицу, осторожно дотронулся до ее живота, представил Катю беременной, представил, как в ней растет его ребенок и удивлялся сам себе - он не сможет ее отпустить, не может представить жизнь без нее… Вспоминал свой испуг, когда она отключилась.
У него возникло непреодолимое желание обнять ее, прижать к себе и никогда не отпускать. Целовать ее глаза, губы, волосы - всю ее с ног до головы. Он стал медленно наклоняться к ней, дотронулся губами до ее волос, губ, нежно поцеловав их, поцеловал глаза, нос, лоб, осторожно прижался губами к ее животу, погладил его. Потом, аккуратно подвинув Катю на середину кровати, лег рядом с ней обняв ее одной рукой и положив ее голову себе на грудь.
Из соседней комнаты Роман наблюдал все это и не верил своим глазам. Медленно войдя в спальню, он вопросительно посмотрел на Жданова и покрутил пальцем у виска. Невысказанный вопрос читался в его глазах. Андрей не успел ничего ответить, Катя зашевелилась и открыла глаза:
- Катенька?! Слава богу, - Андрей перевел дух, - ты очнулась.

***

Катя все-таки сходила к врачу. Результаты настолько ее потрясли, что она плюхнулась на ближайший стул в коридоре и замерла. Мысли скакали как сумасшедшие, в голове царил полный сумбур. То, что она попала в переделку, это ясно – как божий день - работы нет, денег нет, был жених, теперь его тоже нет, а ребенок будет. Как обо всем рассказать родителям, она тоже не представляла. Сложив листок с результатами анализов, и засунув его в карман, она медленно вышла из клиники.
- Катя? – услышав свое имя, она оглянулась, - из своей машины вышел Андрей и подошел к ней.
- Ну как? Что сказали врачи?
- Андрей Палыч? Что вы здесь делаете?
- Ты же знаешь что в «Zimaletto» новости распространяются моментально, и твой поход в клинику обсуждался женсоветом на всех углах, трудно было не услышать.
- А-а.
- Ну так как?
- Все нормально Андрей Палыч, это было всего лишь результатом стресса, вам не о чем волноваться.
- Катя! – предупреждающе произнес Андрей, - Не лги Катя, ты не умеешь это делать, покажи мне результаты, давай – он протянул руку, но не дождавшись, выдернул у нее из кармана листок с анализами.
- Нет! – Катя не успела перехватить его.
Прочитав, Андрей молча посмотрел на нее,
- И когда ты собиралась мне об этом рассказать?
Катя отвела глаза в сторону и молчала.
- Та-а-а-к! Значит, не собиралась. Садись в машину, быстро.
- Андрей Палыч!
- Быстро, я сказал! – В его голосе прозвучали угрожающие нотки.
Катя подошла к машине и села в нее. Андрей завел мотор, и машина тронулась.
- Андрей Палыч, - начала Катя, - Вам совершенно не о чем беспокоиться, Кира Юрьевна ни о чем не узнает, вообще никто не о чем не узнает. В «Zimaletto» я больше не работаю, так что все в порядке.
Андрей молчал.
- Выпустите меня, пожалуйста, я обещаю Вам, что никогда Вас больше не побеспокою.
- Что ты несешь, Катя!!!
- Андрей Палыч!
Он остановил машину, повернулся к ней и взглянул ей в глаза:
- Кать, неужели я кажусь тебе таким мерзавцем? – он тронул ее за подбородок, разворачивая к себе ее голову, - Кать, посмотри на меня?
Она молча отодвинулась от него, вышла из машины, повернулась к нему лицом. В эти несколько мгновений Катя приняла для себя, может быть, самое важное решение. Она любит его, поэтому не станет ломать ему жизнь. Он будет счастлив с Кирой Юрьевной, а не с ней, так что ей ничего другого не остается как вычеркнуть его из своей жизни. Глубоко вздохнув, Катя проговорила:
- Я прошу ВАС больше не беспокоить меня, я вычеркну ВАС из своей жизни. До свиданья Андрей Палыч.
Такого он не ожидал, растерявшись, Андрей не сразу нашел что сказать, а когда немного опомнился, Катя уже уходила прочь.
- Вот ты и получил ответ на свой вопрос, - сказал он сам себе, - Ты мерзавец, Жданов. Еще немного посидев, он завел машину и тронулся с места.

***

Катя уходила от Андрея, а в голове неотвязно крутилась одна единственная мысль: «Только бы окликнул, только бы вернул… Я не хочу от тебя уходить, Господи, что же я наделала!!!». Ее глаза медленно заполнялись слезами, шаг то замедлялся, то снова ускорялся, - «…Господи, ну не дай мне уйти, пусть окажется, что он любит меня!»… Катя шла по улице, не видя ничего вокруг, полностью погрузившись в мысли о нем, не видя, что еще чуть-чуть и окажется на проезжей части, вот уже два шага до барьера, один шаг… и … визг тормозов, боль и темнота, «…Не может быть…» промелькнуло в сознании и …

***

Тронувшись с места, Андрей медленно ехал, постоянно оглядываясь, - «Может Катя передумала, может позовет назад, может… может… может…», - он видел как она шла то медленнее, то быстрее, то снова медленнее. Сначала он не понял что происходит, но когда сообразил, то … рванул на перерез, - «Только бы успеть, только бы не опоздать…».
Но…
Подлетев к месту аварии, Андрей выскочил из машины и стал протискиваться сквозь набежавшую толпу.
- Пропустите…, пустите же меня…, Катя, Катюша,… Боже, только не это… - Время для Жданова остановилось!
Где-то вдали раздался вой сирены скорой помощи, суета…, носилки…, непонятные реплики…, наконец, Катя на носилках…, в машине…, он тоже…, путь в больницу…, запах лекарств…, окрик врача: «Вы кто?...», он и сам не понял, почему у него вырвалось «Муж…», ответ врача… «…Ждите», больничный коридор, по которому оставалось только метаться, гипнотизируя двери операционной, и обвинять себя, во всем только себя, если бы он ее не отпустил, если бы задержал, ничего не случилось бы… А теперь… - «Ни одной молитвы не помню… дурацкие мысли лезут в голову… Только бы выжила… Только бы осталась жива… Я все сделаю для того, что бы ты была счастлива… Все…». Жданов то молился, то ругался, то клялся сам себе, ей, всему свету, господу Богу и еще не понятно кому…
Но, видимо, клятвы были услышаны, скрипнула дверь операционной и вышел врач:
- Вы муж?
- Да… - Сердце Андрея ухнуло вниз, потом вверх и замерло…
- Ну что я могу Вам сказать, жить будет, но состояние очень тяжелое…
- А ребенок? – Жданов даже дышать перестал…
- Какой ребенок? – Брови врача взлетели вверх от удивления.
- Она беременна!!! – Андрей покрылся холодным потом, - Что с ребенком?
- Почему вы раньше молчали? – врач круто развернулся и быстро скрылся за дверью операционной…

***

В «Zimaletto» царила суматоха – Андрей Жданов исчез. Малиновского тоже на рабочем месте не наблюдалось, а самое удивительное то, что Пушкарева не пришла на работу. Это вообще казалось женсовету чем-то из области фантастики. Кира Воропаева и родители Жданова пытались решить все вопросы, но… всей информацией владела вышеуказанная троица, поэтому неразбериха медленно, но верно переходила в панику.

***

Малиновский вышел из лифта и находился уже на полпути к своему кабинету, когда его окликнула Кира:
- Ром, привет, а где Андрей?
Малиновский недоуменно на нее уставился:
- Что значит «Где?». Я полагаю в кабинете, где же еще?
- Он сегодня вообще не появлялся.
- Как это… Как это, не появлялся!? - от удивления Роман начал заикаться, - не может такого быть…
- Когда ты его видел последний раз? – Кира уже была на пределе, она чувствовала, что-то произошло, что-то непоправимое, что с Андреем что-то случилось.
- Что ты молчишь? Я тебя спрашиваю, где Андрей!? – в ее голосе появились визгливые нотки, еще немного и она сорвалась бы…
- Тихо… Тихо… Спокойно… - Роман обнял Киру за плечи и легонько встряхнул, - не надо паниковать раньше времени, ты же знаешь Андрея, он мог загулять, напиться ну и…
Успокаивая Киру, находя машинально какие-то слова, сам Роман был более чем неспокоен, со Ждановым такого никогда не случалось, если что-то происходило, он всегда звонил и они прикрывали похождения друг друга. Кое-как успокоив Киру, Роман вошел в свой кабинет и бросился к телефону. Набирая номера, и слыша в ответ то «абонент недоступен», то автоответчик, Малиновский всерьез забеспокоился:
- Куда ж ты делся, мон шер? Где ж тебя искать, то?

***

Пока Малиновский разбирался с телефонами, на ресепшене произошло другое эпохальное событие, в «Zimaletto» явились родители Пушкаревой и Зорькин, у них был все тот же вопрос, что и у всех: - «Где Катя?», - оказывается Пушкарева не ночевала дома, и прождав ее всю ночь, они явились сюда. Вот тут всем уже стало совсем не до работы, вышедшие на шум из кабинетов Ждановы, Кира и Роман поняли, произошло что-то из ряда вон… Малиновский снова начал звонить Андрею, набрав раз двадцать номер, наконец-то услышал усталое:
- Да?
- Ну, Жданов, ты даешь! Это где ж тебя носит до сих пор? А? Поработать тебе не хотелось бы? – язвительные слова так и срывались у него с языка.
- Ром… подожди, Ром… - Андрей перебил гневную филиппику друга, - Я в больнице, Катя попала в аварию, ей сделали операцию, сейчас она в реанимации, так что передай всем, чтобы меня не ждали.
- Что-о-о-о-о? К-к-к-а-к?
- Извини, времени нет, мне надо к Кате, извини, передай всем, чтобы успокоились…
- В какой ты больнице!!!!!! – Вопль Малиновского оказался такой силы, что все разговоры затихли, и глаза всех присутствующих уставились на него. Первой опомнилась Кира. Кинувшись к Роману, она начала его трясти?
- Что? Андрей в больнице! Что с ним? Где он? Говори быстро, ну!
Роман осторожно отцепил от себя Киру, и быстро что-то проговорив в телефонную трубку обернулся к присутствующим.
- Я сейчас съезжу и все выясню, а потом Вам позвоню.
Наконец-то пришла в себя и Маргарита:
- Ну уж нет, мой сын в больнице, а ты говоришь подожди, нет уж, едем вместе!
- Едем, наконец, Пал Олегыч пришел в себя…
Роману стало не по себе, когда он представил эту делегацию, созерцающую его друга у кровати Пушкаревой. Он попытался их отговорить, но… В конце-концов, сдался, успокаивая себя тем, что он все сделал для того, чтобы прикрыть Андрея. А вот что делать с родителями Кати? Вопрос из вопросов! Роман не представлял, как он может сообщить им о том, что их дочь попала в аварию, да и Зорькин тут под ногами путается, - «Надо что-то делать… Что-то делать надо…». Не успел Малиновский закончить мыслительный процесс, как ожил телефон на ресепшен:
- Компания «Zimaletto», Мария, Здравствуйте!
Слушая говорившего, Тропинкина медленно опустилась на стул и побелела, из глаз покатились слезы.
- Не может быть! Н-е-е-е-т, только не Катя!
Вот тут стало плохо родителям Пушкаревой. Зорькин выхватил трубку у нее из рук:
- Кто говорит? Что с Катей?
Услышав новость, тяжело привалился к столу, - В какой больнице?... Да, я передам… Мы немедленно выезжаем…

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-11, 14:28 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Наконец-то Катю перевели в палату.
Андрей места себе не находил, после того как врач снова скрылся в операционной, его метания по коридору… мысли не дававшие покоя – что было бы если бы… Время тянулось бесконечно долго, двери операционной как будто навсегда закрылись, он то подходил к ним и прислушивался, то снова начинал мерять шагами больничное пространство. Звук открывающейся двери стал для Жданова долгожданным событием, а врач, появившийся перед его глазами - долгожданным вестником… вот только чего… И он напрягся, готовый услышать самое худшее, надеясь не понятно на что… или кого…
- Что? - Андрей с мольбой смотрел на врача.
- Пока все нормально, ребенка удалось сохранить, благодарите бога, что срок такой маленький.
- Спасибо! Спасибо! Спасибо! – Взрыв эмоций, накопленный долгими часами ожидания, вырвался наружу, он схватил врача и закружил его, - Спасибо Вам! Вы не представляете, что это для меня значит! – Спасибо! … Отпущенный на волю врач, поправил очки и, улыбаясь, произнес:
- Делаем, что можем… Ее сейчас переведут в палату, вы сможете ее увидеть, но она не скоро еще придет в себя, так что поговорить вы вряд ли сможете в ближайшем будущем.
Жданов быстро-быстро закивал головой, - «… Только бы увидеть, только бы убедиться, что она жива…». Ожил его мобильник, звонил Малиновский, - Да?
Услышав его возмущенный голос, Андрей только сейчас сообразил, что он никому ничего не сообщил, главное, он не позвонил ЕЕ семье, они же с ума наверное сходят! Поговорив с Романом, сообщив ему новость, он решил позвонить на ресепшен. Трубку, как всегда, взяла Тропинкина. Затем трубку взял мужчина, «ЗОРЬКИН!». Все! Семья тоже оповещена, теперь к Кате… Катеньке… Катюше… и к их ребенку, который выжил не смотря ни на что! Который родится и будет самым счастливым малышом на свете, потому что я буду любить его как никто другой…
Подойдя к палате, Андрей увидел Катю. Она лежала на кровати, из ее рук торчали какие-то трубочки, на лице была маска, бледная, худенькая, такая маленькая и беззащитная, его сердце забилось быстрее: «Я не дам тебя больше в обиду… Клянусь - и небеса мне в том свидетели… Ты не будешь больше страдать, НИКОГДА, пока я жив… Я люблю тебя… Я так тебя люблю… Поверь мне, пожалуйста…». Андрей медленно подошел к кровати, опустился рядом с ней на колени, взял Катину руку и прижался к ней губами: «Катенька… моя Катя… ты не представляешь, как ты мне нужна… Я не смогу без тебя…». Он лихорадочно шептал ей нежные слова, то целуя ее руку, то прижимаясь к ней лицом. Он не слышал и не видел ничего вокруг. Не слышал как открылась дверь в палату, не слышал, как охнули за его спиной, как голос Малиновского произнес: «Подождите минуточку, я сейчас…», как снова хлопнула дверь. Он очнулся только тогда, когда его начали трясти за плечо. Повернувшись, он нос к носу столкнулся с Романом. Снова открылась дверь и в палату влетела Кира:
- Андрей! Что с тобой! Ты цел? Андрюшенька!? – Кира бросилась к нему на шею и принялась его целовать, слезы текли по ее лицу. Андрей пытался отстраниться, но оторвать Киру от себя ему не удалось.
С кровати, на которой лежала Катя, послышался шорох. Кира наконец-то оторвалась от Андрея и посмотрела туда, откуда раздался шум. На них, широко открыв глаза, смотрела Катя.

***

Роман рванул к лифту, за ним бросилась Кира:
- Я с тобой!!!
Оставив всех позади, они уже спускались в гараж. Роман тронулся с места так, как будто у машины были крылья, еще немного - и взлет! Они летели по улицам с такой скоростью, что Кира боялась, как бы они сами не угодили в больничную палату.
Домчав до места в рекордные сроки, Малиновский выскочил из машины и помчался выяснять в какой палате Катя. Кира старалась его догнать, но это оказалось практически невозможно, поэтому, здраво рассудив, что отсюда он все равно никуда не денется, двинулась за ним следом.
Добежав до палаты, Роман заглянул туда и, охнув, быстро закрыл дверь. Оказалось что очень вовремя, потому что подоспела Кира, и остановить ее могло только чудо:
- Подождите минуточку, я сейчас… - Его ерничанье ненадолго ее задержало, но дало ему время проскользнуть в палату и оторвать Андрея от Кати.
Кира влетела практически следом за ним.

***

Катя медленно приходила в себя, попытавшись открыть глаза, она увидела расплывающиеся тени, которые постепенно становились четче. Хотя лучше бы наверное не становились. То, что она увидела, было ужасно! Андрей стоял посреди комнаты и целовался с Кирой!!! Это было выше ее сил, она попыталась поднять руку и сорвать маску, что бы крикнуть, но сил было мало, и рука упала на кровать. На шум, парочка обернулась.
Катя снова предприняла попытку – на этот раз удачно. Маска полетела к чертям.
- Катя, это не то, что ты подумала! – Андрей бросился к ней.
- Уходи… - ее шепот был слабым, но решительным… - Я… не… хочу… тебя… большее… видеть… - слова давались ей с трудом, но выражение глаз договаривало все, что она не могла сказать словами…: «Врун… обманщик… мерзавец…» - говорил ее взгляд, - «…ни одному слову не верю…», - Андрей даже пошатнулся, как будто его ударили.
- Андрей, что происходит? – Кира недоуменно смотрела на Пушкареву. – В чем дело?
- Кира, выйди пожалуйста, нам с Катей надо поговорить. – Андрей посмотрел на Воропаеву, но она не тронулась с места.
- Я не уйду, пока не выясню, что здесь происходит!
- Кир, пойдем, сейчас не самое подходящее время для выяснения отношений. – Малиновский осторожно взял ее под руку и повел к выходу, но выйти они так и не успели. Дверь распахнулась и вошли, сначала Зорькин потом ее родители, которые бросились к кровати:
- Катька! – Николай схватил ее за руку, - Ты чего? – Он нежно погладил ее по лицу, - Не смей нас так больше пугать, у меня чуть инфаркт не случился! – Поднес ее руку к губам и поцеловал.
От такого зрелища остолбенели все трое – и Жданов, и Малиновский, и Кира.
- Ч-ч-ч-т-т-т-о-о-о происходит? – язык Андрея не совсем слушался.
На его вопрос никто не ответил, что-то говорили Катины родители, им отвечал Зорькин, Катя лежала и нежно улыбалась Николаю, а он продолжал поглаживать ее руку, поправил на ней простыню, положил поудобнее подушку под головой, поцеловал ее в лоб, погладил по голове…
Малиновский завороженно смотрел то на Андрея, то на Катю, то на Зорькина, то снова на Андрея, то снова на Катю, он и сам не понимал, почему до сих пор здесь, почему не уходит, но какая-то сила как будто припечатала его к полу, сердце как-то непонятно трепыхнулось в груди, и Малиновский с непонятным для себя самого упорством, продолжал наблюдать…
Катя подняла глаза и их взгляды встретились. Вот тут Малиновский полностью понял состояние Жданова, его так тряхнуло, что все остальное по сравнению с силой этого взгляда, казалось теперь мелким и далеким.
- Да что же это со мной происходит? – Он потряс головой, но наваждение не исчезло, перед глазами проплывали картины - вот Жданов на кровати с Катей, вот тот же Жданов ее раздевает и открывается потрясающей красоты тело…
- Малиновский! – Кира потрясла его за плечо, - ты в порядке? Да что с Вами со всеми?
Роман огляделся. Жданов застыл, вперив взгляд в Катю, Николай, как мамаша-наседка квохтал над ней же, а ее глаза блуждали от одного к другому, и их выражение заставило Малиновского занервничать. Почему он раньше никогда не замечал красоты этих глаз, никогда не видел в них такой нежности и ранимости… Ее волосы, разметавшиеся по подушке, отсутствие очков, делали выражение ее лица таким …, таким…, впервые за всю свою жизнь, Казанова – Малиновский не нашел слов, чтобы выразить, то что он чувствовал, и это напугало его…

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-11, 14:30 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Выскочив из палаты, вся в слезах, Кира наткнулась на Ждановых-старших, резко затормозила и отвернулась.
- Кирочка, что случилось? – Маргарита, увидев залитое слезами лицо, схватилась за сердце и попыталась войти в палату.
- Не надо! – прерывающийся голос Киры, остановил ее. – С Андреем все в порядке, пострадала Пушкарева.
- Что? Но… как…? Как он оказался рядом с ней? – Маргарита ничего не понимала. – Павел, ты слышал? – Она повернулась к мужу, - Что происходит?
Пал Олегыч ничего не успел ответить, из палаты вышел Андрей. Ждановы устроили ему настоящий допрос, но они были прерваны начавшейся суматохой. Сначала в палату пробежала медсестра, буквально через минуту туда же пробежал врач, затем туда покатили какой-то аппарат и в коридоре началось интенсивное движение туда-сюда… туда-суда… туда врачи, оттуда медсестры, туда медсестры, оттуда врачи. На удивленные вопросы толком никто ничего не говорил, только из палаты выставили Пушкаревых и Зорькина, а через некоторое время выглянула медсестра и сказала: «Муж, зайдите…» Андрей быстро скрылся в палате. А в коридоре в полном ступоре застыли все участники этого действа. Первым отмер Роман: «М-У-У-У-Ж !!!! О Господи! Только не это!».
- Какой муж!? – Возмущению Маргариты не было предела, - Они что? Все с ума посходили!?
- Нет, не может быть… - Кира пыталась совладать с истерикой, дрожащими губами повторяя – Не может быть! Такого просто не может быть никогда!
Пушкаревы и Зорькин тоже попытались пройти в палату, но им было отказано, Катина мать плача прижалась к мужу, Николай обнял их и они замерли.
Вика, молчавшая до сих пор, быстро подошла к Кире и начала что-то ей тихо говорить.
Пал Олегыч, единственный из всех, воспринял эту новость более или менее спокойно, даже улыбался украдкой и вообще, вид у него был такой, что эта новость его больше обрадовала, чем огорчила.
Вскоре дверь палаты распахнулась и показалась каталка, на которой везли Катю, Андрей шел рядом с ней, держа ее за руку.
Загомонили все разом:
- Что… Что случилось…? Катенька! (это мать),
- Андрюша, что это значит…? (Маргарита).
- Андрей, я прошу у тебя объяснений… (Пал Олегыч).
- Андрей! – умоляющий голос Киры…
- Жданыч…, охрипший разом голос Малиновского.
- Н-да… , единственное что выдала сегодня вслух Вика.
- А ну! ТИХО! – рявкнул Андрей.
Это прозвучало настолько неожиданно, что все смолкли.
- Все объяснения потом! Всем ясно!
Маргарита попыталась что-то сказать…
- Я СКАЗАЛ ПОТОМ! – Голос Жданова звучал серьезно и внушительно.
Маргарита стушевалась и тоже замолчала.
Катю повезли дальше по коридору, Андрей было двинулся за ней, но тут его перехватил Николай:
- Как Вы посмели выдать себя за ее мужа?
- А не выдал, я и есть МУЖ! – Андрей оглянулся и посмотрел на остальных, - Все меня хорошо слышат?
- Да какой вы муж!? – Возмущению Николая не было предела, - Она Вас даже видеть не хочет! Оставьте ее в покое, наконец! Достаточно Вы над ней поиздевались!
К ним осторожно подошел Малиновский:
- Жданыч, объясни… Какого черта!? Когда ты успел жениться!?
- Малиновский!? И ты туда же!? Сейчас не время и не место, давайте поговорим в более подходящей обстановке…
- Это какой-же…? – Язвительный тон Николая не предвещал ничего хорошего.
- Жданыч, ты между прочим, не единственный мужчина на земле!? Понял!? Может Катя выберет кого-нибудь другого!!!
- Вот-вот… - получив поддержку оттуда, откуда не ожидалось, Николай воспрял духом…
- ДРУГОГО!!! – Лицо Андрея медленно, но верно становилось свекольного цвета, причем не зависимо от воли хозяина. – Я Вам сейчас устрою – другого…
- Жданыч… э-э-э… Жданыч… спокойно… - Малиновский начал пятиться назад, вслед за ним медленно отступал Коля…
Андрей посмотрел на них более осмысленно, круто развернулся и пошел в ту же сторону, куда увезли Катю.

***

Резкая боль в животе, заставила Катю свернуться клубочком. Мысли начали путаться, сознание медленно уплывало, донося какие-то разговоры, топот ног, голос Андрея: «КАТЯ…», потом укол и облегчение, но все равно тянущее ощущение внизу живота не проходило. Открыв глаза, первое что она увидела – это горящий дъявольским огнем взгляд, в котором перемешалось все – любовь, нежность, страсть, беспокойство и еще что-то такое теплое и родное, что не опишешь словами: «Андрей…»
- Катенька, ты только не волнуйся, все будет хорошо… Вот увидишь… Мы справимся…
- Андрей, а Кира? – сцена в палате встала у нее перед глазами…
- Видишь ли, я всем сказал здесь, что я твой муж, так что… Кира между прочим, тоже в курсе…
- Муж…!? Ты… как… зачем!? – Катя в полном обалдении смотрела не него.
- А как ты хотела? Ты, между прочим, мать моего будущего ребенка! Я люблю тебя!
Ты любишь меня! А то, что официально мы не женаты, вполне исправимо. – Он хитро улыбнулся, прямо сейчас и исправим…, а, ну не прямо сейчас, конечно, а когда тебя снова привезут в палату…
- Андрей, что ты задумал? Немедленно говори!
Жданов улыбнулся улыбкой чеширского кота, а вот это, моя маленькая, ты узнаешь в свое время, точнее…, ну, в общем, я думаю, скоро.
- Ну вот, анализы готовы. - Врач посмотрел на них, - но обрадовать мне вас, увы, нечем.
- Что вы говорите, - Катя напряглась, - что у меня?
- Спокойно, постарайтесь не волноваться. Последствия аварии у Вас будут еще долго сказываться, но это не главное.
- Что…
- По-видимому Вашу беременность сохранить не удастся…
Катя побелела, импульсивно сжала руку Андрея так, что тот невольно охнул.
- Как не удастся…?
- Видите-ли, в первый триместр беременности и так повышена угроза выкидыша, а тут авария, Ваш организм ослаблен, операция к тому же.
- Но вы же говорили мне… - Андрей посмотрел на врача…
- Говорил, но были надежды на молодой организм, видимо зря… Процесс уже начался, мы конечно попробуем остановить, но гарантировать Вам я ничего не могу…
Катя и Андрей смотрели друг на друга… Андрей осторожно обнял Катю, она прижалась к нему:
- Наш ребенок… Андрей… Наш ребенок…
- Катенька… - Что он мог сделать? Мог только обнимать ее еще нежнее, пытаться передать ей свою силу, все время быть рядом…
Глаза Кати наполнились слезами и медленно потекли по ее лицу, падая на грудь обнимавшего ее мужчины, а у мужчины плакала душа, навзрыд, разрываясь от нахлынувшего неожиданно горя, разрываясь от боли, от невозможности помочь единственной женщине, которая является для него всем на этом свете.

