Палата

Наш старый-новый диванчик
Текущее время: 17-06, 03:37

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 63 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 15-11, 22:22 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Автор: Мульяна
Название: Этого не может быть, потому что не может быть никогда!!!
Жанр: Мелодрама с элементами мистики и детектива.
Действующие лица: Катя, Андрей, Роман, Николай, Елена Санна, Кира и др.

Аннотация Эта история о Кате и Андрее, вот только не совсем обычная. Катя умирает, а потом возрождается в теле своего двойника.

***

Андрей Жданов сидел в своем кабинете в Зималетто. Его мысли бродили где-то далеко, далеко, и совершенно не имели отношения к компании и решению проблем в той же компании. Он не смог уберечь единственную женщину, которую по-настоящему любил, и ведь знал, что если правда с обманом откроется, то Катя не выдержит и сломается. Так все и произошло – он нашел ее, лежащую без сознания на полу в его кабинете, а вокруг были разбросаны игрушки, открытки из того проклятого пакета, оставленного Малиновским, и все бы ничего, но она сжимала в руках инструкцию. Он попытался разжать ее пальцы, но их как будто свело судорогой, и ему пришлось оторвать часть листка, но и того, что осталось, ему хватило с лихвой… Он до сих пор хранил ту порванную часть и ту, которую врачи вынули из Катиной ладони, когда он примчался в больницу, и привез туда Катю…
Она так и не пришла в себя, медленно угасая на больничной койке. А он, он просиживал у ее кровати сутками, уговаривая ее вернуться, но не смог… Он даже этого не смог…
Теперь ему все было безразлично – кресло президента, компания, этот проклятый отчет, который ему был тогда так нужен…, вечная Кира рядом, Воропаев с его шуточками – он практически перестал разговаривать, обходясь только минимумом слов, и делая только то, что необходимо… Но…что бы он ни делал, он постоянно думал о Кате, постоянно носил ее фотографию, ездил к ее родителям, просто для того, чтобы побыть рядом с ней хотя бы с их помощью… Заходил в ее комнату и мог сидеть там часами… Его жизнь закончилась…
- Катя… Катенька… Катюш… - шептали его губы…
Как-то раз, сидя в ее комнате, он выдвинул ящик стола и наткнулся там на тетрадь, исписанную ее крупным, круглым почерком – ее дневник. Прочитал и совсем пал духом… То что они сделали с Малиновским, было мерзко, а после того что он прочел выглядело совсем омерзительно…
- Господи, Катенька, что же я наделал… Я убил тебя… Я убийца…
Жданов тяжело оперся локтями о стол… - Зачем мне жить теперь??? Кать??? – после похорон, он начал разговаривать с ней – клал перед собой ее фотографию и мог говорить часами… Ему казалось, что она отвечает… Боль, которую он испытывал все это время, не отпускала его ни на минуту, с каждым днем становясь сильнее, поглощая его целиком, засасывая в такой омут отчаяния, что иногда он начинал стонать, настолько она была невыносимой… Он пробовал напиваться, но это мало помогало, пробовал покончить с собой, но… глядя в полные слез, глаза матери не смог этого сделать… Что ему еще оставалось, он продолжал жить, нет не жить – существовать, только иногда Малиновскому удавалось его растормошить и на несколько минут возвращался тот, прежний Андрей Жданов, дамский угодник и душа компании, но потом, он снова мрачнел и еще больше замыкался в себе.
Вот и сейчас, он заперся в кабинете и никого не хотел видеть…

***

Малиновский шел по коридору Зималетто в студию к Милко. Сегодня кастинг и он ни за что не хотел его пропустить, но его отвлек шум, на стойке ресепшена, повернув туда голову, он увидел как Маша медленно отступает и встряхивает головой как будто отгоняя наваждение… Он перевел глаза на женсовет, по их ошарашенным выражениям лиц, тоже ничего нельзя было понять, переведя наконец, глаза к лифтам, он увидел там призрак… Его ноги приросли к полу… Челюсть медленно поползла вниз… - Этого не может быть, не может этого… Просто невозможно… Господи, спаси и помилуй!!!

***

Полина Пушкарева смотрела на людей в этом странном офисе и не понимала, что с ними такое… Она пришла на кастинг, и странности начались сразу же… Охранник прозаикавшись, и промычав что-то нечленораздельное пропустил ее, даже не спросив как ее имя. Все с кем она сталкивалась по пути к ресепшену, теряли дар речи и вот теперь никто не мог ей членораздельно объяснить – куда ей идти дальше… Где будет проходить кастинг?


***

Первым опомнился Малиновский, его ум заработал с удвоенной, нет с учетверенной силой. Раз это не она, то кто же… Это же ответ на его молитвы, с ее помощью он приведет Жданова в чувство, только бы модель не испугалась и не удрала, подумав, что все сумасшедшие... Отодрав ноги от пола, он медленно двинулся в ее сторону… Охрипшим голосом начал спрашивать, потом откашлялся и уже нормально, слегка подрагивая от смятения, снова спросил:
- Здравствуйте… Я вице-президент компании Роман Малиновский, а вас как зовут милая барышня?
Полина перевела дух… Слава богу, хоть один нормальный нашелся…
- Здравствуйте… Я модель и пришла на кастинг, но у Вас здесь все такие странные…
- Ах… на кастинг… Конечно… На кастинг… - Малиновский все никак не мог до конца прийти в себя… - Так как же Вас все-таки зовут?
- Полина… Меня зовут Полина Пушкарева… Я... – но здесь она снова остановилась, потому что глаза у стоявшего напротив нее вице-президента в буквальном смысле слова вылезли из орбит… - Пуш… Пуш… Пушкарева? Нет… - он замахал перед собой руками, будто она мираж… - Этого не может быть…
- Почему? - Полина начинала злиться, - Да они здесь все чокнутые!
- О господи! – Малиновский закрыл лицо руками, пытаясь прийти в себя и собрать мысли в кучу… - Пушкарева… - наконец ему это удалось и он схватил ее за руку, - Вам совершенно не обязательно идти на кастинг, мы сейчас же подпишем с вами контракт, идемте… Малиновский будто с ума сошел… Идемте же… Скорее…
Протащив ее по коридору, он влетел в приемную президента, Полина влетела следом за ним. У, сидевшей за столом, Клочковой глаза стали такими же, как и у всех остальных до этого.
- П-п-п-у-у-ш-ш-ш-к-к-к-а-а-р-р-е-е-в-в-а-а…- Прозаикалась она.
- Да… - удивление Полины было неподдельным, - А откуда вы меня знаете?
Так и не дождавшись ответа на свой вопрос, она перевела глаза на Малиновского, вцепившегося в ее руку, - Да отпустите же меня, - вырвав руку Пушкарева возмущенно смотрела, как на лице вице-президента расплывается ухмылка…
Хлопнула дверь, и из кабинета появился мужчина:
- Что здесь происходит, - рявкнул он, - Я, кажется, ясно сказал, чтобы меня не беспокоили, Виктория?
- А-а… А-а… - произнесла Клочкова, тыча пальцем в девушку.
- Что «А-а… а-а…», - передразнил ее Жданов переводя глаза на Полину. Какое-то время он просто стоял и смотрел и вдруг, его взгляд загорелся странным огнем, лицо побледнело и он кинулся к ней:
- Катя… Катенька… Ты вернулась… Господи… - Он стиснул ее в объятиях, - Но как… Как…
Его несвязная речь, сумасшедший взгляд окончательно привели Полину в состояние паники, она рванулась что было сил и бросилась бежать, выбежав в холл, она влетела в лифт, из которого как раз выходили люди и долбанула по кнопке первого этажа. Двери закрылись и лифт поехал. Только после этого она смогла перевести дыхание. – Боже мой… Что это было? Ничего себе кастинг? – Бормотала она себе под нос, возвращаясь домой.

***

После того как Катя (он думал что Катя) вырвалась и убежала, Жданова пригвоздило к полу, он не мог двинуться с места, никак не мог прийти в себя… Кто-то потряс его за плечо и знакомый голос произнес:
- Жданов, очнись…
Резко обернувшись, Андрей уперся взглядом в Малиновского
- Жданов, АУ… - пощелкав пальцами перед глазами друга, Роман встряхнул его за плечи… - Да очнись же ты…
Тряхнув головой, Андрей безумным взглядом обвел приемную, - Я сошел с ума…, да? Малина?
- Нет, ты не сошел с ума… Ты…
Жданов его снова перебил:
- Ты видел? Нет, ты видел? Здесь была Катя…Катя… - Он уткнулся лицом в ладони…
- Да нет… Палыч… Это не Катя… Это была модель, пришедшая на кастинг, она просто очень на нее похожа… Я сам обалдел, когда увидел… И еще… И еще… - Малиновский забегал по приемной от возбуждения… - Знаешь как ее зовут?
Андрей вопросительно уставился на него, - Ну? И как…
- П-О-Л-И-Н-А П-У-Ш-К-А-Р-Е-В-А… - Членораздельно по буквам произнес тот…
- К-к-а-к? – на Жданова будто ступор напал.
- Полина Пушкарева, - уже спокойнее произнес его друг, - Вот так то, Палыч!
Постояв некоторое время без движения, Андрей переваривал информацию Малиновского, затем, словно ураган пронесся по приемной в свой кабинет, там что-то громыхнуло, потом упало, потом на пороге снова появился Андрей, рванул через приемную на выход, крича на ходу – Я к Пушкаревым…
Малиновский даже среагировать не успел, а Жданова уже и след простыл.

***

Придя немного в себя от урагана по имени «Жданов», Малиновский двинул вслед за ним, завернув по пути в отдел кадров и узнав у Тани адрес Пушкаревых. Новость, что в Зималетто приходила на кастинг Катя, уже разнеслась по фирме, и в глазах у Тани стоял огромный знак вопроса, который она не решалась задать вслух. Улыбнувшись ей одной из своих самых очаровательных улыбок, Ромка с загадочным видом удалился.

***

Примчавшись к дому Пушкаревых, Жданов птицей взлетел на 4 этаж и надавил кнопку звонка.
Дверь открылась и ворвавшись в до боли знакомую прихожую, Андрей задыхаясь спросил:
- Где она? Она дома?
Елена Санна молча опустилась на диванчик, схватившись рукой за сердце.
- Не молчите, скажите мне, где она?
- Кто? – Елене Санне удалось выдавить из себя вопрос.
- Она… - Жданов метался по квартире, открывая все двери…
Придя в себя от неожиданности, Елен Санна произнесла:
- Андрей Палыч, Вы же обещали… Вы обещали оставить нас в покое!!! Вы обе-ща-ли…, стушевавшись под его горящим взглядом, она замолчала на полуслове…
Дверь скрипнула и в квартиру вошла виновница суматохи.
- Теть Лен, почему дверь откры…та и…, - договорить она не смогла… Ее глаза встретились с черными, полыхавшими мрачным огнем, глазами мужчины… У нее перехватило дыхание, появилось стойкое ощущение, что все это с ней уже было, вот только она не может понять или вспомнить или… Совсем растерявшись от своих, таких не понятных ей чувств, Полина попыталась сдвинуться с места, убежать, спрятаться, но не смогла и молча стояла - этот взгляд глаза-в-глаза не позволял ей двигаться, он умолял, упрашивал… - Не уходи! Пожалуйста, не уходи!
Потом что-то случилось, и мужчина начал медленно оседать на пол, ртом хватая воздух, его глаза потускнели и в них появилось выражение невыносимой боли…
Полину будто кто-то толкнул в спину, она рванулась к нему, - Вам плохо? Что с Вами? Что…? – помогла усадить его рядом с Еленой Санной.
- Катя… - Простонал тот… - Моя Катя… Катенька…
В голове у Полины закружился вихрь из мыслей, чувств, мелькали картины из будто-бы ее жизни, но она-то точно знала, что с ней ничего такого не происходило и произойти не могло… Почему этот странный человек называл ее «Катя»? Почему у ее тети такой чудной взгляд и слезы на глазах? Она что, что-то знает? Что происходит?
Полина медленно разогнулась, мужчина, сгорбившись, продолжал сидеть на диванчике радом с Еленой Санной…
Входная дверь снова скрипнула, прервав тяжелую тишину, висевшую в помещении… В проеме двери появился уже знакомый Полине вице-президент…
С ходу оценив ситуацию и увидев ее недоуменный взгляд, полные слез глаза Елены Санны, он проговорил, - Здравствуйте…, - немного запнувшись, все же продолжил, - может быть, мы все присядем и поговорим? Выясним… так сказать… все… - он умоляюще-вопросительно глянул на мать Кати, кивнул Полине, как будто отвечая на все ее вопросы, молча подошел к Жданову, обхватил его за плечи, помог подняться и двинулся в сторону кухни, кивком головы приглашая всех следовать за ним.
Рассадив всех за кухонным столом, он огляделся вокруг. На этой кухне он и был-то всего один раз, только во время похорон Катерины, но здесь ничего не изменилось, или нет, все же изменилось – не было ее отца – Валерия Сергеевича, с его громогласными приказами и армейскими шуточками, постарела и как-то сгорбилась мать Кати, и наконец, его глаза остановились на Полине – кто она и как сюда попала? Посмотрев на Елену Санну он молча вопросительно поднял брови… - Как бы приглашая ее начать разговор…

***
В их немой диалог ворвались слова, произнесенные Полиной:
- Может быть кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит? - и пара сердитых глаз уставилась сначала на Малиновского - он даже вздрогнул от ощущения нереальности, настолько этот взгляд был похож на тот, прежний, - мысленно перекрестившись и произнеся чур-меня-чур, он перевел взгляд на мать Кати.
Полина тоже уставилась на нее.
Жданов, немного придя в себя, не отрывал взгляда от девушки. Его глаза постоянно меняли свое выражение, то мрачнели, то начинали сиять от радости, то покрывались пеленой задумчивости, его руки, казалось, жили своей собственной жизнью, ни минуты не останавливаясь они двигались, то нервно поглаживая поверхность стола, а то сжимались в кулаки, потом снова расслаблялись и начинали пальцами выстукивать только одним им известный рисунок.
- Так как же? – Полина снова заговорила, - Мне кажется я имею право знать…
Тяжело вздохнув, и вытерев глаза уголком фартука, Елена Санна подняла на нее виноватый взгляд.
- Ты знаешь про Катю, знаешь, что у нас была дочь… Но ты не знаешь, что она работала в Зималетто - она судорожно вздохнула, - Только вот, я никак не могла предположить, что ты тоже пойдешь туда, - ее руки начали теребить фартук, - Ну зачем ты туда пошла? Зачем тебе работать, у нас же все есть! - эти слова, прозвучавшие как крик, заставили замереть всех, сидевших за столом, - Из-за них мы потеряли Катю… Я не могу… - ее голос прервался, - Я не могу потерять тебя… Лина… Я прошу тебя… Я умоляю тебя… Не связывайся с ними… О, Господи! Они погубят тебя также, как погубили Катю… - слезы потекли у нее по щекам, она судорожно вытирала их руками, пытаясь остановиться, но слезы все текли и текли и, наконец смирившись и закрыв лицо руками, Елена Санна заплакала горько, навзрыд, - Я не могу… Я не могу больше… Что же это такое?
Подскочив к ней, Полина молча ее обняла:
- Теть Лен… Ну ты чего? Я с тобой… Все в порядке… У нас все будет хорошо, теть Лен… Ну перестань… Ну, все… Хватит… Хватит…

Мужчины, мрачно наблюдали эту сцену… Жданов, первым отодвинув стул, встал…
- Елена Санна, простите меня… Я сам не знал, что я делаю… Увидеть ее… Это так… Увидеть ее снова… Вы же понимаете… Я на минуту подумал, что она вернулась… Я до сих пор… - он замолчал пытаясь справиться с чувствами, - Я до сих пор не могу ее забыть… Если б я мог… Если б я только мог… - Он отвернулся, постоял молча, потом снова повернулся к сидевшим за столом, - Я только хочу понять, как… Как же?
Перебив его Елена Санна заговорила:
- У Валеры был сводный брат, о котором мы ничего не знали, он умер уже давно, но у них осталась дочь, Полина…
- Но как вы узнали? – голос Малиновского звучал глухо…
- Когда… Когда Валера не выдержал и у него случился инфаркт, а потом… потом был опубликован некролог… И вот…
- Я прочитала некролог… - Вмешалась Полина, прочитала и сначала удивилась, ведь у моего отца, тоже отчество «Сергеевич» и я подумала, что может быть…
- Да, когда она появилась на пороге нашего дома, я… я… - Елена Санна начала задыхаться, - я на минуту подумала, что это Катя, что она вернулась, а потом… Потом Полина мне все рассказала…
- Да… Своих родителей я не помню, совсем. Я вообще плохо помню все, что происходило со мной до аварии…
- К-какой аварии? – Андрей внимательно уставился на девушку…
- Понимаете, мне рассказали, что я попала в аварию… Я плохо помню, что было до этого… Вот только…- она потерла ладонью лоб… Вот только, мне кажется, что я Вас знаю… - посмотрев в глаза Жданову, Полина робко улыбнулась… - Это так странно? Я ведь уверена, что никогда не встречала Вас раньше… - Я не говорила, боялась, что схожу с ума, но мне стали сниться странные сны в последнее время… Только вот лиц не видно, все в тумане, но голос… - она снова посмотрела на Андрея, - я все время слышу голос, который меня зовет, и он удивительно похож на Ваш…
Жданов дернулся.
- Но я не Катя… Понимаете я – не она… У меня есть бабушка, которую я помню… У меня есть друзья, которые меня знают… Я не она…
- Конечно… - Елена Санна успокаивающе погладила ее по волосам, - Конечно ты – не она… Ты – это ты… И потом – ты же моложе… Андрей Палыч, Роман Дмитрич, - Елена Санна умоляюще посмотрела на них, – Полина еще студентка, она, она как… как и Катя, учится на экономическом факультете МГУ, на 2 курсе… Я Вас прошу… Я Вас умоляю…
- Да… - Жданов опустил голову, - Я понимаю… Я все понимаю… Роман, пошли, - он выдернул Малиновского из-за стола и потащил его к двери.
Выйдя на улицу, Жданов молча стоял подставив лицо ветру:
- Что ты обо всем этом думаешь? – он глянул на Романа.
- Если б я не знал, что она племянница, я голову дал бы на отсечение что это Катя… Даже жесты… Жесты ее… Поворот головы… А как она… Как она нахмурила брови?
- Да… Мистика какая-то… Вдруг откуда ни возьмись племянница, да еще как две капли воды похожая на Катю… - Глаза Жданова полыхали, - знаешь, что я тебе скажу, друг мой Ромка, - Это она… Это Катя… Она вернулась ко мне… Ты слышишь? Вернулась…
Лихорадочно блестевшие глаза друга, румянец на щеках Жданова повергли Малиновского в ступор. Он, конечно, хотел встряхнуть Жданова, но не до такой степени…
- Я в институт мозга, ты со мной? – Андрей нетерпеливо притоптывал ногой…
- Что ты хочешь там узнать?
- Я хочу знать все про реинкарнацию… Все, слышишь? Я все узнаю… - как клятву повторил он.


Последний раз редактировалось Мульяна 18-11, 15:27, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15-11, 22:24 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
***

Полина лежала на диване в теперь уже своей комнате и перебирала в памяти события сегодняшнего дня. После ухода Жданова и Малиновского, они долго сидели с тетей обнявшись и Полина заверила ее, что НИКОГДА, просто НИКОГДА ее ноги не будет в Зималетто и НИ ЗА ЧТО… НИ ЗА ЧТО она не станет общаться с Андреем Палычем и Роман Дмитричем, и вообще не станет общаться ни с кем из Зималетто, просто ну вот ни с кем… Только после этого тетя немного успокоилась, Полина ее уложила, укрыла пледом, немного посидела рядом, дождавшись когда та уснет, и пройдя на кухню налила себе чаю.
Она сидела и неторопливо пила чай, когда в дверь позвонили, и на пороге их квартиры появился Николай Зорькин.
Впервые увидев ее, Коля буквально остолбенел - тогда она еще не знала, что такая реакция будет у всех, кто знал Катю - но затем, выслушав ее историю и как-то странно на нее посмотрев, он начал ей помогать. Он стал ее лучшим другом и ей казалось, что так было всегда… Со всеми своими проблемами, переживаниями она мчалась к нему и он серьезно все выслушивал и давал советы или предлагал помощь, никогда не отмахиваясь от нее… Потом Коля исчез и целую неделю она терялась в догадках где он… Может быть она что-то сделала или сказала и чем-то обидела его, но через неделю он появился снова, радостный и возбужденный и у них снова все пошло как раньше, только теперь Николай общался с ней как с равной…
Потом из деревни к ним приехала ее баба Глаша, она помнила, что это ее бабушка, которая ее вырастила и воспитала, но вот детства своего она не помнила совсем… Врачи говорили, что это последствия аварии и рано или поздно она вспомнит все… Но она-то знала, что происходило все наоборот… С каждым днем ее воспоминания тускнели, становились все более расплывчатыми, а на их месте возникали картины из совсем другой жизни, вот только лиц на этих картинах она никак не могла разобрать, и это ее пугало… Она боялась об этом говорить, боялась, что сходит с ума… Только однажды она случайно проговорилась Николаю, но он, слава богу, не обратил на ее слова никакого внимания… Вот и сегодня, при виде этого черноволосого мужчины, которого все называли Андреем Ждановым, у нее внутри будто начала распрямляться какая-то пружина, как будто кто-то запустил маховик с часовым механизмом и время начало обратный отсчет, возвращая ее в какую-то исходную точку - точку, которая должна была перевернуть ее жизнь…
А когда пришел Колька, у нее возникло стойкое ощущение де жа вю... Узнав, что произошло, он плюхнулся на стул рядом с ней и долго сидел молча, размешивая в чашке с чаем сахар… Потом поднял на нее глаза и произнес странную фразу:
- Рано или поздно это должно было случиться…
Изумившись, Полина подняла на него взгляд, - Что случиться?
- Рано или поздно они все равно бы узнали, что ты жива, - Серьезно, как никогда произнес Николай.
У нее голова пошла кругом от этих его слов… - Что ты имеешь в виду? Что…?
- Ты только не пугайся, ладно? – Николай смотрел на нее необыкновенно серьезно… - Помнишь, меня не было целую неделю, помнишь?
- Д-д-а… Конечно… Но при чем тут…?
- Подожди, не перебивай меня… - Поднял руку, останавливая поток вопросов, готовых сорваться с ее языка, - так вот, я не рассказывал, чем я занимался всю ту неделю… А занимался я тем, что пытался узнать твое прошлое – кто ты, откуда, кто твои родители, и вообще где ты жила, как оказалась в Москве? И знаешь, что я выяснил? Знаешь?
Она помотала головой, как бы отгоняя от себя наваждение, - Не хочу ничего знать… - Страх затопил ее с макушки до кончиков пальцев, - Не хочу…
Николай продолжал смотреть на нее внимательно и грустно… - Рано или поздно тебе все равно придется узнать, так что лучше ты узнаешь все от меня, чем…
- Что узнаю? Мне нечего узнавать… - ее голос сорвался…
- Так вот… - продолжил Николай, - никакого сводного брата у дядь Валеры не было… понимаешь? НЕ БЫЛО!!! Я это точно узнал… Я перевернул все архивы… Не было на свете человека по имени Владимир Сергеевич Пушкарев… И не было у него дочери по имени Полина!
- Что…? – задохнулась она… - Но я же есть… Я же есть… - Ее начала бить дрожь…
Зорькин обнял ее: - Конечно ты есть, вот только… - он замолчал, раздумывая говорить или нет, но решив что раз сказано «А», то следует сказать и «Б», продолжил… - Я думаю, что ты не Полина…
- А кто? – дрожащими губами пролепетала девушка, интуитивно догадываясь о том, что он хотел сказать… - Кто я?
- То что я скажу очень необычно и покажется тебе невозможным… - продолжил Коля, - Я и сам не понимаю как такое может быть, но ты… ты - Катя!
- Я кто? – Полина уже не скрывала ужаса, охватившего все ее существо… - Я… Я…
- Ну, ты сама подумай? – Николай сел перед ней на корточки… - Ты не помнишь своего прошлого, а то что ты помнишь и воспоминаниями-то назвать нельзя… И потом ты сама говоришь, что у тебя воспоминания какие-то странные, помнишь ты мне однажды рассказала, про картины проплывающие у тебя перед глазами… Так вот, это воспоминания Кати… Я это точно знаю… А у кого, кроме Кати они могли всплыть… Все это, конечно, очень необычно, но…
- Нет… - Полина вскочила со стула… - Нет… Я - не она… Я не хочу… Я - это я…
Николай схватил ее за руки, остановив ее сумасшедшие метания по кухне… - Отпусти себя… Отпусти… И ты все вспомнишь… Действительно все… Главное, перестань бояться… Ты думаешь мне было легко? Ты… Я… Я тоже боюсь… - Он схватил ее в охапку, прижав к себе… - Знать что ты – это Катя… Знать и молчать… В это безумно трудно поверить, но это так…
Внезапно Полина успокоилась. Отстранилась от Николая. После его слов, как это ни дико прозвучало, все странности, происходившие с ней в последнее время, стали понятными. Если она и правда Катя… Господи, бред!!! Но если предположить, хотя бы в порядке бреда…?
- Ты должен сводить меня в архивы… Я должна убедиться сама…
- Конечно… - Зорькин вздохнул с облегчением, Катька всегда была сильной, и он не сомневался, что она справится… - Конечно, когда захочешь…