***

Катя плакала и плакала, ей казалось что она плачет уже очень давно и никак не может остановиться. Сквозь слезы она видела Андрея, он что-то ей говорил, гладил ее по плечам, целовал так ласково-ласково…, снова что-то говорил, потом появились белые тени, которые тоже что-то говорили, потом легкий угол и все замерло… Свет померк и…
Катя наконец-то уснула.
Измученный, державшийся из последних сил Андрей, обернулся к врачу:
- Ну, доктор, что вы мне скажете?
- Вы знаете, ваша жена очень сильная женщина, но даже сильным людям нужно отдыхать. Сейчас, в первую очередь, постельный режим, полный покой, никаких волнений, никаких новостей - ни хороших, ни, тем более, плохих. Постарайтесь оградить ее от ненужных посетителей, лишних визитеров, еще раз повторяю – полный… полный покой! Со своей стороны мы делаем все, что можем. Теперь все зависит только от нее. От способности ее организма восстанавливаться. Вы меня поняли?
Андрей устало провел ладонью по лицу:
- Понял! Я все сделаю! Только…
- Что?
- Здесь ее родители, с ними-то что делать?
- Как что? Пусть поддерживают ее как могут! Поднимают ей настроение, настраивают на спокойный лад, поддерживают в ней веру в то, что все благополучно закончится, что все будет хорошо…
Тяжелый вздох, вырвавшийся из груди Жданова-младшего, изумил врача:
- Неужели это так трудно?
- Доктор, вы не понимаете! У меня очень сложные отношения с ее родителями, тем более они не знают, что она беременна!
- Так скажите им, и чем скорее, тем лучше. Посмотрев на колебания Андрея, врач добавил, - и не тяните с этим, потому что ей сейчас, как никогда, нужна поддержка близких людей.
Выйдя из палаты, Андрей увидел все те же лица. Он сразу устремился к ее родителям. Дотронувшись до плеча ее матери, он проговорил:
- Извините пожалуйста, мне очень нужно с Вами поговорить, пройдемте в палату, Катя спит, а мне не хочется оставлять ее одну надолго. Там спокойнее всего и никто нам не помешает.
Елена Александровна посмотрела на мужчину, стоящего перед ней. Круги под глазами, осунувшееся усталое лицо, взгляд, как-будто молящий о чем-то, как-будто говоривший: «Поверьте мне пожалуйста, поверьте…»
- Ну хорошо, - сдалась она, - вытерла слезы на глазах, - пойдемте Андрей Палыч…
Валер… потерпи еще немножко, - обернулась она к мужу, а дернувшийся было, Николай, сходу наткнувшись на ее строгий взгляд, замер на месте…
Остальные, находившиеся здесь же люди, видимо почувствовав что-то, не решались подойти к ним, только издалека молча смотрели и ждали.
Малиновский, попытавшийся было задержать Андрея, был остановлен взглядом, в котором ясно читалось: «Не до тебя сейчас, все потом…». – Потом так потом, - Роман тяжело опустился на скамейку и приготовился ждать. Ему почему-то было очень важно дождаться… Он и сам не понимал чего, но … дождаться!
Войдя в палату Андрей и Елена Санна посмотрели на Катю, она, слава богу, все еще спала.
- Ну, что вы мне хотели сказать…
- Знаете, давайте я начну сначала, только не прерывайте меня, ладно… Это длинная и невеселая история. Я очень виноват перед Катей, но я люблю ее, понимаете!
Отчаяние прозвучавшее в его голосе, тронуло Елену Санну, она молча села на стул и кивком головы дала согласие на начало повествования…

***

Андрей начал говорить и уже не мог остановиться. Он рассказывал, как ради спасения компании был придуман план по совращению Кати, как постепенно он все больше и больше влюблялся в нее, как Катя услышала их дурацкий разговор с Малиновским и что он просто не успел набить тому морду, за то как он отзывался о ней, что Катя появилась рановато, а то она бы увидела бой гладиаторов на арене «Zimaletto», причем пострадавшим точно был бы не Андрей. Как он случайно узнал о том, что она ждет ребенка… Тут Елена Санна ахнула и схватилась за сердце – Он просто не успел сказать им об этом, - как Катя попала в аварию и пришлось срочно везти ее в больницу, как он представился ее мужем, как она увидела его поцелуй с Кирой в палате – он не целовал ее, это она налетела на него и принялась целовать, - как Катя выгнала их из палаты, как ей снова стало плохо, как выяснилось потом, есть риск потерять ребенка и что он все сделает для того, чтобы Катя была счастлива, потому что он ее любит и не может жить без нее…
Елена Санна молча слушала этот монолог и ей казалось, что мальчик (для нее он и был маленьким мальчиком) совершенно потерял голову от горя, что он действительно любит ее Катеньку и что она не вправе разлучать их. Она протянула руку и погладила его по голове, приговаривая:
- Бедный мальчик, бедный мой мальчик, как же тебе досталось…
Андрей ожидал чего угодно, только не этого (исходя из опыта общения со своими родителями). Он подался вперед и прижался к этой, совершенно чужой для него, женщине, которая проявила больше доброты и понимания по отношению к нему, чем его собственная мать. Она обняла его, продолжая поглаживать по голове: «Андрей Палыч, все будет хорошо…». Он перебил ее:
- Простите меня, простите меня пожалуйста, я так виноват…
- Ничего, ничего… Все пройдет… Только бы с Катенькой все было в порядке…
Он смотрел в ее мудрые и добрые глаза, и понимал, что она должна была ненавидеть его за то, как он поступал с ее дочерью…, а вместо этого она поняла его, поняла так, как понимала только Катя.
- Елена Санна… Зовите меня просто Андрей, какой я Вам «Палыч…».
- Хорошо, хорошо… Андрей… - Елена Сана немного споткнулась на слове, произнося его имя.
- Когда Катя поправится, мы обязательно поженимся, я обещаю Вам…
Он смотрел на мать любимой женщины и понимал, что только в такой семье могла появиться его Катя, тепло и сердечность, исходившие от нее как будто растопили некую плотину, долго сдерживаемого напряжения, и, облегчение, наступившее после такого откровенного разговора принесло ему долгожданное, ну не спокойствие конечно, но надежду на то, что это возможно, что все действительно наладится и все у них будет хорошо.

***

Пал Олегыч медленно прохаживался по больничному коридору, изредка поглядывая на дверь палаты, в которой скрылись его сын и мать Пушкаревой. Ему было несколько не по себе, что Андрей кинулся за помощью не к нему, а к совершенно чужим людям. Неужели они оттолкнули его от себя всей этой историей с долгами, снятием с поста президента и прочая… прочая… прочая… Вспоминая прошедшие месяцы, Пал Олегычу было стыдно за некоторые моменты его разговоров с Андреем. В итоге ведь именно Андрей оказался прав, доверив Пушкаревой компанию, только благодаря их совместной работе «Zimaletto» удалось сохранить. И что же? Вместо благодарности, он облил собственного сына грязью, унизил его при всех, это при его-то обидчивом характере. Но зато теперь! Пал Олегыч распрямился и вздохнул полной грудью. Теперь он за Андрея спокоен. Наконец-то его сын сделал правильный выбор, женившись на этой девочке. Она всегда ему нравилась, с момента ее первого появления в компании…
- Павел, о чем ты думаешь, надо что-то с этим делать? – Маргарита возмущенно смотрела на мужа.
- Ты о чем? – Он несколько растерялся от ее напора.
- Как это о чем? Об этой пресловутой женитьбе Андрея? И на ком? НА ПУШКАРЕВОЙ!!! Павел! Это надо прекратить!
Пал Олегыч посмотрел на свою жену, они давно уже перестали понимать друг друга и вместе они до сих пор, только благодаря многолетней привычке, по крайней мере с его стороны это так:
- Я ничего не собираюсь с этим делать, как ты говоришь! Я полностью одобряю выбор Андрея. Извини Кира! – Он посмотрел на обеих женщин. – Я считаю, что лучшей партии, он просто не мог найти. Это его удача и слава богу, что он вовремя это понял.
- Павел, послушай что ты говоришь!? – Возмущению Маргариты просто не было предела. – Ты не в себе!!! Пойдем Кирюш. Вика ты с нами? Мы сюда еще вернемся, но надо все же решить, что с этим делать. Андрей просто сошел с ума!
Кипя от негодования, втроем, женщины пошли к выходу и скрылись за поворотом.

Пал Олегыч смотрел вслед своей жене и не понимал, как же его так угораздило? Ведь они совершенно разные люди – абсолютно разные. Как можно настолько не понимать своего собственного сына. А Кира! В принципе он ничего не имел против нее, но как жену сына он ее себе не представлял, ведь это вторая Маргарита – а он все-таки желал Андрею счастья. Пал Олегыч снова улыбнулся своим мыслям: «Андрей, таки, молодец! Катенька – это чудо, замечательная девочка, с ней он будет счастлив».
Посмотрев на часы и охнув, он понял, что не может больше здесь находиться, но попрощаться необходимо, а еще - просто необходимо сказать, что он полностью его поддерживает, что он рад за него. Подойдя к дверям палаты он услышал голоса, но слов разобрать было невозможно – говорили очень тихо. Заглянув туда он увидел необычную картину – мать Кати обнимала его сына, а тот, уткнувшись лицом ей в плечо что-то говорил, а она гладила его по голове и смотрела так ласково, что Жданову-старшему стало немного не по себе. На него так давным-давно уже никто не смотрел. Женщина подняла глаза и вопросительно посмотрела на него.
- Извините, Андрей, можно тебя на минутку?
Оторвавшись от Елены Санны, Андрей вышел с отцом в коридор.
- Андрей, я хотел тебе сказать… Пал Олегыч замялся, чувствуя себя не совсем уютно, - В общем я хотел извиниться перед тобой… за все, что я тебе наговорил в последнее время… - Подожди, не перебивай – он жестом остановил готового начать говорить, Андрея, - Я хочу сказать тебе, что я поддержу тебя всегда, я всегда на твоей стороне, что бы еще не случилось, я рад что ты с Катей, мне она всегда нравилась, вот собственно и все, что я хотел тебе сказать… А сейчас мне пора… Я зайду еще, если ты не против… - Он похлопал сына по плечу и развернувшись быстро ушел.
Постояв немного и придя в себя от неожиданности, Андрей смотрел вслед отцу: «Странно, что это на него нашло…», но думать ему об этом не хотелось и он собрался уже возвращаться в палату, но тут на него налетел Малиновский:
- Жданов, стой! Объясни мне, что тут происходит?
- Что происходит? – Андрей недоуменно смотрел на друга.
- Твоя невеста – Кира! Помолвку никто не отменял! И вдруг – женитьба на Пушкаревой!
- Ты же знаешь, я люблю ее, тем более она беременна!!!
- А ты уверен, что это твой ребенок? Вон Зорькин как глазами зыркает! Того и гляди испепелит тебя взглядом!
- Ром… - Андрей улыбнулся буйной фантазии Малиновского, - Ром…, да уверен я, уверен, иначе меня здесь не было бы.
- Подумай, Жданов! В жизни всякое случается… - Он выставил ладони вперед, - подожди, ты не злись, - Катя может быть и сама не знает от кого у нее ребенок, - Она может…
- Что ты несешь??? – неконтролируемая ярость захлестнула его, накрыла с головой и он с разворота, изо всех сил врезал «другу» так, что Малиновский отлетел в противоположный конец коридора, да так и остался там лежать. Потряхивая рукой (больно все-таки…) он молча вернулся в палату: «Так ему и надо, нечего болтать всякую ерунду… Очухается… Ничего с ним не случится… В следующий раз будет знать, как нести невесть что…».
- Что там за шум? – Елена Санна, сидевшая у постели Кати, вопросительно смотрела на него.
- Ничего, все в порядке, не волнуйтесь. Как Катя?
- Пока спит, но как-то беспокойно.
- Вы устали наверное, может пойдете домой, отдохнете, а я посижу с Катей, тем более ей нужно принести одежду, ну там всякие мелочи – зубную щетку и т.д.
- Ой, и правда, - она встала, - действительно, что же это я, совершенно вылетело из головы, мы недолго, Андрей…, только вы не оставляйте Катеньку одну, мы быстро вернемся.
- Не торопитесь, отдыхайте.
Когда она вышла, Жданов повернулся к Кате. Нежность, светившаяся в его взгляде, могла бы растопить ледяные шапки на полюсах, если бы они попались ему под руку. Он ласково дотронулся до ее щеки, провел пальцами по губам, погладил небольшую впадинку на шее.
- Катя, Катенька, Катюша… - наклонившись он поцеловал ее, - Я с тобой… Я всегда буду с тобой… Только бы все было хорошо!!! – Он снова поцеловал ее легонько в уголок губ, отстранился, снова поцеловал… - Как же я хочу тебя…, Вырвалось у него, опомнившись, Андрей помотал головой, - Да-а, Жданов, клиника на лицо… Самое время об этом думать…, - снова встряхнул головой, - Приди в себя, Жданов, ей только твоих домогательств сейчас и не хватало…

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-11, 14:33 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Лунный свет, освещавший палату постепенно сменялся сначала серым утренним сумраком, потом, сквозь сумрак пробились солнечные лучи, и, день, вступив в свои права, заиграл яркими солнечными лучами, проникающими в палату. Катя медленно просыпалась, она чувствовала себя отдохнувшей и выспавшейся. За последнее время, уже отвыкнув от этого ощущения, она начала потягиваться, как кошка, долго гревшаяся на солнышке, Открыв глаза, первое что она увидела, это - кто бы сомневался – Андрей Жданов, который спал в немыслимой позе, на стуле, изогнувшись так, что Катя просто диву давалась, как он не вывихнул себе шею… Она попыталась дотянуться до него, но Андрей открыл глаза, как будто и не спал вовсе, а все время ждал когда-же она проснется.
- Как ты себя чувствуешь?
Она улыбнулась, его растрепанный вид никак не сочетался с дорогим костюмом и имиджем президента солидной компании, сейчас он был похож на взлохмаченного воробья - галстук съехал на бок, рубашка выбилась из брюк, но все это не играло никакой роли, как только ее глаза встретились с его взглядом. Протянув руку, Катя дотронулась до него:
- Все хорошо…
Она потянула его к себе, он сел к ней на кровать и не торопясь, основательно, начал покрывать поцелуями – сначала ее лицо, потом, опускаясь все ниже и ниже, добрался до шеи, проложил дорожку поцелуев к ее плечу, начал спускаться ниже…
Катя тихонько засмеялась:
- Андрей, что ты делаешь?

***

Увидев удар Жданова, Зорькин не мог поверить своим глазам, а когда тот даже не оглянувшись ушел в палату, Николай сообразил, что между друзьями произошло что-то из ряда вон…: «Грех не воспользоваться…» промелькнула мысль и Николай двинулся к лежащему Малиновскому. Тот застонал и пошевелился. Коля осторожно помог ему принять сидячее положение:
- Вот это ударчик! – попробовал он пошутить.
Но, видно тому было не до шуток, кряхтя и стеная Роман медленно вставал на ноги, наконец поднявшись, Роман как клятву произнес:
- Ты мне заплатишь за это, Жданов! Клянусь! Или я - не Роман Малиновский!
Поднявшись на ноги, Роман, хромая, дошел до скамейки и сел, медленно приходя в себя. Николай стоял рядом и с интересом смотрел на него:
- Простите меня, конечно, но Вам-то до Кати какое дело? Я… в общем-то наслышан о ваших вкусах.
- Да что ты знаешь о моих вкусах? Что!? – Малиновский обрел дар речи.
- Ну… как же… Модельки и все такое… - Николай глупо хихикнул…
- Модельки…, - хмыкнул тот. – Модельки…
- Ну… да…, - Николай недоуменно пожал плечами.
Малиновский молча смотрел на него. Он, честно говоря, и сам не понимал, что с ним творится в последнее время. Вроде бы жизнь течет как обычно – встречи, вечеринки, знойные ночи со знойными женщинами. Но, как будто чего-то стало не хватать, появилась какая-то неудовлетворенность собой. Когда он увидел, как Катя и Андрей смотрят друг на друга, черная зависть медленно стала завладевать его сознанием, а уж когда в палате Катя на него посмотрела, у него вообще все внутри перевернулось: «Ну почему не со мной такое произошло…, почему не я…? Глупый вопрос, на который нет ответа…», а тут еще этот Зорькин – тоже, между прочим, кандидат в женихи, и неизвестно чем все это закончится, когда Пушкарева немного очухается.
Малиновский до сих пор не мог выкинуть из головы картину медленно раздеваемой Кати. Ее образ преследовал его вот уже на протяжении нескольких дней.
Молчание затягивалось. Зорькин слегка покашлял, пытаясь напомнить о себе мужчине, смотревшему на него таким странным взглядом.
- Простите, но я так и не понял, причем тут Катя?
- Катя… а… Катя… тут не причем, я Андрея дожидаюсь… да… Андрея… - Роман пытался себя убедить, что это так, но у него не очень получалось.

***

Катя тихонько засмеялась:
- Андрей, что ты делаешь?
- Как это что? Восполняю упущенные возможности и потерянное время… - ответил он продолжая целовать ее.
- Андрей…, - Катя попыталась приподняться, но комната закружилась вокруг нее и она упала обратно на подушку…
- Катенька…, - Жданов с тревогой вглядывался в ее лицо.
- Все в порядке, - через некоторое время комната перестала вращаться, - Все в порядке, правда-правда…

***

Несколько недель пролетели как миг. Несмотря ни на что, Катя была счастлива –Андрей снова рядом и кажется действительно ее любит. Только вот ее несколько смущали два момента. Первый – это то, что от Романа Малиновского каждый день она получала по огромному букету алых роз, интересно чтобы это значило? Второй – это то, что Николай кажется спятил, потому как от него тоже поступали огромные букеты только не алых, а бордовых роз. Впервые получив по букету от каждого, Катерина лишь удивилась и выкинула это из головы, но когда каждый день стало повторяться одно и то же – тут даже Андрей стал спрашивать ее с чего бы это. Недоуменно пожимая плечами, Катя решила при первой же возможности выяснить, что такое тяжелое упало им обоим на головы, что они завалили ее цветами. И все же чувствуя себя абсолютно счастливой, Катя немного побаивалась этого, такого непривычного для себя состояния. Она боялась, что произойдет что-то и снова все окажется лишь дымкой, которую развеял утренний ветер и она снова поймет, что все лишь игра ее воображения.
Вот уже и день выписки. Счастливый и такой радостный Андрей, подхватил ее на руки и закружил по палате:
- Наконец-то, Катенька… - начав ее целовать, он снова не смог остановиться, Катерине пришлось самой тормозить процесс…
- Андрюш…, ну Андрюш…, ну потерпи, - Катя улыбалась, ее улыбка, казалось, освещает все вокруг радостным светом, Андрей не удержался, потянулся к ней и начал снова жадно ее целовать:
- Катя, Катенька, - бормотал он в перерывах между поцелуями, - Ты мое счастье, моя радость.
- Андрей, Андрей, перестань, - Катя радостно смеялась, - Так мы никогда не попадем домой.
- Точно, никогда не попадем, - Андрей уже еле владел собой, он готов был сорвать с нее одежду и прямо здесь овладеть ею. Но все-таки, каким-то чудом ему удалось остановиться.
Выйдя из палаты он преодолел препятствие в виде больничных коридоров за рекордно короткое время, Катя у него на руках весело смеялась. Добравшись до машины, Андрей посадил туда Катю, сам сел за руль:
- Уф, едем. – Он завел мотор, и машина тронулась.

Привезя ее к себе домой, уложив в постель и приказав строго настрого отдыхать (как будто она успела устать), Андрей Жданов умчался в «Zimaletto», запущенные дела требовали скорейшего разрешения. Катя осталась одна, хотя скоро должны были подъехать ее родители, но пока что-то их не было.
Звонок телефона раздавшийся в гостиной, немного испугал ее, но все же взяв трубку, у нее не возникло никаких дурных предчувствий, да и женский голос знакомым не казался:
- Он с тобой только из-за ребенка, ты ему не нужна… - Катя сначала не поняла,
- Вы видимо не туда попали…
- Твой Андрей тебе изменяет…
- Перестаньте говорить глупости, ваши шутки неуместны… - Катя бросила трубку, - Какой-то кретин развлекается…, телефон зазвонил снова… - Не буду больше брать, пусть звонит, надоест же им когда-нибудь…
А телефон все звонил и звонил…

***

Женщина положила трубку, ядовито ухмыльнулась и потерев ладони произнесла:
- Может теперь до этой дуры дойдет, с кем она связалась, а не дойдет… ну что ж… придется применить другие методы…
И грациозной походкой вернулась за свой столик в ресторане. Мужчина находившийся с ней за столиком заинтересованно спросил:
- Куда это ты звонила?
- Да так, одной подруге, но не застала…
- Какой такой подруге?
- Не ревнуй милый, я действительно звонила подруге, если не веришь на, посмотри в мобильнике…
- Нет, что ты, солнышко, я верю, верю…
И Виктория Клочкова, удовлетворенно улыбнувшись, чмокнула мужчину в щеку.
Малиновский, не сумевший в этот раз отбиться от приставаний Вики, и пригласивший ее в ресторан, подозрительно смотрел на нее:
- Что на сей раз затевает эта… эта… - у него вертелось на языке словечко, но произносить его вслух все же не стоило. – Стоило бы, конечно, посмотреть ее мобильник… Малиновский напряженно размышлял. - На что только не пойдешь ради любимой женщины… - И Малиновский опять окунулся в воспоминания о Кате. – Как она там, что делает, как себя чувствует, понравились ли ей розы…Он и с Викой связался только из-за того, что однажды она проговорилась об их с планах в отношении Пушкаревой. Ну ладно Кира, это еще он мог понять, брошенная женщина способна на многое, но вот Маргарита! От нее он такого не ожидал. И вот теперь, он вынужден таскать с собой Викусю, только ради того, чтобы быть в курсе их планов. Сейчас Вика явно звонила Кате, но вот как это проверить? Роман тяжело вздохнул, неужели опять тащить ее в постель!? Только не это… Его аж передернуло от отвращения.

***

Наконец-то телефон замолчал. Катя уже отчаялась и готова была снова взять трубку, кто бы это ни был, надо выяснить, зачем ему это нужно? Помолчав некоторое время, как будто раздумывая звонить - не звонить, телефон затрезвонил снова. Не выдержав, Катерина схватила трубку:
- Не смейте, слышите, не смейте поливать грязью Андрея, я все равно Вам не поверю!!!
- Катя!? Что случилось, Кать? – В своем кабинете Жданов, названивавший домой, и не получавший ответа, извелся от беспокойства и собрался уж было бежать туда сломя голову, ожидавший чего угодно, но только не этого, снова спросил: - Тебе звонил кто-то? Что случилось?
- Андрей… - Катя растерянно замерла с трубкой в руке… - Д-д-а ничего, просто кто-то хулиганит по телефону, вот и все.
- Кать… - Андрей недоуменно посмотрел на трубку, даже сквозь телефон было видно, что она недоговаривает… - Кать, ты же не умеешь врать, что забыла? Давай выкладываю, что случилось?
- Приезжай поскорей, давай дома поговорим…
- Еду… - и он сорвался с места, только бумаги со стола разлетелись в разные стороны.

***

Три человека собрались на очередное совещание. Их план начинал постепенно вырисовываться. Начальный этап стартовал достаточно успешно, но, реакция Катерины была несколько не такой, на которую они рассчитывали, из-за этого наметилась небольшая задержка в исполнении задуманного. План продвигался медленнее, чем им того бы хотелось. Только все равно, им не привыкать дожидаться своего часа. Что бы ни случилось, уж теперь-то они своего добъются!!!

***

Навстречу Николаю Зорькину шла ослепительно красивая женщина и приветливо ему улыбалась. Он даже сначала не сообразил – кто это? А потом, до него дошло – это же Кира, бывшая невеста Андрея Жданова. Только почему она ему улыбается?
А Кира, шла навстречу Зорькину и улыбалась, что было сил, аж скулы сводило от усилий. В их плане он занимал не последнее место (как орудие по уничтожению Пушкаревой – он был пожалуй важнее всех остальных, задействованных ими в этой истории). Сейчас все зависело от нее – Зорькин должен был на это клюнуть, просто обязан был. Иначе все сорвется, а этого допустить уже никак нельзя. А тут еще Малиновский крутится под ногами, просто вдруг ни с того ни с сего начал ухлестывать за Викой, а та и уши развесила. Что-то в этом все было не то. Да и на Малиновского не похоже – что бы второй раз да на одни и те же грабли!? Н-е-е-е-т, здесь явно что-то нечисто… - Так думала Кира Юрьевна Воропаева идя навстречу Николаю Зорькину и собираясь включить на полную мощь все свое обаяние, во имя ее МЕСТИ Пушкаревой. После сцены в больнице, у Киры осталась только одна мысль – ОТОМСТИТЬ, и только одно чувство – НЕНАВИСТЬ. Только это все еще держало ее в этой жизни, не давало окончательно сорваться в пропасть. И поэтому Кира шла, и шла, и шла, шаг за шагом преодолевая разделяющее их расстояние…

Николай сначала испугался, даже собирался развернуться и пуститься наутек, но в его голове родилась идея: «…а что если…» и эта идея, принимая все более совершенные очертания, толкнула его навстречу Воропаевой.
- Здравствуйте… - немного помявшись, произнес он.
- Привет! – улыбка Киры была само радушие и доброжелательность. – Как дела?
- Н-н-ормально… - несколько оробев, Николай во все глаза смотрел на эту женщину. – «Не может быть! Или я чего-то не понимаю, или она строит мне глазки! Значит, Вы пошли «Ва-Банк» Кира Юрьевна. Решили моими руками…» - Коля ухмыльнулся про себя, ну-ну, мы тоже не лыком шиты, посмотрим кто кого переиграет. Вы забыли об одном, Кира Юрьевна, как вы сами сказали, мы с Катериной два сапога – пара, нас не так-то легко надуть, так что это только первый раунд, милейшая Кира, только первый раунд…

***

Маргарита зашла в кабинет к Павлу:
- Паш, послушай, тебе не кажется, что Андрей засиделся на месте? Что ему не мешало бы съездить в командировку, что-ли? Зарядиться новыми впечатлениями, идеями, а то он в последнее время какой-то не такой стал…
- Да ты что? А как же Катя? Ведь она только что из больницы, после такой аварии, ты что? С ума сошла!?
- А что Катя? У нее есть семья, есть мы в конце-концов, она же будет не одна!? А вот Андрею надо немного отвлечься от всего этого…
- Не знаю, не знаю… - Пал Олегыч с сомнением смотрел на жену, не нравился ему в последнее время загоревшийся огонек в ее глазах, не добрый такой огонек. – Я не думаю, что ему куда-то надо ехать именно сейчас, вот Катя окончательно встанет на ноги, поправится, может быть даже ребенок родится, а потом посмотрим…
Маргарита не ожидала, что Павел начнет так возражать и попыталась снова, но и во второй раз ничего не вышло. Пришлось ей покинуть кабинет мужа ни с чем – вот это уже был провал, который не вписывался в их план никоим образом. Надо было убирать Андрея с места действия каким-то другим образом, только вот каким?... Да, просчитывать приходилось практически на несколько шагов вперед, что не всегда приводило к успеху, приходилось чем-то компенсировать неудачи… - Но это ничего, все в наших руках… - Маргарита шла и направление ее мыслей испугало бы любого, кто в эти мысли случайно заглянул…

***

Влетев в квартиру, Андрей кинулся к Кате:
- Катенька, что…? – Договорить он не успел, телефон зазвонил снова. Почувствовав, как вздрогнула Катя, он схватил трубку, раздавшийся в телефоне голос и слова, которые этот голос произносил, привели Андрея в бешенство:
- Кто это говорит? - Холодная ярость в его голосе, могла испугать любого, - Не смейте сюда больше звонить, ВЫ СЛЫШИТЕ, иначе горько об этом пожалеете! - Андрей швырнул трубку на аппарат и вернулся к Кате, обняв ее, он почувствовал, как она дрожит.
- Катенька, ты только не волнуйся, я обязательно разберусь, кто бы это не был, он заплатит за все!
Телефон зазвонил снова, - ну все, сейчас они у меня получат, - Андрей схватил трубку и:
- Ну все, вы меня достали, как вы посмели говорить моей жене эти гадости…
Голос Малиновского, прервал его, - Андрей, что случилось, кто-то угрожал Кате?
- А-а-а… Ром, привет! Да, развлекались тут по телефону, Катя переволновалась, конечно, но ничего, я разберусь …
- Жданыч, подожди, я кажется знаю, кто звонил, я приеду, можно? А, кстати, ты говоришь - жене-жене, а свадьба-то когда?
- Давай приезжай, а со свадьбой мы еще не определились, времени не хватило… пока…
Он положил трубку, - Кать, сейчас Малиновский приедет, он говорит, что знает, кто звонил…
Катя подняла на Андрей глаза, - Кто-то меня ненавидит, но это не Кира, ее голос я бы узнала, это кто-то еще, но кто?
- Кать, ты давай приляг, а то тебе сегодня досталось, только из больницы и такое…
- Не хочу я лежать! – Возмущению Кати не было предела, - я беременна, а не инвалид!
- Я знаю, Кать, - Андрей осторожно заправил ей за ушко выбившуюся прядь, погладил ее по щеке, легонько поцеловал, - если ты будешь хорошей девочкой, то тебя ждет сюрприз сегодня вечером, - он лукаво усмехнулся, - Ну, Кать, ну пожалуйста, не упрямься… - Он поднял ее на руки и отнес на кровать, заботливо укрыв одеялом.
- Все, отдыхать! Ты слышишь меня! – Андрей присел рядом с ней.
Только очутившись на кровати, она поняла – как безумно устала от сегодняшней нервотрепки, без Андрея она чувствовала себя здесь не в своей тарелке, но он пришел – и снова все хорошо, истома разлившаяся по ее телу от его прикосновений, поцелуев привела ее в состояние тихого счастья – Ты только не уходи, посиди со мной… - Катя взяла его за руку… - Я соскучилась…
- Конечно, солнышко, я здесь, я не уйду, ты отдыхай… - Андрей смотрел, как закрываются ее глаза и желваки заиграли у него на скулах, он любой ценой достанет этих телефонных мерзавцев, чего бы это ему не стоило, они заплатят, самую высокую цену, за каждую слезинку его Кати, за каждый неприятный момент, который ей пришлось пережить по их милости…
Звонок, теперь уже в дверь, оторвал его от мрачных раздумий, осторожно встав, чтобы не разбудить ее, он на цыпочках отправился открывать.
- Привет… - прижав палец к губам, Андрей шепотом поприветствовал закадычного друга, - Проходи, рассказывай…
- Понимаешь… - Роман, не знал с чего начать, - В общем, я начал ухаживать за Викой…
- Ты… за Викой… - Андрей засмеялся… - Что это на тебя нашло?
- Подожди, не перебивай. Так вот, а начал я за ней ухаживать, после того, как услышал одну фразу, впрочем не важно… Важно то, что Кате, похоже, звонила Вика, ты не можешь мне сказать в котором часу был звонок?
- Не могу, как-то сразу не сообразил, а теперь она уснула, но я спрошу, как только проснется, обязательно…
- В общем, если звонок был где-то в середине дня, то это точно Вика… И не спрашивай меня, откуда я это могу знать, сначала я все выясню сам, а потом уж… А то вдруг я ошибаюсь? Знаешь, Жданыч, - Малиновский быстро взглянул на Андрея, - когда ты ударил меня в больнице, я подумал: «Ну все, ты за это заплатишь…», а потом, со временем, я решил что ты был прав, такое сокровище, как Катя – надо беречь. Не каждому выпадает такая удача в жизни!
- Малиновский!? – Удивлению Андрея не было границ, - Ты ли это!? Ты что, поменял взгляды и модели тебя больше не привлекают что-ли? Малина очнись, это не для тебя!? Слышишь!? Кстати, я тебе еще припомню все эти РОЗЫ!!! Кате скажи спасибо, а то я бы…
- Да ладно, Андрей, я понял… понял… Катя твоя… ВСЕ – это аксиома… Это не оспаривается, не обсуждается и вообще… - Малиновский почему-то расстроился… Отвернувшись от Жданова и подойдя к окну, он молча смотрел на город – все куда-то бежали, торопились, боялись опоздать, не успеть, жизнь текла как-будто мимо него, а он – Роман Малиновский – превратил свою жизнь в заколдованный круг, точнее в бег по этому кругу и никак не мог сойти с дистанции, из года в год повторяя одно и то же, только вот теперь…
- Ром… - голос друга вернул его к действительности, - что с тобой творится в последнее время?
- Понимаешь…я…хотел… давно тебе сказать…, но… видишь-ли…
Этот бред Малиновского уже порядком надоел Андрею.
- Ну, давай, говори, не тяни… - Жданов уже начинал выходить из терпения, все это никак не походило на Малиновского, что с ним, черт возьми, произошло?
А Роман смотрел на Жданова и никак не мог решиться, ну не мог он сказать, что до безумия любит одну женщину, которая даже не подозревает об этом, которая уже принадлежит другому и этот другой его лучший друг. И находится с ними рядом выше его сил, поэтому он должен уйти, чем скорее тем лучше – пока не увидел Катю, потому-что тогда он пропал! Пропал навсегда для остальных женщин, пропал совсем – потому-что видеть ее и не прикасаться к ней – это мука, почище Дантова ада. В лучшем случае он потеряет их обоих, а в худшем – он даже боялся думать о том, что может произойти в худшем случае…

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-11, 14:35 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Малиновский был не одинок, в своей отчаянной любви к Кате. Еще одного мужчину посещали подобные мысли.
После встречи с Кирой Воропаевой, Николай никак не мог прийти в себя. Ее улыбки, ее заигрывания настораживали его все больше и больше. Они посидели в ресторане, погуляли по городу и Николай все больше и больше проникался уверенностью в том, что его используют, причем в темную, - Наверняка это связано с Пушкаревой! – думал он, наконец добравшись домой. До него постепенно стала доходить одна очень простая мысль: «Его сегодня приняли на работу в банк, причем, даже собеседования, как такового, в общем-то не было, прочли его резюме - и все! Вы приняты – Николай Зорькин! Наверняка к этому тоже приложила руку Воропаева! Ничего себе – Кира Юрьевна, как же вы высоко меня цените, даже не поленились – устроили меня на работу, только вот зачем Вам это? Или это не вы? Тогда кто?» - Зорькин все больше убеждался в том, что его втягивают в какую-то игру, в которой он лишь пешка. А целью данной многоходовой комбинации является Пушкарева. – Да-а-а… Обложили тебя Катька, со всех сторон, но ничего, ничего – я с тобой, ты же знаешь! Мы прорвемся – как всегда! Только ты не падай духом, береги себя, а я уж тебя не подведу. Даже твой Жданов мне не помешает тебя защитить, как бы не старался! – Николай в тишине своей комнаты давал молчаливую клятву верности подруге – самому дорогому для него существу, вошедшему в его жизнь так давно, что он и не помнил даже, когда все это началось. Завтра он снова встречается с Кирой и уж он постарается, чтобы Кира поверила в то, что он увлекся ею. Только вот, надо срочно посоветоваться с Катькой, он должен выглядеть на все 100%, одет с иголочки и должен стать джентльменом в кратчайшие сроки. Короче, рассиживаться некогда и Николай, одевшись, двинул к Пушкаревой. Позвонив в ее квартиру, он уже предвкушал разговор с ней, но открывшаяся дверь нос к носу столкнула его с Валерием Сергеевичем:
- А-а-а… Катя? Где она? – Николай заглянул за плечо ее отца. Она всегда выходила ему навстречу.
- Катя? А… она у Жданова.
- То есть как? – Николай не поверил своим ушам – Как это у Жданова?
- Вот так вот… Он увез ее к себе.
- А… Вы… Что же вы… Как же вы… - Зорькин от удивления стал даже заикаться.
- А что я… Я повез Елену домой, она не очень хорошо себя чувствует, тем более что Жданов поклялся мне, слышишь - он поклялся, что Катя у него в безопасности!!! И я ему верю!!! Верю я ему!!!
- А-а-а… Ну ладно… - Николай повернулся и начал спускаться по лестнице, но тут до него дошло, что он не знает адреса Жданова, - Постойте, дядь Валер… А адрес Жданова Вы знаете? Мне срочно надо с Катькой поговорить!
- Знаю, знаю… Сейчас… На…
- Спасибо, дядь Валер… Ну… Я пошел…
- Иди… уже… иди.
Дверь закрылась и Зорькин направил свои стопы в сторону квартиры Жданова Андрея Павловича, у которого в данный момент находилась Катька.
- Что-ж ты творишь, Катерина Валерьевна! – бормотал Коля себе под нос продвигаясь к намеченной цели.
Подойдя к дому, Николай несколько засомневался – заходить или не заходить, а потом решил: «А была не была! Мне ведь с Катериной поговорить надо? НАДО! Надеюсь она удержит Жданова от мордобоя!».
Позвонив в дверь, он с некоторой опаской стал ждать, готовый в любой момент отскочить и рвануть прочь. Дверь открылась и знакомый голос произнес:
- А-а-а…. Вот и еще один поклонничек пожаловал… Что ж вы как птицы осенью – сбиваетесь в стаи. Ладно – шутка – проходи… Андрей с ухмылкой проводил Николая в гостиную. Ступив на порог комнаты Зорькин обомлел. Малиновского он здесь застать уж никак не ожидал, после их памятного разговора в больнице. Немного помявшись, Коля произнес:
- Извините, что помешал, но мне срочно нужна Катя. У меня к ней очень важный разговор.
- А Катя спит… - Андрей с подозрением уставился на непрошенного гостя, - А собственно в чем срочность, может быть вы скажете мне, а я передам?
- Это касается только меня и Катерины, если она сочтет нужным, она Вам все сама расскажет. – Николай все больше начинал нервничать. Эти двое просто сверлили его глазами. Потом Малиновский произнес:
- А тебе не кажется, друг мой Жданов, что Г-н ЗорькИн пришел сюда по тому же поводу, что и я.
- Кажется, друг мой Рома, ой как кажется – и мужчины молча с ухмылочками двинулись к Николаю, - сказать что он испугался, это значит ничего не сказать, от одного он бы еще отбился, но от двоих сразу????? Медленно продвигаясь, как ему казалось, к входной двери, он уже мысленно рисовал себе путь к бегству, когда Жданов произнес:
- Знаете, Николай, мы очень беспокоимся о Катерине, и если вы что-нибудь знаете об этих звонках, то лучше скажите нам сразу!
Весь страх из Коли улетучился в мгновение ока, - О каких звонках? С ней что-то случилось? Да говорите же вы!? – теперь уже Николай медленно наступал на растерявшихся, от такого напора, друзей, - Если с ней что-нибудь случится…
Но договорить ему не дали. Жданов первый сообразил что к чему:
- Так, Малина, давай, быстро вводим его в курс дела. Он лучше знает всех ее знакомых, может чего умное скажет и широко улыбнувшись, похлопал Николая по плечу, - проходи, садись, поговорить надо.

***

Через несколько часов у всех троих головы гудели от обилия версий, предположений и возможных действий со стороны неприятеля. После того, как они немного успокоили Николая и рассказали ему о загадочных звонках, а он им о его разговоре с Кирой, им всем все сразу стало ясно. Теперь предстояло разработать некий план контр мер, по предотвращению нанесения вреда их Катеньке. Жданов вначале разворчался по поводу цветов от некоторых, но его быстренько попросили замолчать, выступившие единым фронтом Малиновский с Зорькиным, напомнив Жданову, что каждый имеет право дарить цветы кому пожелает, а если Кате они не понравились, вот она проснется и сама им об этом скажет, после чего Жданову ничего не оставалось как только смириться с присутствием этих двух охламонов в жизни Екатерины. Радости тут было конечно мало, но и изменить что-то, по крайней мере пока, тоже не представлялось возможным.
Дверь в спальню начала открываться, и оттуда вышла заспанная, еще не до конца проснувшаяся, любимая женщина вышеназванной троицы. Как по команде, все дружно бросились к ней. Гонку, как и положено, выиграл Андрей. Подлетев к ней, он подхватил ее на руки:
- Катенька, что ты делаешь? Тебе надо лежать! – Он осторожно внес ее в гостиную и посадил на диван.
Сказать, что Катерина удивилась, это ничего не сказать. Она сидела на диване и смотрела на мужчин, стоявших напротив нее практически по стойке смирно и смотревших на нее одинаково встревожено.
- Я чего-то не понимаю. Откуда Вы все здесь взялись? Что здесь вообще происходит? Андрей?
- Катюш… Ты только не волнуйся… Понимаешь, мы кажется определили кто звонил тебе сегодня. Понимаешь, мы пока до конца не разобрались зачем это им все надо, но тебе лучше не выходить из дома одной, да и дома одной оставаться тебе бы не надо.
- Интере-е-е-е-сно! И как вы себе это представляете? А? КАК? Я что, даже погулять не смогу выйти?
- Кать, можешь конечно, Кать… подожди, не сердись… - Андрей попытался ее утихомирить, увидев как ее лицо становится все сумрачнее. - Катюш, мы же о тебе беспокоимся, и не забудь, что ты беременна, всякое может случиться, а так кто-то из нас всегда будет тебя сопровождать туда, куда ты захочешь.
- То есть, если вдруг мне срочно куда-нибудь понадобиться, я должна дожидаться, пока кто-нибудь из Вас не соизволит меня проводить!? – Катерина разозлилась не на шутку. – Знаете что я Вам скажу…
Но тут эстафету перехватил Николай:
- Катька, прекрати строить из себя невесть что, подумай лучше головой – если звонивший хотел просто напугать тебя, то тогда ты права, опасаться в общем-то нечего, но в свете последних новостей, я готов согласиться со Ждановым, есть реальная опасность и ты должна с этим считаться.
- Каких-таких новостей!? – Катерина просто кипела от злости. – Вы что…
- Кать…, - вступил Малиновский, - Кать, ты же разумная женщина и должна понимать… Да… Должна понимать! Что просто так, мы не стали бы тебе всего этого говорить…
Пушкарева смотрела на этих ненормальных и тут до нее дошло, что видимо сумасшествие заразно, вот только где они успели его подхватить, да еще и все трое сразу? Вопро-о-о-с!

***

А в это время на другом конце города, в другой квартире тоже собралось экстренное совещание. Три женщины делились новостями и достигнутым успехом, правда каждая в рамках своего задания.
- Ну что-ж, - подвела итог Маргарита - неплохо, совсем неплохо! Вроде бы в непосредственный контакт с противником мы вошли. Теперь слушаем меня! Прием конечно старый как мир, но ничего лучшего в голову мне пока не пришло. Дело вот в чем – Андрей Катерину не бросит, это ясно как божий день, значит… - Она обвела взглядом свою команду, - значит Катерина сама должна бросить Андрея!
- Но как… - Вика недоуменно смотрела на нее – Как это?
- Маргарита, вы – гений! – До Киры дошло быстрее.
- Конечно, я гений, вы бы тоже стали гениями, если бы Вам пришлось спасать своего сына из лап этой… этой… - захлебнувшись от злости Маргарита не могла договорить. Немного остыв, она продолжила, - мы сделаем вот что – Кира, ты под благовидным предлогом напрашиваешься в гости к Андрею, ждешь пока Катя уйдет и всеми правдами и неправдами пьешь с ним чай, причем в чай ты должна положить снотворное и проследить чтобы он выпил его!!!!! Поняла!!!!! Не дав Кире ответить ни слова, она повернулась к Вике – Вика, ты нейтрализуешь Малиновского, причем желательно на как можно больший срок, понятно? Чтобы ему некогда было даже вспомнить об Андрее!
- Поняла! – Клочкова плотоядно ухмыльнулась, так сказать совмещу приятное с полезным.
- Вот-вот, совмести… - Маргарита задумчиво пожевала губу, - Кира, еще надо будет сделать так, чтобы Андрей увидел Катю с Николаем вместе, желательно в интимной обстановке, детали проработаешь сама. Но учти, после всего этого надо будет сделать так, чтобы они не смогли поговорить, иначе все пропало. А так Катя будет думать, что Андрей ее предал, а Андрей будет думать что предала его Катя! Вот и пусть остаются при этих убеждениях. Ну вот, пока это все. За работу девочки! Удачи! Она нам ой как пригодится.

***

Продолжая смотреть на стоявших перед ней троих мужчин, Катерина никак не могла прийти в себя от возмущения. Они, да как они посмели распоряжаться ее жизнью, она сама себе хозяйка и будет ходить куда хочет и когда хочет.
- Кать… - Николай наконец-то решил озвучить проблему стоявшую перед ним. – Кать… Мне нужна твоя помошь. Понимаешь, я тут познакомился с… - болезненный толчок под ребра заставил его замолчать, он недоуменно посмотрел на Жданова, тот покачал головой из стороны в сторону, это покачивание означало только одно – ни слова про Киру! По крайне мере Николай понял это так! Он возмущенно дернул плечом, подумав, что Жданов совсем уж его за идиота держит! Отодвинулся от него и продолжил – Так вот я познакомился с девушкой и мне надо научиться вести себя и выглядеть соответственно, поможешь Кать? – Николай вопросительно смотрел на подругу, которая в свою очередь теперь уже недоуменно смотрела на все эти телодвижения, стоящих напротив нее мужчин.
- Конечно, Коль, помогу конечно! Завтра же мы пойдем по магазинам, - протестующий возглас, вырвался у всех троих одновременно, но озвучил возражения только Андрей:
- Зачем, Кать? Зачем тебе ходить куда бы то ни было, закажи все на дом, и здесь Николай все и приобретет, зачем же так нагружать себя, ты же только что из больницы.
- А затем, - Катерина опять начала выходить из себя, о чем думают эти олухи, ей же все равно надо гулять, дышать свежим воздухом, а прогулка по магазинам и ей не помешает, пора уже готовится к появлению малыша и купить кое-что для себя, старая-то одежда становится тесноватой, - затем, что мне тоже надо купить себе что-нибудь из одежды, это понятно?!
Жданов все еще сопротивлялся, - Ты скажи что, а я все куплю.
(- Ага, купит он! - мысли Катерины были полны скепсиса, - Как бы не так! ) Вслух же она произнесла, - Если хотите мы можем пойти вместе, тогда вы успокоитесь наконец!
Мужчины быстро переглянулись и одновременно кивнули головами, это выглядело настолько комично, что Катерина рассмеялась, а за ней рассмеялись и остальные.
- Ну вот и ладненько, завтра же, с утра, и пойдем!
Проводив друзей Катерина села на диван и вопросительно посмотрела на Андрея:
- Может быть все-таки мне объяснят, что тут произошло, а?
- Катюш, - Андрей немного заколебался, говорить – не говорить? – Катюш, мы кажется знаем, кто тебе звонил сегодня, понимаешь? И кажется знаем, что у этих людей на уме, поэтому тебе надо поберечься, кто знает на что они способны?
- И кто же эти ОНИ? – Катерина с легкой усмешкой смотрела на него, ни на секунду не поверив в его слова. Кому и зачем понадобилось бы причинять ей вред. Никому ничего плохого она не сделала, если только КИРА, но голос в телефоне был не ее, так что просто видимо кто-то ошибся номером или просто решил поиздеваться, вот и все, а они уже напридумывали бог весть что, и сидят радуются как мальчишки. В общем она решила не обращать внимания на всю эту ерунду.
- Кать, пожалуйста, отнесись ко всему этому серьезно, прошу тебя, - Андрей не на шутку встревожился, увидев, что Катя не воспринимает это все всерьез.
- Хорошо, хорошо, - Катерина поняла, что они будут ее доставать, до тех пор, пока она не согласится с их точкой зрения, - ну и ладно, она сделает вид, что согласилась, а поступать все равно будет по-своему.

Несколько дней прошли относительно спокойно, они назначили день свадьбы, устроили поход по магазинам, накупили кучу нужных и ненужных вещей, Катя была счастлива, наконец-то они вместе с Андреем! Единственным темным пятном в эти дни, было то, что Маргарита, мать Андрея, не разговаривала с ней и делала вид, что ее вообще не существует, зато Пал Олегыч просто светился от удовольствия и помогал всем чем мог.

Утром, Катерина проснулась с ощущением необычайной легкости во всем теле, сладко потянулась и открыла глаза. На нее с необычайной нежностью и любовью смотрели черные, как уголь глаза ее любимого мужчины, легкий поцелуй и… как всегда этим дело не ограничилось, это уже превращалось в некий ритуал, который не становился менее приятным от того, что повторялся каждый день.
Когда, Андрей и Катерина, довольные и умиротворенные, встали, приняли душ и сели завтракать, она напомнила:
- Андрюш, ты помнишь, мне сегодня на осмотр…
- Я тебя отвезу, - Андрей посмотрел на свою будущую жену и его глаза как всегда засияли, при взгляде на нее.
- Нет, это ни к чему, меня проводит мама… Мы с ней так давно не виделись. Ну пожалуйста, Андрей, не возражай…
- Ну, ладно, - Андрей скрипя сердце согласился.
- Тогда я пошла? – Катя встала из-за стола и взяв сумочку пошла к двери.
Раздался звонок в дверь.
- Это мама… - Катя быстро открыла дверь, - Мам привет! Я уже готова, идем…
- Здравствуй, Андрей, - Елена Санна приветливо улыбнулась будущему зятю. – Привет, Катенька!
- Андрюш, мы пошли. – Они вышли, дверь захлопнулась.
Оставшись один, Жданов неторопливо допивал свой кофе, улыбаясь собственным мыслям. Опять раздался звонок в дверь.
- Кать, что-то забыла… - слова замерли у него на губах, перед ним стояла Кира.
- Привет! – улыбаясь, произнесла девушка остолбеневшему от неожиданности Жданову, - может быть ты меня все же пригласишь, мне очень надо с тобой поговорить!
- Входи, - отмер Андрей.
- О-о, ты пьешь кофе, можно мне присоединиться? - Кира мило улыбаясь прошла на кухню.
Немного придя в себя от неожиданности, Андрей прошел на кухню следом за Воропаевой, где она уже разливала кофе по чашкам. Поставив чашки на стол, Кира внимательно смотрела на него.
- А ты изменился. – Она слегка улыбнулась.
- Кир…- Андрей замялся. Не зная что ответить, он схватил со стола чашку с кофе и сделал приличный глоток.
- Не волнуйся, Андрюш… Я пришла сюда не для того, чтобы выяснять отношения. Я просто хотела расставить все точки над и… И еще, я хотела спросить – может мы могли бы остаться друзьями?
- Кир, я…
- Подожди, дай я скажу…
От облегчения, что не будет очередного скандала, Жданов резко выдохнул. Сидя и потягивая кофе он ждал, что скажет Кира.
А она внимательно наблюдала за ним, - Как же ты все-таки глуп, - мысленно усмехнулась она, наблюдая как его веки закрываются и он проваливается в глубокий сон.
- Андрюш, что с тобой? – Она помогла ему встать на ноги и повела его в сторону спальни.
- Кир, что ты делаешь? – Язык Андрея заплетался, он не понимал, что с ним, что вообще происходит? Промелькнувшая, быстрее молнии, мысль была настолько ужасна, что… Но додумать он не успел, сон сморил его окончательно.
Положив Жданова на кровать, Кира раздела его, потом разделась сама и легла рядом. Теперь оставалось только ждать.