И вот теперь переживая события прошедшего дня, Полина не могла понять, что же она на самом деле чувствует. Страх? Ужас? Что? – Нет… Как это ни невероятно, но она не чувствует ничего такого… Она чувствует себя необычно – сознание будто раздваивается. С одной стороны – она Полина Пушкарева, и это правда, потому что воспоминания говорят ей об этом. С другой стороны, ее же воспоминания утверждают, что она не Полина… И этих воспоминаний становится все больше, они становятся четче с каждым днем… Но как такое может быть?
Тогда в больнице, после аварии, при ней не нашли никаких документов, определить, кто она такая помогла баба Глаша, которая появилась спустя некоторое время… Это она назвала ее Полиной… Полиной Пушкаревой… Это она обратила ее внимание на некролог напечатанный в газете… И теперь, в свете последних событий, Полина недоумевала, как она могла вспомнить и поверить во все это… Вдруг в ее голове возник странный вопрос – а кто же на самом деле баба Глаша, и правда ли она ее бабушка, или это тоже иллюзия?
Устав от размышлений и предположений, Полина решила завтра же пойти в архивы и узнать о себе все, что только можно…
Ее глаза закрылись и она провалилась в сон… Слава богу без сновидений…

***

Высоко-высоко один очень серьезный ангел строго выговаривал другому, рангом пониже.
- Как ты мог допустить, чтобы душа ушла из мира раньше времени… Ты нарушил порядок Книги Бытия… Ты понимаешь это?
- Но я же все исправил? – Оправдывался другой… - Она снова на земле… Правда пока ничего не помнит, но это только дело времени, она уже начала вспоминать…
- Это не оправдание… Ты нарушил инструкцию… И ты будешь за это наказан…
- Нет… Не надо… Ведь я же…
- Все! Разговор окончен! Пойди, сдай крылья…
Опечаленный ангел, тяжело вздохнул и отправился восвояси. Серьезный ангел тоже тяжело вздохнул. Ему предстояло выполнить огромную работу и исправить то, что натворил этот безответственный олух… Это… Даже у него не хватало слов, чтобы назвать, то что он сделал. Такого еще не было в его карьере, и он не представлял, как со всем этим быть?

***

Клочкова ворвалась в Кабинет Киры:
- Кира, произошло нечто ужасное… Кира, ты знаешь, сегодня сюда приходила Пушкарева!?
Воропаева подняла голову от бумаг, и посмотрела на подругу:
- Вика, у тебя с головой все в порядке? Какая Пушкарева? Она мертва, Вика!
- Ты не веришь? Ты мне не веришь? Тогда пойди… пойди спроси у кого-нибудь… Ее не только я видела…
- Вика, что ты несешь? Опомнись?
- Кирочка… Это была она… Я тебе говорю… И Андрей с Романом поехали к ней домой…
- Что?
- То… Я же тебе говорю, ее не только я видела…
Кира потрясла головой, - Нет, этого не может быть… Это невозможно…
- Кира!!! Да пойми ты… Пушкарева жива… Понимаешь? ЖИВА!!!
- О нет!!! Только не это!!!

***

Жданов метался по своему кабинету из угла в угол. Наблюдавший за ним Малиновский был рад этой активной деятельности друга. Кажется после стольких месяцев, Жданов наконец-то становился самим собой. Его глаза ожили и теперь перескакивали с предмета на предмет, ни на чем конкретно не останавливаясь. Наконец, затормозив, он развернулся к Роману:
- Она жива! Ты понимаешь! Я уверен, что это она… Вот только не понимаю, каким образом? - запустив пятерню в волосы он закрыл глаза и запрокинув голову, проговорил, - Не понимаю…, - Затем, снова оживившись произнес, - Да это и не важно… Главное, она жива… Господи! Жива…
- Андрюш… Подожди… Не торопись… - Малиновский пытался вернуть ему здравый смысл, - Нам же ясно сказали, это не Катя – это Полина, ее двоюродная сестра…
- Нет… Ром… Я уверен – это Катя… Я чувствую это, понимаешь? Я знаю…
- Погоди-погоди… Не спеши… Давай спокойно во всем разберемся…
- Нечего разбираться. Завтра я еду в институт и все выясню… Как такое может быть? - Он счастливо зажмурился… - Катя… - улыбка осветила его лицо, он резко выдохнул, - Я верну ее… Я вымолю у нее прощение, чего бы мне это не стоило… Я не могу потерять ее снова…

***

На следующий день, Жданов с утра уже был в институте им. Бехтерева и нервно расхаживал по приемной профессора В….нского. Встреча была назначена на 9.30 утра, но уже в 9.00 он был на месте. Наконец профессор его принял…
Часа через два машина Жданова плавно тронулась с места и поехала по направлению к Зималетто. Если все, что сказал ему профессор – правда, тогда… тогда… - Подъезжая к Зималетто Жданов вывернул руль и заехал на стоянку, - тогда это действительно может быть Катя…, вот только кого же они похоронили? Он же не сошел с ума… Он сам все видел… И потом ее родители не могли похоронить другого человека… Все это было очень странно и непонятно… Выйдя из машины, Жданов прямиком направился в кабинет Романа…

***

А в это время, сидящая на лекциях Полина, никак не могла понять, почему, то что читают с кафедры ей хорошо известно. Как будто она это уже учила где-то когда-то… Хотя, если вчерашний Колькин бред считать правдой, то… То тогда она уже закончила этот университет и даже успела поработать по специальности, так что ничего удивительного… Ей действительно все должно быть хорошо известно…
Снова перенесясь мысленно во вчерашний день, она вспомнила глаза Жданова и его «Катя… Моя Катя… Катенька…» - от его голоса у нее мурашки бежали по коже. Она вздохнула - надо будет расспросить Николая, что же связывало Катерину и этого великосветского повесу. Хотя нет, она сделает еще лучше, пока тети Лены не будет дома, она поищет в вещах Кати, и, может быть, ей тогда удастся вспомнить… Точно… - Полина даже подпрыгнула на стуле - может быть, там найдется что-то, что свяжет ее с прошлым и с ее такими не понятными воспоминаниями…
А сегодня запланирован поход в архивы. Она должна точно знать, что Полины Владимировны Пушкаревой на самом деле не существует, а существует Екатерина Валерьевна Пушкарева… Но… Но ее же похоронили… Не могли же ее тетя и дядя похоронить другого человека – это просто невозможно! Но тогда откуда же взялась она? – Ей стало страшно. Поежившись, она с трудом дождалась окончания лекций и вышла на улицу, где ее уже поджидал Зорькин.

***

Ангел сдал крылья и понуро побрел прочь – теперь он «падший», и из-за чего? Всего лишь из-за одной маленькой ошибки вся его карьера полетела к чертям, причем в самом прямом смысле этого слова. А ведь все было уже почти нормально… Если бы… Но ведь он попытался все исправить… Конечно, у него не очень хорошо вышло, но главное – что она снова на земле и скоро все вспомнит…
Когда прошло совсем немного времени с момента смерти Катерины Пушкаревой, и его лихорадочные попытки скрыть это потерпели полный крах – вот тогда он и решился… Он влез в базу данных ангелов-хранителей соседнего измерения и выяснил, что существует некая Полина Владимировна Пушкарева - первая красавица Москвы и удачливый бизнесмен… Только существовало одно «но» - она должна была погибнуть в автокатастрофе приблизительно в то же время, когда умерла Катерина Пушкарева…
Падший ангел усмехнулся, - А все-таки здорово я это провернул… Увести из под носа конкурентов их подопечную, поместить в ее тело душу умершей и наделить ее временной памятью Полины… Причем все проделать так, что никто ничего не понял… Да еще выдать ее за племянницу Пушкаревых… «Баба Глаша» - он вспомнил как сам назвался этим именем, временно заняв место в теле одной ясновидящей, как сам проконтролировал возвращение Пушкаревой в семью… - Он снова усмехнулся…- А теперь пусть говорят и делают что хотят – все уже произошло… Остается только ждать как повернутся события… Главное что Пушкарева, которой не время было умирать, теперь снова жива… - Он гордо выпрямился, - Пусть я теперь Падший ангел, зато последовательность событий в Книге Бытия восстановлена и никакого кризиса не будет… - Он выпрямился, его настроение улучшилось, и он отправился на новое место своей работы – как говорится «Ко всем чертям»…

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15-11, 22:28 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
***

Находясь в архиве, Полина пролистывала все информационные базы данных по очереди, но с каждой новой базой ее надежда, что Коля не прав, таяла… Человек, по имени Полина Пушкарева не существовал, мало того что такой человек не существовал на данный момент, но и подняв информационные базы всех роддомов она ничего не нашла… А вот Екатерина Пушкарева родилась, выросла, а затем умерла и эта информация прошла по всем базам…
Обхватив голову руками, Полина застыла в глубокой задумчивости… Кого тогда похоронили вместо нее? Нет, это невыносимо, ну не могли родители Екатерины похоронить другого – просто не могли… Но… Мысль, пришедшая ей в голову, сначала испугала ее, но затем эта мысль постепенно укореняясь в сознании обретала все более четкие формы… Обернувшись, Полина встретилась взглядом со все понимающими глазами Зорькина…
- Коль… Знаешь?... Я тут вот о чем подумала…
- Знаю… - Он невесело усмехнулся… - Мне это тоже в голову приходило… Но я сам присутствовал на похоронах, я все видел своими глазами и могу тебя заверить, что похоронили Катю…
- Тогда я вообще ничего не понимаю…
- Я тоже… Хотя если честно, то и не хочу ничего понимать, главное – ты вернулась, а все остальное, как говорится вторично…
- Коль, а если…?
- Нет! Тетя Лена никогда на это не согласится…
- Я же еще ничего не предложила…
- Да понял я, что ты хочешь сказать… Эксгумация – это последний аргумент, и прибегнуть к нему лучше тогда, когда другого выхода у нас просто не останется…

***

Войдя в кабинет Малиновского, Жданов плюхнулся на стул и уставившись в одну точку, молчал…
Роман поднял голову и вопросительно посмотрел на него… - Ну?... Что?... Что тебе сказал профессор?
- Ты знаешь, он конечно мне объяснил, что существует техника Вуду, которая ими сейчас исследуется, но в его практике он никогда не встречал настоящих воскрешений… И знаешь еще что? Он посоветовал мне сходить в церковь…
- В церковь? А туда-то зачем? – Брови Малиновского поползли вверх…
- У них тоже существуют архивы и свой отдел по исследованиям паранормальных явлений…
- Так ты думаешь…?
- Я ничего не думаю, я просто хочу знать, как такое могло произойти?
- А знаешь что? – мысль, посетившая Романа, была вполне здравой, и он решил озвучить ее вслух… - А знаешь что? Может быть лучше начать с какого-нибудь архива и узнать все про Полину Пушкареву, а потом уже если мы узнаем что-то необычное… Потом… А там видно будет!
Жданов повернул голову, - А ты прав! – Он вскочил на ноги, - Поехали прямо сейчас? – он вылетел из кабинета. Малиновский вздохнул, снял пиджак со спинки стула, прихватил телефон из ящика стола и проследовал за Андреем, - Как скажешь мон женераль, как скажешь!

***

Выходя из здания архива Полина и Коля нос к носу столкнулись с входящими туда Ждановым и Малиновским.
- Вы??? – первым как всегда пришел в себя Ромка. – Что вы тут делаете?
- По-видимому то же, что собирались сделать и вы! – в голосе Зорькина прозвучал сарказм. – Пошли, - Он потянул Полину за рукав.

А Полина стояла ничего не видя и не слыша, снова встретившись глазами с этим завораживающим взглядом черных глаз, в обрамлении пушистых ресниц. Смотрела и не могла оторваться, а внутри у нее поднималась непонятная волна тепла, которая толкала ее к нему, в конце-концов, не выдержав напряжения она сделала первый шаг навстречу.

Увидев ее в архиве, Жданов не поверил собственным глазам. Окружающий мир сразу перестал для него существовать, сузившись до размеров девушки, стоявшей напротив него. Он хотел броситься ей навстречу, крепко-крепко обнять и никуда больше не отпускать, но продолжал стоять, как будто прикованный к месту. Она сама сделала шаг навстречу, потом, видимо испугавшись своего движения – остановилась. Но для Андрея этого оказалось достаточно,
- Катенька, - выдохнул он, бросившись к ней и только потом, сжимая ее в объятьях, понял что она не вырывается. Он продолжал ее обнимать, и для него это было не меньшим потрясением, чем для нее.

А Полина и сама не могла понять, что же с ней случилось? Вот так ни с того ни с сего броситься в объятья совершенно незнакомого мужчины… Или знакомого? Что же с ней творится такое? Но вырываться совершенно не хотелось, ей было так уютно в окружении его рук, она никогда еще не чувствовала себя в такой безопасности, как будто эти руки могли защитить ее от всего на свете! Как будто это было правильно, и так и должно было быть!
Малиновский и Зорькин стояли рядом и молча, в остолбенении, смотрели на них. Слов не было. Все участники это действа прекрасно понимали, что происходит что-то из ряда вон… Что они присутствуют при событии, которое перевернет их жизнь… Что с этого момента все пойдет по-другому!

***

Немного придя в себя от неожиданности, Жданов слегка отстранился:
- Катенька… - нежно произнес он, - провел пальцем по щеке, заправил за ушко выбившуюся прядь волос, - Катя… Это ты?... Ведь правда, это ты! – уже совершенно уверенно произнес он…
- Я не знаю… - голос у Полины прерывался… - Я совершенно ничего не понимаю… Я хотела хоть что-то узнать о себе, но…
- Так, друзья мои… - Вмешался Малиновский, - Друзья мои… Пойдемте где-нибудь посидим и все как следует обсудим… Что ж мы торчим тут у всех на виду…
- Да… - Зорькин пришел в себя почти так же быстро, как и Роман, - Полин, ты как? С тобой все в порядке?
- Д-да… Кажется… - неуверенным голосом произнесла Пушкарева, дрожащими руками поправляя волосы, - Кажется да…

***

По дороге к ближайшему кафе, все четверо молчали, пытаясь осмыслить, то что сейчас произошло? Сев за столик и сделав заказ, первым, как всегда, не выдержал Малиновский:
- Итак, друзья мои… - повторил он, - Я так понимаю, что в архиве нам со Ждановым делать в общем-то нечего. Верно? – он вопросительно уставился на Николая. - Все что можно было узнать – вы узнали, так? – теперь он уже смотрел в упор на Пушкареву…
Полина уткнулась лицом в ладони.
Свирепо посмотрев на Ромку, Жданов взял ее за руки и тихонько произнес:
- Не бойся… Я же с тобой…- он подвинул стул и сев рядом с ней снова обнял ее, а она, повинуясь безотчетному порыву, уткнулась лицом ему в грудь.
Жданов повернулся к Малиновскому, - Ром, прекрати! Сейчас не время и не место…
- Если хотите…, - голос Николая , - Если хотите я могу Вам рассказать…
- Хотим… - Романа было уже не остановить, - Хотим конечно… Должны же мы знать…
Андрей кивнул головой, подтверждая слова друга.
- Полин? – Николай посмотрел на девушку, но та продолжала прижиматься к Жданову и только молча закивала головой…

***

Прижимаясь к Жданову, Полина не могла понять, что произошло? В голове у нее царил полный хаос, растерявшись от нахлынувших на нее событий она боялась пошевелиться… Сквозь одежду проникало тепло рук Андрея, в ее макушку упирался его подбородок… Что-то говорил Николай, что-то спрашивал Малиновский, что-то отвечал им Андрей… А она потеряла ощущение реальности происходящего, - Этого не могло происходить с ней – Полиной Пушкаревой, это не она, это кто-то другой прижимается сейчас к Жданову. Мгновенная вспышка и у нее возникло видение – она (или не она?) в комнате, картина на стене, огромная кровать, покрытая зеленым покрывалом, Андрей, говорящий «Я люблю тебя», его рука переплетенная с ее (или не ее?) рукой, пытающаяся дотянуться до выключателя, гаснущий свет… Снова резкая вспышка и картина резко меняется - она (или не она?) уже в ванной – смотрящаяся в зеркало и говорящая самой себе – Что же я наделала? – На ней белый банный халат и дурацкие косички на голове, торчащие в разные стороны. Полина крепко зажмурилась – Опять они… Эти воспоминания! Опять… Но ведь с ней такого не было… Не было! Или было? Она вздрогнула… И тут же отреагировали руки обнимающие ее – они сомкнулись еще плотнее, встревоженный взгляд встретился с ее растерянными глазами, выражение глаз Андрея изменилось – в них появилась бесконечная нежность - чмокнув ласково в нос, он снова прижал ее к себе, убеждая ее и себя, что все у них отныне будет хорошо, что он ее не отпустит больше, что она принадлежит ему, а он ей…
И Полина постепенно успокаивалась, ее растерянность потихоньку сменялась уверенностью – Она все вспомнит! Обязательно! Только должно пройти какое-то время! Все выяснится, и она снова обретет себя, и память к ней вернется. Все наладится… И эта путаница с ее именами наконец закончится… Только вот до тех пор она должна вести себя осторожно, - А вдруг она и вправду не Катя, а на самом деле Полина, тогда… - Глобоко вздохнув, Пушкарева высвободилась из объятий Жданова… - Тогда… Снова потеряв цепочку рассуждений, она слегка нахмурилась, - Тогда не может быть никаких других воспоминаний, кроме ее собственных… А эти картинки, что возникают у нее все чаще и чаще это видимо простые галлюцинации, последствия лечения после аварии… Но если… А вдруг? Вдруг она и вправду Катя?

Жданов смотрел как менялось выражение ее лица, и ему казалось, что он слышит все, о чем она думает… - Я не позволю ей снова отдалиться… - Его решимость не отпускать ее больше, становилась все сильнее и сильнее. Но для этого надо выяснить все до конца… Чтобы не было больше этой путаницы - Полина-Катя… Чтобы все наконец расставить по своим местам...

***

Вернувшись домой, первым делом она уговорила Николая оставить ее одну. С трудом, но ей это все-таки удалось. Тети Лены тоже не было. Постаравшись взять себя в руки, Полина вытащила с антресолей вещи Катерины и начала медленно их перебирать. Вот одежда – блузки, юбки, водолазки, туфли - все совершенно не модное, такое носили их бабушки когда-то – разум ей говорил, что она это точно не надевала никогда… А сознание подбрасывало ей очередную картинку – вот в этой юбке с блузкой она идет в офис Зималетто, а вот в этом она уже в каком-то баре и Андрей целует по очереди ее вытянутые вперед руки… - Так, а это у нас что? – Наткнувшись на какую-то тетрадку, она открыла ее и все поплыло у нее перед глазами – это же ее почерк… Точно ее… Как же это может быть? Это написано ее рукой, а ведь на самом деле она этого не писала никогда!!! Начав читать – да это же дневник?! – она уже не могла остановиться. Одной рукой запихивая вещи Катерины обратно на антресоли, в другой держа раскрытый дневник – она пыталась делать два дела сразу. Наконец-то вещи убраны! Сев на диван в своей комнате Полина Пушкарева углубилась в чтение.

***

Прибыв в офис и отделавшись от Малиновского, Жданов скрылся у себя в кабинете. Сегодня столько всего произошло! Ему надо было побыть некоторое время одному, чтобы прийти в себя и понять, осмыслить все случившиеся? Катя… Она была сегодня почти сама собой… Только вот под конец, снова немного отдалилась… Но это-то как раз понятно! Если б он не знал кто он такой, он бы тоже наверное вел себя так… И все равно, какое счастье – снова быть с ней, обнимать ее, вдыхать ее запах, чувствовать ее прикосновения, видеть ее глаза – он снова начал жить… Как давно он этого не ощущал!!!
Сегодня, там в кафе, когда Малиновский начал задавать вопросы, он сначала испугался… Испугался того, что она уйдет… И только когда Николай рассказал им все, Андрей понял всю глубину отчаяния, в котором находилась она… Ее паника при первой встрече, эти ее сны, эти ее двойные воспоминания… - Как же она со всем этим справляется? – Ему снова захотелось мчаться к ней со всех ног… Уберечь, защитить, избавить от всех проблем! – Катенька… Моя Катя… Ты вернулась ко мне… Боже, Благодарю тебя!
Через некоторое время приняв решение, он решительно встал и направился к двери…
Дверь распахнулась, и Андрей нос к носу столкнулся с Кирой:
- Привет, Андрюш! Как ты?
Жданов стиснул зубы. Если он и мирился с ее присутствием в своей жизни, то только потому, что ему было все равно, но теперь… Теперь все изменилось…
- Кира… - обреченно произнес он, понимая, что откладывать разговор больше не имеет смысла. – Проходи… Нам надо поговорить.

***

После разговора с Клочковой. Кира не находила себе места. - Неужели правда?! Неужели Пушкарева жива!? Надо срочно поговорить с Андреем, срочно… Подняв телефонную трубку и набрав номер, спросила:
- Вика, Андрей появился?
- Нет… Кир, ты не волнуйся, как он появится я сразу тебе позвоню… Сразу!
И вот долгожданный звонок. Сорвавшись с места Кира быстро преодолела пространство между их кабинетами. Открыв дверь, она увидела Андрея… И то, чего она боялась всегда, произошло:
- Кира… Проходи… Нам надо поговорить.