***

Малиновский нехотя потянулся, открыл глаза и сладко зевнул. Вика конечно дура, но… Кое-чего у нее не отнять, нда-а, не отнять. Он снова сладко потянулся.
- Викусь, встаем что-ли? – Роман взглянул на лежавшую рядом Клочкову.
- Встаем, а то мне еще за Ждановыми-старшими ехать.
- Зачем, Вик? – недоумение Романа было неподдельным.
- Мне нужно отвезти их в одно место, - Виктория хитро улыбнулась.
- То есть, - Малиновский насторожился, - Викусь, что за вечные тайны у тебя? Надоело, ей богу. – он сделал вид что обиделся, а сам напряженно размышлял, что там еще придумала эта троица?
- Ром… Ну Ром… Ну ты же сам говорил, что Пушкарева отняла у тебя друга, говорил?
- Ну говорил, и что? – Малиновский все больше и больше начинал волноваться.
- Ну вот, мы и придумали, как сделать так, чтобы она его бросила! – и Клочкова гордо посмотрела на Романа.
- Что-о-о-о? – вопль Малиновского был неподдельным.
- Вот… - удовлетворенная такой реакцией Виктория продолжала…

После всего услышанного, на Романа сначала напал столбняк, а потом он с лихорадочной скоростью начал соображать:
- Так… Жданов спит… Катерина с минуты на минуту вернется… Что делать? Что делать? – он медленно, как будто нехотя встал с кровати, и направился в душ… - Телефон… взять с собой телефон… - первая внятная мысль, немного отрезвила его… - Зорькин!!! Точно!!! Он сможет!!! – Быстро набрав номер и коротко обрисовав ситуацию, Малиновский шепотом рявкнул – Быстро дуй к Андрею, делай что хочешь, но чтобы к приходу Кати, Киры там не было и следов ее пребывания не было тоже, ты понял!!! Ты меня понял!!! – яростно повторил он в трубку, но в ответ услышал лишь короткие гудки.

Николай уже мчался к дому Андрея:
- Только бы успеть, только бы не опоздать, - взлетев на этаж, он рванул дверь квартиры и не долго думая помчался в спальню, картина представшая перед его глазами, бросила его в дрожь… Не долго думая, он схватил Киру за руку и стащил с кровати:
- Быстро встала, оделась и идешь со мной!!! – ярость захлестнула его с головой – Через три минуты, если ты не будешь готова, то пойдешь в том виде, в котором есть!!! Поняла!!!
Неожиданность всего произошедшего, как будто парализовала Киру, все происходящее казалось ей дурным сном - непонятно откуда взявшийся Зорькин, полыхавшие яростью его глаза, голос произносивший слова, доносился как-будто сквозь вату, ее одежда невесть откуда появившаяся перед ней и вдруг… Звук открываемой двери, голос Пушкаревой… и Зорькин, быстрее молнии метнувшийся к ней и потащивший ее куда-то… Швырнувший ее на что-то мягкое и сам навалившийся сверху… Его поцелуи и возмущенный женский возглас…
- Николай Зорькин, ты что себе позволяешь?
Немного отдышавшись, Кира подняла голову и увидела, что на них смотрят две женщины.
- КОЛЯ!!! – голос Пушкаревой перекрыл все звуки в этой комнате.
- Что Коля, что Коля? - Зорькин неумело пытался разыграть смущение, но Катерина была настолько ошарашена всем происходящим, что не заметила этого.
- Как ты здесь оказался, что все это значит?
- Ничего это не значит… - огрызнуться тоже не очень получилось, поэтому он постарался, как всегда, побыстрее смыться, пока до Катерины не дошел весь смысл происходящего – да уходим, мы уже уходим, подумаешь? – Зорькин схватил Киру в охапку, кое-как накинул на нее то, что подвернулось под руку и вытащил ее на лестничную площадку.
- Уфф… Успел… - Зорькин вытер со лба пот. – Ну и шустрая вы дамочка, однако, Кира Юрьевна, - произнес он поворачиваясь к ней.
Повернулся и остолбенел – она плакала, тихо и как-то совершенно отчаянно, безнадежность сквозила во всей ее скрюченной фигурке. Медленно подойдя к ней и сев рядом, он неумело обнял ее за плечи, - не надо, не надо плакать, все обошлось, вы ведь не хотели, правда? Не хотели ведь на самом деле, да?
- Да! – Кира повернула к нему залитое слезами лицо. – Я так его люблю, так люблю… и ненавижу!!! Как же я его ненавижу!!! И ее!!!
- Конечно, - Николай успокаивающе поглаживал ее по плечу, - конечно, ты ненавидишь и его и ее… Но…
- Да знаю я, знаю!!! Как же все это мерзко… - Кира снова заплакала и уткнулась лицом ему в грудь… - Мерзко… Я не могу больше… Это так больно…
Кира продолжала говорить… Николай слушал поток изливающихся на него откровений и волосы постепенно становились дыбом. Он конечно предполагал, что они хотят навредить Катьке, но такого… У него в голове не помещалось, как женщина, мать, может так поступать со своим сыном !!! Как!? Продолжая обнимать Киру, Зорькин постепенно успокаивался. – Так, сначала надо увезти отсюда Киру… Нет… Сначала позвонить Малиновскому… Точно… - Осторожно отодвинув от себя девушку, Николай начал быстро набирать номер, но набрать так и не успел, на площадке, как чертик из табакерки, материализовался Роман… Тяжело дыша он пытался что-то сказать, но никак не мог.
- Я успел… - Зорькин его опередил, - все в порядке, по крайне мере, я сделал все что смог. Но осталась еще одна проблемка – Жданов! Он продолжает спать!!! И будить его - тебе!!! Надеюсь Катя его еще не обнаружила!!!
Наконец кое-как отдышавшись, Малиновский произнес – Ну, все… Я пошел… И скрылся в квартире.

Войдя в квартиру, Малиновский тут же встретился глазами с Катериной. Она и Елена Санна стояли посреди комнаты и ошрашенно смотрели на него:
- Вы чего? А? – У него мурашки по спине забегали от их взглядов.
- А… это ты…
- Я, а ты еще кого-то ждала, да Кать? – Его игре позавидовал, бы любой актер, так легко и непринужденно прозвучал вопрос.
- Н-нет… А… А … Колю ты не встретил?
- Нет. – Удивление в голосе Романа прозвучало тоже вполне естественно, он сам себе удивился. – Кать, я зашел вот зачем… (Параллельно диалогу он быстро соображал, зачем же собственно он пришел к Катерине, ведь чтобы разбудить Жданова, ему надо удалить из квартиры дам, а каким образом это сделать, вот тут воображение начинало пробуксовывать…, так соображай Малиновский, зачем же ты сюда явился, быстро, а то Катерина начнет чувствовать неладное…) – там, в Зималетто, ты срочно понадобилась, и я по дороге решил заскочить за тобой. (Да-а Малина, предлог не ахти какой, но все же лучше чем ничего), - поедешь, Кать? – затаив дыхание, Роман ждал, что ответит Пушкарева.
Катя и Елена Санна переглянулись.
- Что за срочность? А я действительно необходима?
- Да-а… Роман чуть не подпрыгнул от нетерпения. – Без тебя никак!
- Ну ладно, я поеду. Вот только переоденусь. – И Катерина направилась в сторону спальни.
Роман покрылся холодным потом, как только представил, ЧТО сейчас она увидит. Он кинулся вслед и схватил ее за руку.
- Некогда, Кать, нам срочно надо ехать! – Он продолжал держать ее, а сам мысленно умолял ее, - Не ходи туда, ну не ходи, пожалуйста! Поехали, поверь мне…
Как будто, услышав его мысли, Катерина сдалась, - Ладно поехали. Мам, ты как? Поедешь или останешься?
Малиновскому стало еще хуже, только этого не хватало Жданову для полного счастья – чтобы Елена Санна застала его в таком виде и сделала соответствующие выводы. А в том, что она их сделает, он не сомневался ни секунды.
- А я могу и Вас отвезти, как только завезу Катю на работу. – Он выжидающе посмотрел на мать Пушкаревой.
Елена Санна как то странно на него взглянула, но спорить не стала.
И все втроем, они направились к выходу из квартиры. Только тут до него дошла вся абсурдность ситуации – Жданова будить было некому! Ладно, будь что будет – и Роман Дмитриевич, всецело положившись на везение, отправился развозить женщин по адресам.

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-11, 14:36 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Клочкова безуспешно пронабирав номер Киры и так и не дозвонившись, решила сама съездить к Жданову и разузнать что к чему, прежде чем везти его родителей туда.
Нажав на звонок в квартире и не получив ответа, она попыталась открыть дверь, но та оказалась заперта. Странно, Кира вроде говорила, что не станет закрывать дверь. Очень странно! Потоптавшись некоторое время и снова несколько раз набрав номер подруги и не получив ответа, Клочкова решила, что все сорвалось. Ну и ладно, ей же хлопот меньше – развернулась и ушла.

***

Пока ехали в Зималетто, Малиновский пытался сообразить, какое такое срочное дело придумать, чтобы задержать Катерину на несколько часов, но так ничего и не придумав, решил – отведу ее в кабинет к Андрею, скажу, что он куда-то вышел и пойду его искать… Нда… А вот что будет дальше, когда она не дождется ни Жданова, ни его – он даже представить себе не мог. Ну да ладно… Придумаем что-нибудь!
И вечный оптимист – Роман Дмитриевич Малиновский, выгрузив Пушкареву и Елену Санну по адресам, вернулся в квартиру друга.
Зайдя в спальню, ему открылась следующая картина - Жданов мирно спал, и снилось ему что-то очень приятное, потому как он улыбался во сне. На кровати, тут и там валялись предметы его туалета, а в некоторых местах они лежали вперемешку с женской одеждой, причем одежда явно принадлежала не Пушкаревой.
- Ой-ой… Малиновскому стало, в который уже раз за сегодняшний день, плохо от мысли, что Катька могла все это увидеть. А вот Жданов, если б она все это увидела, не увидел бы ее уже никогда. – Да-а… Жданыч… Попал ты по полной… - Пробормотал Роман и подошел к кровати, на которой так мирно спал его друг.
- Палыч… Палыч, просыпайся… - Он начал трясти Андрея за плечо…
- Отстань… - Сонный Жданов отмахнулся, от него, чуть-чуть не съездив по физиономии.
- Палыч, да вставай же ты… Вот черт… - Роман продолжал его трясти, причем с каждым разом встряхивая все сильнее, - Вставай же ты, черт тебя побери…
- А… Что… - начавший просыпаться, Жданов, никак не мог понять, что происходит…
- Вставай быстрей… - Малиновский обрадовался первым признакам оживающего сознания его друга. – Быстрей, Палыч…
Жданов медленно просыпался. Сквозь туман сна, он слышал голос Малиновского, который почему-то просил его проснуться. Понемногу приходя в себя Андрей открыл глаза. На него смотрели встревоженные глаза Романа. Первая попытка встать, не увенчалась успехом, голова гудела и не хотела подниматься с подушки. Второй раз пошел лучше - держась за голову, которая, казалось, сейчас отвалится, медленно сев на кровати и оглядевшись, он недоуменно посмотрел на Малиновского.
- Что ты тут натворил?
- Я-я-а-а-а!... – Возмущению Романа не было предела, - Так это я тут натворил!? Ну знаешь, Жданов, ты имей совесть, мы тут с Николаем с ног сбились, что бы его спасти, а он!
- Чего-о-о-о!? – Жданов смотрел на него, как на ненормального, но тут в памяти всплыла картинка: «Он с Кирой пьет кофе, затем его начинает клонить в сон и Кира, ГОСПОДИ – КИРА, ведет его в спальню». Он снова огляделся, и только тут заметил, что его одежда лежит вперемежку с Кириной. – Малина, а как же Катя? Она это видела!? – теперь пришел черед Жданова покрываться холодным потом.
- Слава богу, до тебя дошло!!! – Роман, теперь уже сочувствующе смотрел на него. – Нет, Катя не видела. Но чего нам это стоило, я тебе сейчас расскажу. Да одевайся ты быстрей! – терпение Романа подходило к концу, - Катя ждет тебя в Зималетто, и если ты через полчаса не появишься там, все! Можешь считать себя снова одиноким! ПОНЯЛ!!! – Роман заорал так, что стекла зазвенели, а Жданов снова схватился за голову:
- Тихо ты… Встаю я уже, встаю…
Пока Жданов одевался, Малиновский быстренько собрал все Кирины вещи и, запихав их в пакет, держал в руках. Увидев, что Андрей готов, он молча указал ему на дверь и они вышли.
По дороге в Зималетто, в своем, неподражаемом стиле, он описывал другу всю эпопею по его спасению. Андрей не знал то ли плакать ему, то ли смеяться от радости, что у него такие друзья.
- Ты не улыбайся… Тебя еще ждет разговор с Катериной… Она наверное уже рвет и мечет…
- Ничего, - Жданов, продолжал улыбаться, Катька поймет… - Ну надо же, а Зорькин то, Зорькин – вот уж не ожидал от него такого! – До Жданова, постепенно дошла вся комичность ситуации, и он захохотал в голос. Отсмеявшись, он снова посмотрел на Романа. Да-а… Такого со мной еще не случалось…
- Ничего… У тебя все еще впереди… Наши дамочки еще не скоро успокоятся, так что… - Малиновский выразительно глянул на Андрея, - готовься, впереди у тебя еще много чего…
- Тьфу-тьфу-тьфу… Типун тебе на язык Малина… Ты что, смерти моей хочешь?
Малиновский промолчал, только изредка продолжая поглядывать на Андрея. Подъехав к Зималетто, они вышли из машины и вошли в здание.

***

Войдя в свой кабинет, Андрей тотчас же встретился с ничего хорошего не предвещавшим взглядом Екатерины Валерьевны Пушкаревой.
- Кать… Я тебе сейчас все объясню, Кать…
- Знаешь Жданов! Я думала, что ты пренебрежительно обращался с моделями и врал им, потому что не любил их, а оказывается, что ты со всеми так обращаешься… - она медленно встала со стула, собрала свои вещи и уже направилась к двери, но…
- Кать, да послушай же меня… - Андрей схватил ее, прижал к себе, - я никуда тебя е отпущу... – он немного отстранился и снова посмотрел ей в глаза, - сегодня Кира такое отмочила!!! Я даже не знаю с чего начать… Если бы не Зорькин с Малиновским, не знаю что бы сейчас с нами было… Представляешь, после того как ты ушла, пришла Кира... – Катя дернулась в его руках и попыталась отстраниться… - Подожди… - Андрей продолжал ее крепко держать… - Я думал это ты вернулась и открыл дверь… Она сказала, что хочет забыть о прошлом, и хочет, чтобы мы остались друзьями, потом решила попить кофе и мне налила заодно… Понимаешь… Я несколько обалдел от этой ее выходки, и в то же время, обрадовался, что она не закатит скандал, тем более ты должна была скоро вернуться, а тебе нельзя волноваться… - Жданов аккуратненько так, чтобы не вспугнуть Катерину, провел рукой по ее животу, снова прижал к себе и продолжал… - Пошли Кать, - подвел ее к креслу, с которого она встала некоторое время тому назад, усадил в него, сам сел перед ней на пол, положил руки на ее колени и слегка сжал их… - И я, идиот, решил попить с ней кофе, - он виновато улыбнулся, - понимаешь…я сразу понял, что что-то не то, вкус у кофе был странный, но почему-то выпил его и мне практически сразу же стало плохо… После этого я мало что помню… Отчетливо я стал воспринимать действительность только тогда, когда Роман меня разбудил около получаса тому назад и мы сразу же помчались сюда, вот… Кать… Катенька? – Жданов вопросительно смотрел на Екатерину, - Кать все подробности, если хочешь, можешь узнать у Николая и Ромки, я сейчас их позову… - Он метнулся было к двери…
- Подожди… - ее тихий голос заставил его остановиться… - подожди… Я так и не поняла, было у Вас что-то или не было?
- По моим ощущения, не было… - Андрей умоляюще смотрел на нее.
- Ты не помнишь… - Катерина глубоко вздохнула, - Ладно, я тебе верю… Нет, ну ты подумай какие олухи эти Зорькин с Малиновским, вместо того чтобы сразу мне все рассказать, они помчались устраивать заговор по твоему спасению… - Катерина теперь уже открыто улыбалась… - Олухи… Хи-хи… Рыцари плаща и кинжала… Мушкетеры… - теперь она уже открыто смеялась. Отсмеявшись, Катерина посмотрела на Андрея… - Теперь я могу ехать домой? Надеюсь там нет отравленного кофе и никто не прячется под кроватью, чтобы заставить меня его выпить?
- Твоя ирония не совсем уместна, - Жданов тоже улыбнувшийся ее сравнениям, теперь с тревогой смотрел на нее… - Они способны на все… Тебе все же лучше поговорить и с Ромычем и Колькой…
- Ладно, - Катя потрепала Андрея по волосам, - Ладно, раз ты просишь, поговорю…

***

Пока Андрей разговаривал с Катей, Малиновский мерил шагами пространство перед Ждановским кабинетом. Он пытался убедить себя, что все будет хорошо, что Катя поймет, что они помирятся, хотя в общем-то они и не ругались. Он изредка поглядывал на двери кабинета, которые были плотно закрыты и все время ждал – криков, шума, рыданий и всех прочих звуков, которые обычно сопровождают семейные скандалы, но… Так ничего и не дождался. Из-за этого ему становилось все тревожней и тревожней, в конце-концов его нервы не выдержали и… будь-что-будет… Он распахнул дверь в кабинет и вошел… То, что он увидел, было настолько выше его понимания, что он стоял вытаращив глаза и открывал рот, безуспешно пытаясь произнести хоть что-то, - Катерина улыбалась и как-будто совсем не злилась, а Жданов, с выражением кота, объевшегося сметаны, глупо улыбался ей в ответ…
Оба повернулись на звук открывшейся двери.
- Ромка… - радостно расплылся в улыбке Андрей, - Заходи и расскажи Катерине Валерьевне, что я пропустил, пока спал…
На Ромку напал столбняк.
– А… Э… Как… Что… З-з-з-а-ч-е-м…
Он испуганно уставился на Жданова, мысли пробегавшие в его голове, были одна страшней другой – Жданов рехнулся… Нет, он точно сошел с ума, вот так, без подготовки, взять и выложить Катьке ВСЕ? Он точно спятил… Нет… Ну конечно, после такой дозы снотворного, ничего удивительного… Интересно… А что он уже успел рассказать? – вот эта, посетившая его мысль оказалось как нельзя кстати… Открыв рот, он попытался начать говорить, но то ли с перепугу, то ли от неожиданности, удалось ему это не сразу…
Откашлявшись и несколько раз прочистив глотку, он наконец заговорил:
- Андрюш… э… можно … э…тебя на … э… несколько слов…
- Ром, что с тобой? – Катя недоуменно смотрела на него, что-то случилось?
- Э… Да… То есть… Нет… Палыч, выйди на минутку…
- Так да или нет? - Катерина не шутку встревожилась, Роман был не похож сам на себя.
- Н-нет… Просто мне надо с ним поговорить, - Малиновский выразительно посмотрел на Жданова, (выйдешь ты или нет? Чтоб тебя черти взяли…)
Поняв, что Ромка находится на грани, Жданов встал на ноги и сказав – Кать, я счас, ладно? – Вышел за ним в приемную…
Закрыв плотно двери кабинета, Малиновский накинулся на Жданова, - Ты что творишь? А? Ты совсем спятил? Ты зачем Катьке все рассказал? Ты что? Мы что… зря старались? Пусть бы уж тогда она увидела Киру у тебя в постели… Меньше забот было бы… Жданов, ты совсем? – И он выразительно покрутил у виска пальцем.
- Да ничего я ей толком не рассказал, - зашептал Жданов, - я рассказал только про кофе – как я уснул, и про то – как ты меня разбудил, а остальное должны рассказать вы, я ж не помню, верно?
- Вот молодец!? – Малиновского аж развернуло на месте, от возмущения, - Вот, герой! – Значит теперь мы с Колькой должны отдуваться! Ну ты и… - он сжал пальцы в кулак и повторив рукой жест испанских коммунистов, (то бишь «они не пройдут») – развернулся и выскочил из приемной.
Вернувшись в кабинет, Андрей сокрушенно помотал головой в ответ на вопросительный взгляд Кати. – Не знаю, что на него нашло, умчался, как будто за ним все демоны ада гонятся… Ладно, Кать, поехали домой… А то денек сегодня что-то бурный выдался… Не мешало бы немного прийти в себя… Ты как?
- А поехали… - Улыбнувшись, Катерина встала с кресла и прижалась к Андрею.
Он обнял ее в ответ - так обнявшись они и вышли.

***

Вылетев из здания Зималетто, то бишь выбежав, Роман не сразу остановился. Лишь очутившись возле своей машины, он притормозил и задумчиво пожевал губу, - А куда собственно он торопится? - Попытался достать ключи, но не смог, и удивленно уставился на пакет в своих руках – вещи Киры, надо бы отдать, - он еще некоторое время соображал, стоит не стоит, но потом решил, - уж лучше сразу, - сел в машину и поехал к ней домой.

***

Сидя на лестничной площадке рядом с Кирой, Николай Зорькин напряженно размышлял: «Что делать?». После того, как Малиновский скрылся за дверью Ждановской квартиры, Коля постоянно прислушивался - идет кто-то или нет, он каждую минуту ждал, что вот-вот откроется дверь и на площадке появится Катерина собственной персоной. От этого ожидания ему было как-то неуютно, а тут еще Кира продолжала плакать и никак не могла остановиться. Поглаживая ее тихонько по плечу и аккуратно прижимая к себе, он чувствовал, что внутри поднимается волна тепла и нежности к этой девушке, хотя она и попыталась использовать его в своих каких-то непонятных для него планах, но ведь не использовала, а Катька, так вообще не пострадала. И потом, Кира вроде бы раскаялась – он еще раз вопросительно посмотрел на склоненную к нему на грудь голову. – Надо увозить ее отсюда, - Коля снова посмотрел на Воропаеву, - Надо-то надо, только вот во что ее одеть? - Большинство вещей осталось в квартире, на ней был какой-то накинутый наспех плед, под пледом кое-что конечно было надето, но этого мало, для того, чтобы вывести ее на улицу. – Так…, - медленно сняв с себя плащ, он тихонько позвал:
- Кира… Кира Юрьевна… - Коля осторожно отстранился, - нам надо идти,
вы меня слышите? – повернув девушку лицом к себе, он рукой откинул волосы у нее со лба, вытер капельки слез, текущие по щекам, - Ну, хватит… Хватит плакать… Перестаньте… Все будет хорошо, вот увидите… - Помог ей встать, снял с нее плед и завернул ее в снятый с себя плащ. Ласково улыбнулся, продолжая тихо говорить, как будто уговаривая маленького несмышленого ребенка, - Ну, вот… Видите… Ничего страшного… Я сейчас Вас домой отвезу… Все будет в порядке, поверьте мне… Пойдемте… Во-о-о-т… Вот так… Потихонечку… Вот умница…
Доведя Киру до ее машины, он посадил девушку на пассажирское место, сам сел за руль и снова повернулся к ней, - Где вы живете? – не услышав ответа, он протянул руку к ее склоненной голове и осторожно взяв за подбородок, повернул ее лицом к себе, - Кира сидела зажмурившись, а из-под крепко сомкнутых ресниц потоком продолжали бежать слезы. У него внутри все сжалось от нежности, для него это было таким необычным чувством, что он даже слегка дернулся, но потом, он снова прижал к себе Киру, затем, как-то так само-собой получилось, что успокаивая, он начал ее целовать, сначала в макушку… потом в висок…потом в лоб… потом чмокнул в нос… И неожиданно почувствовал ответное движение с ее стороны, ее лихорадочный шепот прерываемый периодическим вслипыванием… - Пожалуйста, не оставляйте меня одну!!! Мне так плохо!!! Пожалуйста… Коля… Побудьте со мной немного… Просто посидите рядом, я больше ничего не прошу… Мне надо чтобы кто-то был рядом… Я просто сойду с ума, если останусь одна!!!
- Хорошо-хорошо… Ну-ну… Тихо… Тихо… Я здесь… Рядом… Все хорошо… - он стал гладить ее по спине, по плечам, ласково провел ладонью по щеке, нежно коснулся губами ее губ… Покрыл легкими поцелуями все ее лицо, опять прижал ее к себе, укачивая, как маленькую девочку…
Если бы какой-нибудь случайный прохожий, проходя мимо, заглянул в одиноко стоявшую на обочине, дорогую иномарку и увидел целующуюся парочку, наверняка первой мыслью было бы: «…Какая красивая пара, везет же некоторым…», и никому не пришло бы в голову, что то, что кажется на первый взгляд правдой, не всегда ею является, а люди сидящие в машине и кажущиеся такими счастливыми, далеко не всегда счастливы и удачливы.
Наконец, Кира немного успокоилась, подняла заплаканные, красные, опухшие глаза на Николая, - Простите меня, я сегодня сама не своя… Простите… То, что я натворила… В общем, мне нет прощения…
Коля взял в ладони ее лицо и глядя глаза в глаза произнес, - Послушайте меня… Теперь, послушайте меня внимательно… В сущности, ничего непоправимого не произошло… Я ведь вовремя успел… Да и Малиновский появился как никогда кстати… Все в п2орядке… Вы ведь не хотели… Просто это были не Вы, т.е. не совсем Вы, - это ваши чувства сыграли с Вами злую шутку… Теперь-то все стало на свои места… Да?
- Да… – глаза Киры снова начали наполняться слезами…
- Нет-нет-нет… Мы не будем снова плакать… - Коля мелкими быстрыми поцелуями начал осушать ее кожу, поцеловал сначала один глаз, потом проложил дорожку мелких поцелуев к другому… Кира прижалась к нему, обняла его и замерла…
Через некоторое время, так долго стоявшая на обочине иномарка, заурчала и тронулась с места…

***

Малиновский быстро ехал по направлению к дому Киры Воропаевой и думал… Думал о том, что же теперь они будут говорить Катерине, которая, он был уверен в этом, замучает их расспросами и не дай бог, их показания с Зорькиным будут грешить неточностями или еще хуже несостыковками… - Ну и удружил ты нам, Жданов… - бормотал Малиновский, нервно перестраиваясь с полосы на полосу, - Вот и помогай тебе… Вляпались по самые уши… А Кира… Хороша-а, нечего сказать - роковая женщина… леди Макбет… или кто там еще… Но тут мысли его сделали странный зигзаг, от неожиданности он даже поперхнулся… Киру-то до дома повез Зорькин, значит он сейчас у нее и… Тут в мозгу Малиновского начали происходить странные процессы, как будто кто-то не давал сделать ему окончательный вывод… Решение, вот оно… на поверхности, но… такое невероятное и просто не укладывающееся в голове, что… - встряхнув головой и попытавшись все поставить на свои места, Роман Дмитриевич Малиновский продолжил путешествие в задуманном направлении.
Подъехав к дому, Роман вышел из машины и быстро войдя в подъезд, нажал кнопку лифта. Не оформившиеся мысли, бродившие у него в голове всю дорогу, наконец оформились в некий вывод, который ему совершенно не понравился. Это было настолько невероятно, что Малиновский решил, - не поверю, пока не увижу все собственными глазами! И вот стоя перед лифтом, потом в лифте, потом стоя перед дверью в квартиру он повторял себе - не может быть, потому что не может быть никогда…

А в это время…

Маргарита нервно расхаживала по гостиной своего дома, Кира и Вика куда-то пропали, должны были позвонить, но… Неужели сорвалось? Неужели опять все впустую? Нет! Не может быть! Мы ведь все так точно рассчитали! Набрав в очередной раз номер Киры и услышав всю туже песню про абонента, недоступного в данный момент, Маргарита попыталась набрать номер Клочковой, услышав в сотый раз одно и тоже в сердцах отбросила телефон…
- Это просто невыносимо! Где носит этих бестолковых девчонок? Правильно говорят – хочешь сделать все правильно, делай все сама!!! Ну ничего-ничего… Ты еще не знаешь с кем ты связалась, Пушкарева. От меня тебе не так легко будет отделаться… - Маргарита постаралась успокоиться, взять себя в руки и несколько раз глубоко вздохнув, подошла к телефону и набрала номер, который она за последние несколько недель уже выучила наизусть...
- Алло… Да… Это Маргарита… Добрый день… Я хотела Вам сказать, что наши планы несколько изменились… Да, мне бы хотелось это с Вами обсудить… Встретиться? Когда? Да-да… Я могу конечно… Да… Я буду… Всего хорошего… До свиданья… - Закончив разговор, она села на диван и пробормотала, - ну вот, назад пути теперь уже не будет…

***

Войдя в квартиру к Воропаевой, Николай осторожно провел Киру к дивану, опустил на него и сел рядом. Девушка свернулась в комочек, спрятав лицо в изгиб руки.
- Кир… Кира… - Коля осторожно потряс ее за плечо.
Девушка не пошевелилась.
- Кира Юрьевна…
С дивана донесся сдавленный всхлип. Он дотронулся до ее волос, попытался убрать руку и развернуть ее к себе. Кира еще глубже вжалась в диван, отвергая его попытки ее успокоить.
- Кирочка… - Коля не сдавался, - Ну нельзя же так… - обнял ее за плечи, прижал к себе… Кирюш…
Кира молча прижималась все сильней и сильней, как будто впитывая ту уверенность и силу, которая звучала в голосе мужчины. Николай зарылся лицом в ее волосы, вдыхая их аромат, медленно провел губами по шее, нежно целуя и впитывая вкус ее кожи, осторожно начал расстегивать на ней плащ, продолжая целовать открывающие участки ее тела, медленно и осторожно, чтобы не обидеть, он провел рукой по ее груди, наблюдая ее реакцию, и…
Напряжение, которое целый день давило на нее, начало постепенно отступать, уступая место легкой истоме. Сладко закружилась голова, кожу начало покалывать, жар разливающийся по ее телу и жгучее желание полностью захватило ее, – с Андреем все не так… - эта мысль промелькнула где-то в глубине ее сознания и пропала, уступив место удивительным ощущениям, которые сводили ее с ума, не давали времени задумываться. Молодая женщина полностью потерялась в них, покоряясь воле мужчины, который был не меньше нее ошеломлен происходившими с ним чудесами, который был нежен с ней так, как никто другой, с которым ей было хорошо и комфортно и не надо было ничего доказывать, выяснять и проверять, а можно было просто плыть на волнах этого удивительного течения не боясь утонуть, зная, что всегда можно вернуться назад.

***

Стоя перед дверью Кириной квартиры Малиновский никак не решался позвонить, - А вдруг это правда? Не-е-е-е-т… Не может быть! Кира не может… А вдруг? – он то протягивал руку к звонку, то снова опускал ее. Но нельзя же стоять перед дверью вечно! Решившись, Роман решительно нажал на кнопку. Дверь никто не открывал. Он снова позвонил, и снова тишина. Собравшись с духом, толкнул дверь – она оказалась не заперта и открылась. Недоуменно пожав плечами, вошел, прошел в гостиную и обомлел – КИРА… КИРА ВОРОПАЕВА самозабвенно целовалась с Зорькиным, причем, то что на ней было надето…, ну в общем, можно сказать ничего не было надето! Не веря своим глазам, Роман Дмитрич медленно подошел к дивану, постоял, но видение не исчезло, наоборот к видению стали добавляться звуки. Он от ужаса, не мог вымолвить ни слова, просто стоял и смотрел, а они, не обращая ни на что внимания, продолжали заниматься столь увлекательным делом.
Закрыв глаза, чтобы не видеть весь это кошмар, Роман что было силы рявкнул:
- КОЛЯ!!!
Де жа вю!
Зорькин пришел в себя. Ситуация повторялась. Он поднял глаза и увидел устремленный на него, полный ужаса, взгляд Малиновского.
- О господи! Может нас уже оставят наконец в покое? – раздражение прорывалось в его голосе.
Кира обернулась и, тоже наткнувшись на взгляд Романа, прижалась к Николаю, а он накрыл ее все тем же, захваченным из Ждановской квартиры, пледом.
- Ром выйди! – голос Николая звучал глухо и угрожающе… - Выйди немедленно!!! – его голос набирал обороты.
- Т-т-ы что?... Т-т-ы как?... – в конце-концов, махнув рукой и покачав головой, Малиновский вышел. Душевное равновесие, пошатнувшееся после разговора со Ждановым, было окончательно потеряно. – Только этого сейчас и не хватало!? – прислонившись к стене, он постепенно приходил в себя. Для одного дня потрясений было более чем достаточно. Он почувствовал себя таким несчастным и одиноким… - Ну почему в его жизни все так? Почему никому нет до него дела? КИРА… КИРА… Никогда бы не подумал… А Зорькин? Да что же это такое?
Дверь в комнату раскрылась и оттуда вышел злой и кипевший как чайник, Зорькин. – Какого дьявола тебе здесь надо? – он схватил Малиновского за грудки.
- Я вообще-то привез ее одежду от Ждановых… - язвительность в голосе Романа, лучше всяких слов говорила об его состоянии. Он оторвал руки Николая от себя. – Думал мне хотя бы спасибо скажут… А вы…- расстроенно махнув рукой, протянул пакет с одеждой Николаю. – Да, кстати, Жданов все рассказал Катьке!!!
- Что-о-о-о!!! – злость и раздражение Коли как ветром сдуло, - Он что? Спятил?
- Причем рассказал только про кофе и как я его разбудил, а все остальное, друг мой Коля, придется рассказывать нам с тобой!!!
Николай посмотрел на дверь в комнату, - бедная Кира, достанется же ей теперь!
- Бедная?! – Малиновский вскинулся, - Да если б не ее дурацкая месть, мы не вляпались бы во все это. И не пришлось бы врать Кате…, - В голосе Малиновского проскользнула тоскливая нотка.
- Ты что? – Николай удивленно воззрился на него, - Ты чего? Зачем врать? Мы скажем ей правду!!!
У Романа глаза стали размером с блюдце и он уставился на Зорькина как на ненормального. А тот не замечая этого взгляда, продолжил:
- Ну-у-у… Не совсем, конечно, частично умолчим, но рассказать придется… - Тяжелый вздох, вырвавшийся у него из груди, яснее всяких слов говорил о том, что он думает об их разговоре с Катериной.
Снова открылась дверь и появилась уже одетая Кира, молча подошла к Николаю и прижалась к нему. Обняв ее одной рукой и чмокнув в нос, Коля глазами показал Малиновскому, - пошли на кухню…
Вид Киры окончательно добил Романа. Ее опухшие и заплаканные глаза, выражение огромной непереносимой боли на лице, судорожно сжатые кулачки… Все это подействовало на него как ушат холодной воды. Теперь он начал понимать Зорькина… Кире действительно пришлось не сладко, а если Катька узнает все, то мало ей не покажется. И он решительно направился вслед за ними на кухню.

***

По дороге домой Катя и Андрей решили заехать куда-нибудь. Катерина здорово проголодалась, а поскольку есть приходилось за двоих, то и аппетит соответственно был двойной. Подъехав к миленькому уютному ресторанчику, Андрей помог ей выйти из машины и они направились, уж было, к входу, когда на них напали. Андрей попытался отбиться, но Катя… она даже убежать была не в состоянии… Пока Андрей разбирался с хулиганами, Катю схватили сзади за шею и потащили… Она отбивалась как могла, но силы явно были не равны… Удар по голове… и Катя отключилась…
Андрей как раз разметал по сторонам нападавших, когда до него донесся сдавленный крик Кати, обернувшись, он увидел, что ее тащат к какой то машине двое… Пытаясь прорваться к ней, он буквально пробежал по телам драчунов и все-таки успел… Огрел одного сзади по шее, тот тут же отпустил Катерину, второй видя, как свалился подельник, тоже бросил все и побежал. Жданов склонился к Кате:
- Катенька? – Он быстро ощупывал ее тело, на предмет переломов, добравшись до головы и нащупав кровоточащую ссадину, он крепко выругался, но нет худа без добра, Катя пошевелилась и застонала.
- Катюш? – обрадовавшись, что она приходит в себя, поднял ее на руки и понес к машине. Далее все как всегда, с завидным постоянством ситуация повторялась – скорая помощь, носилки, больница, хирург, швы, но… На сей раз Катерине можно сказать повезло, она отделалась легким испугом и их отпустили домой.
Андрей вел машину и думал - когда он уделывал этих…, они называли имя, только вот вспомнить бы? Тогда он как-то не обратил на это внимания, не до того было, а сейчас все это всплыло в памяти. – Ну какое? Не помню… Подъехав к дому, он осторожно взял Катю на руки – она мирно проспала всю дорогу. Несмотря на сильный стресс - врачи сказали, что с ребенком все в порядке – Катя держалась молодцом! Он осторожно, чтобы не разбудить, поцеловал ее в уголок губ. Она беспокойно шевельнулась, - Ш-ш-ш-ш-ш… Спи Катенька… Сейчас мы уже будем дома…
Добравшись до кровати и положив на нее Катерину, Жданов с улыбкой наблюдал как ЕГО Катенька спит, как смешно шевелит носиком во сне, как мило, непроизвольным движением, убирает с лица щекочущие волосы… - Кто же посмел натравить этих головорезов на такого ангела? Сплошные вопросы. Одни лишь вопросы… и тут… будто яркая вспышка осветила его память - когда он с разворота послал одного из бандитов в аут, другой крикнул… крикнул… Похолодев, Жданов вспомнил, какое имя крикнул бандит – МАРГАРИТА… Точнее он крикнул Андрею: - Тебе все равно не уйти, Маргарита тебя везде достанет!!!
– Нет… Только не это… Не может быть… Мама!? Не-е-ет…- Он схватился за голову, вспоминая все разговоры с Ромкой и Колей… - Господи! – стон вырвавшийся у него из груди, был полон муки. – Как же так, Мама!? Как ты могла? – простонал он. Уткнувшись лицом в ладони, сгорбившись, Жданов замер

***

Сидя на кухне, Роман Малиновский испытывал некоторое смущение, глядя на то, как Зорькин обнимает Киру. Ощущение неловкости, не давало ему как следует сосредоточиться, а все из-за того, что Кира сидела уткнувшись лицом в плечо Николая и не поднимала на него глаз.
- Знаешь, Коль? – Малиновский, преодолев смущение, решился заговорить, - Я вот тут подумал, а что если в нашем разговоре с Катериной - Кира тоже примет участие? Мне кажется, тогда Катька не будет здорово нас доставать, тем более вы, как я понимаю, вроде бы вместе… сейчас? – он опустил глаза, потом снова посмотрел на них, - только не отказывайтесь сразу… - Он запнулся и неуверенно взглянул на Киру…
Тишина, наступившая после его слов, продлилось недолго… Удивление на лице Николая Зорькина, сменилось глубокой задумчивостью. Коля поднял на него взгляд, - Ты думаешь, это стоит делать? – и глазами показал на девушку…
Кира оторвавшись от созерцания стола, подняла голову и взглянула сначала на одного, потом на другого, - Он прав… - ее голос звучал сдавленно и глухо, - Я заварила всю эту кашу, мне и расхлебывать… - Она решительно выпрямилась, - И чем скорее, тем лучше…, - затем, снова сжалась, - Вот только…, - ее лицо сморщилось, от попытки сдержать рвущиеся наружу слезы, - Вот только… Я боюсь… О, господи! - всхлипнула она… - Что же я натворила? Как же мне теперь им в глаза смотреть? – она уронила голову на руки, - Я не смогу… Они же будут презирать меня… Я не вынесу этого!
Зорькин ласково погладил ее по волосам, - Кирочка, ты же не одна, мы пойдем с тобой, - он вопросительно посмотрел на Романа…
- Конечно Кир, мы с тобой… - Роман утвердительно кивнул Николаю, - Тебе нечего бояться… - Он говорил и сам не верил в свои слова…- А… пойдемте прямо сейчас… - он с надеждой уставился, на сидевшую напротив пару, - ну… чтобы не было потом неясностей, сразу все выясним - и все!!!
- Я не против… - Зорькин тоже теперь смотрел на Киру.
Она подняла голову, вытерла набежавшие на глаза слезы и посмотрела на уставившихся на нее с надеждой мужчин, - хорошо… - голос у нее слегка дрожал, но она постаралась взять себя в руки, и уже более твердо произнесла, - пошли…

***

Уже подъезжая к дому, где проживал Андрей, Малиновский засомневался, а правильно ли он сделал, притащив сюда Киру. Кате ведь совсем нельзя волноваться, а тут такое… Как бы чего не вышло… Он притормозил и обернулся к своим спутникам:
- А вы уверены? Я что-то вдруг сомневаться начал, может, не пойдем?
- Нет уж!!! – Кира решительно мотнула головой, - Или сейчас или никогда!!! Пошли, пока я не передумала, - решительно открыв дверцу машины, Кира вышла и чуть ли не бегом бросилась к подъезду, мужчины, слегка поотстав – неуверенно переглянулись, но Киры уже и след простыл, деваться им было некуда,
– Ну… Пошли, что ли? - и глубоко вздохнув для храбрости, Зорькин тоже вошел в подъезд.
- Пошли, - Роман зашагал следом.

***

Проснувшись, Катя сразу вспомнила все, что с ней произошло, открыла глаза - она дома! Слава богу! Только вот Андрей сидел, обхватив голову руками, и раскачивался из стороны в сторону:
- Андрей, что-то случилось?
Он вздрогнул от неожиданности и быстро обернулся к ней…
- Катя! Катенька моя!
Обняв ее так, что чуть ребра не хрустнули, он прижался к ней всем телом, зарылся лицом в ее волосы и замер.
Едва дыша, Катерина прижалась к нему и крепко-крепко обняла - что-то во всем этом было такое… Подождав, пока Андрей немного ослабит объятья, снова спросила, - Что случилось?
- Ничего, Катюш… Просто я за тебя переволновался… А сейчас все в порядке, - Он улыбнулся..
Катя с глубоким сомнением смотрела на его попытки улыбнуться - улыбка получалась какой-то неживой…
Видя ее недоверчивый взгляд, Андрей забеспокоился, ну не мог он ей рассказать про Маргариту – не мог! «Надо ее как-то отвлечь, а потом он решит, что делать…».
В дверь позвонили – как будто кто-то услышал его мысли и отозвался на них.
Открыв, он не поверил глазам своим – Ромка, Коля и…и… Кира… Кира??? Что ей здесь надо? Зачем они ее сюда притащили?
- Привет! – Малиновский улыбнулся, - Может, все-таки пустишь? Или нам тут так и стоять?
- П-п-ривет! – Жданов оглянулся назад, не идет ли Катерина, - А-а-а… Кира зачем здесь?
- Да вот, мы решили рассказать Катерине, что собственно произошло сегодня утром. А Кира теперь со мной!!!! – Зорькин обнял девушку и вызывающе посмотрел на Андрея…
- !?!?!?!?!?!
- Да-да, не удивляйся… Видищь ли, Кира решила сама поговорить с Катей… Да пустишь ты нас когда-нибудь? Что с тобой, Жданов? – Малиновскому надоело топтаться на площадке и он, решительно отодвинув Андрея, вошел в квартиру, а за ним и все остальные. Жданову осталось только захлопнуть дверь.
Они расселись в гостиной на диване и Малиновский вопросительно уставился на Андрея:
- Где Катя? – Он демонстративно огляделся по сторонам.
- Дело в том…, - Жданов несколько скованно себя почувствовал… Слегка откашлялся, предвидя реакцию на свое сообщение, - Дело в том, что на нас сегодня напали и…
- Что-о-о-о? – Роман вскочил с дивана.
- Как напали? – Зорькин вскочил следом.
- Что ты такое говоришь? – Кира не верила своим ушам, ее снова бросило в дрожь, - не может быть, она не могла… - на ее бормотание никто не обратил внимания.
- Ничего страшного не произошло… Успокойтесь… Катя отделалась легким испугом и ссадиной на голове… У врача мы уже были и она сейчас отдыхает, ей надо лежать! И никаких волнений, ясно! – В его голосе появились угрожающие нотки.
- Андрюш, кто там? – раздался из спальни голос Кати.
- Малиновский и Ко, не волнуйся Катюш, они не надолго и уже уходят…
- Как уходят? Подождите, я уже иду… - Из спальни послышался шорох одежды…
- Кать, не смей!!!!!!- Андрея умчался из гостиной, - Ты слышишь, не смей вставать!!!!! – Донесся до всех его голос уже из спальни.
Сидевшие на диване, переглянулись.
- Может не рассказывать ей сейчас? А то как бы чего не вышло? – Малиновский озвучил мысль, возникшую у него в машине.
- Ну не знаю… - Николай задумчиво вертел в руках телефон, - с одной стороны, конечно, мы не вовремя, а с другой…
Договорить он не успел, в гостиную вошел Андрей, несший Катерину на руках. Посадив ее на диван, он сам остался стоять.
– Кто бы сомневался, что Катька своего добьется, - промелькнула мысль у Зорькина в голове, а сам он уже во всю улыбался ей, - Привет Кать!
- Привет, Коль! – с той же интонацией передразнила его Катерина. – Привет всем… - Она немного запнулась, увидев Киру. На лицо набежала тень, и, взглянув вопросительно на Андрея, Катя снова повернулась к гостям.
- Я тут ни при чем, - начал было оправдываться Жданов, - Это Колька ее притащил, они теперь вместе, вроде бы…
- Николай здесь ни при чем, я сама решила сюда прийти, что бы прояснить все раз и навсегда! - Кира посмотрела в глаза Пушкаревой - сколько всего между ними было, сколько она плакала, как ей казалось, из-за нее, как она хотела ей отомстить! И вот буквально за один день все изменилось – она сама изменилась, видимо пережитый шок расставил все на свои места, и не было больше у нее ненависти к этой девочке - она не виновата, и Андрей не виноват, чувства неподвластны разуму, их невозможно контролировать, теперь-то она это знает… Покраснев от стыда за себя, за то, что она натворила утром, Кира опустила глаза…
- Если вы не возражаете, я бы хотела поговорить с Катей наедине...
Зорькин первый вскочил на ноги, - Я думаю, что никто против не будет, - Он обвел всех угрожающим взглядом. Затем, кивком головы показав, чтобы двигались за ним, быстренько ретировался из гостиной – поднявшийся на ноги Малиновский и Жданов нерешительно топтались на месте.
- Идите… Идите… - Катя махнула им рукой, - Ничего со мной не случится…Да идите вы уже! – раздражение явственно слышалось в ее голосе.
- Ну, ладно… - первым решился тронуться с места Андрей, - Но если что, зови… Кать…
- Ладно… Ладно… - Катерина улыбнулась их беспокойству, - Если что, сразу начну вопить… - и снова лукаво улыбнулась… Она приблизительно уже представляла, о чем с ней будет разговаривать Кира, и от этого, непонятно откуда взявшегося знания, ей почему-то было легко и хорошо…

Подождав, пока мужчины покинули комнату, Кира подвинулась поближе к Кате:
- Кать… Я… такого натворила сегодня! – закрыв лицо ладонями, Кира сгорбилась, - Я хотела отомстить тебе, а получилось, что отомстила себе… Кать… Я…
- Кира Юрьевна…
- Подожди… Не перебивай… Я хочу попросить у тебя прощенья, за все, что я тебе когда-нибудь сказала или сделала плохого… А утром, понимаешь… Я добавила снотворного в кофе Андрею…
- Я знаю… - Катя слабо улыбнулась.
- Знаешь? Н-но к-как… Откуда? – Кира подняла на Катю глаза.
- Мне Андрей рассказал… Теперь я поняла, почему он ничего не помнит, - и она усмехнувшись посмотрела на Воропаеву.
- Это не все… Кать… Знаешь…
- Я ничего не хочу слышать… НИЧЕГО!!! Мне достаточно того, что я уже знаю! – Катерина пристально взглянула на Киру, - Это понятно? – жестко произнесла она.
- Кать… Между нами ничего не было!!! Я клянусь!!! Кать… - Кира посмотрела в глаза бывшей соперницы, - Клянусь самым дорогим, что у меня есть!!! Поверь, Кать… Андрей не изменял тебе… - Она взяла ее за руку, - Пожалуйста… Поверь мне!!! Клянусь, это больше не повторится… Я не стану Вам больше мешать!!! Кать… - Кира умоляюще смотрела на нее, голос прерывался от волнения. Катя накрыла ладонью руку Киры, - Не волнуйтесь Кира Юрьевна, я Вам верю! Верю…
- Знаешь, Кать, а давай на «Ты»? Ты не против?
Удивление, отразившееся на лице Пушкаревой, опять вызвало у Киры чувство вины. Неужели она в глазах людей выглядит таким монстром?
- Видишь ли, я бы хотела, чтобы у нас с тобой наладились отношения… Я… Коля… Он твой друг… А я… В общем мы… Я поняла, что не люблю Андрея… Что я на самом деле не люблю никого… Пока… Я и Коля… Мы… Кажется у нас может что-то получиться… Только Кать, ты не будешь против, если я и Коля... – Кира замялась и снова посмотрела на Катю.
Удивление на лице сменилось изумлением и Катерина во все глаза уставилась на Воропаеву, она ожидала чего угодно, но только не этого. Та сцена на диване, которую она видела утром, живо предстала у нее перед глазами,
- Коля и Кира!!! Кому сказать – не поверят!!! А Колька то каков, ни словом ни полсловом не обмолвился, все скрытничал!? – у Катерины царил полный сумбур в мыслях, она никак не могла поверить в такую совершенно невозможную историю – чтобы Коля и Кира?????
А Кира сидела напротив нее и мучительно ждала ответа, она прекрасно понимала, что если Катя не примет их отношения, то Николай, рано или поздно, тоже от нее отвернется, для него дружба превыше всего! И сейчас, Кира с удвоенной силой сожалела о том, что сама испортила себе жизнь, натворив такого!!! Только бы Катя поняла ее, только бы поняла…
А Катерина никак не могла прийти в себя от такой новости. Она думала, думала, думала и никак не могла понять – как к этому относится. С одной стороны – Кира ее враг, который пользовался любой возможностью, чтобы испортить ей жизнь. С другой стороны – ей было ее жаль, раскаянье было вроде бы искренним. И все-таки… Катя глубоко вздохнула,
- Знаете, Кира Юрьевна, я не вправе быть «За» или «Против». Я не собираюсь лезть в чью бы то ни было личную жизнь, а уж в личную жизнь близких мне людей – тем более. Так что… Это вопрос не ко мне… Главное, что бы Николай не был против…
В дверь просунулась взлохмаченная голова Зорькина:
- Девушки, что-то у Вас тут подозрительно тихо! – он настороженно взглянул сначала на Катю потом на Киру. – Что так долго-то? Мы заждались уже…
- Да все в порядке, Коль… - Пушкарева снисходительно улыбнулась. Зорькин как всегда был неподражаем…
- Кать… - следом в дверь просунулась голова Жданова, - Кир… Ну что? Поговорили?
Катерина смотрела на любимого мужчину и вспоминала, что им пришлось пережить. Нет! Она никому не желала такого, и вот в этот момент решила - если Николай будет счастлив с Кирой она будет рада. Она действительно будет рада, ведь она как никто другой понимает, какое это счастье, когда любимый человек рядом и любовь взаимна. ПУСТЬ КИРА БУДЕТ СЧАСТЛИВА! И повернувшись к Кире она широко ей улыбнулась - я буду рада за Вас, честно-честно... И подмигнув просунувшим головы в дверь мужчинам начала подниматься с дивана.