Разговор дался тяжело им обоим.
Андрею – потому, что он видел как тяжело воспринимает его слова Кира, но в тоже время он чувствовал громадное облегчение – слава богу, эта глава его жизни окончена.
Кире, потому, что она никак не хотела в это верить, но серьезный вид Андрея, не оставлял ей никаких шансов. Ей было просто физически плохо от того, что все кончено… Навсегда… Она потеряла его… Хотя в последние месяцы, после смерти Пушкаревой он и так не обращал на нее внимания. Ей иногда казалось, что исчезни она, он даже не заметит… А сейчас он сам решительно перечеркнул все, что было между ними… Перечеркнул даже то малое, что еще соединяло их в последнее время… Перед ней стоял совершенно чужой мужчина, который говорил правильные слова, только от этого ей было не легче…
- Кир… - она повернула голову на его голос, - Кир, извини, но мне пора… - Кир…
- Да-да… Конечно… - на автомате ответила она, и только когда он вышел, до нее дошло, что это все… ОКОНЧАТЕЛЬНО!!! Жданов ушел от нее… Ушел навсегда!!! – Ее ноги подогнулись, она опустилась на пол и замерла…

***

Чтение дневника заняло всю ночь. Пришедшая вскоре после ее прихода тетя Лена, оставила ее в покое только потому, что Полина пожаловалась на головную боль. Дав ей таблетку, она вышла погасив свет. Через некоторое время в квартире Пушкаревых наступила тишина, прерываемая только шелестом страниц и редким всхлипыванием, приглушенным подушкой. Шок, который она пережила прочитав дневник к утру и правда, вызвал такую головную боль, что даже встать она была не в состоянии. То, что она прочла, расставило все по своим местам… Теперь ей было ясно, почему Жданов так себя вел, почему в Зималетто так были ошарашены ее приходом, и наконец, почему Колька… Николай Зорькин решил сходить в архив…
Голова болела так, что ломило в висках и перед глазами плясали цветные круги… Дверь в комнату скрипнула, и раздался голос:
- Лина… Лин, что с тобой? Какая ты бледная… - Елена Санна дотронулась до ее лба, - Да ты вся горишь, девочка моя, я сейчас… - она выбежала в коридор, - Сейчас, я вызову врача…

Цветные круги вращались все быстрее и быстрее, она не слышала, как звала ее Тетя Лена, не слышала, как пришел врач, она ничего этого не видела и не слышала, погрузившись в темноту…

***

Придя в себя, Катерина ощутила страшную слабость, возле ее кровати на стуле примостилась мама и с тревогой смотрела на нее. Увидев, что она очнулась, произнесла:
- Слава богу, Лина… Как ты меня напугала…
- Мама... - глаза Елены Санны расширились, - Мам… Ты что? Почему…?
Договорить она не успела. Зрачки Елены Санны закатились и она медленно сползла со стула.
- Мам… Мам… - Катя попыталась встать, но потолок начал выделывать разные кульбиты и ее голова снова упала на подушку…
- Что за шум? – В комнату просунулся Зорькин.
- Коль, маме плохо… Коль...
У Николая брови не просто поползли вверх, они, казалось, подпрыгнули выше челки…
- Катя?... – Он медленно, словно во сне подошел к дивану, на котором она лежала. – Катька!? – радостно-удивленно воскликнул он, - Это ты?
- Я конечно… Коль, ты что?
- Катька-а-а… - Глупая ухмылка расплылась на его лице, но тут же сменилась озабоченной гримасой, при виде Елены Санны лежащей на полу. – Где у Вас нашатырь? – Его деловой тон так не сочетался со счастливой улыбкой, мелькавшей на его лице, что ничего не понимавшая Катерина смотрела на него во все глаза.

Приведя в чувство Елену Санну, и так толком ничего ей не объяснив, он уложил ее в кровать, клятвенно заверив, что как только ей будет лучше он все расскажет и тут же, развернувшись, помчался обратно в комнату Катерины.
Та хмурила брови, о чем-то напряженно размышляя:
- Коль… - как-то неуверенно выговорила она, - Коль, а кто меня домой привез?
Зорькин схватился за голову, - О Господи, ну за что мне это все? – Он поднял глаза к небу, взмахнув при этом руками, - Теперь Катерина ничего не помнит о Полине… - Переведя глаза на недоумевающую Пушкареву, он тяжко вздохнул и заговорил:
- Ты знаешь какой сегодня день?
- То есть? – Катя смотрела на него теперь, как на ненормального…
- А какой год?
Теперь она испугалась уже по-настоящему… - Что с ним такое?
Он продолжал смотреть на нее некоторое время, а потом произнес:
- Сегодня 9 ноября 2006 года…
- Что? – Катерина не поняла… - Как это? Колька, прекрати свои шуточки…
- А я совершенно серьезен, Катерина Валерьевна Пушкарева, - он встал, выдвинул ящик стола, достал оттуда какой-то документ и протянул ей. – Вот, прочти…
Совершенно растерявшись от его нарочитой официальности, Катя взяла бумагу, но то, что она прочитала, дошло до нее только с третьей попытки… Заголовок гласил:

СВИДЕТЕЛЬСТВО О СМЕРТИ

- Если это шутка, Коль, то она совершенно не уместна.
- Да нет… - Зорькин опять тяжело вздохнул, - Это не шутка… - Он замолчал, собираясь с мыслями…- Расскажи мне, что ты помнишь? Как ты думаешь, что с тобой случилось?
- Я… Я помню… - Начала Катя, - я помню что мне стало плохо в кабинете у Жданова, после... Ну-у после прочтения одного докумнета... - Катерина замялась...
- Да знаю я все, про этот твой документ - "Инструкция Малиновского" называется... А еще? Или это все? – Николай так напряженно на нее смотрел, что ей стало неуютно от его взгляда…
- Ну-у… Д-д-а…- Она пыталась сосредоточиться. - А откуда ты знаешь про инструкцию?
- А это, Катерина Валерьевна, уже потом... Итак, что еще вы помните? - Николай заметно волновался...
– Еще?
- Ну…
- Еще? Еще какой-то вихрь разноцветный…
- Так... – Зорькин вскочил и начал ходить из угла в угол… - Это что же получается… - бормотал он себе под нос… - Реакция замещения, что-ли?...Или нет, вытеснение одной личностью другую… Ага… точно… Видимо раздвоение личности… - продолжал бубнить он.
- Коль… - Кате надоело его мельтешение перед глазами, - Коль… Что происходит? А?
- Счас-счас… - Зорькин остановился, задумавшись…
Потом повернулся к ней,
- Видимо придется тебе все рассказать...
- Что? - Пушкареву начинало раздражать, то что он говорит загадками...
- Все... - Энергично тряхнув головой, Николай уселся рядом с ней на диван…

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15-11, 22:29 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
***

Катерина слушала Зорькина и не верила своим ушам. То, что он рассказывал было настолько невероятно, что… что… - Что же ей теперь делать? Официально она мертва… Мертва… - Ее мысли вернулись в тот день, когда она открыла злосчастный пакет с игрушками и открытками, когда прочла инструкцию… Она помнила, как в глазах потемнело, помнила что упала на пол, и все… Инструкция была для нее как гром среди ясного неба… Даже сейчас, она не могла понять почему она поверила Жданову, почему? Он никогда ее не любил – это же ясно как божий день… - Дура, легковерная дура, - пробормотала она себе под нос… Тогда ей было очень больно, да и сейчас воспоминания жгли ей душу, как будто кто-то прошелся каленым железом по ее чувствам. Встретившись глазами со все понимающим взглядом Николая, Катерина осторожно подняла голову с подушки – потолок, вроде бы остался на месте - она осторожно села…
- Коль…
- Кать… Подожди, я не все еще тебе рассказал…
- Да?
- Да… - Надо ей как-то рассказать об отце, но как? А была-не-была… - Кать, дядь Валера… У него случился инфаркт…
- Папа!?
- Да… Понимаешь, он не выдержал…
Расширившимися глазами Катерина смотрела на Николая. – Нет… - Прошептала она, поняв, что он хочет сказать.
- Да… Он умер, Кать…
- Нет… - Ее глаза стремительно начали наполняться слезами, - Н-е-е-ет… О Господи, нет…
- Кать… - Николай осторожно обнял ее, - Он очень тебя любил, Кать…
Она плакала. Ее отец умер – и в этом тоже виноват Жданов. Глухая злоба поднималась в ее душе. Это он во всем виноват. Он один. Она потеряла отца, она потеряла себя… Это несправедливо!
- Кать… - Николай осторожно заглянул ей в глаза, - Это еще не все, Кать…
- Что? Что еще?
- Жданов…
Она гневно сверкнула глазами, - Не смей произносить при мне его имя…
- Он тоже чуть не умер, Кать…
Ее удивлению не было границ. – Да ты что? – сарказм в ее голосе, лучше всяких слов говорил о том, что она чувствует.
- Его еле откачали, Кать… Он пытался покончить с собой!
Ее снова захлестнули противоречивые чувства. – Этого не может быть… Это просто невозможно… Почему? Зачем?
- Он любит тебя. Я тоже сначала сомневался, но он просиживал сутки напролет около твоей постели в больнице… Ты не представляешь, что с ним тогда творилось!
- Не может этого быть!
- Кать, я разве врал тебе когда-нибудь? – Николай возмущенно засопел.
- Не-ет… Коль… - Она дотронулась до его плеча, - Я не это имела ввиду.
- Тогда поверь мне. Он действительно тебя любит. И потом, инструкцию-то писал Малиновский. А это уже совсем другое… Ты пойми…
- …
- Да, - утвердительно кивнув головой, Зорькин продолжил, - Но и это еще не все…
- О Боже…
- Тебя опознали как Полину Пушкареву…
- Лина… - Прошептала Катя, - Так вот почему?...
- Да… - Приехала какая-то баба Глаша, назвалась твоей бабушкой и опознала тебя.
Николай рассказал ей эпопею с ее походом в Зималетто на кастинг, появление Жданова с Малиновским у нее дома, их поход в архив… Встреча с ними там…
От обилия информации в голове Катерины образовалась невообразимая каша. Она помотала головой, - Я ничего не понимаю!
- Я тоже… Однако это ничего не меняет.- Зорькин с сочувствием на нее посмотрел. – Кать… - Договорить он не успел. Раздавшийся звонок прервал их разговор. Открыв дверь и увидев кто пришел, Николай ухмыльнулся… - Что-то будет?!

***

Жданов смотрел на, открывшего ему дверь, Зорькина, - Почему, интересно он ухмыляется?
Что еще произошло? – «Ухмыляющийся Зорькин» жестом пригласил его войти. Насторожившись и не зная чего ожидать, Андрей вошел в квартиру. Из Катиной комнаты раздался ее голос:
- Коль, кто там?
Жданов уж было собрался войти туда, но тут Зорькин схватил его за рукав:
- Я должен Вас предупредить – к ней вернулась память… - шепотом проинформировал он.
- Что? – так же шепотом завопил Андрей.
- То!!! – разозлился, Николай – Вы что? Глухой? Я говорю, что теперь это и правда - КАТЯ!!!
Андрей почувствовал, что наряду с бешеной радостью, его охватил страх. Подняв руку он толкнул дверь и замер.

Катя сидела на диване, держась обеими руками за голову – в последнее время, это стало любимой позой их четверки. Услышав шум, она подняла глаза – на пороге ее комнаты стоял
Жданов.
- Ты… - с силой произнесла она, вскочив на ноги.
Жданов медленно двинулся к ней, хотя выражение ее глаз не предвещало ничего хорошего.
- Кать…
- Убирайся!!!
- Кать… - он протянул руку, пытаясь дотронуться до нее, но она отшатнулась, с выражением крайней брезгливости на лице. – Катенька… - тоскливо произнес он…

Глядя на этого человека, Катерина испытала просто бурю эмоций, - Как он мог!!! После всего… Еще и заявился как ни в чем не бывало! - Злость, отчаяние, любовь – все смешалось в ее душе и не выдержав она со всей силы влепила ему пощечину…
Жданов покачнулся, его лицо побледнело и только на щеке красовался отпечаток ее ладони, уже начавший краснеть. Он молча стоял, не в силах выговорить не слова и только глаза умоляли не прогонять его…

Его глаза, она всегда тонула в них… Ими он мог выразить все что угодно, вот и сейчас с силой его взгляда вряд ли могли соперничать какие-то там слова. Он продолжал молча смотреть на нее, не сделав больше ни единого движения навстречу, казалось, что он смирился… Что он примет любое ее решение… Но… Вдруг выражение его глаз резко поменялось, смирение сменилось решимостью и рванувшись вперед он схватил ее и прижал к себе так, что затрещали ребра!
– Ты можешь делать все, что угодно… Но… Я люблю тебя… Я так тебя люблю… Я люблю тебя! – уже тише произнес он…
- Нет… - Катерина попыталась вырваться… - Нет…
- Да! – Жданов продолжал прижимать ее к себе. – Ты вернулась… И больше я никуда тебя не отпущу! Слышишь? Не отпущу…
То ли от волнения, то ли от его прикосновений, у нее снова закружилась голова и она обмякла в его руках, уткнувшись лицом ему в грудь…

Шум за дверью привлек их внимание.
- Теть Лен, не надо! Не надо, теть Лен! - в голосе Зорькина, звучало беспокойство. Дверь распахнулась, - Что здесь происходит? – Елена Санна вошла в комнату, опираясь на руку Николая.
- Садитесь… Садитесь пожалуйста, - Засуетился Жданов, предварительно уже усадив на диван свою Катеньку…
- Теть Лен, послушайте, - заговорил Зорькин присев на корточки возле дивана, - Мы сами еще не поняли, как такое могло произойти? Но это и правда - Катя!
- Катенька? – она всматривалась в лицо девушки, пытаясь убедить себя, что это не сон, не игра больного воображения, что это все происходит на самом деле, - Девочка моя?
- Елена Санна, - подал голос Жданов, - Елена Санна… Мы пытались выяснить… Я даже ездил в институт им. Бехтерева, а Зорькин и… и… Катя просмотрели все архивы и…
- И что?- она переводила взгляд с одного на другого, - Что?
Жданов и Зорькин переглянулись, - Видите-ли? – Осторожно начал Николай, - Видите-ли, начнем с того, что никакого сводного брата у дядь Валеры никогда не было…

Слушая во второй раз эту невероятную историю, Катерину снова пробрала дрожь. Все это звучало не менее фантастично… Ее ладонь ласково сжали пальцы Андрея, - Все хорошо… - говорили его глаза, - Мы снова вместе… Все хорошо…
Глядя в эти глаза, Катерина пыталась разобраться в своих ощущениях. - С одной стороны эта инструкция, которую (ведь и правда) написал Малиновский, а не Андрей. С другой стороны он ведь участвовал во всем этом, подчиняясь командам все того же Малиновского. - Она встряхнула головой. – А как же то, что рассказал Коля? И если все это правда, то Андрей действительно ее любит! Скорей всего – так! Коля никогда ей не лгал. Конечно, иногда о чем-то умалчивал, но вот лгать в открытую – никогда! Значит, что же получается? Андрей и правда – любит! Нет, нельзя так сразу верить во все это! Надо как следует все обдумать, а потом уже решать…

- Конечно, надо выяснить это до конца, - голос Зорькина вернул ее в реальность, - И заодно выяснить кто такая «баба Глаша», откуда она вообще взялась, и почему… - тут он поднял указательный палец вверх, - почему она сказала, что ты – он посмотрел на Катю, - ты – Полина!
- Верно… - Жданов повернулся к Коле, - Верно… Я займусь этим? – он вопросительно оглядел всех, находившихся в комнате. – Просто у меня возможностей больше, - как бы оправдываясь, продолжил он…
- Ну хорошо…, - Елена Санна кивнула головой, - Хорошо…

***

Бесцельно пошатавшись по кабинету, Малиновский сел за стол и попытался начать работать, но мысли все время возвращались к их разговору там, в кафе. - Если все это правда, то тогда?... Тогда, что? – никогда он еще не попадал в такую ситуацию. – Но должен же быть способ все узнать? Ведь как говорится, выход находится там же где и вход! Точно! И как же это раньше не пришло ему в голову. Больница! Вот где надо начинать поиски! Ее же привезли туда сразу после аварии… Да и опознали как Полину ее там же! Точно! Так, теперь бегом к Андрею…

Войдя в кабинет Жданова, Малиновский изумился увидев там Киру. Она сидела на полу, уставившись взглядом в какую-то точку на стене и не двигалась.
- Кир, а где Андрей?
Она его будто не слышала.
- Кир…, - громче повторил он.
- А…
- Что с тобой? И где Андрей?
- Ничего-ничего… - поднявшись на ноги, она слегка покачнулась…
- Кир, что случилось и где Андрей? – Малиновский начал волноваться.
- Это ТЫ! Это все ты виноват! Если бы не ты, Андрей был бы со мной! – выпалив эту гневную тираду, Кира выскочила из кабинета, оставив там Романа, который проводив ее удивленным взглядом, тут же выкинул все это из головы. – Где же все-таки Андрей? – вздохнув, Малиновский поднял трубку, - Где, где? Знамо где? – и набрал хорошо известный ему номер…

***
Зазвонил телефон. Схватив трубку, Жданов опомнился и протянул ее Зорькину. Тот пожав плечами, отрицательно покачал головой. Остальные вообще как будто ничего не слышали,
погрузившись в собственные мысли.
- Да…
- Я так и думал, что ты там! – Утверждение, произнесенное голосом Малиновского, заставило Андрея слегка улыбнуться. – Как ты думаешь, если я подъеду тоже, это будет очень нахально с моей стороны?
Закрыв микрофон, Жданов проинформировал: - Малиновский… Хочет приехать…
Катерина энергично покачала головой из стороны в сторону. – Нет! Она не готова… Не готова еще его видеть… Ей надо прийти в себя, после всего, что навалилось на нее сегодня…
Андрей кивнул головой.
- Нет, Ром… Давай я подъеду, говори куда?
- Так значит, да? – в голосе Малиновского прозвучали какие-то непонятные нотки.
- Да-да… Тут кое-что произошло и твое появление…
- Как? Еще что-то? – он помолчал… - Нет, ну что за день сегодня такой? А?
- Не ворчи, Малина! Сам все поймешь, когда узнаешь!
- Ладно… - Роман понял, что Жданова не переубедить, - Ладно, я жду тебя в нашем баре…

Вернув трубку на аппарат, Андрей снова сел рядом с Катей. Та попыталась отодвинуться, но он не дал ей этого сделать. – Катюш…
- Мам… - Взмолилась Катя…
- Что, девочка моя?
- Мам… Пожалуйста… - голова снова начинала болеть.
- Так… - Елена Санна строго глянула на двух мужчин, - Вон отсюда! Быстренько.. Быстренько давайте… Кате надо отдохнуть, на нее сегодня вон сколько всего свалилось… А тут еще вы…
Выпроводив их, она снова повернулась к дочери, - Я не… Никак не могу поверить, - выговорила она.
- Я и сама не могу поверить, - Катя снова откинула голову на спинку дивана и закрыла глаза. – Как такое может быть? Вы же меня похоронили! Ведь меня же? ДА?
- Да… О, Господи! Что ж теперь делать? Как же это может быть?
Катя взглянула на мать, - Я думаю надо оставить все как есть… До тех пор, пока не разберемся со всем этим, я побуду Полиной…
- Полиной?
- Ну да… Документы ведь на это имя оформлены… А представляешь, что надо будет сделать, чтобы официально оживить Катерину Пушкареву?
- Да-а… Я как-то об этом не подумала, - Елена Санна обняла Катю. – Но ведь рано или поздно это надо будет сделать!
- Давай не будем спешить? Ладно? – Катя умоляюще посмотрела на нее, - Мам… Я так устала… Прошу тебя…
- Конечно-конечно, - Елена Санна поцеловала ее в лоб, - Конечно, отдыхай… А я пойду приготовлю что-нибудь вкусненькое, как ты любишь… Отдыхай... – Она вышла, осторожно закрыв за собой дверь. Внутри у нее все пело от радости, - Ее Катя вернулась! А как да что? – Ее это не особо волновало, - Главное, у нее снова есть дочь, она не одна… - Если б Валера дожил! – С такой мыслью Елена Санна прошла на кухню и занялась готовкой.

***

Выйдя от Пушкаревых и попрощавшись с Николаем, Андрей Жданов отправился в бар, где его уже дожидался Малиновский.
- Что еще там случилось? – любопытство не давало тому спокойно сидеть на стуле, и он все время ерзал.
- Ты не поверишь? – Абсолютно счастливая улыбка осветила лицо Андрея, - Катя, теперь снова - Катя.
- Ч-что? – Лоб Малиновского покрылся холодным потом, - А… А она все вспомнила?
- А как же! – продолжал улыбаться тот
- И… И…
- И твою инструкцию, естественно.
- Так…
- Именно, Ром… Именно.
- И что теперь?
- А ничего!
- Как… Как ничего.
- Ничего и все… Ей сегодня было не до тебя…
- То есть…
- Что, «то есть»?… Что, «то есть», Малиновский? Ты что?... До тебя что, не доходит? Ведь Елена Санна тоже все узнала! Подумай, каково им сейчас?
- Фух… Н-да…
- Вот тебе и «Н-да».
Посидев некоторое время молча, друзья снова разговорились. Первым начал Роман.
- А собственно, знаешь, зачем я тебя позвал? – он прищурившись смотрел на Жданова. – Я подумал вот о чем – Ведь Полину после аварии сразу привезли в больницу, так?
- Так! – Жданов нахмурился, - И что?
- А то… Что там наверняка можно что-то узнать – например, об аварии – где, что да как? – И тут Малиновскому пришла еще одна гениальная мысль в голову, которую он тут же выдал на гора, - А была ли авария?
- Что? – вытаращенные глаза Жданова, насмешили Романа.
- А была ли авария на самом деле? – повторил он.
- Пошли. – Жданов порывался встать.
- Тихо… Тихо ты… - Малиновский силой усадил его обратно. – Ты куда?
- В архив естественно…
- А вот и нет, друг мой. Там ты вряд ли что-то найдешь.
- Это еще почему? - Его хмурый вид напугал бы любого, но не тут то было - Малиновский, закаленный годами общения с разным Ждановым, сидел, как ни в чем не бывало.
- Потому… Когда была авария, ты знаешь? А где?... Вот то-то и оно, Палыч… Сначала все-таки больница, а потом уж архив. Да?
Вынужденный согласиться с ним, Андрей все еще хмурился. Не нравилось ему все это. Ох, как не нравилось. Что-то подсказывало ему, что здесь все далеко не так просто и больница им ничего не даст…


Последний раз редактировалось Мульяна 15-11, 22:59, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15-11, 22:43 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
***

Позвонили Зорькину - узнали в какую больницу ехать. Скатав туда, друзья в молчании сидели в машине Жданова.
- Слушай Палыч, тут что-то не то! Как это нет данных? – вскипел Малиновский, - Что они себе позволяют! Как это не было такой пациентки?
Жданов, насупившись, молча постукивал пальцами по рулю. Он почему-то был уверен, что так и будет. Кому-то очень надо, чтобы об этой истории знало как можно меньше народа. Естественно этот «кто-то» позаботился о том, чтобы уничтожить все следы.
- Что ты молчишь? А? Чего молчишь? – кипел от злости Роман. – Ведь она же была здесь! Ведь была… Почему ее никто не помнит? Почему? Что происходит? Я – не понимаю!!!
- Думаешь я понимаю? – ответил Андрей. - Ты лучше скажи, что делать будем?
- А я почем знаю? – Малиновский никак не мог успокоиться… - Повторяется та же история, что и с архивом: «Человек есть – данных нет» - чертовщина какая-то!!!
- Да-а… Чертовщина, - задумчиво проговорил Андрей. Включив мотор и тронувшись с места, Жданов пробормотал, - У нас остался последний шанс что-то узнать… Последний!
- Что ты сказал?
- Я сказал, что у нас теперь осталось только одно неизвестное – баба Глаша. И если и там будет пусто, тогда мы ничего не узнаем – никогда! Нам надо срочно найти ее. Понимаешь?! Срочно! Давай, звони опять Зорькину, узнай, где она живет?
Отзвонившись и записав адрес, друзья поехали туда. Это оказалось на самой окраине Москвы. Надо было ехать по Ленинградскому шоссе в сторону Химок. Подъезжая к месту, они долго кружили, пока обнаружили нужный адрес, а когда подъехали, то решили сначала, что снова ошиблись – этот дом давно не был жилым, но потом, на углу дома увидели перекосившуюся табличку с адресом – да, это тот дом и тот адрес. Они стояли не в силах вымолвить ни слова.
Наконец у Малиновского прорезался голос
- Вот значит как? Значит вот как? – Ошарашенно повторял он. – И что теперь?
Жданов стоял и ошеломленно смотрел на этот дом. Последний шанс узнать хоть что-то рассыпался в прах.