***

Вернувшись домой после разговора с Катей, Кира немного успокоилась, единственное, что ее тревожило, это то, что Пушкареву пытались похитить - предчувствие, что к этому похищению приложила руку Маргарита было настолько сильным, что, немного поколебавшись, Кира решила поговорить с ней. Набрала номер и услышала в трубке:
- Алло…
- Маргарита?
- Кира! Слава богу! Я никак не могла до тебя дозвониться! – В голосе Маргариты явственно слышалось облегчение, - Как наши дела?
- Я не смогла это сделать…
- Так… Я так и знала!... Вечно все приходится делать самой… Ну что ж… - Разочарование в ее голосе было настолько явным, что Кире стало не по себе:
- Маргарита… Я помирилась с Катей и с Андреем… Понимаешь…
Маргарита не дала ей договорить:
- Что-о-о-о!!! Да как ты… Но как… Как ты могла!? С этой… с этой…
- Понимаешь… - повторила Кира, - Я не люблю Андрея, я была с ним просто из-за многолетней привычки, знаешь…, в сущности, я отношусь к нему как к брату и люблю тоже как брата. И еще…- Немного поколебавшись, она продолжила, - Я встретила человека – мужчину, он мне очень помог и я… я надеюсь, что с ним я буду счастлива… Пойми меня пожалуйста, мы с Андреем поговорили и все выяснили, прошу тебя не надо все портить! Я тебя прошу…
На другом конце телефона Маргарита продолжала хранить молчание, Кира не выдержала первой:
- Я сейчас приеду и мы поговорим, ты должна выслушать меня, пожалуйста…
Не дожидаясь ответа, Кира положила трубку и выбежала из квартиры.
- Господи! Не дай Маргарите сделать то, что она задумала!!!


После ухода друзей и Киры, оставшись наедине, Андрей и Катя устроились на диване. Катя, прислонилась спиной к груди Андрея, а тот обнял рукой ее за плечи, и, поцеловав в макушку, прижался к ней щекой. Горел камин – блики от языков пламени создавали причудливую игру света в комнате, казалось, волшебство присутствовало в воздухе и обволакивало сидевшую на диване пару, а они ничего не замечали и просто смотрели на огонь, им было очень хорошо вместе, слова казались ненужными и пустыми звуками, которые только мешали им понимать друг друга.
Андрей слегка отстранившись от Кати начал нежными, трепетными поцелуями касаться ее кожи – их губы встретились и все вокруг замерло, будто боясь спугнуть любовь. Нежность и чувственность витали в воздухе и волнами разливались по комнате, накрывая их с головой:
- Кать… - шепот Андрея был еле слышным, - Я люблю тебя… Катенька, - Его руки зажили своей собственной жизнью, легонько касаясь ее то тут то там, заставляя ее испытывать наслаждение и обещая блаженство, касались прядей ее волос, спускались ниже и снова взмывали вверх, ее тело, отвечая на эти ласковые прикосновения выгнулось дугой и с губ слетел едва слышный вздох, руки начав движение уже не могли остановиться и танец двух сплетенных тел, древний как сама жизнь был наполнен тихой музыкой, слышной только им.

***

Р.Д.Малиновский задумавшись шел по улице, не замечая никого вокруг, его мысли были совершенно безрадостны: «Вот и Кира кажется влюбилась, нашла свою половинку, и надеется, что все у нее сложится хорошо. А когда Катя с Андреем смотрят друг на друга, то воздух наполняется электрическими разрядами, того и гляди обожжешься», - Малиновкий грустно усмехнулся: «Ничего себе сравнение…». Видеть Катю рядом с Андреем с каждым разом становилось все тяжелее: «Вот уж никогда бы не подумал, что смогу так относится к женщине!».
Все всегда было легко и просто в жизни Романа, все его интрижки, увлечения, флирт доставляли только радость и ощущение полноты жизни, а теперь – все изменилось и из-за кого? У него внутри разливалось незнакомое доселе тепло только при одном воспоминании о Кате, и еще какое-то щемящее нежное чувство, которое он никак не мог классифицировать. И ведь не хотелось ему чтобы это чувство проходило, забывалось:
– Катя… Катя… Что же ты со мной делаешь и что мне делать теперь со всем этим, я не хочу тебя забывать, не могу тебя не видеть, но и видеть тоже невыносимо… Я желаю тебе счастья, большого-большого, но…
Мысли Малиновского неожиданно были прерваны самым безжалостным образом налетевшим на него мальчишкой. От неожиданности, Роман не сразу среагировал, а когда немного пришел в себя, мальчишку уже держали две симпатичные женские ладошки и приятный женский голос произнес:
- Ой… Простите его пожалуйста… Он не нарочно…
Подняв голову и посмотрев на женщину, которая держала сорванца, он улыбнулся:
- Привет!
- Здрасте Роман Дмитрич… Извините нас пожалуйста… Он не хотел… Извините… - и крепко взяв за руку мальчишку, молодая женщина быстро удалилась…
Глядя ей вслед, Малиновский вдруг поймал себя на мысли о том, что он был бы не против, если бы и у него был такой же сорванец и непонятная тоска вдруг заполнила его душу: «Что с тобой Малина!? Ты сегодня не в себе… Пушкарева плохо на тебя влияет…».

***

Влетев в квартиру к Ждановой, Кира плюхнулась в кресло и подняла глаза на хозяйку. От взгляда Маргариты внутри у нее все похолодело – взгляд излучал ненависть такой силы, что, казалось, воздух сейчас воспламенится! Попытавшись завязать разговор, Кира произнесла:
- Маргарита, выслушай меня, пожалуйста…, - но запнулась на полуслове, растерявшись - она ожидала гневных слов, обвинений, слез в конце-концов, но не такой всепоглощающей ненависти.
- ТЫ… ПРЕДАЛА… МЕНЯ… - С силой произнесла Маргарита. – Ты переметнулась в стан моих врагов и отныне ты для меня враг!!!
Обрушившиеся на нее слова, будто удар хлыста – обожгли ее. Кира дернулась от неожиданности и отвернувшись, пыталась привести мысли в порядок… - Как же так? Маргарита была самой разумной из них… Самой уравновешенной… И вдруг такое… Нет! Не может быть! Я должна ее переубедить! Она поймет… - Кира пыталась убедить саму себя… Справиться со своей растерянностью. Слишком много на нее навалилось в последнее время, но она справится… Она обязательно справится… Снова повернувшись к Маргарите лицом, Кира чуть было не вскрикнула от удивления – за спиной матери стоял Андрей!
- ТЫ… ПРЕДАЛА… МЕНЯ! – Словно выплюнув эти слова, Маргарита горящими глазами смотрела на молодую женщину.
- Подожди, остановись на минуточку… - Кира пыталась предотвратить катастрофу, но все оказалось тщетно…
- Я справлюсь с Пушкаревой сама… Она не смеет отбирать у меня сына! И никто не смеет! Андрей мой и только мой!!! – Маргарита медленно двинулась к Кире… - А что бы ты не смогла проболтаться, я думаю, тебе следует некоторое время посидеть в укромном месте…, - рванувшись к Кире, она уже схватила было девушку, но завершить свое намерение не смогла – почувствовав железную хватку на своем теле, Маргарите резко обернулась,
- Не смейте до меня дотрагиваться, кого ты с собой привела, глупая девч…
В глаза Андрея смотрели совершенно безумные глаза его матери.
- Мама… - Еле слышно, одними губами прошептал он, - Мама! Как ты могла?! Ты же знаешь, что я не могу жить без нее!!! – Он ослабил хватку… - Кира здесь совершенно ни при чем, даже если бы она захотела, у нее ничего бы не получилось – Коля и Ромка все равно не дали бы причинить вред Кате. А ты? Ты подумала обо мне? Ты подумала о моих чувствах? Что же ты натворила, мама? - Его шепот, был страшнее любого крика.
Взгляд Маргариты медленно становился осмысленным, она начала осознавать, кто ее держит. – Андрей… Андрюшенька… Ты должен понять! - В ее глазах заблестели слезы, - ты ведь понимаешь меня? Скажи, что понимаешь?
Андрей убрал руки и отошел на несколько шагов от женщины, которая называла себя его матерью. Выражение его глаз говорило само за себя.
- Ты пыталась причинить вред человеку, который мне очень дорог, которого я люблю больше жизни и ты хочешь, чтобы я тебя понял!? – Гнев и боль, звучавшие в его голосе сумели пробиться к сознанию Маргариты и понимание, пришедшее вместе с осознанием потери, прорвали плотину ненависти, затопившую ее.
- Андрей… Ты же мой сын и я люблю тебя! Я желаю тебе только добра… - Она протянула руки к Андрею, попытавшись обнять его, но тот метнулся от нее в другой угол комнаты и презрение вместе с брезгливостью, которые выражал его взгляд, окончательно привели Маргариту в чувство! – Андрюша, подожди, давай поговорим… - умоляющие нотки позвучавшие в ее голосе, не произвели того действия, на которое она рассчитывала…
- Знаешь, мама, я не хотел верить! Я не хотел верить, когда тот бандит, напавший на Катю, выкрикнул твое имя. Я шел сюда с надеждой, что это все-таки не ты! Ведь ты моя мать!!! – Он уткнулся лицом в ладони, - Я не хотел верить… А теперь? Что ты со мной сделала, мама!? Что ты сделала со всеми нами!? Что!? – Он медленно поднял глаза на стоявших женщин, - Кира, ты идешь?
- Нет, мы с Маргаритой не договорили… - Иди, я зайду к Вам попозже…
Жданов медленно, как будто из него выкачали все силы, двинулся к выходу.
- Андрей, подожди… Не уходи… - Маргарита рванулась следом, но натолкнувшись на взгляд обернувшегося сына, замерла на месте… - Андрюшенька… - дрожащими губами произнесла его имя… - Не уходи так… Не покидай меня…
Жданов молча смотрел на мать, а в голове билась одна единственная мысль:
– Скорее к Кате, скорее… Только бы подальше отсюда… Не видеть… Не помнить… Не знать… Забыть все, как страшный сон! Не хочу!
Развернувшись, Жданов молча выбежал из квартиры своих родителей.
Тишина, наступившая после его ухода, словно тяжелым покрывалом придавила двоих женщин. Маргарита покачнулась, оперлась рукой о спинку кресла, медленно обошла его и села. Дышать было тяжело, как будто кто-то невидимой рукой сжал сердце, воздух разрывал легкие, но его все равно не хватало, перед глазами калейдоскопом кружились Андрей, Кира, Пушкарева и опять по кругу, они пытались ей что-то сказать, но сил слушать их у нее не было. Сил не было дышать, видеть, жить… Смирившись с этим, Маргарита провалилась в ласковую темноту, обещавшую мир и покой ее измученному сознанию.
Кира смотрела на Маргариту и не знала, что сказать. Да и что скажешь в такой ситуации, она ведь сама во всем виновата и не услышь Андрей сегодня слова матери, он все равно рано или поздно узнал бы все! Увидев, что Маргарита села в кресло и закрыла глаза, Кира решила, что вот он – подходящий момент, может быть, теперь они поговорят. Подойдя к ней и тронув ее за плечо, Кира ожидала, что та откроет глаза, но произошло нечто странное – рука Маргариты, до этого спокойно лежавшая на подлокотнике, упала и повисла, а голова – вот странно-то – опустилась на грудь, а сама женщина не произнесла не слова. Испугавшись, Кира попыталась встряхнуть ее, но женщина медленно начала сползать с кресла.
- Господи, Маргарита, что с тобой? Маргарита? – перепугавшись не на шутку, Кира бросилась вызывать скорую… Андрея… Павла Олеговича…

***

Проснувшись в своей кровати и потянувшись, Катя вспомнила вчерашний день, протянула руку и коснувшись пустой подушки, улыбнулась:
- Уже умчался куда-то… - Сладко зевнув и решив, что пора уже встать, она поднялась, прошла на кухню и принялась готовить завтрак. Услышав, как хлопнула входная дверь, и не успев толком на это отреагировать (она стала в последнее время ужасно непоротлива), оказалась в объятиях самого любимого мужчины на свете.
- Катенька… - Его шепот, раздававшийся у самого уха, растревожил ее не шутку, отстранившись, она спросила:
- Что произошло? – Катя смотрела на Андрея, - И не вздумай говорить, что ничего? Я тебе не поверю!
- Катенька… - Андрей не знал, что ей отвечать, - Катенька… - Он снова обнял ее, вдыхая ее аромат и ощущая ее всеми клеточками своего тела, он постепенно приходил в себя.
– Ох, Катенька…
Катерина разволновалась - на сей раз действительно произошло что-то очень серьезное, таким, она не видела его никогда.
- Андрей… Скажи мне, что случилось? Пожалуйста… - Звук ее голоса, ее беспокойство за него, огромные глаза, смотревшие на него с обожанием – все это было такое родное и близкое. Тепло излучаемое этими глазами, проникало глубоко-глубоко, в самый центр горя и боли, туда, где остался лишь пепел, после разговора с матерью, согревая и восстанавливая, воскрешая его способность чувствовать и ощущать прекрасное. Его Катенька, она опять спасла его, заставив вынырнуть из той бездны, куда он опустился, возродив в нем желание жить и возрождая желание радоваться жизни – и боль потихонечку отступала, она не ушла совсем, нет! Но стала глуше, спряталась в уголочке души и старалась не подниматься на поверхность.
– Катенька… Я… был… у… Маргариты… - Андрею еще никогда не было так трудно произносить слова… - Я узнал…
- Тише… Тише… - Катя ласково взяла его за руку, потихоньку подталкивая к стулу. Усадив Андрея, она села напротив и подперев кулачком голову, посмотрела на него…
- Я знаю теперь кто организовал нападение на нас! – Жданов зажмурился, боль снова затопила его от макушки до кончиком пальцев, - Знаю… Это Маргарита – моя… м-м-м-мать!
Сначала Катя подумала, что это он так шутит, но приглядевшись повнимательней и увидев в его глазах ужас и боль, поняла – это правда.
- Не может быть!!! Нет!!! Ты ошибаешься!!! – Она вскочила со стула и заметалась по кухне… - Мать не может… Нет!!!
- Может, Кать… Как оказалось, моя мать может все!!! – Он снова зажмурился.
- О господи! Андрюш! – Катя осторожно провела ладонью по его щеке, - Как же так? Не понимаю…
- Она обезумела, от ненависти к тебе… Понимаешь? Она сошла с ума! – Жданов обнял Катю за талию, схватившись за это родное тепло, как за спасательный круг, прижавшись к ней лицом, а Катя гладила его по голове, желая чтобы он поскорее успокоился, чтобы первый шок прошел и Андрей как-то смирился с этим… Хотя с этим невозможно примириться, чтобы родная мать? – Катя помотала головой, у нее не укладывалось, как же так можно – собственными руками уничтожить своего ребенка? Как же так? Что же это?
В их тяжелые раздумья ворвался звук телефонного звонка…
- Да? – Катя сняла трубку, еле дотянувшись до нее…
- Катя? Это Кира… Кать, я сейчас у Маргариты, Андрей тебе рассказал, что здесь произошло?
- Да… В общих чертах…
- Кать… Понимаешь… После его ухода, у Маргариты стало плохо с сердцем… Ты не могла бы его уговорить приехать? Я все понимаю, Кать, но какая бы она не была, она все-таки его мать. Я уже дозвонилась Павлу Олеговичу и он уже едет… Я прошу тебя, у нее очень тяжелое состояние, врачи говорят всякое может случиться, пожалуйста, им надо поговорить…
- Я попробую… - Катя не успела опомниться, а Кира уже положила трубку.

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-11, 14:39 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Позвонив Николаю и отменив с ним встречу, Кира осталась ждать скорую. Маргарита все не приходила в себя, а трогать ее Кира боялась – она где-то читала, что людям с сердечным приступом двигаться нельзя.
Раздался скрежет замка и в квартире появился Пал Олегыч:
- Что случилось, Кир… - и замолчал, увидев жену без сознания.
- Пал Олегыч… - Кира подошла к нему, - Вы только постарайтесь не волноваться… Я должна Вам кое-что рассказать. Я думаю, Вам лучше присесть…
Жданов-старший отодвинув Киру в сторону, склонился над Маргаритой.
- Марго? – Он встряхнул ее…
Кира коснулась плеча мужчины:
- Не надо, Пал Олегыч, лучше ее не трогать до приезда скорой…
- Что произошло? – Он осторожно взял жену за руку и остался стоять рядом.
Кира замялась, не зная с чего начать. Наконец, глубоко вздохнув, решилась:
- Катю пытались похитить…
- Что-о-о-о????? – от удивления, рот Пал Олегыча открылся…
- Да… И в этом, как оказалось, замешана Маргарита. Сегодня она сама призналась Андрею… Нет, не добровольно… Это получилось случайно… Он подслушал наш с ней разговор… И еще много чего произошло, но самое главное, что Андрей теперь не хочет ее видеть, а ей после того как он ушел стало плохо и вот…
По мере того, как Кира говорила, лицо Пал Олегыча становилось все мрачнее и мрачнее, затем он медленно отпустил руку жены и она безвольно повисла, а он продолжал молча стоять и смотреть на Маргариту. Удивление, недоумение и растерянность на его лице говорили о чувствах, испытываемых им. Подойдя к окну и постояв там некоторое время, он снова повернулся к Кире:
- Андрей знает?
- Я просила Катю сказать ему… - Кира от всей души сочувствовала Пал Олегычу. Прожить жизнь с человеком - и в итоге, понять, что ты абсолютно не знаешь на что он способен, что у него на уме, что спрятано в тайниках его души. Это страшно - после стольких лет открывать для себя заново, что самый близкий тебе человек, оказался чудовищем, способным причинить вред собственному ребенку, попытаться лишить жизни другого человека, причинить вред еще не рожденному собственному внуку или внучке. Она понимала его чувства сейчас, как никто другой. Ведь, буквально, некоторое время назад, она переживала практически то же самое, ломая себя, пропуская через себя боль, сжигая себя без остатка, чтобы вновь возродиться из пепла с уже обновленной душой, раскрывшейся для любви, готовой снова впустить в себя весь мир, с его красками, голубым небом, солнцем, ветром, шумом листвы, шорохом шин на дорогах, начать снова искренне улыбаться людям и понимать, что они искренне улыбаются тебе в ответ…
Шум входной двери, прервал ее размышления и она, практически одновременно с мужчиной обернулась на звук.
- Вот и врачи… - Облегчение с некоторой долей грусти, захватило Киру. С жалостью посмотрев на Маргариту, она обратилась к Пал Олегычу:
- Вы поедете вместе с ней?
- Да? – голос его был мрачен, а в глазах поселилась беззащитность и где-то глубоко спрятавшаяся боль, которую этот сильный человек не мог, да и не хотел показывать…
- Я поеду, попробую привезти Андрея…
- Да…
Подождав некоторое время и поняв, что другого ответа ей не дождаться, Кира сочувствующе обняла его и вышла.
Обняв Катю, Андрей Жданов замер, невеселые мысли не покидали его – Его мать оказалась способна на такое… Это никак не умещалось у него в голове… Снова и снова прокручивая состоявшийся разговор, он постепенно приходил к выводу – она сошла с ума. Не мог он поверить в то, что в здравом уме его мама – ведь это же его мама – способна натворить столько всего…
- Андрюш… - Катин голос вернул его в действительность… - Послушай, Кира звонила…
- И что? – подняв голову, он посмотрел нее.
- После того, как ты ушел оттуда, Маргарите стало плохо с сердцем, совсем плохо…
Кира очень просила, чтобы ты приехал…
Глаза Жданова стали больными. – Я не могу, Кать… Я не могу ее видеть…
- Андрей, я все понимаю, но ведь она – твоя мать не смотря ни на что…
- Кать… Прошу тебя, только не сейчас…
- Катя нежно взяла его лицо в ладони, поцеловала в уголок губ, взъерошила волосы… - Андрюш, пойми, она твоя мать и ей сейчас плохо… Очень плохо… И ней дай бог случится худшее, ты же себе никогда не простишь, что не поговорил с ней, не выяснил все до конца…
- Кать… - в его голосе была боль… - Кать… Не могу я… Я просто не могу… - закрыв лицо руками и сгорбившись, Жданов замер на стуле.
- Андрюшенька… - Катя снова обняла его, - Я все понимаю… Но ведь…
- Кать… Как ты можешь ее защищать, после того, что она с тобой сделала? Как?
- Я не защищаю ее… Нет… Просто прошу тебя поговорить с ней… Пойми, это просто разговор и ничего больше. Тем более, как я поняла Пал Олегыч с ней сейчас…
- Папа?
- Да, Кира и его вызвала.
- А он знает?
- Думаю, Кира ему рассказала.
- А вдруг нет?
Катя не успела ничего ответить, их снова прервал телефонный звонок. Подняв трубку, Катерина услышала:
- Кать, это снова я. Я еду к Вам. Ты говорила с Андреем?
- Кир… - Катя покосилась на Андрея, - Кир… Мы еще не договорили…
- Кать, в любом случае я сейчас буду у Вас… Да… И еще, ты не могла бы…? – Кира запнулась… А, ладно, я сама… Все, пока Кать…, - Закончив разговор, она въехала во двор дома Жданова, быстро поднялась наверх, нажала кнопку звонка, дверь открылась и она вошла.

***

Малиновский продолжал смотреть вслед, уходящей от него, женщине с ребенком и невеселые мысли бродили в его голове. Он представил что было бы, если бы у него был такой сын – представил и сам удивился возникшему нетерпеливому желанию бежать куда-то и предпринимать что-то в этом направлении… Перед его глазами возник образ Катерины с ребенком – их ребенком, но он тут же отогнал от себя это видение и невесело усмехнулся – Катя не для него! Он, уже, наверное, тысячу раз повторял это себе. Разум его понимал и готов был согласиться с этой аксиомой, но вот сердце!!!? Он остановился возле какой-то витрины, постоял возле нее, бездумно пялясь на выставленные в ней вещицы, тяжело вздохнул и двинулся дальше, продолжая размышлять, - Вот сейчас он спит с Клочковой, может быть с ней что-то получится? Но при мысли об этом кошмаре, его передернуло, он не вынесет постоянного ее мелькания перед глазами, воплей о машине, телефоне, шмотках, деньгах, развлечениях… Бр-р-р-р…, - Он снова усмехнулся, - Здорово же тебя зацепило, Ромка, а ведь раньше тебе именно такие дамочки и нравились, не обремененные разумом модельки, которых кроме моды и одежды ничего на свете не интересовало… А сейчас ему подавай интеллектуальные беседы за чашкой чая и желательно с той единственной, которую ему никогда не получить, которая всегда будет к нему относится только как к другу своего мужа. Мелькнувшая на краю сознания мысль была неуловимой, промелькнула и исчезла, но оставила после себя ощущение, что он что-то пропустил, что-то очень важное и он непременно должен об этом подумать, причем подумать как можно быстрей. Где-то внутри, эта засевшая мысль медленно превращалась в образ, который, казалось, был стерт из памяти навсегда, но может быть? А чем черт не шутит? Может попробовать? – Малиновский ускорил шаг, торопясь навстречу с женщиной, с которой он давным-давно не виделся, которая – вполне возможно - не вспомнит о нем, у которой – может быть - сложившаяся личная жизнь, но… но он должен увидеть все это сам, если она не свободна и счастлива, он не станет вмешиваться, а вот если…? Тогда он попробует снова… Он обязательно попробует и тогда, может быть, он сможет забыть Катю!!! Да!!! Он сможет!!! Он обязательно сможет… Может быть…

***

А на другом конце города невеселые мысли посещали еще одну умную голову. Николай Зорькин сидел и думал о том, что вот – с одной стороны Катя, которую он любит с детства (или ему только кажется, что любит?). С другой стороны Кира, он сам не ожидал от себя такого – его закрутило и понесло, а куда все это его приведет, он не имел представления… И что теперь ему делать? Хотя… Катя ведь никогда не разлюбит Жданова, так что тут у него нет шансов, он навсегда останется для нее другом, а Кира? Ну что Кира? Кира это… - сформулировать мысль у него никак не получалось, - это… Ну это… - Зорькин почесал затылок, сморщился, снова почесал затылок… - не помогло. Так ни до чего и не додумавшись, и отложив это на потом, он прошелся по комнате, - Позвонить что ли кому-нибудь? - Опережая его мысль, телефон разразился трелью звонка.
- Коль, привет! Понимаешь, у нас не получится сегодня встретиться…, - раздавшийся в телефонной трубке голос Киры был грустным и каким-то уставшим.
- Почему? – Зорькин даже сам удивился, до чего эта новость его расстроила.
- Маргарита призналась, что организовала нападение на Катю, а Андрей все услышал. Сейчас с Маргаритой плохо, ее увезли в больницу, а я еду к Ждановым, поговорить с Андреем.
- Ни фига себе!!! – От таких новостей, голова Николая пошла кругом, - А знаешь, я сейчас тоже поеду к Катьке, там и встретимся, ты как? Не против?
- Нет конечно… Конечно я не против, может нам удастся уговорить Андрея…
Недоуменно посмотрев на трубку, Зорькин спросил:
- Уговорить???
- Ну да… Должен же он поговорить с матерью и выяснить все до конца…
- А-а-а… - Толком так ничего и не поняв, но решив разобраться на месте, - Зорькин на всякий случай решил согласиться, - Конечно… Ну все, я выезжаю, да?
- Давай… Встретимся на месте…

***

Мысли Малиновского были прерваны звонком мобильника, посмотрев на экран и удивившись, - С чего бы это Кира стала ему звонить? – Произнес: - Алло?
- Ром, ты должен срочно приехать к Ждановым! Срочно!!! Это очень важно и касается Андрея!
Малиновский тут же встревожился:
- Что случилось?
- Приедешь, расскажу… Туда и Коля приедет… Пожалуйста, приезжай, иначе все может очень плохо закончится…
- Да что случилось-то?
- Ром, прошу тебя… - голос Киры звучал устало, - Все при встрече, ладно?
В трубке послышались гудки отбоя, Малиновский недоуменно смотрел на телефон, - что там еще у них стряслось? – Мелькнувшая шальная мысль – что, может быть, Катя ушла от Андрея – была задавлена на корню, не позволяя надежде заполнить пустоту внутри. Но все же тлеющая искорка осталась и подталкивала его к действию – Скорей… Скорей… Скорей… - Забыв обо всем на свете, Роман рванул к дому Андрея.

***

Подходя к Ждановскому дому, Зорькин нос к носу столкнулся с Малиновским, который подходил с другой стороны.
- Привет, тебя тоже вызвали? – Коля обменялся с ним рукопожатием.
- Ага… Только забыли сказать зачем…
- А… Так это… Я тоже не особо понял, но вроде бы Маргарита призналась в организации покушения на Катю…
- Чего-о-о-о? – Вопль Малиновского был совершенно искренним, такого он совершенно не ожидал…
- Того-о… - Слегка передразнив его, Зорькин направился к входу в подъезд. Уже подойдя к дверям, он обернулся и увидел, что Роман застыл на месте, с открытым от удивления ртом – Пошли что ли? – поторопил он его, - Наверняка там много чего еще случилось, - Он поморщился и потер переносицу.
Ступор напавший на Ромку, был до того силен, что он не сразу понял, о чем говорит ему Николай… Постепенно приходя в себя, помотав головой, как будто возвращая мозги на место, он медленно затем, ускоряя шаг направился следом.

***

Войдя в квартиру, Кира прошла за Катей на кухню и увидела Андрея. Тот сидел на стуле, сгорбившись и закрыв лицо руками. Катя подошла к нему, обняла и ласково позвала:
- Андрюш… Андрей, у нас гости…
Жданов медленно, будто нехотя поднял голову - на Киру глянули больные, измученные глаза, которые казались бездонными, черными провалами на осунувшемся лице. Он как будто постарел сразу на несколько лет. Кира растерянно посмотрела на Катю, все приготовленные слова, доводы и прочее моментально вылетели у нее из головы. Она устало опустилась на стул, зажав руки между коленями. В ответ на ее растерянный взгляд, Катерина тяжело вздохнула. Вдруг по ее лицу пробежала легкая судорога, сменившаяся радостным удивлением:
- Ой… - отпустив Андрея она схватилась за живот.
Моментально придя в себя, Жданов вскочил на ноги:
- Что…? Тебе плохо, Кать? Скорую… надо вызвать скорую, – Он заметался по комнате…
- Да нет… - Катя схватила Андрея за руку, останавливая его сумасшедшие метания, - Все в порядке… - Она улыбнулась, - Все в порядке…
Кира вскочившая следом за Андреем, с тревогой всматривалась в ее лицо:
- Кать… Что ты говоришь, тебе же больно… Как же все в порядке?
- Да, Кать… - кивком подтвердив свое согласие со словами Киры, Жданов метнулся к Кате и обнял ее, - пойдем, тебе надо сесть…
Катерина улыбаясь, смотрела на них, - Какие они все-таки смешные, - Так трогательно за нее беспокоятся… - Да нет, вы не поняли… Со мной правда все в порядке, просто ребенок…
- Что? – Жданов изменился в лице, - что с ним?
- Он пинается… - Катерина улыбнулась еще шире. – Вот дотронься… - Она положила руку Андрея себе на живот…
Ребенок как будто понял, что надо делать, от его пинка Катерину согнуло пополам и она начала хватать ртом воздух… - Фух… Футболистом будет… Точно… - Медленно разгибаясь, произнесла она…
Почувствовав пинок, Андрей расплылся в улыбке, но, увидев, как согнуло Катерину, он снова с беспокойством посмотрел на нее. Разогнувшись и взглянув на взволнованное лицо Андрея, она погладила его по щеке:
- Не волнуйся, это нормально, но вот прилечь мне не мешало бы…
- Конечно, Кать… - подхватив ее на руки, он осторожно пронес ее в гостиную и уложив на диван сел рядом. Все тревожные мысли отошли на второй план… Его ребенок пошевелился, он никогда не думал, что может быть так счастлив. Снова положив руку на живот Кати, другой он коснулся ее лица, легкими нежными движениями прошелся по лбу, щекам, подбородку… Наклонился и легонько поцеловал ее в губы, потом снова, и снова, и снова – столько нежности было в его поцелуях, легких как крылья бабочки, нежных как самый изысканный шелк, трепетных и трогательных, что на глаза Киры, наблюдавшей все это, наворачивались слезы и она украдкой смахивала их со щек, улыбаясь и радуясь за них, таких счастливых и таких влюбленных друг в друга. Как же хорошо, что они теперь и ее друзья тоже. Какая же она была дура, и хорошо, что вовремя опомнилась, теперь и у нее есть шанс узнать, что это такое, когда тебя вот так любят…

Хлопнула дверь, и в комнату вошли Зорькин с Малиновским. Увидев лежащую Катерину и глупо улыбающегося Жданова, недоуменно переглянулись. Подняв глаза и увидев, что Кира тоже улыбается и глаза у нее на мокром месте, Николай быстро подошел и обнял ее, вытер слезы кончиком большого пальца, заглянул в глаза:
- Что у Вас тут происходит?
- Ничего… - раздался голос с дивана. Зорькин обернулся, - Привет, Кать! – И снова посмотрел на Киру:
- Тогда к чему слезы?
Кира обняла Колю, уткнувшись лицом ему в грудь.
- Просто ребенок пошевелился… - Кира счастливо вздохнула, - представляешь?
- А почему ты плачешь? – Недоумение Коли можно было пощупать руками, над его головой как будто загорелся знак вопроса.
- От радости… - Кира улыбнулась, теперь уже Николаю, - От радости за них и за себя. Потому что теперь они и мои друзья тоже…
- А-а… - Облегчение, прозвучавшее в Колином голосе, тоже было вполне ощутимо.

Наблюдавший все это Малиновский, почувствовал себя лишним. Глядя на счастливое лицо Палыча, он в который раз пожалел, что не разглядел в Кате женщину, и какую женщину!!! – Эх… - Но тут его мысли вдруг совершили странный кульбит, и перенесли его на несколько лет в прошлое, тогда он тоже был совершенно и бесповоротно счастлив… Если бы вернуть то время, он не повел бы себя как дурак, а постарался бы сохранить, то что было у них с… - Да что теперь об этом вспоминать… Прошлого не вернешь… Тем более он сам во всем виноват… Даже если он попробует, она вряд ли его простит… - Тут снова случился мысленный кульбит, - Но ведь Катя простила Жданова… Значит невозможное – возможно!!! Может быть, и его простят? – Малиновский вздохнул украдкой, потом слегка покашлял, привлекая к себе внимание.
Никто не прореагировал на это покашливание.
- Привет, я говорю!
Жданов оторвался от Катерины, - О, Ром, привет!
Кира тоже посмотрела в его сторону, - Ты все-таки приехал… - В ее голосе послышалась благодарность…
Жданов молча переводил взгляд с одного на другого, - Я что-то пропустил? Что тут происходит?
Катя завозилась на диване, пытаясь встать. – Андрей… Помоги же мне…
Жданов снова переключился на Катю и на лице снова появилась улыбка, - Катенька, тебе надо лежать…
- Не могу я лежать! Нам надо с тобой поговорить…
- Так! Опять общий сбор! И что же я сделал на этот раз?
- В том то и дело, что пока ничего. – Катерине удалось принять вертикальное положение, - Хотя должен сделать! – Она выразительно на него посмотрела.
Жданов помрачнел. – Я, кажется, догадываюсь, о чем пойдет речь. – Он встал и прошелся по комнате.
- А я нет! – встрял Малиновский.
- И я тоже! Может нам уже скажут, зачем нас выдернули сюда. – Зорькин вопрошающе смотрел на Киру.
- Понимаешь, Коль… - Кира снова рассказала историю с признанием Маргариты, и снова, будто заново переживал этот разговор Андрей, боль снова заплескалась в его глазах, а мрачное выражение прочно поселилось на лице.
Видя все это, Катя, взяла его за руку, усадила с собой рядом на диван, прижала его к себе. Уткнувшись ей в плечо и обняв ее, он снова замер.
- Андрюш… - Снова принявшись его уговаривать, Катя гладила его по голове, пытаясь хоть чуть-чуть снять то напряженное состояние, в котором он находился. – Андрюш… Ты все-таки подумай…
Кира с сочувствием, посмотрела на Жданова, - Андрюш, ей очень плохо… Коль, ну скажи ты что-нибудь! – Кира посмотрела Николаю в лицо.
- Если б моя мать сделала такое… Я… Я… Я не знаю что бы я сделал… Не могу себе такое представить… - Он виновато посмотрел Кире в глаза… - Понимаешь, вряд ли бы мне захотелось разговаривать…
Кира обернулась к Роману, - А ты Ром, что ты скажешь?
Малиновский был в полнейшем замешательстве, - Ну, Маргарита! Вот уж никогда бы не подумал, что она на это способна!
- Способна, Ром, способна! – Жданов поднял голову, - Я вот тоже не предполагал… - Его голос сорвался и он снова замолк.
- Я бы наверно все-таки поговорил… - Осторожно начал Роман, - Я в жизни немало наделал ошибок, но ведь я тоже хотел как лучше, а получалось не всегда как хотелось…, - Я бы поговорил…
Кира благодарно ему улыбнулась.
- Ну не знаю… - Зорькин ревниво проследил за улыбкой Киры, - Может быть так будет и лучше. По крайней мере, неясностей не останется…
Жданов посмотрел на стоявших вокруг него друзей и… - сдался.
- Хорошо… Я поеду… - Посмотрев на них снова, добавил, - Прямо сейчас…
- Я с тобой, - Катя поднялась с дивана.

Выходя от Жданова, дружная компания распалась, и каждый направился по своим делам. Катя с Андреем – в больницу, Кира с Николаем – сами еще не определились куда, просто пока решили погулять.

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-11, 14:41 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Малиновский, с задумчивым видом, отправился по только одному ему известному адресу - конечно, этот адрес знало множество людей, но никто не связывал его с именем «Роман Дмитриевич Малиновский».

Прошло несколько лет, после того, такого неудачного… нет… не неудачного, а несчастливо закончившегося романа с девушкой, которую он все это время, как оказалось, пытался забыть, но не забыл, она все время присутствовала в его жизни, заставляя совершать непонятные ему самому поступки, хотя ему и казалось, что он забыл ее. А ведь это Катерине надо спасибо сказать! Это она всколыхнула в его душе давно и прочно замурованные чувства. Она напомнила ему ту нежную и открытую девушку, в которую он был когда-то бесповоротно и страстно влюблен, которую он любит, видимо, и по сей день, просто не отдавал себе в этом отчета. А вот вспомнил – и снова нахлынуло, накрыло с головой…
- А Катя? Как же Катя? – Малиновский грустно улыбнулся сам себе… Катенька, Катюша, вечно влюбленная в его лучшего друга. Сейчас-то он понял, почему он начал испытывать к ней такие чувства – она чем-то напоминала ему о ней, тоже поначалу нескладная, некрасивая, закомплексованная, но зато потом – самая прекрасная женщина на свете.

Подойдя к дому, в котором она жила, Роман остановился. Он стоял и смотрел на знакомый подъезд, в который он входил когда-то, на ее окна, из которых она радостно махала ему рукой. Он стоял и никак не решался сделать следующий шаг. Подъехало такси, оттуда выпорхнула женщина, что-то сказала таксисту, засмеялась, обернулась, и на Малиновского глянули родные глаза, лучащиеся смехом и радостью. Ее взгляд скользнул по его лицу и полетел дальше, но потом, будто вспомнив что-то, вернулся и опять остановился на нем. Смех и радость постепенно покидали эти глаза, сначала их сменило недоумение, потом узнавание, а потом целый ворох чувств отразился на ее лице. Роман медленно двинулся к ней навстречу, не отрывая от нее глаз.
- Привет! – его голос охрип от волнения.
- Привет! – отозвалась она. Затем, гордо вскинув голову, спросила – Что тебе понадобилось?
- Мне надо с тобой поговорить… - его захлестывали самые противоречивые чувства, желание убежать, сменялось желанием схватить ее и никуда больше не отпускать, быть всегда вместе с ней…
- Нам не о чем разговаривать! – давнишняя обида послышалась в ее голосе.
- Пожалуйста, мне очень надо с тобой поговорить!!! – его голос и глаза умоляли, упрашивали: «Не отталкивай меня! Выслушай! Я все тебе объясню…»
- Хорошо… - она сдалась, - Говори, но только не долго, мне некогда… - она оставила себе путь к отступлению.
- Давай пройдем куда-нибудь…
- Зачем? Говори здесь, это место ничем не хуже любого другого…
- Я хотел сказать… В общем… Прости меня, пожалуйста… Я знаю, мне нет оправданий, то, что я сделал – чудовищно, но…
Она его перебила:
- Столько лет прошло. Ты ни разу за все это время не позвонил, не спросил как у меня дела – ты просто выкинул меня из своей жизни, а теперь говоришь - прости?!
- Да… Я знаю… Я все знаю, но, пожалуйста, давай попробуем начать все сначала! Я прошу, давай хотя бы сделаем еще одну попытку, я обещаю тебе – я все сделаю для того, чтобы у нас все получилось. Я… Я… - Малиновский не знал, что еще сказать, как убедить ее в том, что он говорит искренне…
- Нет… Я не стану наступать снова на те же грабли… Той наивной и восторженной девочки нет больше, она выросла и поняла, что взрослые дяди очень жестоки, от них надо держаться подальше и не пускать их в душу… Ими надо просто пользоваться, от них надо только брать, а отдавать ничего нельзя, потому что им это не надо… Надо поступать как они, цинично попользоваться, а потом растоптать и бросить…
По мере того, как она говорила, лицо Романа становилось все сумрачнее и сумрачнее.
- Неужели все так безнадежно?… - тоска опять навалилась на него с новой силой, - Неужели у нас не осталось даже малюсенького шанса все поправить? Послушай, давай хотя бы попробуем стать друзьями? Давай попытаемся прошлое оставить в прошлом? Просто начнем общаться, я не прошу большего, но… Мне необходимо видеть тебя, слышать твой голос, видеть твои глаза, просто находиться рядом с тобой… Я обещаю, я не стану тебе надоедать… Пожалуйста, дай мне шанс все исправить? Только один шанс… Я прошу тебя… Очень прошу… - Затаив дыхание, он ждал, что она ответит…
Молчание затягивалось. Она никак не могла решить, что делать. Ей надо подумать! Вот что она должна сделать – подумать!
- Я должна подумать…
Роман выдохнул, он даже дышать забыл, ожидая ее ответа.
- Я тебе позвоню…
- Нет… Не звони мне… Когда я приму решение, я позвоню тебе сама! – развернувшись, она молча пошла от него.
Немного переведя дыхание – так тяжело дался ему этот разговор – Малиновский решил прогуляться, привести мысли в порядок.

***

Кристина Воропаева порхала по жизни и планете легко и весело, никогда надолго не задерживаясь на одном месте, ее романы были быстротечны – легко начинались и так же легко заканчивались, не оставляя в ее душе следа, потом она даже не всегда могла вспомнить имя мужчины, с которым встречалась. Единственное место, где она старалась появляться как можно реже – это Москва, а в Москве – в компании родителей под названием «Зималетто». Прошла целая вечность с ее последнего там появления, и вот на тебе, не успела она выйти из такси, а неприятности посыпались на нее, первой из них она считала встречу с Малиновским:
- Какого черта его принесло? Да еще с извинениями, да еще с предложением начать все заново? Она давно похоронила отчаяние и боль от того давнего романа с Ромкой. И что же теперь? Начинать все с начала? Снова ждать, верить, надеяться, а потом?... Слишком хорошо она помнила, на что он оказался способен! Теперь она не позволяет себе так распускаться, не позволяет себе верить в любовь. Каждый ее приезд в «Зималетто» это радостный фейерверк, шуточки, подарочки, Кукусики-Бабасики, теперь у нее все - дядьки и тетьки… Даже ее родные не знают о том, что с ней произошло целую вечность назад. Просто однажды поудивлявшись резким переменам в ее характере, Саша и Кира позволили ей жить, так как она хочет и оставили ее в покое. На вопрос как у нее дела, всегда следовал один и тот же ответ – прекрасно! А все эти ее поездки к Нехай-бабе, в Тибет, в монастырь к монахам и еще множество экзотических мест, которые она объездила за эти годы не принесли ей ничего, только внешне она стала спокойнее, а внутри та, давняя обида заставляла ее погружаться в веселье, и устраивать из своей жизни постоянный карнавал, чтобы не вспоминать, не чувствовать, заглушить даже самые слабые воспоминания о той давней трагедии…
Войдя в квартиру, она с размаху упала на диван и воспоминания нахлынули на нее.
Вот она, еще совсем молоденькая, первый раз приходит в «Зималетто», ее знакомят со всеми, со Ждановыми она уже знакома, Милко, Ольга Вячеславовна, Георгий Юрич, Роман Малиновский – первый взгляд глаза в глаза, и все – она утонула в этих черных лукавых глазах, не смогла оторвать взгляд от его такой радостной добродушной улыбки. Он конечно все понял, с его-то богатым опытом обольщения, он все понял и решил поухаживать, галантно – так, как умеет только он. Ее закружил, заворожил этот мужчина, она готова была для него на все, но… Как оказалось, «это все» ему совершенно не было нужно… Она любила его так, как никого никогда больше не любила, все остальное в тот момент не имело для нее значения, весь мир сосредоточился в нем. Она верила ему, а он.. он просто раздавил ее, - Кристина зажмурилась, - Ей почти удавалось не вспоминать об этом все эти годы, только его появление заставило вспомнить, вновь переживать то давнее унижение, ту обиду, которая перевернула всю ее жизнь, сделало ее такой как сейчас. – Кристина поднялась с дивана, походила по комнате, прошла на кухню приготовила себе чай. – Она обещала подумать. Вот она и будет думать - думать столько, сколько ей захочется. Если он сегодня говорил правду, то ожидание ответа не оттолкнет его, если он действительно что-то к ней испытывает, то это ничего не изменит… А ведь она до сих пор его любит, - Кристина с горечью усмехнулась, - Все эти годы, она продолжала его любить, не смотря ни на что. Обаятельный мерзавец! - снова усмешка тронула ее губы. – Ладно, хватит хандрить, надо позвонить Кире, Сашке, узнать как дела, что новенького? – подойдя к телефону и набрав номер, она стала ждать ответа.

***

Прогулявшись, Кира и Коля отправились к ней домой. Не успели они войти в квартиру, как телефон начал подавать признаки жизни. Подняв трубку, Кира услышала веселый голос:
- Привет, тетька! Как дела?
- Кристина! – Кира обрадовалась, - Привет! Ты где?
- В Москве. Только что приехала…
- У меня для тебя куча новостей… Приезжай…
- Куча, говоришь? – Кристина задумалась, может и про Малиновского можно будет что-то узнать? – Ладно, уже еду…

***

Кира обернулась к Николаю: - Кристина едет…
- Я тогда пойду, наверное… - Зорькин, чмокнул Киру в щеку, и собрался уже было уйти, но она схватила его за рукав.
- Подожди… Извини, что сегодня так вышло… - погладила его по щеке, - Коль, ты не обиделся?
Обняв ее, Зорькин улыбнулся, - Нет, конечно… Сегодня столько всего произошло… Мне не на что обижаться… - Отстранившись, он еще раз поцеловал ее и вышел.

Проводив Николая, Кира вернулась в комнату и опустилась на диван, щелкнула пультом телевизора, чтобы убить время до приезда Кристины. На экране шла какая-то программа о животных, которая ее абсолютно не трогала, попереключав каналы и не найдя ничего подходящего под ее настроение – выключила телевизор и погрузилась в раздумья.
Кристина была ненамного старше Киры, можно сказать, они были почти ровесницы, Саша был старше их обоих и всегда считал, что он вправе вмешиваться в их жизнь. Кира улыбнулась своим мыслям. Если бы Саша знал, что с ней произошло? Он бы наверное рвал и метал. Слава богу, что не знает. Теперь надо Кристине рассказать так, чтобы ее импульсивная натура не натворила чего-нибудь под воздействием момента. А ведь когда-то Кристи была совсем не такой, она была сначала ребенком, очень любящим сказки, потом подростком с нежной и романтичной душой, а потом… Что-то такое случилось в ее жизни, она как будто не могла долго оставаться на одном месте, не могла долго встречаться с одним и тем же мужчиной, ее постоянные шуточки, розыгрыши, вечные скандалы вокруг ее имени, только развлекали ее и заставляли еще больше погружаться в веселье. Они пытались выяснить, что такое с ней случилось, но… им это не удалось, и они отстали от нее, позволив ей жить как хочет… Хотя, может быть они были не правы, может быть, если бы она им все рассказала, они бы ей помогли? Невеселая усмешка снова появилась на Кириных губах… Помогли!? – скептически подумала она. Они в своей-то жизни разобраться не могут. Хотя сейчас у нее все вроде бы налаживается, и то только благодаря Кате и Николаю, а так она продолжала бы жить со своими бессмысленными стремлениями и ненужными ей целями! А у Александра в личной жизни до сих пор ничего не складывается.
Ее размышления были прерваны звонком в дверь. Открыв дверь, Кира была сметена ураганом веселья и улыбочек, шуточек и шпилек в свой адрес. Плюхнувшись на диван, царским жестом бросив сумочку в кресло, Кристина раскинула руки в стороны:
- Привет тетька, вот и я!
- Привет Кристин… - Кира улыбнулась ее неуемной энергии…
- Ну… Давай рассказывай… Я вся в предвкушении… Что тут у Вас новенького… - Кристина улыбалась своей самой веселой из ее арсенала улыбок.
- Ну как тебе сказать… Мы с Андреем расстались… - Кира снова, уже в который раз, начала пересказывать, все что произошло.

Сказать, что Кристина была ошарашена, значит, ничего не сказать!!! Переваривая полученные новости, она сидела и открывала рот, пытаясь сказать хоть что-то, но на ум ничего не приходило. Такие глобальные перемены в жизни двух семей за такой короткий промежуток времени!!!
- Ничего себе!!! – наконец удалось ей произнести. – А Саша знает?
- Нет… И я прошу тебя, не надо ничего ему говорить, пожалуйста! – Кира умоляюще смотрела на сестру, - Ты же его знаешь, он сейчас наломает дров, а разгребать потом опять нам! Кристи…
- Ладно… Так и быть… Ничего не скажу… Если ты мне взамен кое-что расскажешь… - Кристина чувствовала себя не в своей тарелке, ей было непривычно – вот так расспрашивать Киру о Малиновском.
- Что ты хочешь знать?
- Кир… Кир… Я… хотела тебя спросить… А Малиновский… он… он…
- Кристина-а!? – Изумлению Киры не было границ, неужели ты тоже пала жертвой его очарования?
Кристина опустила глаза: - Рассказать или нет? СтОит или не стОит? Поймет или не поймет? – Она подняла глаза… - Кир, я должна тебе кое-что рассказать, только ты выслушай меня внимательно и постарайся понять… Хорошо?
«Да она волнуется?» - Кира во все глаза смотрела на сестру и не верила в то, что видит. Волнующейся Кристи, была только в те далекие времена их детства и юности, когда они были беззаботны и счастливы и ничто не омрачало их жизнь.
- И еще Кир… Я не хочу чтобы об этом знал Сашка…
Кира молча смотрела на нее и, кажется, начала догадываться о чем пойдет разговор.
- Ты хочешь мне рассказать о том, что произошло тогда? И что тебя так изменило?
Кристина встала с дивана и молча начала ходить по комнате, никак не решаясь начать такой тяжелый для нее разговор.
- Только при чем здесь Малиновский? – Кира непонимающе уставилась на сестру. – Или все-таки причем? – Ее вдруг осенило, - Так это из-за него все тогда произошло?
Кристина обернулась, ее всегда веселые глаза медленно заполнялись слезами. Это было настолько непривычно, что Кира в первый момент не отреагировала, а потом, вскочив с дивана, обняла ее:
- Кристи, что такое? Что с тобой? Тебе не хорошо? Давай садись… садись… - Усадив ее на диван и сама сев рядом, Кира взяла ее за руку: - Все будет хорошо, ты же знаешь я всегда с тобой, я помогу тебе, что бы ни случилось, Кристи…
Кристина кивнула головой:
- Да, я знаю! Сейчас, после того, что с тобой произошло, ты, может быть, меня поймешь… Может быть поймешь… - Кристина зажмурилась. «Как же страшно вытаскивать на свет, то, что похоронено глубоко-глубоко, о чем ты всеми силами старалась забыть и никогда больше не вспоминать… Страшно, что даже сейчас у самых близких тебе людей не хватит сил тебя понять… Понимание, вот в чем сейчас она нуждалась больше всего. Ее многолетнее одиночество, при практически толпе людей вокруг, надоело ей до зубовного скрежета. Ей хотелось, чтобы был рядом человек, который всегда поддержит, поймет, посочувствует, приласкает и убаюкает, но… Она больше не встретила в своей жизни кого-нибудь, хотя бы отдаленно похожего на Малиновского. И это было самой страшной трагедией в ее жизни – она так и не смогла его забыть!»,
- А… ладно… была не была…
Она снова посмотрела Киру.
- Ты же помнишь мой первый приход в «Зималетто»? Помнишь, как меня со всеми знакомили? Так вот тогда я и влюбилась первый и последний раз в своей жизни, - она опустила голову, - Понимаешь, чем это для меня было? Я словно попала в сказку… В ту, которую нам читала мама… Принц, на белом коне… А самое главное, это то, что я думала и он тоже меня любит… Я ж молодая была и наивная… Я смотрела на него как на бога… А потом, мне пришлось опуститься на грешную землю…
Она замолчала.
Кира, слушала и не верила своим ушам:
- Так значит все-таки Малиновский!?
- Да…
- Вот сукин сын… - Ярости Киры не было предела, - Да как он посмел!?
- Кир… Не надо… Кир… Я ж тебе не все еще рассказала. И потом… Он ведь приходил ко мне сегодня…
- Что-о-о-о-о-о!? И ты его пустила!?
- Да… Видишь ли… Я люблю его о сих пор… Кир…
- !?!?!?
Кристина подняла глаза на сраженную этими откровениями сестру.
- Постарайся меня понять… Пожалуйста…
- Кристи… но… как… как… же…
- Кир… Тогда, много лет назад, вы меня расспрашивали, о том что случилось, помнишь? Вот об этом я и хотела сейчас с тобой поговорить… Тогда вы меня не поняли бы… А сейчас… Сейчас, ты сама многое пережила и может быть ты меня поймешь…
Кира понемногу начала приходить в себя от удивления, «Ну и ну!», она взяла руки Кристи в свои, заглянула ей в глаза и пообещала:
- Конечно… Ты можешь мне рассказать… Я постараюсь понять… Честное слово, я пойму…
- Ну вот, тогда слушай…
Кристина начала рассказывать. Она говорила и говорила, и никак не могла остановиться. Оказывается, ей просто надо было выговориться, а не держать все это в себе столько лет, а по мере того как раскрывались ее тайны, ей становилось легче, как будто какая-то ее часть просыпалась от долгого сна и теперь в полный голос заявляла «Я есть! Я больше не буду прятаться! Вот она я – воспринимайте меня такой, какая я на самом деле! Я не та оболочка, в которой я существовала столько лет! Я вернулась! И теперь я здесь!»