***

Завезя Малиновского обратно в офис. Андрей вернулся в квартиру Пушкаревых, предварительно пригласив Зорькина туда же. Катя спала, и Елена Санна не разрешила ее будить.
Опять расположившись на кухне, они в полголоса начали обсуждать произошедшее.
- Я ведь сам там был! – Николай в недоумении потер себе затылок. – Я же там был и она там была!... Вы говорите – дом разрушен?
- Да… Практически снесен…
- Но… Тогда… Жильцов должны были расселить? Верно? – быстро сообразил он…
Жданов досадливо поморщился, - Это так элементарно, что он должен был догадаться сам…
- Значит, - продолжал Николай, - мы можем получить список всех женщин, прописанных по этому адресу и проверим кто и куда выехал… Так… - Посмотрев на часы, он вздохнул, - Только это уже не сегодня. И потом … полное имя этой, с позволения сказать «бабы Глаши», может быть каким угодно… Следовательно, надо проверять всех поголовно, верно?
Андрею оставалось только кивать головой. Он сам себе удивлялся. Не додуматься до такой простой вещи, как прописка! Параллельно с этим, в его голове крутилась мысль, пока еще до конца не оформившаяся, но не дававшая ему покоя. Что-то такое он упустил, что-то очень важное, необходимое в этой ситации.
- Коль… - он отвлек его от рассуждений, - Коль… Ведь ты же видел ее в лицо, да?
- Ну да…
- Значит... Ты можешь ее узнать, верно?
- Ну… да… наверное…
- Что значит наверное?
- Так я видел ее всего один раз и то вечером…
- Но все-таки? – Допытывался Андрей.
- Все-таки… Все-таки… - бормотал Зорькин, пытаясь вспомнить лицо. Через какое-то время ему это удалось и он утвердительно кивнул головой, - Узнаю…
- Поехали…
- Куда?
- В Зималетто…
- Зачем?
- Расскажем все Малиновскому. Может ему еще какая-нибудь идея в голову придет.
- Но…
- Никаких но… Поехали! – Жданов тянул его за собой, а Николай пытался сопротивляться, не совсем понимая, зачем он-то там нужен?
- А без меня никак?
- Никак…

***

Архангел Гавриил был в бешенстве. Об этом говорили его широко распахнутые огромные крылья, взмахи которых сметали бумаги со стола.
- Вы соображаете, что вы наделали?
«Сердитый Ангел» съежился.
- Почему не доложили сразу? Кто позволил Вам менять порядок мироздания? Что вы себе воображаете? Где сейчас тот ангел?
- Он пошел сдавать крылья, - пискнул «Сердитый»
- Что-о-о? Так вы еще и наших сотрудников дарите корпорации «Преисподняя»? Холдинг «Небеса» и так переживает сейчас не лучший период, конкуренты получили право менять последовательность событий в двух, сразу В ДВУХ, измерениях, а вы?! – Гавриил задохнулся от ярости, - А вы позволяете себе…!
- Но… Но…
- Быстро верните этого Ангельского олуха обратно, выдайте ему снова крылья – я сам с ним поговорю! Понятно?! – Крик Гавриила разнесся по Небесам, отдаваясь громом в ушах жителей всех миров, контролируемых этим холдингом.
Сердитый ангел согласно закивал головой, пятясь к выходу, - Конечно… Я все понял… Я приведу… Сейчас… - И бросился вон.
Гавриил проводил его взглядом, - И что теперь прикажете делать? Это ж надо? Взять оболочку из одного измерения, поместить в нее душу из другого, да еще скорректировать память жителям обоих измерений, - он вздохнул, - такой талант надо использовать… - Гавриил нажал кнопку на столе, - пригласите ко мне Верховных Ангелов измерений «Земля-1» и «Земля-5», немедленно, - произнес он, отключился и глубоко задумался, - Следует быстро исправлять положение, иначе они потеряют и эти души, «Преисподняя» будет в праве предложить им выбор… А у них и так, за последнее столетие нарушился баланс сил… Сейчас каждая душа на счету, и вдруг такое?!!!

***

Сидя в кабинете Малиновского, Жданов и Зорькин вопросительно смотрели на хозяина. А тот медленно прохаживался от окна к столу и обратно.
- Так-так-так…
За окном громыхнуло, выглянув на улицу и увидев совершенно безоблачное небо, Малиновский пожал плечами, - Странно гром есть, а небо чистое, без единой тучки, - Еще раз пожав плечами, он обернулся:
- Значит, говорите прописка? – он потеребил верхнюю губу, - Так…Так…Так… Ну что ж, прописка это хорошо… Хорошо… - задумчиво вертя в руках карандаш, Роман напряженно размышлял, - Кому выгодно, чтобы они ничего не узнали? ФСБ? Разведке? Контрразведке? – Он помотал головой, - Да нет! Они не того полета птицы, чтобы так напрягаться. Ну, допустим, стереть информацию в архиве мог любой хакер, но вот стереть память? Или хуже того, клонировать человека? Если конечно… - Он вскинул голову…
- Знаете что?
- Что?
- Боюсь, что без эксгумации нам не обойтись!
Переглянувшись, Жданов и Зорькин хмуро посмотрели на Романа.
- Да? – голос Николая был мрачен, - И кто обратится к тете Лене с этим?
- Катя!!! – голос Малиновского звучал очень уверенно, - Ей она не откажет, верно? - Он с победным видом глядел на них. – Верно, я говорю?...
- А кто…? – Андрей продолжал хмуриться, - Кто скажет Кате?
- ТЫ… - с силой выдохнул Ромка, - Кроме тебя некому…
- Нет… Меня она точно не послушает. Я последний человек в списке ее приоритетов.
- Надо, чтобы она согласилась… - Малиновский наклонился к нему, - Жданчик, ты хочешь все выяснить или нет?
- Хочу… - Как-то неуверенно произнес тот.
- А раз так, давай дуй к Катерине… - Ромка выпрямился, - Включи свой знаменитый дар убеждения! Делай что хочешь, но уговори ее…
- Сегодня уже не получится, - Прервал их Зорькин, - Поздно уже.
- Ладно… Тогда завтра, - пришлось согласиться Малиновскому, - Но с утра… Да?

***

Проснувшись, Катя сладко потянулась, голова не болела, и настроение было отличное, не смотря на все то, что случилось вчера. Встав с дивана и сунув ноги в тапочки, она накинула на себя халат, собираясь идти на кухню. В дверь позвонили. Открыв ее Катерина насупилась…
- Вы?!
- Можно?

***

Андрей шел к Катерине, и сердце замирало от страха. - Как она его встретит? И вообще пустят ли его к ней? - Вот заветная дверь, кнопка звонка и голос, произносящий, - Вы?! – Он даже дышать забыл, ожидая ответа. Внимательно на него посмотрев, Катя сделала приглашающий жест рукой, - Ну проходите, раз уж пришли… Проходите…
Увидев Катю в халате и тапочках, у него перехватило дыхание – она выглядела такой родной, близкой и в то же время далекой, недосягаемой…
- Привет… - его голос ему самому показался чужим, - Привет… - повторил он, проходя в квартиру, - Кать… - не зная с чего начать, он нервно то сжимал, то разжимал руки, - Мне… надо… с тобой… поговорить…
Катерина вздохнула, хорошее настроение, с которым она проснулась, быстро исчезало.
- Кать… - повторил он, - Тут… Тут вот какое дело…, - он попытался взять ее за руку.
Неловко увернувшись от его прикосновений, Катерина отступила в свою комнату. Жданов немного потоптавшись двинулся за ней следом.
- Кать…
- Что? – сверкающие гневом глаза, уставились на него, - Что?
- Я… Кать… Я… - он никак не мог подобрать слова, - Я…
При виде его растерянного лица, гнев Катерины начал стихать и уже спокойнее она повторила, - Что?
Жданов подошел к ней, взял ее руки в свои. От его прикосновений у нее мурашки побежали по коже, колени задрожали и - битва была проиграна не начавшись - Катя опустила глаза.
- Ч-ч-то вы… х-хотели Андрей… Палыч…?
- Катенька… - осторожно потянув девушку к себе, Андрей положил ее руки себе на грудь.
Катерина дернулась и попыталась отстраниться.
- Кать… - снова произнес он, взяв в ладони ее лицо, - Прости меня… Я… Я виноват, Кать… Но я люблю тебя… - Он коснулся легким поцелуем ее губ. – Прости, Кать…
На него смотрели широко распахнутые глаза, в которых застыло непонятное выражение.
- Андрей… П-п-палыч…
- Да… - он осторожно убрал волосы с ее лица, - Да, Кать…
- П-п-подождите…
- Чего, Кать?
- Не надо… Я… Я… - она стушевалась и замолчала.
- Я понимаю… - Андрей усадил ее на диван, - Я правда - понимаю… Но… Господи! Это невыносимо – видеть тебя, слышать тебя, находиться с тобой рядом и… Я не могу не касаться тебя, Кать… Я… Не могу без тебя… – снова провел ладонью по ее щеке. – Не могу… - прошептал он.
- Андрей П-п-п…., - выдохнула, - Андрей!
Жданов молча обнял ее, уткнувшись в ее волосы, - Катюш…- Повернул к себе ее лицо, прижался губами к ее губам.

Через некоторое время тишину в комнате прервал судорожный вздох Екатерины. Плохо соображая, что происходит, она открыла глаза и встретилась с радостным взглядом Андрея - он, казалось, и не собирался выпускать ее из своих объятий. Мысли Кати скакали как сумасшедшие, - Она что с ума сошла? Второй раз на одни и те же грабли? Не-е-ет… - она снова судорожно вздохнула, - Но он же любит меня – он сам сказал! Ненормальная, он же и раньше тебе это говорил! И что? А - то? – ответила она себе, - Все закончилось инструкцией, помнишь?... – Но это же Малиновский! Коля сказал…
Прервав ее размышления, Андрей шевельнулся, почувствовав, как она напряглась. – Кать, что случилось?
Выпрямившись, она серьезно посмотрела на него, - Скажи… - и замолчала.
- Что? – он тоже посерьезнел.
- Скажи… Ты правда меня любишь?
- Да… - просто ответил он, - Да!
Она снова прижалась к нему, - Правда! – она довольно улыбнулась, - Ты правда меня любишь!
- А ты все еще сомневалась, что ли? Кать… - его голос проникал в самые глубины ее существа, не оставляя места сомнениям, страху, колебаниям и прочим глупостям. – А Малиновский, он и есть – Малиновский! Ему же нельзя верить, она же всегда это знала и попалась как последняя дурочка… не надо было верить во все это… Не надо…
Андрей, чувствуя, как ее тело снова расслабляется, почувствовал громадное облегчение, - Поверила? Простила? Только бы это было так! Прошу тебя Господи! – Взмолился он, - Пусть это будет так!


Последний раз редактировалось Мульяна 15-11, 22:57, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15-11, 22:51 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
***

Жданов все не звонил, и Зорькин с Малиновским извелись от беспокойства.
– Черт, что ж так долго-то? – сдали нервы у Малиновского, - Всего и делов-то – задать один единственный вопрос!
- Ага… откликнулся Николай, плохо скрытая издевка прозвучала в его интонациях, - Совсем такой ма-а-аленький вопросик: «Кать, а может, эксгумируем твой труп, а?
- Н-да…
- Да-а…
Снова замолчав, они продолжали ждать, каждый думая о своем…

***

Продолжая обнимать Катю, Жданов не шевелился, боясь спугнуть это чудесное мгновение. – Катя с ним, рядом, она его по-прежнему любит! - После стольких месяцев бесконечного, отчаянного одиночества, он понял одну очень важную вещь – если любишь – по-настоящему любишь - надо наслаждаться близостью с любимым человеком сейчас, а не откладывать это на потом, наслаждаться каждым мгновением счастья, каждым вздохом, взглядом, прикосновением, улыбкой…
– Катенька… - шептали его губы. Легкие поцелуи касались ее лица то там, то здесь, а она, закрыв глаза, наслаждалась этими поцелуями, впитывая их всей кожей. - Катенька…- музыка его слов завораживала, рождая где-то внутри нее огромный всполох огня, который постепенно охватил все ее тело, и она, плавая в этом море бушующего пламени, полностью доверилась рукам, доверилась голосу, шептавшему ей о любви, доводившему ее до исступления… Утонув в этих восхитительных ощущениях, не в силах остановиться, Катерина издала протяжный стон, который тут же заглушили его горячие губы – их прикосновение вознесло ее туда, где не было ни боли, ни слез, ни горя, а были только они одни – и их любовь, которая волшебным образом соединила их снова, - Андрей… - шептала она, - Андрей…- ее руки порхали и нежными прикосновениями будили в его теле давно забытые чувства, а он отвечал ей сумасшедшими, сводившими ее с ума поцелуями, становясь все безудержней и неистовей, а она выгибалась навстречу им, металась на постели, не в силах сдержать рвущееся наружу пламя, сжигающее ее без остатка, а он все повторял и повторял то хрипло, то нежно и страстно ее имя, уже не в силах остановиться, прекратить это безумие… - Я люблю тебя… Люблю…

За окнами закапал дождь,- кап-кап… кап-кап… - все быстрее и быстрее, будто наигрывая некий ноктюрн, с нотами из серебристых капель, ложащихся на полотно карниза, аккомпанируя двум, сошедшим с ума влюбленным, не замечавшим ничего вокруг, сосредоточенным друг на друге и растворившихся друг в друге.

***

- Смотри, Катюш, дождь пошел… - Андрей лежал рядом с Катей, смотрел на нее и не мог насмотреться…
- Дождь…- Катя улыбнулась, - Как хорошо… Андрей…
- Катенька…
- Я тебя люблю…- негромко произнесла она…
- Я тебя люблю… - как эхо, отозвался он, медленно, чувственно провел кончиками пальцев по ее руке – от запястья к локтю, затем к плечу, дотронулся до шеи, провел по губам… - Легкий вздох, был ему ответом, огромные глаза, смотревшие на него с любовью, заволокло дымкой…
- Андрюш…
- Катюш…

А ноктюрн дождевых капель продолжал звучать - мощно не прекращаясь ни на минуту, к нему присоединился ноктюрн порывистого ветра и сотрясая все вокруг, громыхая крышами, путаясь в проводах, ломая ветки деревьев, разгоняя тучи, они пытались рассказать о свершившемся чуде любви, свидетелем которого стали…

- Андрей… - еле слышный шепот…
- Катенька… - безмолвное движение губ…
- Андрей… - почти невесомая ласка…
- Катенька… - невыразимая нежность в глазах...
Сплетенные руки, прерывистое дыхание, бушующий океан внутри и волны, разбивающиеся о берег наслаждения…
- Андрей…
- Катенька…

***

Первым терпение лопнуло, как всегда, у Малиновского. Схватив телефон и ругаясь сквозь зубы, начал быстро набирать номер.
«Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети», - Ах так! – Роман от злости не знал куда себя девать, - Ах ты так! – набрав домашний номер Пушкаревых услышал длинные гудки, но так и не дождавшись ответа, швырнул трубку на аппарат, раздраженно рубанул руками воздух, провел ладонью по лбу.
Николай, наблюдал все эти манипуляции, и ничего не понимал, - Куда Катька со Ждановым делись-то? И где, спрашивается, Елена Санна? Что, вообще, происходит?
- Только не хватало, чтобы с ними что-нибудь случилось?
Эта мысль одновременно пришла в головы обоим, переглянувшись, они, не сговариваясь, рванули к выходу.
Вот уже и дом Пушкаревой, вот и ее квартира. Около двери стояла Елена Санна и вставляла ключ в замочную скважину.
- Теть… Лен… - Зорькин тяжело дышал… Теть… Лен, а Катя дома? – уже слегка отдышавшись, спросил он.
- Не знаю… Когда я уходила, она была дома, а что?
- Не дозвониться до вас…

***

Услышав, как хлопнула входная дверь, Андрей и Катя испуганно переглянулись. - Попали!
- Катенька, - голос матери раздавался уже совсем рядом с ее комнатой. – Кать…
Катя сжалась, закрывшись одеялом с головой. Жданов тоже растерялся, первый раз оказавшись в такой дурацкой ситуации. А потом решил, - А, ладно!
- Елена Санна… Подождите минуточку, у нас с Катей серьезный разговор…
И пожал вопросительно плечами, увидев, как расширились Катины глаза. Она испуганно затрясла головой.
Улыбнувшись, он поднялся, завернулся в простыню, выдернутую из под Катерины и сел рядом с ней – Кать… Мне действительно надо с тобой поговорить, - шепотом произнес он.

Стоявшие по ту сторону двери, Малиновский и Зорькин усмехнулись, одновременно опустив головы, - Разговор, значит… Ну-ну…
- Палыч, ты там не очень долго разговаривай! - Роман еле сдерживался, что бы не ляпнуть что-нибудь не то.
- Да… - подал голос Николай, - Кать… Ты там того!… - невразумительно промычал он.
Елена Санна молча смотрела на дверь, потом также молча развернулась и скрылась в кухне. Загремели кастрюли и сковородки, стал слышен шум воды, позвякивание тарелок…

***

- Кать…
Красная как рак Катерина выскочила из постели и стала судорожно натягивать на себя одежду…
- Кать… - Андрей продолжал сидеть на диване, и с ухмылкой кота, объевшегося сметаны, наблюдал за ней.
- Что ты сидишь? – прошипела она, руки у нее тряслись и Катерина никак не могла попасть в рукава. – Что? – подскочила к нему, схватила за руку и попыталась стащить его с дивана, но вместо этого, не рассчитав усилий, повалилась прямо на Андрея. Он сгреб ее в охапку и подмял под себя, - Кать… - также шепотом продолжил он, - Нам и правда надо поговорить… О тебе Кать… - и не давая ей возможности возразить, весело чмокнул ее в губы…
- Нет… Что ты улыбаешься? А? Вот чему ты улыбаешься? – первый испуг прошел и Катерина начинала злиться.
- Ну не злись, Кать… Я же не нарочно… - Лукавые смешинки, появившиеся в уголках его глаз, говорили как раз об обратном. – Я ведь шел к тебе не за этим… - Уже вполне серьезно, продолжил он…
- А з-з-зачем?… - Катя вдруг испугалась, что… - З-з-зачем?
Увидев испуг в ее глазах, Жданов мысленно чертыхнулся, - Не умеет он разговаривать на такие темы…
- Кать… Понимаешь, мы тут посовещались и пришли к выводу… - Набрав побольше воздуха в легкие и с силой его выдохнув, он выпалил, - Что надо произвести эксгумацию твоего… Ну, в общем… Сделать вскрытие… - и замер, ожидая ее реакции.
Первое чувство, которое испытала Катерина услышав эти слова, было облегчение, но потом…
Потом…
- Кать, - Андрей отвлек ее от невеселых мыслей, - Раз Коля и Ромка здесь, может поговорим?
Катерина снова покраснела, - Я… Как?... А мама?...
- Маму я беру на себя! – Жданов почувствовал некоторое смятение, как только представил себе этот разговор.
- Л-ладно… - Как то неуверенно произнесла Катя. – Но ты уверен?
- Кать, выходи за меня замуж! - Ни с того ни с сего вдруг выпалил он.
- !?!?!?!?
- И не смотри на меня так… Не смотри… Я серьезно!
Открыв несколько раз рот и пытаясь что-то сказать, она каждый раз его закрывала. Слов не было. Если бы она была прежней, той Катей, то она согласилась бы не раздумывая, а теперь… Теперь она и не Катя вовсе, а Полина… Выходить замуж под чужим именем она не хотела. Наконец, собравшись с силами выговорила:
- Андрей… Послушай… Давай отложим этот разговор до тех пор, пока все не выясним… А?
Жданов отодвинулся.
- Андрей, ты пойми, - Придвинувшись к нему и заглядывая в глаза, сказала, - Я ведь – Полина!
По документам я – не Катя! А я так не хочу… - ее глаза подернулись грустью, - Не хочу!
Андрей смотрел на нее, - Такая маленькая, хрупкая, а столько всего ей пришлось перенести по его милости, и сейчас он как всегда, думает только о себе, а должен о ней… - прижавшись лбом к ее лбу, произнес, - Ладно… Кать, но…
- Что?
- Кать… Возвращайся на работу…
- К-к-а-к ты сказал?
- На работу… В Зималетто…
- Ты что? Не-е-ет… Я не могу… Ты что?
- Почему, Кать?
- Я же Полина – ты забыл? – Она привстала, опершись на локти, - А если кто-то услышит, что ты меня зовешь Катей? Или ты будешь называть меня Полиной? А? И потом, я ведь учусь! Мне надо ходить в университет…
- Так это не проблема Кать… Ты же можешь защититься досрочно… Ну… Так как? Кать…
Она сползла с дивана, и посмотрела на него сверху вниз… - Нет… - перевела дух, и продолжила, - Я не смогу…
- Ты сможешь, - он вскочил на ноги следом за ней, - Я уверен, у нас все получится! Кать…
- Н-нет… - ее голос звучал уже не так уверенно, - А как же…
- Что?
- А Кира Юрьевна?
- А с Кирой Юрьевной мы расстались, Кать…
- Расстались? – глянула и растерянно отвела глаза…
- Да не переживай ты так, Кать… Мы с ней уже давно совершенно чужие люди…
- Но…
- Тебе нечего бояться, мы же все время будем рядом... – он обхватил ее руками, прижал к себе… - Я же с тобой, Кать…

***

Сидя на кухне у Пушкаревых, Зорькин с Малиновским наблюдали за суматошными движениями Елены Санны. То у нее падала крышка, то вываливалась из рук ложка, то вообще, она замирала, уставившись взглядом в одну точку…
Глядя на нее, они тоже начали дергаться.
- Ну Жданыч! - думал Малиновский, - Ну, погоди! Дождешься ты у меня…
- Ну, Катька! – кипел Николай, - Ну, погоди! Дождешься ты у меня…
Додумать они не успели, на кухне появились Катя с Андреем.
- Елен Санна, мне надо с Вами поговорить, - раздался напряженный голос Андрея.
Обернувшись, она посмотрела на молодых людей, настороженно ждавших ее ответа.
- Хорошо… Говорите, я Вас слушаю…
- Елена Санна… - Андрей замолчал, собираясь с духом, - Елена Санна… Я прошу у Вас руки Вашей дочери…
В кухне наступила гробовая тишина. И опять (впрочем как всегда) Малиновский первым пришел в себя.
- Э-э-э… Жданыч, ты что? А Кира?
- Ты отстал от жизни, Малина! Мы с ней расстались!!! – сверкнул глазами Андрей.
- Катенька… - подала голос Елена Санна, - Как же так, Катенька?
Не ожидавшая этого, Катя воскликнула, – Андрей… - Но встретившись с его взглядом, умолявшим ее не возражать, кивнула головой, глубоко вздохнула, подошла к матери и крепко ее обняла, - Мам… Я люблю его, понимаешь? Очень! И он меня…Мам… - она вернулась к Андрею и встала рядом.
- Ну… Если так… - Елена Санна не знала куда девать руки… - Ну, если так?
- Елена Санна, - снова заговорил Жданов, - Я клянусь Вам, она не будет больше страдать! Я очень люблю Вашу дочь! Со мной она будет счастлива! Я клянусь Вам… - повторил он…
- Кать… - очнулся Зорькин, - А ведь ты теперь Полина! Ты что, передумала, и не станешь разбираться во всей этой истории?
- Нет… - Жданов взглядом остановил Катю, собиравшуюся заговорить. – Нет… Мы поженимся, когда все прояснится…
- Ага… - не мог угомониться Зорькин, - Это вы сейчас так говорите…
- Коль… - Катя с упреком посмотрела на него, - Ты что, Коль? Ты же сам мне говорил…
- Ну ладно, ладно Пушкарева! Я говорил! Да! Говорил! Но я думал…
- Так… - опять влез Малиновский, - Давайте по порядку…
- Кстати, Ром, - Андрей решил перевести разговор на другую тему, - Я рассказал Кате об эксгумации…
- Да? – Роман повернулся к ней, - И что?
- Я не против, только…
- Пушкарева-а… - теперь уже Николай перебил ее, - Тебе ведь самой это приходило в голову. Помнишь, там в архиве? И еще, я тут на досуге полазил по Интернету и знаете, что я узнал? – он оглядел всех, - Так вот, я узнал, что на проведение этого процессуального действия нужна санкция прокурора!!! А теперь представьте, хотя бы на минуточку, что будет, если мы заявимся в прокуратуру с нашей историей! – по ошеломленным лицам друзей, он понял, что новость действительно сногсшибательная. - Что делать будем?
- Так… - Малиновскому снова не сиделось на месте, - Что мы имеем? А имеем мы совсем немного! Во-первых – это «баба Глаша», которую все-таки надо найти, и заняться этим придется Зорькину! Поскольку… - он поднял руку, останавливая возражения Николая, - Поскольку, он видел ее в лицо…
- Да, но я тоже видела ее… - отозвалась Катерина.
- Нет… - Андрей энергично потряс головой, - Нет… Ты не будешь в это лезть…
- Что-о-о? Это моя жизнь… - начала она.
- Друзья мои… Друзья мои… Не ссорьтесь… - Кать… - он посмотрел на нее, - Тебе и так будет чем заняться, - и он стараясь не рассмеяться, уставился на смущенного Жданова.
- Ну а я… - он ткнул себя пальцем в грудь, - постараюсь найти адвоката, не задающего лишних вопросов.
- А чего ты раскомандовался, Малиновский? – возмущенно рявкнул Андрей.
- Я не раскомандовался! Не раскомандовался… я… - Роман хмыкнул, - Просто… Просто… Чем быстрее мы все выясним, тем быстрее Катя станет Катей!
- Вот как? – скептически поджав губы, Катерина процедила, - А вам то это зачем, Роман Дмитрич? Насколько я помню, для Вас я «мисс Железные зубы», и годна только для того, чтобы стряпать липовые отчеты.
Роман стушевался: «И Черт его дернул написать эту инструкцию, будь она неладна!». Он некоторое время рассматривал рисунок на скатерти, потом, видимо, что-то для себя решив, поднял голову, - Кать…
- Для Вас я - Екатерина Валерьевна!
Ее голос звучал холодно и отстраненно.
- Екатерина Валерьевна… - Роману было здорово не по себе, от этого ее тона, - Я понимаю, что то, что я сделал – отвратительно! Я прошу только об одном – выслушайте меня! – он посмотрел на Андрея, взглядом прося у него поддержки.
Но тому, было не до этого. Он сам чувствовал себя, как на раскаленной сковородке. У него горели уши от стыда, он боялся поднять глаза, в который раз за эти месяцы, переживая все заново…
Роман понял, что поддержки ему не дождаться.
- Я… - он провел по лицу руками, - Понимаете, я… - и замолчал, не зная, что сказать, как объяснить, что за эти месяцы он тоже здорово изменился, глядя на мрачного, ни на что не реагирующего Жданова. Что он сто раз пожалел о том, что написал это. Что он раскаивается и сделает все, для того чтобы у них с Андреем все наладилось,
– Я…
- Не напрягайтесь, Роман Дмитрич… Вам совершенно не о чем беспокоиться… - Катерина невесело усмехнулась.
- Катерина Валерьевна, - Роман ее перебил, - Пожалуйста… Можно я договорю… - Он просительным жестом прижал руки г груди, - Пожалуйста…
Она осеклась на полуслове...
- Я… я действительно написал все это… Да… Но я не знал… Я не думал… В общем… Поверьте мне, я изменился… Того Малиновского, которого Вы знали больше нет! Я здорово пожалел о том, что я тогда написал… Простите меня, это я во всем виноват… Понимаете – Я! - Он вскочил, постоял опершись руками об стол, потом снова сел… - Если б не эта инструкция… - Он снова закрыл лицо руками… - Поверьте мне… Пожалуйста… Я должен все исправить… Я… должен…
Вытаращив глаза, Катя смотрела на этого незнакомого ей Малиновского. Неужели это он? Да она в жизни не слышала от него ни одного серьезного слова, все шуточки да прибауточки, девушки и кабаки…
А Роман продолжал… - Я все исправлю… Вы снова станете собой… Я сумею… - он продолжал неподвижно сидеть, ожидая ответа.
- Р-роман Д-дмитрич… - Катя не знала как на это реагировать, - Р-роман Д-дмитрич…
- Я понимаю… - Малиновский встал, - Я понимаю… - он направился к выходу…
- Ром, подожди… - Жданов сорвался с места, - Подожди… - он вцепился ему в плечо, - Кать… - обернулся он к ней, - Кать…
- Роман Дмитрич… - отозвалась она на молчаливую просьбу Андрея, - Постойте…
Малиновский обернулся, выжидающе глядя на нее.
- Дайте мне время…
Роман облегченно выдохнул, и закивал головой.

Наступил вечер. Ушли Зорькин и Малиновский. Елена Санна начала убирать со стола, выгнав Катю и Андрея с кухни, чтобы не путались под ногами. За окном начали зажигаться звезды, и огромная луна, висевшая над горизонтом, освещала все своим призрачным светом, создающим причудливую игру теней в комнате. Андрей стоял посередине комнаты, засунув руки в карманы брюк, и смотрел на стоявшую возле окна, Катю:
- Кать…
Она обернулась.
Он медленно подошел к ней, положил руки на плечи.
- Катюш… - заглянул в глаза.
- Андрей, тебе пора… - она мягко отстранилась, - Поздно уже и мама…
- Не хочу уходить… - он снова притянул ее к себе.
- Андрюш… - ее ладонь на его щеке, ласковый взгляд карих глаз, - Как маленький…
- Тогда, до завтра? – легкий поцелуй в губы.
- До завтра! – утвердительный кивок.


Последний раз редактировалось Мульяна 15-11, 22:55, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 15-11, 22:53 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
***

Утро встретило Малиновского ярким солнцем, под стать этому утру и настроение у него было отличное. Разговор с Катей, которого он так боялся - произошел, и оказалось, что все не так уж страшно, как он себе представлял. - Теперь главное распутать эту странную историю… - Роман задумался, - Найти хорошего адвоката, который не задает вопросов – та еще задачка! Ну, ничего! – Роман, открыл холодильник, налил себе в стакан сок, - Ничего… Он справится… - Проглотил залпом. Не спеша начал одеваться, прокручивая в уме адреса всех известных ему юридических контор, в которых могли работать адвокаты по уголовным делам. Но, насколько он помнил, все знакомые юристы были специалистами по гражданскому праву, и имели дело в основном с Арбитражным процессуальным кодексом… А вот уголовное? – Он схватил свой органайзер, и быстро перелистывая страницы, уткнулся взглядом в запись, сделанную несколько лет назад. – Ага, это то, что надо! – Быстро набрал номер.
- Алло? – в телефонной трубке раздался голос, звук которого он надеялся никогда больше не слышать.
- Это Роман Малиновский. Помните меня?
- Роман Дмитрич, - бархатные интонации, вызвали у него судороги в мышцах. – Какими судьбами?
- Мне необходимо с Вами встретиться…
- Что-то случилось?
- Да…
- Ну что ж, сегодня в 12.00 Вас устроит?
- Да, конечно… Я буду…
В трубке раздались короткие гудки.

Встреча была назначена в парке, и ровно в 12.00 Малиновский был на месте, не торопясь прохаживаясь по центральной аллее.
- Здравствуй Ром… - раздавшийся сзади голос, заставил его обернуться.
- Привет… - Роман вымученно улыбнулся.
- Должно произойти действительно что-то настолько ужасное, для того чтобы ты обратился ко мне за помощью.
- Мы хорошо заплатим, но…
- Я ведь еще не согласилась…
- Да я знаю. Но прежде чем что-то тебе рассказывать, я хочу тебя предупредить – никаких лишних вопросов.
- Даже так?
- Да… - Романа передернуло от пронизывающего взгляда стоящей напротив женщины.
- Да не бойся ты так… Я не собираюсь на тебя покушаться… - кривая ухмылка перекосила ее лицо. – Ну хорошо, никаких вопросов!... Итак, я слушаю…

***

Подставив лицо солнцу, Николай Зорькин размышлял, - С чего же ему начать? – Он только что вышел из здания ЖЭУ, где раздобыл список всех женщин, проживавших в том доме. Оказалось, что места выбытия жильцов разбросаны по всей Москве. Конечно, можно рассортировать их по возрасту и проверять сначала наиболее вероятные варианты, но на это тоже нужно время. Ну и пусть! Лучше он потратит час, чем без толку проведет целый день. Приняв решение, он направился в ближайшее кафе и усевшись за столик, принялся за работу.
Из 52 женщин, проживавших в этом доме, 29 он отбросил сразу – они оказались несовершеннолетними. Оставалось 23 женщины, которых надо было проверять. Составив список и написав напротив каждой фамилии адрес, Зорькин вздохнул, ему предстояло мотаться по Москве целый день, а может быть и завтрашний день придется прихватить.
Ожил мобильник. На экране высветилось: «Малиновский». Взяв трубку и слушая, что говорит ему Роман, Зорькин от возбуждения даже покраснел. Дослушав до конца, он произнес загадочную фразу… - Ну надо же! Такого просто не бывает!
Роман недоуменно сдвинул брови. – Чего не бывает?
- Слушай, - в голосе Николая слышалось еле сдерживаемое нетерпение, - У меня отличные новости… Ты можешь подъехать?
Дожидаясь Малиновского, Зорькин остался сидеть за столиком.

Через полчаса подъехав к кафе, Роман увидел Николая… Тот приветственно помахал ему рукой.
- Ну… Что за новости… - Роман плюхнулся на стул.
- На, читай, - и подал ему список.
Дойдя до фамилии под номером 16, он удивленно вскинул брови. – Вот это да!
- Вот тебе и да! – Торжествующе воскликнул Коля.

***

Проведя целый день в институте, Катерина устала ужасно. Побывав на приеме у ректора, она выяснила, что необходимо для досрочной защиты. Затем, обошла кучу кафедр, даже умудрившись сдать два зачета (зачем только экономистам читают эти бестолковые дисциплины). Правда для этого, ей пришлось звонить Андрею, и тот через каких-то своих знакомых все организовал. Придя домой, она шлепнулась на диван и вытянула гудящие ноги. – Как же все это сложно! - На завтра ей назначили консультации два профессора, которым она попытается сдать все экономические дисциплины. Если ей это удастся, то и диплом уже будет не за горами.
Приняв вертикальное положение, она отправилась на кухню - желудок сводило от голода. Наложила себе на тарелку макароны с котлетой, собираясь спокойно поесть. - Ну да, как же! – как всегда вовремя зазвонил телефон.
- Катенька…
Улыбка сама собой появилась на ее лице… - Андрюш…
- Кать, пошли куда-нибудь сходим, посидим, а?
Идти ей совершенно никуда не хотелось:
- Андрюш, я так устала…
- Тогда я приеду, можно? – Жданов затаил дыхание.
- Конечно, Андрюш, ты что?
- Все… Я еду…

Сев в машину и запустив двигатель, Жданов тронулся с места. У него сегодня был суматошный день. Не успел он утром войти в офис, как его окружил женсовет, сгоравший от любопытства. Еле-еле отбившись от них, и пройдя в свой кабинет, он тут же нарвался на звонок Киры, которая хотела с ним поговорить… Ворвавшись к нему в кабинет и угостив его очередной истерикой, но так ничего и не добившись Кира, наконец, ушла… Не успел он прийти в себя, как позвонил отец, и битый час он вынужден был выслушивать оду Кире, только изредка умудряясь вставлять краткие реплики. Но и этих кратких реплик Павлу Олеговичу хватило, чтобы основательно завестись, в итоге не выдержав и проорав в трубку, что «- на Кире я не женюсь никогда!», Андрей отключил телефон.
Потом правда, позвонила Катя, и воспряв духом, Андрей немедленно занялся ее проблемами. Успешно все решив и посмотрев на часы он отправился пообедать, но ему и это не удалось – Милко перехватив его на полпути, утащил в свою мастерскую смотреть эскизы. В итоге сейчас он чувствовал себя выжатым, как лимон. – Слава богу, Катя не согласилась никуда идти! – Он улыбнулся… - Его Катенька, он так соскучился… Еще несколько минут и он увидит свое сокровище!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17-11, 17:01 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
***

Архангел Гавриил внимательно слушал Верховных ангелов измерений «Земля-1» и «Земля-5» и постепенно успокаивался. - Поскольку в измерении «Земля-5» душа должна была покинуть оболочку, она ее и покинула. Здесь все было в порядке, кроме одного, человек числился как «без вести пропавший», но это поправимо. Главное, что все произошло так, как записано в Книге. А вот в измерении «Земля-1» все гораздо сложнее - оболочка была похоронена по одному из обрядов, который был принят там. Вторая оболочка, перенесенная из соседнего измерения, была жива и здорова, душа, поселившаяся в ней, вспомнила все, и теперь, в этом измерении пытались узнать правду, а этого ни в коем случае нельзя допустить. – Гавриил задумался, - Вмешиваться напрямую противопоказано, это повод для конкурентов взять данное измерение под свой контроль. – Он оглядел своих собеседников. – Ну что ж, «Земля-5», можете быть свободны, - он кивнул одному из Верховных. - А от Вас, - повернулся он к другому, - я жду предложений по исправлению данной ситуации.
- Пожалуйста, - в воздухе появились буквы, полыхавшие голубым огнем, - Вот наши предложения. – Сейчас, в курсе происходящего всего пять оболочек, возможно, вскоре появится шестая.
- Всего пять? – Гавриил был изумлен, - И здесь оказалось все не так уж плохо!
- Да… - Верховный ангел поморщился, - Вот только…
- Что?
- Вот только…
- Да говорите уже… - Гавриил опять начал закипать.
- Здесь замешано еще она наша когорта..
- Кто?
- Когорта Ангелов-хранителей светлых чувств.
- Так… - Гавриил помрачнел. – Только благодаря деятельности этого когорты, «Небеса» смогли противостоять «Преисподней» и если в данном случае замешаны Хранители чувств, да еще если это предопределено, то сделать что-либо вообще будет невозможно. Эта когорта подчинялась напрямую Двенадцати апостолам. Соответственно, если обращаться туда за помощью, значит, придется рассказать всю это неприятную историю и его когорта Ангелов-хранителей человеческих душ, окажется под ударом. – Он издал тяжелый вздох. Но видимо делать нечего, придется обращаться…

***

Малиновский уставился на фамилию в списке, - Вот это номер! - Он таращился на запись, в голове гудело, а промелькнувшая догадка была настолько ошеломляющей, что он не решался произнести ее вслух.
- Откуда ты ее знаешь? – Зорькин нетерпеливо постукивал пальцами по столу.
- Что? – Роман непонимающе уставился на него.
- Я говорю, откуда ты ее знаешь? – повторил Николай.
- А-а… Это давняя история… - попытался отмахнуться от расспросов Малиновский.
- Нет уж… Ты давай, рассказывай!
- Это не имеет отношения… - начал возражать он.
Зорькин его перебил, - Имеет-имеет… Еще как имеет… - он упрямо поджал губы.
- Ну, ладно, - сдался Роман. – Только давай не здесь – здесь слишком много народа.
Николай обвел взглядом почти пустой зал и задумчиво покачал головой, - Малиновский начал заметно нервничать, как только разговор зашел о ней. А на него это совсем не похоже – нервничать из-за женщины? Что-то тут не то! Но выяснить все равно надо.
- Много!? – он демонстративно снова обвел взглядом зал.
Роман и сам не понимал, почему он не хочет рассказать все Николаю прямо здесь и покончить с этим сразу. Что-то его останавливало, не давая открыть рот. Неужели эта давняя история так на него подействовала. А ведь в сущности ничего такого уж страшного не произошло, просто однажды…
- Знаешь Коль, я конечно все расскажу, если ты настаиваешь, но я даю тебе честное слово, что это не имеет отношения к нашему случаю.
- Ну нет… - стал настаивать Зорькин, - Позволь, мы сами решим, что имеет отношение, а что не имеет…
Глубоко вздохнув, и поняв, что просто так отделаться не удастся, Малиновский встал из-за столика:
- Ну что ж, тогда пошли.
- Куда? – опешил Николай.
- Не куда, а откуда! Отсюда пошли! – и он двинулся к выходу.

Сев к нему в машину, они некоторое время молчали. Роман собирался с мыслями, а Николай терпеливо ждал. Наконец Роман заговорил:
- Это случилось, когда я еще в университете учился. У нас в группе произошло ЧП - исчезла девушка, и ее родители обратились в милицию. Нас тогда всех по нескольку раз вызывали в прокуратуру и все спрашивали, кто ее видел последним. А у меня репутация – сам знаешь! И так получилось, что именно в тот вечер, когда она исчезла, у нас должно было состояться свидание, вот только она не пришла. Я не знаю, откуда выяснилось про свидание – потому что я никому не говорил. В общем, меня вызвали туда в очередной раз. Кроме следователя в кабинете находилась еще одна женщина…
- Она? – спросил Николай.
- Да, она… Ну так вот, снова начали вопросы задавать, причем про свидание молчат, а я тогда сразу почувствовал неладное, и мне почему-то показалось, что уж очень внимательно эта женщина слушала мои ответы. И вдруг всплывает свидание – я сначала растерялся, а потом до меня дошло, что они меня подозревают! Вот тут мне совсем поплохело. У меня тогда просто дар речи пропал. Что подумал следователь и так ясно… Я б на его месте наверное подумал бы то же самое, но тут вмешалась она… Знаешь Коль, я таких глаз не видел ни у кого! Взгляд будто просвечивает тебя насквозь, ощущение такое, что ей известна каждая твоя мысль… Брррр… Никому не пожелаю это испытать… Так вот… Смотрит на меня и просит дать ей руку… - Тут Малиновский побелел, - Меня до сих пор трясет… - он помолчал, - Ну дал я ей руку и вдруг, у меня в голове раздался вопрос… - он вцепился в руль, - Я попытался убрать руку, но не смог… Понимаешь? – он посмотрел на Николая, - Я не смог забрать у нее руку, словно она приклеилась к ее руке, а она еще так усмехнулась, мол не рыпайся, все равно не получится… - Теперь уже руки Романа были зажаты между коленями, - Я не помню, что тогда произошло, но когда я пришел в себя, мне под нос совали какую-то вонючую гадость… - он снова посмотрел на Зорькина, - а она сидела спокойно и даже как-то безразлично. Меня тогда отпустили, сказали, что если понадоблюсь, меня вызовут, но так и не вызвали. – Малиновский замолчал.
- А она?
- Когда я вышел из кабинета, она меня окликнула.
- И что?
- Что… Сказала, что она мне еще понадобится и дала свой телефон.
- А ты?
- А что я? Я сказал, что если я обращусь к ней за помощью, то только с того света, и то вряд ли… Я тогда злой был… Я еще ей что-то кричал, сейчас уже даже и не помню что. А потом, когда вышел на улицу, меня начало выворачивать… Я тогда еле-еле домой дошел… Мне потом еще неделю плохо было, все ее взгляд мерещился.
- Ничего себе… А сейчас-то ты ей зачем позвонил?
- Не знаю… Понимаешь? Не знаю я…
- Интересно-интересно… - Николай задумался. – Что бы это все могло значить? У тебя когда с ней встреча назначена? Завтра?
- Да…
- Ну-ка, давай говори, что ты ей рассказал?

***

Жданов еле дождался, пока Катя откроет ему дверь. Подхватил ее на руки и закружил, - Как же я соскучился! Как соскучился!
- Андрей, ты что?
- Скажи, а ты скучала? – он поставил ее на ноги.
Катя молча обняла Андрея, прижавшись крепко-крепко, вдыхая, ставший таким родным, запах его парфюма. – Конечно, - прошептала ему куда-то в грудь, - Очень…
Уткнувшись носом в ложбинку между плечом и шеей, Жданов стоял, наслаждаясь близостью с самым дорогим ему человеком на свете. Вот он обнимает ее, и вся усталость, накопившаяся за день, куда-то исчезает.
- Ты есть хочешь? – Катин голос привел его в чувство.
- Я голоден как волк! - Жданов состроил страшную гримасу.
- Макароны и котлеты, будешь?- Она потянула его за собой.
- Угу…

Поев и помыв за собой посуду, они сидели на диване в Катиной комнате, наслаждаясь тишиной. Андрей обнимал ее, а она, положив голову ему на плечо, слушала, как бьется его сердце…- Тук-тук… Тук-Тук…, - этот размеренный звук убаюкивал, словно его сердце напевало ей колыбельную - глаза сами собой закрылись, дыхание стало ровнее и Катя задремала.
Прижавшись щекой к Катиной макушке, Жданов слушал ее сонное сопение, и улыбался собственным мыслям, - Ему никогда еще не было так хорошо. Вот вроде бы ничего особенного сейчас не происходит, а его переполняет чувство огромного счастья, от которого щемит грудь, и слезы наворачиваются на глаза. Вот бы так было всю жизнь! Чтобы не было Киры, чтобы не надо было выслушивать бесконечные нотации родителей, чтобы Катя… Его Катя, всегда улыбалась, чтобы ничто не смогло больше омрачить их жизнь. Омрачить?… – он вдруг вспомнил вчерашний день и их с Катей примирение – О, Господи!!! – Андрей вздрогнул, издав вздох, похожий на всхлип - Они же не предохранялись!!! Что же я наделал? Как же теперь сказать Кате?
- Андрюш… - сонный голос Кати, ворвался в его раздумья. – Что случилось?
- А? – не сразу среагировал он.
- Что случилось? – в Катином взгляде появилось тревожное выражение.
- Ох, Кать… - он виновато смотрел на нее.
- Что? – ее тревога нарастала.
- Вчера… Когда мы… Ну…
- Андрей, говори!
- Мы же не предохранялись вчера, Кать! – выпалил он и замер, ожидая ее реакции…
Его слова были для нее совершеннейшей неожиданностью. Растерявшись от этой новости, она замолчала, а потом вдруг подумала, - Что же она растерялась? Ведь это же здорово – иметь ребенка от Андрея. Здорово! Да, но как же быть с тем, что она – Полина? – ее лицо омрачилось.
- Кать… - Андрей робко дотронулся до ее щеки.
Подняв на него глаза, она снова встретила виноватый взгляд, но он же не виноват! Она сама должна была думать о последствиях, и честно говоря, вчера ей было не до раздумий.
- Андрюш…
- Прости, Кать!
За что же, он дурачок, извиняется?
- Андрюш…
- Прости меня!
- Перестань…
- Кать… Пожалуйста…
- Андрюш… Послушай меня… - она взяла в ладони его лицо, - Ты не виноват… - она улыбнулась, - И если… Если… В общем я буду рада!
- Катенька… - Ему полегчало.
- Вот только…
- Что?
- Я же – Полина! – и видя, что он не понимает, добавила, - А не Катя!
- Ну… - до него еще не доходило.
- Сейчас, конечно, об этом рано еще говорить, но если… Если ребенок родится, то в свидетельстве о рождении должно стоять Екатерина, а не Полина.
- Действительно… - Андрей нахмурился. Потом достал телефон и начал набирать номер.
- Кому ты звонишь?
- Малиновскому!
- Зачем?
Он не ответил. В трубке раздавались длинные гудки, наконец, голос Малиновского произнес, - Да, Палыч…
- Ром, ты не мог бы подъехать к Кате… Срочно!
- А что? Что-то случилось?
- Приезжай, поговорим…
- В чем дело-то? Андрей?
Но Жданов уже отключился.
Роман недоуменно уставился на телефон. – У них там опять что-то произошло! – он повернулся к Зорькину.
- Что-то с Катей? – Николай испугался.
- Не знаю… Едем…
Заурчал мотор, и машина тронулась с места.

***

Катя обиженно смотрела на Андрея, - Зачем ты это сделал?
- Катюш… - он взял ее руки в свои, - Я не собираюсь ему ничего рассказывать!
- Тогда почему?
- Просто хочу знать новости. Он ведь наверняка сегодня что-то выяснил.
- Но…
- Кать, нам надо торопиться…
- Андрюш…- она смутилась, - Рано еще…
- Потом будет поздно, - тоном, не терпящим возражений, заявил он.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 18-11, 15:30 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Роман вел машину по принципу: «Шумахер отдыхает!» Николай, сидевший на переднем сиденье, был бледен до синевы – он на всякий случай уже попрощался с жизнью, и поклялся себе, что если они доедут: «Ой, мамочки!» – на особенно крутом вираже он зажмурился… - Если ВДРУГ они доедут, он больше никогда не поедет с Малиновским в роли водителя.
Завизжав тормозами, машина жалобно скрипнула и остановилась. Зорькин открыл один глаз – вроде цел – открыл другой глаз – воздух со свистом вырвался у него из легких - вытерев со лба испарину, Николай на дрожащих ногах вылез из машины, постоял несколько секунд, держась за дверцу, и медленно приходя в себя. Потом, двинувшись в сторону выскочившего с другой стороны Малиновского, рявкнул:
- Ты меня угробить решил? – его голос дал петуха. – Откашлявшись, он попробовал снова? – Какого черта ты так ехал?
- Коль, ты чего? – Роман выпучил глаза на разъяренного Николая.
- Я чего? – заревел Зорькин, двинувшись на него и размахивая руками, - Так это я чего? Я уже с жизнью попрощался!
- Эй… Эй… Андрей же сказал срочно!
- Срочно? – снова завопил Николай, - ТАК срочно можно коньки отбросить!
- Не отбросили же… - отбивался Роман, выставив перед собой руки, ладонями вперед.
- Считай, повезло… - его воинственность улетучилась, и обессилев, Коля прислонился к машине.
- Ну… Пошли, что ли? - осторожно спросил Малиновский, недоверчиво поглядывая на Николая. Таким он видел его впервые.
- Пошли… - ответил Зорькин и двинулся вслед за Романом, на еще подрагивающих ногах.

***

Жданов нетерпеливо поглядывал на часы, - Ну где их так долго носит? – Он притоптывал ногой, в такт тиканья часов.
- Андрей… - Катя погладила его по руке, пытаясь успокоить, - Ты же знаешь – пробки…
Раздался долгожданный звонок. Жданов сумел только щелкнуть замком, а дверь уже распахнулась и влетевшие в квартиру Малиновский и Зорькин, не успев отдышаться, практически одновременно, выдали:
- Что стряслось? – (Малиновский)
- Где Катя? – (Зорькин)
Появившаяся на пороге своей комнаты Катерина, тут же оказалась оккупирована Николаем,
- Что случилось? – он, держа ее за плечи, осмотрел с ног до головы, - С тобой все в порядке?
- Да в порядке с ней все? – Андрей оттащил его от Кати, и загородив ее собой, спросил: - Вы чего такие?
- То есть… - Малиновский опешил, - Ты же сам сказал - срочно!
- А-а… Я… Ну да… - Жданов почесал указательным пальцем висок, - Я просто, хотел узнать, что вы выяснили за сегодня?
- И все? – возмущению Коли не было предела. – Я чуть было не погиб! А вы просто хотели узнать? – задохнувшись от ярости, он замолчал.
- К-как чуть было не погиб?... Коль… Что произошло? – Катерина выглянула из-за плеча Жданова.
- Вот он… - Зорькин тыкал пальцем в Романа, - Вот он… Этот камикадзе…
- Эй… потише… Я все правила соблюдал! – Малиновский с видом: «Причем тут Я…» стоял перекачиваясь с пятки на носок и обратно.
- Ты… прАвила? – Зорькин уж собрался было выдать очередной возмущенный вопль, но Катерина его перебила, - Понятно, Коль… Роман Дмитрич очень быстро ехал, да?
До Жданова наконец, дошла вся комичность ситуации и он улыбаясь смотрел на взьерошенного Николая, который пытался наскакивать на покачивающегося с философским видом Малиновского. Дождавшись паузы в их перепалке, спросил:
- Ну… Так вы узнали что-нибудь или нет?
Отвлекшись от своей столь содержательной беседы состоявшей в основном из: «Да ты…!», «Да я тебя…!», «Ты… Да если б …!» - Николай обернулся к Андрею и ворчливо отрапортовал:
- Узнали… Узнали… - Вот только, что делать со всем этим мы не знаем?
В глазах Жданова загорелся огонек, - Ну?…
Зорькин, все еще ворча по поводу некоторых водителей-профи, готовых угробить кого угодно, неохотно, подталкиваемый Катериной, прошел на кухню.
Когда все расселись уже на привычные места вокруг стола, Андрей снова напомнил, - Ну и…?
- Что «Ну и…»? – Малиновский тоже начинал заводиться, слушая бесконечное ворчание Николая.
- В общем, мы, кое-кого нашли… Женщину… Вот только знаете что? - Коля посмотрел на Катерину долгим взглядом.
Ответом ему было напряженное молчание, только Ромка бросил взгляд искоса на Жданова и снова спрятал глаза.
Николай продолжил, – Мало того, что она оказалась одной из тех, кто проживал в том доме, но еще и Малиновский ее знает!
- Что? – Катя с Андреем уставились на Романа.
- Это долгая история… - завел Малиновский свою песню.
- А мы не торопимся, - заверил его Зорькин, - Мне тоже полезно будет послушать во второй раз, может, я чего пропустил?
- Нет... – Малиновский встал из-за стола и подошел к окну, - Нет… Если хочешь, рассказывай ты, - он при всем своем желании был не в состоянии повторить все снова.
Вперив глаза в спину Романа, Николай хмыкнул, - Ну ладно, если хочешь?...


***

Через некоторое время, молчание, воцарившееся здесь, было прервано Катериной:
- Роман Дмитрич, а фотография у Вас есть?
Роман не ответил. Он продолжал стоять у окна, сгорбившись, засунув руки в карманы джинсов, снова переживая ту давнюю историю, и сам не мог понять, почему на него это так подействовало?
Вместо Малиновского ответил Николай, - Нет, фотографии у нас нет. А что? Не думаешь же ты…? – Мысль, пришедшая ему в голову, вдруг все расставила по своим местам. – Нет, не может быть!
- Почему Коль? – в голосе Кати слышалась уверенность, - Почему не может?
Обернувшись, Роман вмешался: - Мне это тоже пришло в голову…
Жданов смотрел на них и ничего, ну совершенно ничего не понимал. Они вроде бы разговаривали по-русски, и в тоже время на каком-то своем языке, совершенно ему недоступном.
- Вы о чем? – с налетом язвительности спросил он, - Может, объясните?
Зорьки сокрушенно потер рукой лоб, - И как это я сразу не догадался? Ведь мог бы понять…
- Эй… Ау… - Жданов повысил голос, - Я тоже здесь!
- Андрей… - Роман вернулся к столу, - Мы просто думаем, что женщина, с которой я встречался и «баба Глаша» - это одно и тоже лицо.
- Но тогда… Тогда… Все становится понятным… - Жданов вскочил и возбужденно забегал по комнате, потом остановился перед Катей, - Теперь ясно, почему ты поверила, что ты Полина!!!
- Ты думаешь? – Задумчивый взгляд Малиновского был направлен куда-то в пространство. – А вот я совершенно не уверен…
- Что ты хочешь этим сказать? – Жданов уставился на друга.
Малиновский очнулся: - Давайте не будем строить предположений… Да?... Не будем… - Мы просто спросим у нее и все…
- Но если… Если она захочет, мы же поверим во все что угодно! – Зорьки сидел, хмуро разглядывая стол.
- Нет, Коль… - Роман нервно потирал ладони, - Нет… Зачем ей это? И потом… - Идея, пришедшая ему в голову, взбодрила его, - Мы возьмем с собой диктофон!

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 19-11, 23:44 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
***

С утра, все отправились на встречу с ЭТОЙ женщиной, как ее стал называть Малиновский, в тот же в парк, что и вчера. Жданова с Катериной, на всякий случай, оставили сидеть неподалеку, на скамейке, под большим раскидистым дубом.
- Вот и она! - Роман и Николай двинулись навстречу. – Здравствуйте!
- Добрый день! – посмотрев на них своим знаменитым взглядом, пригласила, - Пойдемте, присядем…
Николай поежился. – Да-а… Ромка был прав! Взгляд у нее «ой-ой-ой…». А лицо и правда знакомое… Неужели она?
Женщина обернулась к нему, - Не волнуйтесь Николай Антонович. Присаживайтесь пожалуйста…
Стушевавшись, Коля пристроился на краешке скамейки.
- Да… И еще… - она слегка улыбнулась, чуть-чуть, самыми уголками губ, - Боюсь, диктофон Вам не понадобится…
Дар речи пропал сразу у обоих, и они, запаниковав, вскочили на ноги…
- Послушайте, я не знаю, что Вам наговорил Роман, но я вовсе не монстр, - она грустно оглядела их испуганные мордочки, - И я очень хочу Вам помочь, поверьте… Вы попали в очень не простую историю.
Мужчины переглянулись, и Малиновский озвучил мысль: - Но я же Вам вчера только в общих чертах?...
- Да… Но вы же знаете… Ах да… Вы не совсем знаете… Ну, так послушайте… Мои необычные способности, или как говорят сейчас «эсктрасенсорные», стали проявляться когда я еще училась в школе… Нет-нет-нет… Не подумайте, что я сейчас начну рассказывать Вам свою жизнь или что-то вроде этого… Просто я хочу, что бы Вы поняли, откуда ко мне приходит знание, если можно так выразиться… Так вот… Однажды, на экзамене, я захотела, просто очень, я страстно желала получить пятерку, хотя предмет знала плохо… - Она заколебалась, но все-таки решила продолжать, - И я стала мысленно уговаривать учительницу, поняли? Да?
Зорькин и Малиновский согласно мотнули головами.
- Мне тогда действительно досталась отличная оценка. Вот с тех пор, я поняла, что со мной что-то не так. А потом… потом когда пошли слухи, мной заинтересовались компетентные органы и пришлось учиться уже совсем в другой школе… - Она подняла глаза на Романа, - Вы должны извинить меня, для меня это был первый опыт общения с подследственными, до Вас я работала только с документами… Простите… Я не думала, что так получится… Я не рассчитала усилий…
- Да ничего… - Роман смутился… - Все в порядке…
- Вам ведь до сих пор не по себе в моем присутствии, верно?
- Д-да…
- Простите, я не хотела… Ну так вот… - Она помолчала, собираясь с мыслями, - Меня научили обращаться с моим даром и я стала помогать разыскивать людей по фотографиям, определять возраст вещ. доков, даже с музеями работала, определяя подлинность и возраст предметов искусства, исторических документов… Это как озарение – вот я смотрю, например, на статуэтку и в голове у меня рождается уверенность, что это вещь сделана в 20 веке – просто уверенность, понимаете?... Так же и с людьми, когда я взяла вас за руку, - Роман насторожился, - я не думала о последствиях, понимаете? Мне было важно в первый раз не ошибиться, ну я и… Использовала свои на способности на всю катушку… - переведя дух, снова посмотрела на Романа, - я ведь чуть не убила Вас тогда…
Зорькин присвистнул, - Ничего себе?
- Тогда же я дала себе слово, что не стану больше работать с органами… И ушла… Теперь я – частное лицо, хотя и звание у меня имеется.
- Да-а… - Зорькин конечно слышал, что имеются такие люди, но всегда считал их шарлатанами, а тут…
- А когда Роман мне позвонил, я даже обрадовалась… Я обязательно Вам помогу, чем смогу! Только вы должны рассказать мне все… И еще, - ее озорная улыбка никак не сочеталась с обликом женщины бальзаковского возраста, - Ваши друзья… Пусть тоже подходят, а то потом в пересказе получится уже не то…
Казалось удивить их уже ничем нельзя, но от этих слов волосы зашевелились у них на голове – Нет… - вырвалось у Малиновского… - Нет! – уже спокойнее произнес он.
- Ну что ж… - она как будто слегка огорчилась, - Ну что ж… - взяла себя в руки, - Давайте, излагайте в подробностях…

***

Сказать, что разговор их вымотал это слабо сказано. Ощущение было такое, что они разгрузили не один вагон мешков с песком, а целый состав. Все внутри дрожало, мышцы были как желе, сердце бухало где-то в горле, они из последних сил делали вид, что ничего особенного не произошло. Она выпытала у них все, причем просто с помощью обыкновенных вопросов, ни один из них не почувствовал ничего сверхъестественного. Обыкновенные наводящие вопросы – и сами не заметив как, они выболтали все и даже больше того. Только потом, уже после, опомнились и замолчали. Переглянулись хмуро и ждали что же теперь будет?
Женщина задумчиво разглядывала ковер из листьев, расстилавшихся на полянке, где они сидели - их рассказ ее потряс. Она – и вдруг «баба Глаша»? Она не помнила этого! Но Николай совершенно точно сказал, что – это она. Может, ошибается? Погрузившись в свои мысли, она не заметила как они ушли.
Подойдя к Андрею с Катей они устало опустились на скамейку рядом с ними..
Жданов с Катериной молча, с испугом смотрели на измученных друзей, поэтому женский голос, раздавшийся прямо над ними, заставил их вздрогнуть.
- Так это вы – Катя?
Женщина стоявшая рядом, была ей знакома, только вот кто она? Катя никак не могла вспомнить.
- Дайте мне руку, пожалуйста, - попросила женщина.
- Нет… - Малиновский вскинулся, - Нет… Только не это… - Никто еще ничего не понял, а он уже загородил собой Катю, - Я не позволю! – Весь его облик излучал угрозу.
- Роман… Ром… - женщина приложила руки к груди, -Я обещаю… Я обещаю, что с ней ничего не случится… Я буду действовать очень осторожно… Я обещаю… Вы же сами хотите узнать… - привела она решающий аргумент, - Ты же понимаешь, Ром, что без этого не получится… Ром… Я должна… Пойми… Я должна… - Ее глаза выражали мольбу, - Вы же говорите, что это была я! Но я не помню…
Пришедший в себя Жданов, осторожно положил руку на плечу Роману, - Ром… Может… Пусть попробует?
Малиновский обжег его взглядом, - Ты спятил? Ты помнишь, что со мной было?
- А Вам не кажется, - голос Катерины звучал сердито, - Что это я должна решать! – Она вышла из-за спины Малиновского и решительно подошла к женщине, - Я готова…
Не ожидавшие этого мужчины, растерянно молчали.

Почувствовав прикосновение руки, Катя слегка удивилась. Рука была сухой и твердой, жар исходивший из ладони женщины, проникал в ее руку и распространялся дальше к локтю, плечу и наконец, сконцентрировался в солнечном сплетении. Ощущение было такое, в животе вдруг появился огненный шар, лучи которого освещают все закоулки ее тела, проникают в мозг и вот что странно… Она не боялась, ну совсем не боялась… Затем резко все прекратилось, и жар исчез, она снова стояла в парке, а женщина уже сидела на лавочке и держалась за голову, а Роман Дмитрич и Колька, хлопотали вокруг нее.
- Этого не может быть… - бормотала та… - Не-е-ет… Это невозможно!!! Просто невозможно…
- Кать, ты как? – Андрей с тревогой всматривался в ее глаза.
Успокаивающе ему улыбнувшись, Катерина спросила, - Что произошло?
- Потом, - Колька пытался успокоить женщину, - Кать… Потом, ладно?
- Да что случилось-то?
- Кать… - Андрей обнял ее, - Она чего-то испугалась. Понимаешь, она держала твою руку буквально несколько секунд, потом побелела, и начала падать… Хорошо Ромка и Коля успели ее подхватить.

***

Понемногу приходя в себя, она начала различать голоса, звучавшие вокруг нее. Помотав головой и постаравшись не паниковать, она посмотрела на девушку с которой был контакт…
- Откуда вы взялись? – ее голос звучал резче, чем она хотела.
Катя растерялась. - То есть как…?
- Вот… - Малиновский снова вставил свое веское слово, - Вот это мы и хотели бы узнать?
Она встала и медленно, на подгибающихся ногах, подошла к девушке, внимательно всматриваясь в ее лицо, пыталась понять, что же случилось? Когда она прикоснулась к руке, то почувствовала, что кто-то мешает ей. А когда попыталась считать память, то ее выкинуло из сознания Катерины и вдобавок так тряхнуло, что, не удержавшись, она начала падать. – Надо попробовать еще раз, - она вопросительно смотрела на Катерину, - Еще раз и с большей силой. – Она вопросительно смотрела на друзей. – И не здесь, а у меня в кабинете, чтобы я могла защититься, в случае чего. – Тряхнув головой, она снова повторила, - Это просто невозможно… Такого со мной никогда не было!

***

Сидя в ее кабинете, все с любопытством разглядывали висевшие на стенах дипломы, свидетельства, награды, всевозможные благодарности и грамоты.
- Ну что продолжим?
Вопрос оторвал их от разглядывания стен.
- Продолжим, - Катя решительно кивнула и протянула руку.
Все повторилось, только усилилось многократно. Тот же жар, заполнил ее тело, и в ее мозгу вдруг как будто что-то открылось - информация полилась потоком. Вот теперь-то Катерина действительно помнила все. Все, что с ней было, когда она была Полиной. И эта женщина – действительно ее «баба Глаша», теперь она уверена в этом точно. Сколько это продолжалось, она не знала, но наконец жар стал стихать, а затем прекратился совсем. Открыв глаза и поморгав немного, чтобы настроить резкость, Катя выпрямилась на стуле, в упор разглядывая женщину сидевшую напротив нее. Да! Она не ошиблась – «баба Глаша». Точно!
Та же сидела не шевелясь, только тяжелое дыхание, вырывавшееся у нее из легких, говорило о том, что она жива. Внимательно всмотревшись, Катя увидела глубокие тени, залегшие у нее под глазами и мертвенную бледность лица. Но вот она пошевелилась, и их глаза встретились.
- Что же с тобой сделали, девочка? – произнесла она.
Катя испугалась, судорожно сжала руку Андрея, и ждала… Что-то такое было в голосе колдуньи, (Катя не могла называть ее теперь по-другому), что вызывало безотчетный ужас.
- Что…? – шепот Кати звучал еле слышно.
Женщина оперлась локтями о стол, подперев подбородок. – Что же с тобой сделали? – ее голос разбудил всех в комнате, и дружный гвалт из разнообразных вопросов посыпался на нее. Печально покачав головой, и сочувственно посмотрев на Катю, она подняла руку, жестом попросив всех замолчать. – Вы собираетесь делать эксгумацию?
Молодые люди переглянулись.
- Собирались, а что? – Жданов внимательно наблюдал, и то, что он видел ему совершенно не нравилось
- В этом нет необходимости, - Женщина, опустила голову, затем снова ее подняв, продолжила, - Я сразу Вам скажу, что в могиле вы найдете ее труп, указательный палец уперся в Катерину.
- Но… К-к-а-к? – Малиновский не мог прийти в себя от этой новости, - Но к-как же?
- Я Вам расскажу, но вы вряд ли мне поверите, - женщина устало, откинулась на спинку кресла. – Вы действительно хотите знать? – в ее голосе, Малиновскому опять почудилось что-то такое… Такое… В общем непонятное…
- Да! Мы хотим, - за всех ответил Николай.
Испытующе глядя на четверку, сидящую напротив нее, она – стараясь формулировать фразы как можно понятнее, - начала говорить.

***

Выйдя от колдуньи, теперь ее уже все называли так, друзья молча погрузились в машины. Катю била нервная дрожь… Сидевший за рулем Андрей, с беспокойством поглядывал на нее. То, что они сегодня узнали, не укладывалось у него в голове. А каково же Кате? Он мог себе представить. Старясь успокоить он слегка пожал ее руку, как бы говоря, - Я с тобой… Я все равно с тобой… Вопреки всему я с тобой!!!
Ладонь Андрея сжала ее ладошку и Катя, не контролируя себя, стремительно прижалась к нему, а он, почувствовав, что она дрожит, притормозил у обочины и крепко обнял ее.
Так они и сидели, когда к машине подлетели Зорькин с Малиновским.
Увидев их, Андрей отрицательно покачал головой. Поняв его безмолвный ответ, и кивнув головой, - «поняли мол…», вернулись в машину.

А Катя все никак не могла прийти в себя, и все цеплялась и цеплялась за Андрея. Расходившиеся нервы никак не хотели успокаиваться, еще немного и она сорвется, с ней случится банальная истерика – она изо всех сил сдерживалась. Андрей видимо почувствовал ее состояние, потому что вдруг запрокинул ей голову и впился поцелуем в губы. Он целовал ее так, словно от этого зависела его жизнь, вкладывая в этот поцелуй всего себя, всю свою любовь и нежность, страсть и отчаяние и Катя постепенно начала расслабляться. Медленно-медленно напряжение покидало ее, а Андрей все продолжал ее целовать до тех пор, пока не кончился воздух в легких, и только тогда с мучительным стоном он оторвался от ее губ, продолжая пожирать ее глазами. – Катенька…

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Последний раз редактировалось Мульяна 20-11, 19:50, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 20-11, 19:48 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Хотя Коля и не собирался больше садиться в Машину Малиновского, у него просто не осталось выбора - Жданов наотрез отказался брать его с собой. Пришлось скрипя зубами снова ехать с ЭТИМ… Правда в этот раз, все оказалось совсем не страшно. Малиновский не гнал, ехал вполне нормально и Зорькин успокоился.
После встречи с колдуньей (а как еще можно назвать такого человека?), оказавшись на улице, он на автопилоте дошел до машины и уселся на переднее сиденье, мысли ворочались в голове тяжело, как будто ему в череп насовали булыжников. Ему никак не удавалось сосредоточиться.
Повернувшись к Малиновскому, Николай понял, что у того тоже ничего не получается. Отсутствующий и взгляд и нервное постукиванию пальцами по рулю, говорили о лучше всяких слов, о том, что происходило у того внутри.
Вдруг, ехавший впереди них Жданов, свернул к обочине и остановился.
Почувствовав взгляд Николая, Роман повернул голову, их глаза встретились и не сговариваясь, оба выскочили из машины и помчались к джипу. Подбежав, увидели, как Андрей обнимает Катю и отрицательно качает им головой «не сейчас…», они ему кивнули «понятно…» и отправились восвояси.

И вот теперь снова сидя в машине рядом с Малиновским, Николай напряженно размышлял. – Это что же получается? Двойник из параллельного мира?! Такое просто не укладывалось в голове! Но с другой стороны – зачем ей врать? Она могла бы выдумать что-то более правдоподобное. И как теперь выяснить – правда, это или нет? А никак! – ответил он сам себе, - Нет еще таких технологий… И еще долго не будет… Эх… - тяжело вздохнув, он устроился поудобнее, - Да, но Катьку надо оживлять любым способом!!! Не вечно же ей в Полинах ходить!!! А может пойти простым путем? Пусть напишет заявление «Хочу поменять имя-отчество» и все! И не морочить никому голову? А если Катька не согласится, что тогда? Вообще-то вряд ли она согласится, - пришел к неутешительному виду Николай, - снова тяжело вздохнув.

Мысли Малиновского были такими же безрадостными. И если Зорькин нашел хоть какой-то выход из создавшейся ситуации, то Роман вообще не видел выхода из создавшегося положения. Он прокручивал в уме рассказ колдуньи уже в который раз и всегда у него получался один и тот же вывод – выхода нет… Нет его - выхода… Что же делать-то теперь? – он тоже развздыхался.

***

- Катенька, - ее имя Андрей произносил с какой-то особой интонацией. Больше никто не мог произнести его так. Глядя в его такие родные глаза, ощущая на своем теле ласковые прикосновения его рук, Катерина окончательно успокоилась. Андрей рядом, он что-нибудь обязательно придумает…

***

Вернувшись домой к Пушкаревым и снова рассевшись на кухне, все подавленно молчали. –Неужели никому не пришел в голову такой простой выход? – Зорькин исподволь поглядывал на друзей.
- Знаете, тут у меня родилась одна идейка, - Андрей обвел всех взглядом.
Три пары глаз уставились на него.
- Катя должна просто написать заявление о смене имени-отчества… Это же разрешается? Или я не прав? Мне кажется для нас это единственный выход…
У Зорькина словно гора свалилась с плеч. - Слава богу не ему одному пришла в голову такая мысль.
- А я бы попробовал все-таки сделать вскрытие. – Малиновский задумчиво теребил губу, - Вот что хотите делайте, но что-то подсказывает мне, что там мы найдем ответы на все вопросы…
- Ты думаешь? - отозвался Жданов.
- Да! – уверенность, с которой Роман сказал это «Да», поразила всех.
- Но почему ты уверен? – Андрей изумленно уставился на него.
- Не знаю… Уверен и все!... Я просто уверен!... – Малиновский стукнул кулаком по столу.
- А знаете… - подала голос Катя, - Я ведь не была ни разу на м-м… могиле…
- Кать… - Жданов накрыл ее сжатый кулачок своей ладонью, - Зачем тебе это?
- Я хочу своими глазами увидеть… все… - опустив голову, она замолчала.
- Не надо, Катюш… - Андрей, погладил ее по руке, - Ты…
- Я хочу… - Катерина упрямо вздернула подбородок. – Своими глазами… - уже тише добавила она, - Пожалуйста…
- Ну, хорошо… - поняв что ее не переубедить, Андрей сдался, - Я с поеду с тобой…
Зорькин и Малиновский молча двинулись вслед за ними, всем своим видом показывая, что останавливать их бесполезно.


***

Стоя навытяжку, перед Двенадцатью Апостолами, Архангел Гавриил ждал их решения.
- Ну что ж… Что сделано, то сделано… - Раздавшийся голос был мрачен. – Первое, что вы сейчас должны совершить, это перенести умершую оболочку из первого измерения в пятое. И тогда в пятом все будет нормально, так?
- Гавриил ошеломленно кивнул головой. – Такого он никак не ожидал, - Прямое вмешательство… Это же кризис вселенского масштаба!
- Затем, - продолжил голос, - Вы должны сделать так, чтобы в первом измерении обнаружили пустое захоронение… - Вам ясно? - металл в голосе говорившего, ударил по и без того натянутым, нервам Архангела.
- Да… - только и сумел он произнести.
- Надеюсь Вам не надо объяснять детали и способы?
- Нет…
- Свободны… Об исполнении доложить!
Гавриил ничего не понимал. Это же прямой конфликт с конкурентами. Если это сделать, то первое измерение полностью попадает под их контроль. А с другой стороны, если не сделать, то будет то же самое! Эта мысль его не обрадовала – получается, что делай, что не делай, а конфликта не избежать. Ну что ж! Раз приказано – значит так тому и быть!

***

Приехав на кладбище, дружная четверка шла по аллее, не спеша приближаясь к могиле. Подойдя почти вплотную, они обратили внимание на то, что там кто-то стоит. Услышав их шаги человек обернулся, и они узнали Ее.
- Что вы здесь делаете? – Роман быстро пошел вперед, обогнав всех остальных. Заглянул в глаза и остолбенел – беспомощность, светившаяся в них, обезоружила его.
- Я должна знать… - женщина говорила медленно, выговаривая каждое слово практически по буквам.
- И что Вы узнали? – встрял подоспевший Зорькин.
- Ничего… - ее растерянность привела их в замешательство.
- Катя! – раздавшийся сзади возглас, был полон испуга.
Обернувшись, они увидели, что Катерина как-то странно идет. Словно мышцы ее не слушаются – руки сами по себе, ноги сами по себе. Андрей держал ее, чтобы не упала, и с ужасом смотрел на ее лицо.
Женщина кинулась к ней. – Зачем Вы ее сюда привели, глупые люди, ей нельзя!!! – Подхватила ее с другой стороны, развернула и потащила обратно от могилы.
Дотащив Катерину почты до выхода с кладбища, она остановилась. – Вы, что? Вы соображаете, что делаете?
- А в чем дело? – Роман, прищурившись, смотрел на колдунью.
- В чем? Да в том, что двойникам нельзя встречаться ни в живом, ни в мертвом виде!!! А если бы сейчас ее душа нырнула в могилу, что бы вы стали делать? А? Умники!!! – немного успокоившись и видя их полное непонимание, продолжила, - Если встречаются два живых двойника, то практически всегда происходит обмен душ, а если встречаются один живой и один мертвый, то душа живого может быть притянута биополем мертвого. Теперь ясно?
На лбу Ждановы выступили капельки пота, - Катя… - Он всматривался в ее лицо. - Катя…
- М-м-м-м… - мышечные конвульсии практически прекратились, но говорить ей было еще сложно.
Подхватив Катерину на руки, Жданов бросился к машине, усадил ее на сиденье и с тревогой наблюдал за выражением ее лица.
- Пропустите меня, - колдунья подошла к девушке, встряхнула руками, затем потерла ладони друг о друга и занесла свои руки над головой Кати. Сделав несколько пассов, она опустила руки и снова встряхнула ими, будто что-то сбрасывая. Повторив процедуру несколько раз, отошла в сторону. Катя пошевелила сначала одной рукой, потом второй, с координацией вроде бы было все нормально.
- Катя… - Андрей снова подлетел к ней…
- Андрей… - еще не совсем внятно выговорила она, - Что это было?
Ответить он не успел. Странный гул раздался над кладбищем и на их глазах из ниоткуда возник столб голубого пламени. Колдунья страшно закричала и кинулась туда. Роман с Николаем побежали за ней следом, Андрей рванулся было туда же, но тут же опомнился, - Катю нельзя оставлять одну.
Через несколько минут, столб стал меркнуть и потом совсем исчез. Колдунья и Ромка с Колей все не появлялись. Уже не находя себе места от беспокойства, Жданов все-таки решился.
- Кать… Ты побудь пока здесь, а я схожу посмотрю… - Он направился в след за убежавшей троицей, но не успел пройти и нескольких шагов, как увидел Малиновского и Зорькина, тащивших на себе женщину. Подождав, пока они подойдут, Андрей вопросительно поднял брови.
Усадив ношу в машину, они потрясенно смотрели на неподвижную колдунью. Она открыла глаза и слабо улыбнулась. – Ну вот мальчики, кажется мое время пришло!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 22-11, 21:01 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
- Что произошло? – Андрей похолодел.
Пропустив его вопрос мимо ушей, Малиновский подошел к Ней, благоговейно взял ее за руку, поднес к губам и поцеловал…
Женщина благодарно улыбнулась и снова закрыла глаза. Ее дыхание было еле заметным, и с каждой секундой вздохи становились все реже. Роман молча захлопнул дверцу машины с ее стороны, сел за руль, дал газ и уехал, оставив изумленного Жданова, растерянную, еще не до конца пришедшую в себя Катерину и мрачного Зорькина стоять у ворот кладбища.

***

Примчавшись в больницу, Малиновский осторожно поднял Ее на руки и внес в приемный покой. Подошел к стойке регистрации и попросил вызвать врача Н…ского, с которым дружил с детства, правда, потом их дороги разошлись, но связь между собой они не потеряли.
Увидев на руках у Романа женщину, врач озабоченно нахмурился, - Проходи!
Осмотрев ее, он печально покачал головой, - Боюсь, ей осталось от силы несколько часов!
- Почему? – Роман взъерошил рукой на голове волосы, - Почему? – с силой повторил он.
- Видишь ли, даже без результатов анализов, могу тебе сказать, что у нее полное истощение нервной системы и очень изношенное сердце.
- Но ведь можно что-то сделать? Если дело в деньгах…
- Нет… Деньги тут ни при чем… Дело в ней самой… По паспорту ей нет еще и 45 лет, а по медицинским показателям – все 90, понимаешь?
- Нет! - отчаянно Роман всматривался в ее лицо, - Нет! Не верю!

Она медленно приходила в себя. Открыв глаза, не поняла сразу где находится, но потом, увидев человека в белом халате, сообразила, что это видимо больница. Рядом с врачом, спиной к ней, стоял мужчина, который обернулся на шорох.
- Рома… - ее шепот был очень тихим.
- Да… - он склонился над ней.
- Послушай…
- Вам нельзя разговаривать, вы должны молчать… - Роман поправил подушку у нее под головой.
- Нет… У меня мало времени… - она взяла его за руку, - Там на кладбище, - она задохнулась от приложенного усилия, перевела дыхание и продолжила, - В круге, помнишь?
- Да… - на глазах у Романа появились слезы.
- Я отдала тебе свою силу… Теперь ТЫ должен защищать ее.
- Нет… Вы поправитесь… Все будет хорошо! Вот увидите…
- Нет… Ром… Послушай… - шепот становился все слабее, - Ты должен… Должен… - она начала задыхаться, - Обещай! – ее взгляд умолял.
- Обещаю… - Малиновский не смог бы ей отказать сейчас, даже если бы захотел. - Конечно, обещаю!
Она затихла, ее рука разжалась и соскользнув с края кровати повисла.
- Нет! Нет! Не надо! Не умирайте!
Примчавшимся врачам, оставалось только одно – констатировать смерть!

***

Подошел к концу еще один, такой тяжелый для них день. Выезжая с кладбища, все трое хранили молчание. Андрей и Катя ждали, что Николай сам начнет рассказывать, что же все-таки произошло. А Коля продолжал молчать от того, что никак не мог прийти в себя от увиденного, до сих пор пребывая в шоковом состоянии. Довезя его до дома, Жданов обернулся к нему:
- Коль…
Зорькин поднял на него потрясенный взгляд, ничего не ответил и начал выбираться из машины.
- Коль… - Жданов выскочил следом за ним.
Посмотрев сквозь него, Николай направился к дому.
- Коля… - Катя попыталась встать на ноги.
Не отреагировав, Зорькин вошел в дом.
- Что, черт побери, с ним такое? – Жданов развернулся и посмотрел на Катю.
- Не знаю… Но то, что там произошло – видимо очень серьезно. Я никогда его таким не видела.
Тяжело вздохнув, - Жданов сел за руль, - Поехали?
Кивнув головой и закрыв глаза, Катя откинулась на спинку сиденья. Она все еще чувствовала слабость и легкое головокружение.

Когда Жданов внес Катерину в квартиру, Елена Санна схватилась за сердце,
- Что?
- Все в порядке… Елена Санна, вы не беспокойтесь… Она просто устала… - Он прошел в комнату и посадил Катю на все тот же знаменитый диван.
- Катенька… - Елена Санна, присев рядом с беспокойством оглядывала дочь…
- Мам… Я в порядке… Правда… - она улыбнулась.
Все еще не до конца веря, Елена Санна потрогала лоб, - Точно?
- Конечно, Мам…
- Ну ладно, ужин будет через несколько минут, - немного поколебавшись, она оставила их вдвоем.
Катя устало прикрыла глаза. Андрей тут же уселся рядом, и она оказалась в его объятьях. Чувствуя что засыпает, она улыбнулась. Так их и застала Елена Санна, когда пришла звать на ужин. Андрей молча приложил палец к губам, глазами показывая на спящую Катерину.

***

Малиновский вернулся домой только под утро, измученный, выпотрошенный морально и физически. Прошел к бару, плеснул в стакан немного виски, выпил и застыл, уставившись взглядом в одну точку. ОНА умерла. Перед его глазами калейдоскопом прошли сегодняшние события. Их с Николаем рывок после ее крика. Роман никогда раньше не жаловался на отсутствие физической подготовки, но он не сразу сумел ее догнать, а Николай, так вообще безнадежно отстал.
Столб голубого пламени, казалось, ослепляет, и в самом центре этого столба, прямо на могиле Катерины стояла она, вытянув руки вверх, ее губы шевелились, произнося какие-то слова, но разобрать ничего было невозможно, стоявший вокруг гул закладывал уши, давил на мозг. Медленно двинувшись в ее сторону, Роман подошел к самой границе круга, немного замешкался, но потом решившись, шагнул внутрь – и тут же рев пламени стал сильнее, давление увеличилось и казалось еще немного и его голова взорвется. Он остановился и прижал ладони к ушам – Это невыносимо. - Сверкнула яркая вспышка, и женщину отшвырнуло к его ногам. Открыв от изумления рот, он наблюдал как из могилы поднимается бестелесное существо, с огромными белыми крыльями за спиной, державшее в руках что-то очень похожее на мумию. Женщина у его ног пошевелилась, и с трудом поднявшись на ноги, медленно двинулась в их сторону. Остановившись метрах в двух, снова вытянула руки и из центра ее ладоней сверкнули ослепительно-белые лучи. И вот тут… тут… - Малиновский потряс головой, не веря, что он на самом деле это видел, - Небеса разверзлись и навстречу белым лучам стремительно понесся шар голубого огня. Перепугавшись, что ОНА пострадает, Роман бросился вперед и повалил ее на землю. Его глаза встретились с ее глазами, и за долю секунды он узнал о происходящем все!!! – Помоги… - он понял это слово по движению губ. Помог ей подняться, а она вцепившись ему в руку тащила его за собой. – Быстрее… - опять движение губ. Но сделать они ничего не успехи, она остановилась, словно натолкнулась на невидимую стену и начала ртом хватать воздух. Снова появился шар голубого пламени, только теперь он парил уже на уровне ее глаз – молчаливая дуэль длилась недолго, а потом в руку Романа полилась неведомая ему доселе мощь. Казалось, его накачивают изнутри энергией под завязку, и вместе с этой энергией в него вливается знание, настолько чуждое и непонятное, настолько пугающее, что Романа качнуло и в глазах помутилось. Еле-еле устояв на ногах и тяжело дыша, он начал медленно приходить в себя. Когда туман в голове развеялся, то никакого голубого света уже не было, колдунья сидела на земле, обхватив себя руками и раскачиваясь из стороны в сторону, неподалеку стоял Зорькин и расширившимися от ужаса глазами наблюдал за ними. Она подняла глаза и Роман нервно сглотнул – абсолютно мертвый взгляд уперся в него. – Никогда… - ее голос звучал не намного живей ее взгляда, - Никогда не вставай на пути Небес, - и снова опустила голову.
Роман медленно подошел к ней, опустился на колени, теперь он совершенно ясно осознавал, что она хотела этим сказать. Осторожно приобняв ее за плечи, помог подняться, с другой стороны подоспел, немного пришедший в себя, Зорькин и они потащили ее к машине.

Малиновский встряхнул головой, приводя мысли в порядок. То, что он сегодня видел, походило на какой-то третьесортный фильм ужасов. Как же его угораздило во все это вляпаться? В который уже раз он горько раскаялся, в том, что написал тогда эту инструкцию, если б не она - ничего бы не было и жил бы Роман Малиновский в свое удовольствие, развлекался бы с моделями и горя бы не знал. - А теперь? Что теперь прикажете ему делать? – Роман налил себе еще одну порцию виски, сел в кресло и задумался об обещании, данном Ей, о способностях, которыми он якобы владеет, о тех знаниях, которые он получил - посмотрел на свои руки, пока что-то эти способности не спешили проявляться, да и в голове у него сейчас гул какой-то, вот вроде бы он и знает все, а на самом деле не может ответить себе ни на один вопрос. - А может, их, то есть способностей, и вообще нет, и нечего волноваться раньше времени? – Надо это как-то проверить! – пробормотал Роман и огляделся в комнате. – Да, но как? – Малиновский не представлял себе, как это вообще действует.

***

Катя спала. Осторожно, чтобы не потревожить, Андрей положил ее, накрыл пледом и сел рядом. Он сегодня опять чуть было ее не потерял, спасибо колдунье, вовремя остановила. Но кто же знал?
- Катенька, девочка, - Жданов снял очки и, закрыв глаза, потер пальцами переносицу, - Я все опять делаю не так!... Но я не знаю как правильно?... - он наклонился к ней, и едва касаясь, провел губами по ее губам…- В одном я уверен – я люблю тебя! Очень люблю! – провел кончиками пальцев по щеке, слегка помедлив, коснулся шеи – Катя пошевелилась и еле слышно вздохнула. Он замер глядя на нее: «Не проснулась… Спит…».
- Катюш, - одними губами произнес он, - Я опять виноват, Кать… - закрыв лицо руками, Андрей вспомнил, что сегодня произошло, - О, Господи! – Он резко поднял голову, - А ведь если… Если Катя ждет ребенка? То… То сегодняшние события могут обернуться для нее катастрофой!!! Последствия могут быть непредсказуемыми! – он хлопнул ладонью себя по лбу, - Идиот!... Какой же я Идиот!… Так, спокойно, Жданов… Спокойно! - он взял себя в руки. – Не надо паниковать раньше времени! Надо срочно показать Катю врачам… Да! Завтра же… Решено! – он легонько поцеловал ее, поправил сползший плед и на цыпочках вышел из комнаты.

***

Где-то в недрах корпорации «Преисподняя» шло экстренное заседание совета предводителей Легионов. Холдинг «Небеса», грубо нарушил соглашение о невмешательстве и теперь у корпорации появился реальный шанс взять оба измерения под свой контроль. Конечно, с Пятым измерением придется повозиться, поскольку последовательность событий восстановлена, и вполне возможно, что все закончится неудачей. А вот Первое измерение уже практически у них в руках…
- Так что там на самом деле произошло? – спросил один из предводителей.
- Сейчас узнаем! – кнопка вызова была нажата, и голос приказал: - Падшего Ангела ко мне.

***

С утра пораньше, Андрей примчался к Пушкаревым:
- Кать, собирайся… Поехали…
- Куда?… - бутерброд остановился на полпути ко рту.
- Я по дороге все тебе объясню… - он предостерегающе показал взглядом на Елену Санну.
- А-а… - Катя, отложив бутерброд, вскочила, чмокнула маму в щеку, - Ну ладно мам, я побежала…
- Постой, а завтрак?
- Некогда, уже, мам… - Захлопнула за собой дверь и тут же оказалась прижатой к Жданову.
- Доброе утро, Кать… - его руки привычным жестом, обхватили ее стройную фигурку, поцелуй обжег кожу.
- Андрюш… - Катя улыбаясь потерлась об него носом, - Андрюш… Мы же торопимся…
- Кать… Ну Ка-а-а-ть…
- Андрюш… - вывернувшись из кольца его рук, Катерина быстро сбежала по лестнице.
Жданов, не ожидавший такого коварства, догнал ее уже во дворе и они, веселясь, как дети, со смехом загрузились в машину. Немного отдышавшись, Жданов посерьезнел.
- Кать… - опершись локтем на руль, он повернулся к ней. – Я хочу показать тебя врачам…
- Но… Еще рано…
- Нет… Ты не поняла… После вчерашнего, я должен быть уверен, что с тобой все в порядке.
- Но со мной все в порядке! Я уверена…
- А вот я – нет! – он сжал ее плечо, - Пожалуйста, Кать… Не спорь…
Посмотрев на него, Катя не решилась возражать, да и собственно почему бы и нет? – Ладно… - согласилась она.
Привезя ее в клинику, и отправив обходить всех врачей, он занялся вылавливанием Малиновского - вчера вечером он так и не смог до него дозвониться.
- Да, Андрей… - голос звучал устало.
- Ром, ты где?
- Дома, пока…
- Что вчера произошло, ты можешь мне сказать?
- Она умерла…
- Что? – оглушенный такой новостью, Жданов вынужден был сесть на первый попавшийся стул.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-11, 00:26 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
– Но… Но… - сформулировать до конца ему не дали – в трубке послышались короткие гудки. – Ничего себе? – он уставился с возмущением на телефон, как будто этот кусок пластика мог ответить на все его вопросы. – Надо что-то делать! – и бросился искать Катю.
Найдя ее у очередного врача и обрисовав ситуацию, Жданов взял с нее обещание дождаться его в любом случае, а сам помчался к Малиновскому.

- Привет, Ром! – пожав другу руку, он почувствовал какое-то странное покалывание в ладони, словно его начали колоть тысячи мелких иголок. Не успел он понять, что же с ним такое, как Роман дернулся, и их руки разъединились.
- Ты какой-то странный… - Андрей внимательно смотрел на Малиновского. – Что с тобой?
Малиновский отвел глаза.
- Знаешь, Палыч! – он задумчиво уставился в пространство… - Лучше тебе, наверное, все-таки узнать…


***

А Николай пытался обрести душевное равновесие после вчерашних ужасов. Придя вечером домой, он чувствовал себя таким усталым, что, казалось, мог спать на ходу. Но стоило ему только слегка задремать, как появлялись огромные ангелы, плюющиеся голубым огнем, горящий в этом огне Малиновский и ОНА, пытающаяся остановить все это. Его снова начало потряхивать и волосы на голове зашевелились сами собой - ночные кошмары не отпускали - он быстро глотнул кофе, который налил себе полчаса назад, и сморщился, - Холодный!
Мобильник надрывался, но разговаривать ни с кем не хотелось, и завернувшись поплотнее в одеяло, которое он прихватил с собой из спальни, продолжал потягивать холодный кофе, пытаясь не заснуть. Однако усталость взяла свое и Николай сказав себе, что «он немножечко, совсем-совсем чуть-чуть подремлет» опустил голову на стол, уже не замечая того, что чашка с холодным кофе, выскользнув из ослабевших пальцев, упала на пол и разбилась. Какая-то мысль мелькнула и пропала, не успев оформиться в то, что можно было бы высказать… - Я потом вспомню… - пообещал он себе, крепко засыпая… - Потом… вспомню…

***

Падший ангел, перейдя на работу в корпорацию «Преисподняя», был совершенно всем доволен. Здесь не было идиотских запретов и правил, которые в холдинге «Небеса» были возведены в ранг закона, и когда ему предложили вернуться обратно, он решительно отказался – за это (он хитро улыбнулся) ему сразу присвоили статус Высшего демона и наделили всеми полномочиями. Теперь он смело мог шастать по измерениям, никого и ничего не боясь… Правда при встрече с ангелами, надо было проявлять осторожность – они могли запросто уничтожить, - но это ничто, по сравнению с тем, что ему было позволено. Сегодня его вызывали на совет и он вновь пересказал всю эту историю с перемещениями оболочек и путаницей событий в двух измерениях.
- Все так хорошо складывается, - Думал он, идя по коридорам корпорации, - И теперь им вряд ли кто-нибудь сможет помешать. Та ясновидящая умерла, пытаясь остановить Небеса, а другого экстрасенса такого уровня в этом измерении нет! – злорадно хихикнув, теперь уже «Высший демон» удовлетворенно потер руки. Эта ясновидящая явно не успела никому передать свою силу, следовательно, если он предложит нескольким оболочкам покровительство Преисподней в обмен на их души, ему никто не сможет помешать! Продолжая удовлетворенно хихикать, Высший демон отправился в измерение «Земля-1».

***

Выйдя от Малиновского, Андрей снова ехал в больницу… - Если бы кто-нибудь сказал ему о том, что с ним случится за прошедшие несколько дней, он бы назвал этого человека сумасшедшим.
Сначала – Катя, потом – ОНА, теперь – Ромка… И это судя по всему только начало! Вот только начало чего? А ведь даже недели не прошло с того дня, когда Катя пришла в Зималетто, точнее Полина, точнее Пушкарева – тьфу ты… - Совсем запутавшись, Жданов мотнул головой и чуть не врезался в столб. – Только этого не хватало, - бормотал он, выруливая снова на дорогу.
Конечно, Катя как всегда поступила по-своему – не дождалась! И чертыхнувшись, Андрей двинулся к ней домой.
- Кать… - он схватил ее за плечи, как только дверь открылась, - Ты… С тобой все в порядке? Катерина грустно улыбнулась:
- Конечно… Что со мной может случиться?
Глядя на ее расстроенное лицо, Жданов все больше тревожился, - Кать… Не ври… Ты же не умеешь, Кать…
Слезы, появившиеся на ее глазах, перепугали его до смерти, - Что такое? – подхватив на руки он понес ее в комнату, сел на диван, усадил ее себе на колени, легким касанием пальцев смахнул слезинки с глаз, и стараясь не показывать свой страх, снова спросил, - Катюш… Ну что такое?
- Они… Они… - губы Катерины дрожали…- Они сказали…
- Что?
- Они… - Катя расплакалась, - Они…
«Что такого они могли ей сказать? Неужели что-то серьезное? Нет… Не может быть… Ведь анализы так быстро не делаются? Но тогда что?»
- Катюш… Катенька… - он начал целовать заплаканные глаза, собрал губами быстро бегущие по щекам слезки, слегка коснулся губ, потом уже более настойчиво прижался к ним – всхлипы стали слабее, - Ну… Катюш… - с нежностью глядя на нее, Андрей провел ладонью по щеке, - Кать…
Продолжая всхлипывать, Катерина вытерла глаза, улыбнулась все еще дрожащими губами и подняла взгляд на Андрея.
- Они… сказали… что… - она вздохнула, пытаясь окончательно успокоиться, - Они… сделали… экспресс-анализ крови… и… сказали… что… у меня лейкоз…
- Что? – Жданов не верил своим ушам, - Они сказали что? Они спятили? – его мозг заработал с лихорадочной скоростью… - Нет…
- Да… - из Катиных глаз опять полились слезы...
И тут Жданова посетила необычная идея… - А что если? – он замолчал, сам испугавшись того, что пришло ему в голову.
- Что? – Катя даже плакать перестала, увидев загадочное выражение его лица…
- А что если? – снова задумчиво повторил он, - Ведь ты же из другого измерения, верно?
- Ну… Да… - неуверенно ответила Катя.
- А если для тебя лейкоз – это норма? А?

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 29-11, 00:48 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
- А если для тебя лейкоз – это норма? А? - он вспомнил все, что рассказал ему сегодня Роман, - Хм… - мысль, мелькнувшая у него в голове, постепенно сформировалась в некую теорию, которую он решил проверить не откладывая. - Знаешь, Кать, давай съездим к Ромке?
Слезы у Катерины окончательно высохли. Андрей вел себя настолько загадочно, что все ее переживания отошли на второй план. Его странный вид и предложение поехать к Малиновскому, совершенно выбили ее из колеи. – Что…? – попыталась она задать вопрос. Но Жданов перебил ее, - Ты сама все увидишь… - поставив ее на ноги, и не выпуская ее руки из своей, он потащил Катю к выходу.
Уже сидя в машине, он отзвонился Малиновскому, договорившись, что тот будет их ждать. Катерина потихоньку опять начала волноваться. - Что они задумали? – зная Романа Дмитрича, предположить можно было все что угодно. Ее руку накрыла ладонь Андрея, - Все в порядке, Кать… – он понимающе смотрел на нее.

Увидев Малиновского, Катерина застыла. Вроде бы выглядел он как обычно, но ощущалась неуловимая разница между тем Малиновским, которого она помнила и этим, стоящим сейчас перед ней, только вот в чем разница она не смогла бы объяснить.
А Малиновский и сам не понимал, что с ним происходит. При взгляде на Катю, в его сознании начали всплывать ответы на вопросы, которые он и не думал задавать. Снова вспомнились слова колдуньи: «Я отдала тебе свою силу… Теперь ТЫ должен защищать ее… Ты должен… Должен… Обещай!...», вспомнил, как она говорила: «Это как озарение – вот я смотрю, например, на статуэтку и в голове у меня рождается уверенность, что это вещь сделана в 20 веке – просто уверенность, понимаете?...» - теперь он понял, что она имела в виду. С ним сейчас происходило то же самое. Он был уверен, просто уверен в том, что в данный момент он прав. Что выводы, которые родились у него, абсолютно верны. Перед ним стояла Катя Пушкарева – действительно Катя, а не Полина… - в этом он был совершенно уверен, вот только это была не та Катя, которую он знал когда-то. Вернее… - Он окончательно запутался, - Это была она и не она… - Он постарался сосредоточиться, но чем больше старался, тем хуже у него получалось. В итоге – сдавшись, он отвернулся к окну, и вот тут-то… - оказалось, что надо не сосредотачиваться, а наоборот, расслабляться – на него нахлынуло. Он понял, почему это вроде бы Катя и не Катя. Снова повернувшись к девушке он увидел кое-что еще… И это кое-что обескуражило его…
- Кать… - Роман подошел к ней вплотную, - Дай мне руку…
Глаза Катерины расширились. – Нет… Не может быть! – все части головоломки тут же встали на место. Загадочность Андрея, необычный вид Романа и то, что тогда произошло на кладбище, и то, что до Зорькина невозможно дозвониться… - О, Господи! Нет!… А-а… где… колдунья? – Катя переводила растерянный взгляд с одного на другого…
Малиновский вскинул голову, - Разве ты не сказал? – его взгляд уперся в Жданова.
Жданов потупился… - Нет… Не успел…
Катерина никак не могла понять, что же случилось. Почему Малиновский вдруг с горькой усмешкой отвел глаза. Почему Андрей ничего не говорит, а только мрачнеет с каждой секундой все больше и больше.
Молчание затягивалось… Наконец, собравшись с силами, Роман выдавил: - ОНА умерла…
- Что? – Катя не верила своим ушам, - Как?
- Вот так… - вздохнув, он повторил, - Дай мне руку…
- Но как же? Но почему ты…? Ведь… Не может этого быть!
- Кать… - остановил ее лепет Андрей… - Дай!… Ему!… Руку!… - делая ударение на каждом слове, Андрей подтолкнул ее к Роману.
Поневоле, чтобы не упасть, она вытянула руку вперед и тут же ощутила прикосновение Малиновского. Ощущение было знакомым. Тот же жар, струящийся по руке и концентрирующийся в солнечном плетении, расходящийся потом по телу, проникающий в мозг и как будто открывающий что-то там… Запаниковав, Катерина шарахнулась от него в другой конец комнаты.
Малиновский и сам перепугался - чего-чего, а вот такого от себя он не ожидал. Их ошеломленные взгляды пересеклись. Роман побледнел и тяжело сглотнул. Ему все же удалось за те доли секунды, что он держал Катину руку, получить информацию, правда такое грубое прерывание контакта больно ударило по нему, но лиха беда начало. Отведя взгляд от Кати он встретился глазами со Ждановым…
- Палыч… - охрипшим басом, вдруг произнес он и осекся - у него сел голос… - Андрей… - снова попробовал он, вроде бы пошло лучше… - Я понял! Палыч, я теперь понял! – Малиновский возбужденно начал кружить по комнате, - Я кажется понял, Андрей!... Да!... Да!... – он поднял руки вверх в утверждающем жесте, - У Кати проблемы с кровью, ведь так? – он остановился напротив Жданова, - Так?
У того глаза полезли из орбит, - Но… Откуда…?
- Правильно!... Все правильно!... – сам себе ответил Роман, потом обернулся к Кате…
- Тебе нечего бояться… - сказал он, крепко сжимая руками плечи девушки, - Ты слышишь – нечего! – каждое свое слово он подкреплял энергичным рывком, - Совершенно нечего! - Кате казалось, что еще немного и ее голова оторвется…
- Ну ты… Поосторожнее… - ее плечи освободились и она снова оказалась в окружении рук Жданова, которые очень нежно обняли ее. Положив голову ему на плечо, Катя почувствовала облегчение, но вопрос, который Андрей задал Малиновскому снова всколыхнул ее страхи. – Что ты имел в виду?
Малиновский продолжал нарезать круги по комнате. Его настолько захватило произошедшее, что остановиться он был не в силах…
- Я имел ввиду… Ах, да, я имел ввиду… Вот что я имел ввиду… - он слегка притормозил, а потом опять нервно забегал по комнате… - Ее тело из другого измерения, так?
- Ну так! – Андрей непонимающе уставился на Романа.
- А душа из нашего, так?
- Ну… - Жданов ничего не понимал…
- Что «ну»?... Что «ну»? Неужели не понятно? Они не созданы друг для друга – теперь ясно?
- Нет… - искренне ответил Андрей… - Честно говоря, я пока ничего не понимаю…
Роман запустил пятерню в волосы, - Ну представь, например… Например… Например, перчатки… Да… Скажи, удобно носить правую перчатку на левой руке, а?... Нет…, в принципе, конечно, можно, но удовольствия от этого никакого, верно? – он покосился на друга… - Вот и в нашем случае мы имеем несовместимость души и оболочки… Отсюда все проблемы…
Катя и Андрей внимательно слушали Малиновского, хотя то что он говорил попахивало безумием. А тот не обращая внимания на их недоверие, продолжал…
- Поместив твою душу в это тело, кто-то не подумал о последствиях… Хотя этот кто-то наверняка знал, чем все обернется. Кать… - Роман поежился… - Понимаешь, меня накачали знаниями и силой под завязку, но я ведь толком не умею пользоваться ни тем ни другим… Конечно... Теоретически, я представляю как тебе можно помочь, но вот с практикой у меня как видишь проблемы…
- Ром… - Жданов прервал его монолог, - Ром… А ты можешь сказать, сколько у нас времени в запасе?
Споткнувшись на слове, Малиновский задумался, - Так-так-так… - он пытался вспомнить, - Я думаю… Нет, я уверен, что полгода у нас еще есть…
- Так мало? – вырвалось у Катерины…
- Да нет… Это не так уж и мало, если учесть то, что обычно в таких случаях оболочка погибает значительно раньше… Так что тебе еще повезло! Нет… - на его лице снова появилось печальное выражение, - Не так!... Тебе помогли… Причем с самого начала… - он резко отвернулся, но Катя успела заметить его повлажневшие глаза…

Звонок в дверь оказался как никогда кстати, а вихрастая голова и заспанное лицо появившееся в комнате немного развеселило их.
- Вы чего?… - Зорькин сонно хлопал ресницами, - Чего опять случилось? – он все еще пытался проснуться…
- Коль… - Катя схватила его за рукав и усадила в кресло, - Ты как раз вовремя…
- Да уж… Я целый день до тебя дозвониться не могу… - потерев затылок и повращав головой, Роман немного снял напряжение, охватившее его.
- А где ОНА? Ведь ты же ЕЕ увез … - подозрительно сощурился Николай…
- Коль… - Катя попыталась его унять, - Подожди…
- То есть как это подожди? Как –подожди? Он же ЕЕ увез!!!
- ОНА умерла… - снова произнес Малиновский, уже в который раз за этот день, переживая заново все, что случилось.
От этого известия сон у Зорькина как рукой сняло. – Не может быть! – он издал вздох похожий на стон, и уткнулся лицом в колени. – Только не это! – Выпрямившись и обведя всех взглядом произнес, - Я должен Вам рассказать… -

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 30-11, 21:27 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Его сумрачный вид настораживал. – Я не говорил Вам раньше – не хотел пугать… - он поправил очки, - Но боюсь, у нас возникла проблема...
- Говори уже… Не тяни… - Катя начинала раздражаться.
- Ну… ты ведь знаешь, что ты из другого измерения! И ты знаешь – что колдунья назвала себя твоей бабкой, хотя сама она не помнила этот момент, так? Так вот… Я знаю, почему она ничего не помнила и я знаю, что случилось на самом деле.
- Коль… - Малиновский сделал предупреждающий жест рукой, - Я тоже знаю… Но…
- Знаешь!? – Жданов задохнулся от возмущения, - И давно ты знаешь?
- Нет… - Роман, отмахнулся от него. – Коль… - снова обратился он к Зорькину, - Я думаю не стОит сейчас об этом, - он осторожно, кончиками пальцев, коснулся лба Николая, во взгляде которого тут же отразилось понимание…
- Значит теперь – это ты!?… - облегченно выдохнув, Зорькин заметно расслабился.
- Я… - утвердительно кивнул головой Роман.

***

Кира Воропаева сидела в своем кабинете в Зималетто и вяло перебирала бумаги. Последние две ночи она практически не спала, а если случалось заснуть, то ей начинали сниться кошмары, которые были настолько реальны, что она начинала бояться - а не сходит ли она с ума?. Сегодня ей опять приснился тот же кошмар, что и вчера – человек без лица, одетый во все черное и смеющийся жутким смехом, предлагает ей подписать контракт с Преисподней, а она пытается спрятаться, убежать, но ноги не слушаются, и она вынуждена стоять напротив, испытывая первобытный ужас и дрожа как осиновый лист.
Просыпаясь утром в холодном поту, она потом долго приходился в себя… Эти кошмары вымотали ее… Да еще с Андреем поговорить никак не удается – он второй день не появляется на работе. Она переложила еще один документ с одного места на другое – глаза слипались, но приказав себе не спать, Кира встала и решила немного походить - может быть это поможет?
Дверь кабинета распахнулась, и ее обдало порывом теплого воздуха - на пороге стоял мужчина из ее кошмара, – Кира вздрогнула от ужаса – Та же фигура, тот же костюм, только вот теперь можно было разглядеть лицо…
- Здравствуйте, Кира Юрьевна! – произнес незнакомец, - Не пугайтесь… Вы не сошли с ума! – он успокаивающе улыбнулся. – Вы рассмотрели мое предложение?
Теряя сознание, Кира подумала – Хорошо бы умереть, раз и навсегда...

Когда она пришла в себя, за окном уже темнело… В кабинете кроме нее никого не было.
- Вот до чего доводит бессонница! – с трудом поднявшись на ноги, она добрела до стола и плюхнулась на стул. – Она точно сходит с ума, если к ней наяву начинают приходить гости из ее снов… - обхватив голову руками, Воропаева опустила взгляд на бумаги, - Что это за конверт? – ее брови недоуменно поползли вверх, - Его тут не было! – повертев в руках письмо, она все же решила его вскрыть. Достав содержимое и начав читать – Кира заледенела.
- Нет… Не может этого быть! Просто не может и все! Я же разумный человек? Я не верю во все эти потусторонние штучки… - она отшвырнула бумаги, и они плавно опустились на пол. – Не верю!... Это происходит не со мной!... Нет!... – паника волной подкатила к горлу, не давая дышать… - Телефон… Где телефон? – дрожащими пальцами набрала номер… - Ответь! Ну пожалуйста, Андрей, ответь!

***

После разговора с Малиновским и Зорькиным, Жданов просто кипел. Мало того, что он так ничего и не понял – нет кое-что он конечно понял, только не то, что ему хотелось бы понять! Так еще эта парочка выставила их с Катериной из квартиры Романа, под предлогом того, что им надо поговорить и что это касается только их двоих, при этом проигнорировав все его доводы, словно он пустое место. - А Катя? – он мельком взглянул на нее, - Будто воды в рот набрала, сидит рядом и молчит… – крутанув руль своей иномарки, Андрей немного не рассчитал усилий, и они оказались на обочине… Резко затормозив, Жданов остановил машину.
- Нет… Так не пойдет… - переведя дыхание, он откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза, - Надо успокоиться, а то так и до аварии недалеко. - Сделал несколько глубоких вдохов, но успокоиться не получалось, - Хорош друг, называется… Развел тайны… Если б он с таким же усердием работал…
- Андрей, ты что? – ворвался в его мысли Катин голос…
- Что? – вздрогнув, он повернулся к Катерине, - Кать, прости, задумался… - он дотронулся до ее плеча, - Кать… - она сердито сверкнула глазами, и отодвинулась, - Прости… Домой? – виноватые интонации сделали свое дело – ну не могла она на него долго сердиться, когда он смотрит вот так - улыбнулась,
- Домой…

***

Оказавшись на любимом диване, Катерина с удовольствием потянулась, - Как же я устала… День был – врагу не пожелаешь! Слава богу, закончился… почти… - Уткнувшись носом Андрею куда-то между шеей и плечом, она наслаждалась покоем… В последнее время это случалось настолько редко, что она уже стала забывать, как это прекрасно – просто сидеть вот так рядом и чтобы только они вдвоем и больше никого…
Как по заказу, именно в этот момент зазвонил мобильник Жданова. Нехотя оторвавшись от Катерины, даже не взглянув на экран, ответил…
- Да?
- Андрей?
Жданов выругался, сегодня только этого не хватало ему для «полного счастья»!
- Да, Кира! – он пожал плечами в ответ на молчаливый вопрос, светившийся в глазах Кати.
- Андрей… - Кира никак не могла совладать с дрожью в голосе, - Пожалуйста, ты не мог бы приехать?
- Кир… - он раздраженно дернул плечом, - Тебе не надоело?
- Ты не понял… - она пыталась собраться с мыслями, - Ты не мог бы сейчас приехать в Зималетто? Мне нужна твоя помощь... – Кира намеренно старалась говорить спокойно и разумно, - Пожалуйста…
- Нет! Кир, мы ведь все уже выяснили… Не вижу смысла начинать все с начала.
- Андрей… - сорвавшись и уже не контролируя себя, она быстро-быстро, почти скороговоркой выпалила, - Ясхожусумапожалуйстауменягаллюцинацииинетолькозрительныеноиеще…
- Подожди, Кир… - Андрей всполошился, - Что с тобой?
- Прошу тебя… - сжав зубы, Воропаева изо всех сил старалась удержаться от истерики, - Приезжай с Катей, если хочешь… Только помоги… Помоги! – трубка выпала из дрожащих рук, и забившись в угол своего кабинета, Кира полубезумным взглядом уставилась перед собой…
- Кир… Кира… Ответь, Кир… - доносился голос из трубки, но Воропаева уже не слышала…
Не сговариваясь, Катя и Андрей рванули к выходу. Долетев до Зималетто на рекордной скорости, они ворвались в кабинет Киры.
- Кир… - Андрей попытался ее поднять, - Кир…
- Подожди Андрюш… - в Катином голосе было нечто такое, что заставило его немедленно обернуться, - Посмотри… - она протянула ему какие-то бумаги…
- Что это? – он начал читать. Потом осторожно, словно боясь лишний раз оставить след на этих бумагах, положил их на стол. – Звони Ромке…
Закивав головой, Катя подняла свисающую со стола телефонную трубку и стала дозваниваться. Наконец, услышав голос Романа, облегченно вздохнула.

Малиновский примчался как на пожар,
- Что тут у Вас?
Жданов глазами показал на Киру, потом на бумаги, лежащие на столе. Прочитав первые строчки, Ромка брезгливо отдернул руку. – Это же договор с Преисподней… Но как? – он сосредоточенно уставился на Киру… Подошел, взял за руку, - Ах вот оно что? Вот значит как? – Малиновский выпрямился… - Андрей, вам лучше ехать домой… - снова повернулся к девушке, - Кирочка? Ты меня слышишь? - Она не реагировала. - Поезжайте домой… - с нажимом повторил он, снова повернувшись к, не двинувшимся с места, Жданову и Катерине.
Но те и не думали уходить, с беспокойством глядя на Киру.
- Кать… Андрей… - Малиновский по очереди посмотрел на них, - Поверьте мне… Вам лучше сейчас уехать… Я обещаю – с ней все будет в порядке…
Немного поколебавшись, Андрей все же решил, - Ладно… Но…
- Клянусь… - Роман, поднял руку ладонью вперед, - Я все расскажу…
- Кать… Поехали? – Жданов обнял ее за талию.
Все еще не решив, обижаться ей или нет, на то, что ее мнением не поинтересовались, Катя, под напором руки Андрея медленно двинулась к выходу, постоянно оглядываясь на Воропаеву.
Когда они, наконец, ушли, Роман опустился на корточки перед Кирой, - Кирюш…
Она продолжала безучастно смотреть куда-то сквозь него.
Осторожно подняв ее, пересадил в кресло. Она показалась ему легкой, почти невесомой, - Кира… - он похлопал ее по щекам - взгляд стал осмысленным и сфокусировался на нем.
- Роман? – она выпрямилась в кресле, оглядывая кабинет, - Что ты тут делаешь?