О том, что случилось много лет назад – или история первой любви.

Кристина шла в компанию своих родителей под названием «Зималетто», сегодня ее наконец-то представят как полноправного акционера. Отец отдал ей часть своих акций – она была на седьмом небе от счастья. Ее стали воспринимать как взрослую, она закончила школу и теперь могла делать то, что считала нужным. Ее детство закончилось – и прокричав мысленно троекратное «УРА», Кристина вошла во вращающие двери компании, прошла к лифту, нажала кнопку, нервная дрожь не давала ей спокойно стоять на месте и она прохаживалась туда-сюда в ожидании, вот пришел лифт, нажав кнопку президентского этажа и поднявшись наверх, вышла из лифта, вот и конференц-зал, все уже собрались, ее по очереди представляют всем и вдруг как удар молнии - карие глаза и добродушная улыбка «Роман Дмитриевич Малиновский – вице-президент компании», рукопожатие и еще один удар – теперь уже будто электрический разряд пробежал между ними, Кристина дернулась и увидела как удивленно вскинул брови он.
- Кристина Воропаева? Очень приятно… - бархатный баритон совсем вскружил ей голову, она пропала окончательно и бесповоротно, влюбившись с первого взгляда в этого обворожительного мужчину, который все держал и держал ее руку, или это только ей казалось, что пожатие было долгим? С этого момента Время для Кристины Воропаевой остановилось, и ее закружил удивительной водоворот событий, виновником которых был Роман Малиновский – повеса и ловелас, первый бабник компании.
Но тогда, тогда она еще этого не знала, да если б и знала, это ничего бы не изменило в ее жизни.

Вынырнув из рассказа о прошлом, Кристина продолжала:
- Да, Кир, тогда я еще не знала, что он бабник. Мне казалось, что я для него единственная, что он любит меня, так же как я его. Ты не представляешь, что это такое, когда тебя вот так любят, или тебе кажется, что любят! Я жила и дышала только им. Он для меня был всем на свете, мне хотелось быть с ним каждую секунду, минуты расставания казались мне вечностью. А ему видимо было очень весело оттого, что я вот так бегала за ним, верила каждому слову. Верила, что он так занят на работе, что даже по ночам должен находиться в офисе, верила, что он не отвечает на мои звонки только потому, что ведет переговоры или на совещании, или… Ну в общем… Ты поняла…
Кира с сочувствием смотрела на Кристину, влюбиться впервые в жизни – это так прекрасно, только вот объект для этого был выбран крайне неудачно… Бедная она бедная… Продолжая поглаживать ее руки Кира продолжала внимательно слушать:
- Ну вот… Приближался мой день рождения, Восемнадцатый, и я решила сделать ему подарок – я решила, что моим первым мужчиной будет он! Понимаешь? Да? Господи, какая же я была дура! Конечно, он не стал отказываться – это ж Малиновский! А я была на седьмом небе от счастья, я думала - вот он, мой будущий муж, с которым как говорится и в горе и в радости, и в болезни и в здравии…
Кристина сидела сгорбившись:
- А ему оказывается, только это и было надо, все это ухаживание, вся галантность, весь шарм, которым он обладал были пущены в ход, чтобы соблазнить наивную дурочку, влюбленную в него по уши… А когда он добился того чего хотел…
Кристина замолчала, уставившись взглядом в одну точку:
- Когда он получил, то, что хотел, он стал меня всячески избегать. Начал придумывать всевозможные причины, а я не могла понять, что случилось. Я пыталась ему звонить – он не брал трубку, я пыталась с ним встретиться, но никогда не могла его застать на работе. Потом… А потом, я все-таки решилась и поехала к нему домой, а там…
Она снова замолчала. Ее лицо побледнело, глаза закрылись, черты лица заострились.
- У меня эта картинка до сих пор стоит перед глазами, я не хочу вспоминать, но и забыть не могу… Понимаешь? – Отчаяние проскользнуло в ее голосе, - Хочу забыть и не могу! Не могу… - Закрыв лицо ладонями, Кристина стала раскачиваться из стороны в сторону, - это так больно…
Кира снова ее обняла, она могла себе представить, что увидела молоденькая неопытная девушка в квартире такого развратника, как Малиновский.
- Кристи… Все будет хорошо, вот увидишь… Все наладится, и ты забудешь… Пройдет немного времени и тебе будет уже не так больно…
- Ты считаешь, что еще мало времени прошло? Ты думаешь, что если еще пройдет какое-то время, то что-то изменится? Уж если я за столько лет, не смогла забыть, думаю, что не забуду никогда…
- Кристи…
- Подожди, я еще не закончила… Дверь в его квартиру оказалась не заперта и я вошла… Первой кого я там увидела, была голая девица… Я не могла поверить своим глазам, ноги отказывались меня слушаться… Я так и стояла у входной двери, не в состоянии сдвинуться с места…
Потом из комнаты послышался его голос:
- Малышка, ну где ты там?
Девица, обернувшись, недоуменно проговорила:
- Ром, тут девушка какая-то?
- Какая девушка? – голос приближался…
На пороге спальни появился сам хозяин квартиры.
- Так какая девуш… Кристина? Что ты тут делаешь? Что тебе надо?

Вспоминая все это, Кристина заплакала: - Он тоже был совсем… совсем обнажен… А я стояла и смотрела и медленно умирала, от осознания того, что предстало перед моими глазами… - Вытерев слезы, но продолжая всхлипывать, она продолжала: - что было потом я смутно помню, пол и потолок вдруг поехали на меня и я кажется отключилась, пришла в себя на чем-то мягком, не помню на чем… Надо мной склонились эти двое, а Малиновский похлопывал меня по щекам, и взгляд был такой встревоженный – сыграно было абсолютно правдиво, как всегда…
- Кристина… - его голос доносился как сквозь вату, - Как ты? Давай поговорим?
- А я не то что разговаривать, я смотреть на него не могла… Кое-как собравшись с силами, я встала. Просто стояла какое-то время, закрыв глаза, они что-то говорили, а у меня гул в ушах был, я вообще плохо понимала в тот момент, что со мной… Вот так вот постояла-постояла и ушла оттуда… А он… он даже не попытался меня задержать… Мне кажется, что главное чувство, которое он испытывал в тот момент, было облегчение. Ведь я не стала закатывать истерику, молча ушла оттуда, а потом и из его жизни… В тот день я долго бродила по улицам, кажется дождь шел, я помню пришла домой вся мокрая… Дома никого, Вас кажется не было…
А Кира вспоминала как придя домой, она увидела Кристину, кошмарный вид которой напугал ее до полусмерти. Она тогда вызвала Сашку, но…
- Да я помню, Кристи… Я помню… Мы ничего тогда добиться от тебя не могли…
- Да… Я всю ночь тогда не спала, плакала в подушку, чтобы вы не услышали, все думала, думала, а утром…
- Ты решила уехать! Именно тогда ты и решила уехать…
- Да…
- Как же ты… Как же ты справилась со всем этим одна?
- Не знаю… Но как то справилась, я тогда ходила как привидение, ничего не видя и не слыша… Но ведь недаром говорят клин-клином, новые впечатления постепенно приглушили боль, а новые знакомства научили не подпускать близко к себе людей, всегда держать их на расстоянии… Вот собственно и вся история…
- А Малиновский? Он что? Так и не попытался с тобой встретиться, объясниться, просто поговорить?
- Ты что Кир? Мы ж о Малиновском говорим… Он ни разу не вспомнил меня за все эти годы, не позвонил. О чем ты говоришь?
- Но… ты же говоришь, что он был у тебя сегодня?
Кристина горько усмехнулась:
- Был…
- И…
- Что «И»? Просил простить его. Каялся в грехах… Упрашивал начать все заново…
Кира не верила своим ушам.
- Да как он посмел, после всего!?
- А самое главное, знаешь что?
- Что?
- Что я почти готова его простить…
- Нет… Кристи… Только не это… Только не Малиновский!
- Да я и сама знаю, Кир… Я знаю, что он из себя представляет… Мне страшно, Кир… Я боюсь, что я снова сделаю ту же ошибку, а потом мне будет в сто раз хуже чем, тогда… Но… Я боюсь не справиться со своими чувствами, и уступить ему… Вот такие вот дела…
- Да-а… Дела-а… - Кира не знала, что на это сказать, и тут гениальная мысль пришла ей в голову – КАТЯ! Кристин, я знаю, кто тебе может помочь, я точно знаю… Только сначала я сама с ней поговорю.
- Нет… Кир… Ты обещала не рассказывать…
- Угу… Сашке…
- Кира… - Кристина в панике схватила ее руку, - Кира…
- Да не волнуйся ты так! Она со своими друзьями меня из депрессии вытащила и тебе поможет, я уверена… Только вот…
- Что?
- В число ее друзей входит одна небезызвестная тебе личность…
- Кто?
- Кто-кто… Малиновский! Кто ж еще…
- Нет… Кир… Я прошу тебя… Нет…
- Кристиночка, поверь мне, они очень хорошие люди, ну за исключением, конечно… Хотя в свете последних событий у меня мнение о нем несколько поменялось… Они смогли защитить Катю, смогли простить меня, изменили мою жизнь, мое мировоззрение, я на многие вещи теперь смотрю совершенно по-другому… Они и тебе помогут, вот увидишь! И, поверь мне, то, что ты им расскажешь, никогда не выйдет за пределы их круга. Они умеют хранить секреты. Я в этом убедилась.
Кристина с сомнением смотрела на сестру.
- Я гарантирую, тебе, Кристи… Мне ты можешь поверить?
- Тебе? М-могу… Кажется… Хотя… После всего услышанного сегодня… М-могу… Но, мне все равно страшно! Страшно и не по себе, как-то… Ведь им придется снова все рассказывать, а я не смогу… снова…
- Вот… Поэтому я должна сначала поговорить с Катей сама… А потом уж…
- Что? – вскинулась Кристина.
- Да не бойся ты так! Теперь я с тобой, мы все сделаем вместе… Как в детстве, помнишь?
Неуверенная улыбка появилась на лице Кристи:
- Ну если как в детстве, тогда…
- Конечно… Все будет просто замечательно… Ты сама убедишься…

Они еще долго сидели и болтали обо всем и ни о чем, стараясь не затрагивать больную тему. Но всему приходит конец, и для сестер Воропаевых закончился еще один день, насыщенный событиями, переживаниями и откровениями… Скоро наступит завтра и они, ставшие друг другу намного ближе, начавшие понимать друг друга, будут решать свои проблемы, конечно, каждая по-своему, но не без помощи близких людей. И рано или поздно у них все наладится, каждая будет счастлива, тоже, конечно, по-своему. Сегодня они сделали первый шаг, приближающий их к заветной цели, трудный, тяжелый, но такой необходимый первый шаг!

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-11, 14:44 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Приехав в больницу, Андрей и Катя поднялись на этаж, где лежала Маргарита. В коридоре, напротив палаты, стоял Пал Олегыч и задумчиво смотрел в окно, услышав их шаги, он обернулся.
- Здравствуй, Андрей! – он грустно улыбнулся сыну.
- Привет, пап! – голос Андрея звучал глухо.
Пал Олегыч повернулся к Кате:
- Здравствуй, Катюш! Как ты себя чувствуешь? У тебя все в порядке?
- Да. Не волнуйтесь. Все хорошо.
- Катюш, я хочу извиниться перед тобой за Маргариту. Я не знаю, что на нее нашло, но…
Катя его перебила:
- Все в порядке, не волнуйтесь вы так… Ничего ведь не произошло… Правда, все в порядке!
- Ладно, Катюш… Ты прости нас, - Пал Олегыч снова повернулся к сыну, - Андрей, мне надо с тобой поговорить…
- Да, конечно…
Они отошли на несколько шагов, а Катя проводила их беспокойным взглядом.
Пал Олегыч тяжело вздохнул:
- Андрей…
- Я все знаю, пап… Я знаю, что ты хочешь сказать…
Жданов-старший вскинул на сына глаза:
- Да нет… Боюсь, что ты не представляешь о чем я хочу поговорить…- Он помолчал, собираясь с силами, - Видишь ли, мы с твоей матерью уже давно совершенно чужие люди… А после того, что она натворила… - Он поднял глаза на сына, - Я вряд ли смогу продолжать жить с ней…
Андрей с изумлением взглянул на отца:
- !?!?!?!?
- Да-да… Не удивляйся… Я понимаю, что сейчас не время и не место, - Он обвел взглядом больничный коридор, - Но… Все же выслушай меня, - Он выставил вперед ладонь, предупреждая попытку сына заговорить, - Я, конечно, сделаю все, чтобы Маргарита поправилась, я не собираюсь уходить от нее прямо сейчас, но вот когда у нее все наладится, тогда…
Андрей, оглушенный очередной новостью, стоял и никак не мог поверить, что вот это все происходит с ним. Сколько ударов судьбы может выдержать один человек? Как оказалось - очень много! Его жизнь, его мир, продолжали рушиться у него на глазах, а он ничего не мог с этим поделать. Оглянувшись и найдя взглядом Катю, он мысленно взмолился – КАТЕНЬКА – и как будто услышав его мольбу, она подошла к ним:
- Андрей… Пал Олегыч… Что…?
Андрей обнял ее, прижал к себе. А Пал Олегыч… Он стоял и смотрел на них и улыбался грустно и понимающе…
- Катенька… - Теперь уже вслух произнес Андрей...
Его перебил Пал Олегыч:
- Простите меня Катя, но можно я не стану сейчас говорить Вам, то о чем мы беседовали с Андреем… Не обижайтесь… Просто еще не время…
Катя вопросительно смотрела на них обоих. Андрей насупился и потупил глаза, а Пал Олегыч почти умоляюще смотрел на нее. Что же у них снова случилось, если ей нельзя об этом знать?
- Катюш… Просто потерпите совсем немного… И вы все узнаете… Я обещаю… - Теперь Жданов-старший смотрел на нее устало и как-то отрешенно… Такое ощущение, что он где-то далеко от них, думает о чем-то своем… А Андрей? Она снова почувствовала его смятение, растерянность и боль, так же как тогда, после разговора с Маргаритой… Только сейчас это выражалось слабее что-ли?
- Андрюш?
- Катенька, я не могу тебе сказать… Прости… Но, это не в моей власти… Это личное дело отца и мамы… Прости…
Изумлению Кати не было границ. Что такое могло произойти у Ждановых-старших, что об этом даже Андрей не хочет говорить! Снова вопросительно глянув на Андрея и поняв, что он ничего не скажет, она решила поговорить с Малиновским. Уж ему-то Андрей всегда все выкладывал, может и в этот раз скажет? ДА! Малиновский – это то, что надо! Приняв решение, и немного успокоившись, Катя улыбнулась отцу и сыну Ждановым, решив перевести разговор на другую тему:
- А… К Маргарите уже можно зайти?
Пал Олегыч кивнул, - Да, только она спит еще…
- Ничего… Мы ненадолго… Только посмотрим и все…, - Андрюш, пошли…
Но Андрей остался стоять на месте:
- Кать…
Катерина поняла, что привести его в больницу ей удалось, а вот втащить в палату – это еще вопрос!
- Что? – ее голос звучал мягко и успокаивающе, - Что, Андрюш?
- Я не могу… Кать… Не могу я… - Он закрыл лицо руками, - Господи, что мне делать?
- Андрей…, - снова заговорил Пал Олегыч, - Андрей, она все равно остается твоей матерью… Помни об этом… Всегда об этом помни, что бы ни случилось. Помни о том, что это она дала тебе жизнь, и хотя бы только поэтому, ты не должен от нее отворачиваться! Ты должен помочь ей прийти в себя, помочь выздороветь, а потом уже можно будет с ней поговорить о том, что случилось! Ты понимаешь меня? – Он тряхнул Андрея за плечо, - Слышишь!? Ты должен, ты ей обязан жизнью! Понимаешь? Ты обязан! Она – твоя мать!
Андрей отнял ладони от лица и посмотрел в глаза отцу, - И это ты говоришь мне об этом?
Пал Олегыч выдержал его взгляд, - Да! Я говорю тебе об этом!
Взгляды, казалось, обжигали - с такой силой отец и сын смотрели друг на друга. Первым опустил взгляд Андрей:
- Я понял, пап! Я, кажется, понял…
- Вот и хорошо…, - Пал Олегыч облегченно вздохнул, - Вот и хорошо…Ну… Мне кажется, пора… Я снова приеду вечером…
- Хорошо, пап…, - Андрей пожал отцу руку, и тот быстро, не оглядываясь, пошел к выходу.

Обнимая Катю - стоял в больничном коридоре Андрей, никак не решаясь войти в палату.
- Ну… Андрей…, - ее голос вывел его из состояния задумчивости.
- А…? Да… Да… Пошли… Наверное…

Войдя в палату, они увидели Маргариту. Андрей остановился и его взгляд устремился к матери. Маргарита действительно плохо выглядела – землистого цвета лицо, черные круги под глазами, видно было, что дышать ей тяжело, она полусидела на кровати, глаза были закрыты – она спала. Он подошел поближе:
- Мам…
Голова Маргариты дернулась, руки беспокойно заметались по одеялу, но глаза она не открыла.
Катя сжала руку Андрея. Он обернулся к ней.
- Андрюш, я подожду тебя в коридоре. Не думаю, что ей будет приятно меня видеть, а волновать ее сейчас наверняка нельзя…, - Ее шепот показался ей самой очень громким в гулкой тишине палаты.
- Нет…
- Андрей, пойми…
- Нет…, - он крепко сжал ее ладошку…
- Да пойми ты…, - Договорить она не успела, Маргарита открыла глаза.
- Мама…, - Андрей приблизился к кровати, Катя вынуждена была идти за ним. Он ни в какую не хотел отпускать ее руку.
Маргарита следила за ним глазами. Она пыталась заговорить, но мышцы лица не слушались.
- Мам, ничего не говори… - Андрей сел на край кровати, Катя осталась стоять рядом, - Мам…, - Он замялся, не зная, что еще сказать…
Глаза Маргариты начали наполняться слезами, она подняла их на Катю. Не выдержав ее умоляющего взгляда, Катя наклонилась и погладила Маргариту по руке:
- На надо волноваться… Все будет хорошо… Вы поправитесь… Все наладится…, - Катя продолжала тихонько уговаривать ее.
Андрей нерешительно посмотрев на мать, обхватил Катерину за талию и посадил к ее к себе на колени. Реакции не последовало. Маргарита смотрела на них и пыталась что-то сказать, получался тихий, еле различимый шепот, чтобы услышать, они наклонились очень низко и только тогда смогли разобрать, что она говорит:
- Простите меня…, - Слова давались ей с трудом, но она с упорством, все повторяла и повторяла, - Простите меня… Простите меня…
- Все в порядке, Маргарита… Все в порядке…, - Катя пыталась ее успокоить, - Мы простили… Все в порядке… Выздоравливайте…
Но Маргарита ждала этих слов не от нее, она смотрела на сына и повторяла: «Простите меня…», а Андрей опустив глаза, рассматривал узор на больничном одеяле и молчал. Пихнув его локтем, Катерина выразительно на него посмотрела. Он, как будто очнувшись, вскинул на нее глаза, укор, светившийся в них, заставил его снова взглянуть на мать, ее умоляющий взгляд говорил лучше всяких слов.
- Мам..., - произнес он, и снова замолчал.
Разозлившись, Катерина снова пихнула его, и теперь уже, горящие гневом, глаза любимой женщины в упор буравили Жданова-младшего.
- Не волнуйся, мам… - Удалось произнести ему, дальше дело пошло лучше, - Не волнуйся, выздоравливай… Конечно… Мы прос…прос… ти… ли…, - С трудом, заикаясь, удалось выговорить ему.
Катерина облегченно вздохнула, мягко улыбнулась Маргарите:
- Отдыхайте, мы будем часто к Вам приходить… Даже не сомневайтесь… Может Вы хотите, чтобы только Андрей Вас навещал, если да то только скажите. Я не обижусь – честно…, - Она снова мягко улыбнулась лежащей на кровати женщине.
Маргарита замотала головой из стороны в сторону.
- Мы будем приходить вдвоем, я Вас правильно поняла?
Женщина мотнула головой вперед.
- Вот и хорошо…, - Катя постаралась, чтобы ее голос звучал как можно теплее, она снова погладила ее по руке, - А теперь мы пойдем, вам надо отдыхать, но мы скоро вернемся – я обещаю…
Глаза Маргариты зажглись надеждой. Она с благодарностью смотрела на эту девочку, которой она сделала столько плохого и которая совершенно не держала на нее зла. Последний разговор с Андреем сделал свое дело – до нее, наконец, дошло, что эта хрупкая маленькая женщина является центром вселенной для ее сына. И пойдя против нее, попытавшись навредить ей, она, в первую очередь, навредила ему. Теперь, лежа на больничной койке, она вспоминала, что она творила, на нее будто затмение какое-то нашло, она вспомнила, что она наговорила Кире, а ведь та пыталась ей помочь… Но, она ничего не видела и не слышала, ненависть затопила ее, поглотила ее целиком, а теперь она пожинает плоды. А ведь, казалось бы, если Кира смогла простить Андрея, то почему она, его мать не смогла услышать его? Почему? Так и не ответив себе на этот вопрос, Маргарита медленно погружалась в сон. Сил у нее еще было совсем мало, но вспоминая все понимающий взгляд Кати, она надеялась, надеялась изо всех сил… Если она могла еще на что-то надеяться…

***

Кира снова шла в квартиру Жданова. Все услышанное от Кристины было настолько невероятным, что даже ей как-то не верилось во все это, а ведь предстоит еще рассказать все Кате так, чтобы уговорить ту поговорить с Малиновским. А если она не согласится, тогда… - Кира решительно поджала губы, тогда она сама поговорит с ним… Решительно кивнув, сжав руки в кулак, она продолжила путь…

***

Сидя рядом с Пушкаревой, Кира опять мучилась вопросом: «С чего начать?». Катя ведь не знает их семейную историю. Или просто без подробностей, рассказать только факты, но факты вещь спорная, их можно истолковать по-разному. Задумавшись, она вздрогнула от неожтданности, когда Катя коснулась ее рукой…
- А… Ох, Кать…
- Кира Юрьевна… - Катя недоуменно смотрела, на сидящую напротив нее женщину, - Что случилось?
- Да ничего, в общем-то, то есть сейчас ничего, а вот раньше!? То есть конечно, и сейчас случилось, но все-таки это случилось давно… О, Господи, что я несу?...- Помотав головой из стороны в сторону, Кира сделала еще одну попытку связно все рассказать, - Значит так! Речь пойдет о Малиновском и о моей сестре Кристине… Она начала рассказывать обо всем, что случилось много лет назад. О том что Кристина только сегодня рассказала ей все…

Катя слушала эту невероятную историю и не верила своим ушам. Кристина и Малиновский – ФАНТАСТИКА!
- А Андрей знает? – Катя вопросительно посмотрела на Киру.
- Нет… Пока нет…
- ДА… - Жданов вошел в комнату, - теперь Андрей знает…
Вздрогнув от неожиданности, Катерина с упреком посмотрела на него, - Ты подслушал!
- Угу… - он примостился рядом с ней, - И что вы собираетесь с этим делать?
- Я думала, может вы что-нибудь придумаете? – Кира смотрела на них с надеждой, - Кристина не перенесет обмана снова, понимаете? А я не хочу потерять сестру…
Андрей усмехнулся, - А я-то думал, что же это такое творится с Ромкой в последнее время… Он ходит сам не свой… - он помолчал немного, а затем продолжил, - Я думаю Кристине нечего бояться, он действительно ее любит, он здорово изменился за последнее время… - Жданов улыбнулся… - Правда Кир… Но если ты так хочешь, то я с ним поговорю…



ЭПИЛОГ

Все когда-то заканчивается, подошла к концу и моя история.
Жданов действительно поговорил с Малиновским. Роман и Кристина друзья, пока… Но судя по упорству, с которым Малиновский ухаживает за ней, дружбой дело видимо не кончится. Все его модельки отошли на второй план, он выкинул все свои мобильники с их телефонами.
А Кристина? А что Кристина, она постепенно снова учится доверять ему… И Роман совершенно счастлив… Он уверен, что добьется своего…

Кира и Николай тоже не собираются расставаться. У них уже назначен день свадьбы…

Кстати о свадьбе… Катя и Андрей благополучно поженились, и что самое удивительное, что свидетельницей Кати на свадьбе была Кира Воропаева, с которой они дружат и их дружба не омрачена прошлыми разногласиями…

Катя дохаживает последние дни своей беременности, и кажется совершенно ни о чем не волнуется. Зато Андрей весь извелся от беспокойства, просыпаясь среди ночи от кошмаров. Но как бы там ни было они очень счастливы вместе. И будут счастливы до конца своих дней…

Маргарита поправилась, выписалась из больницы и сейчас проходит реабилитацию в одном из подмосковных санаториев… Пал Олегыч там с ней… Больше о разводе он с сыном не разговаривал… И Андрей надеется, что все будет хорошо и его родители помирятся…


Вот и вся история… Надеюсь что Вам было не скучно и она Вам понравилась…

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 9 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB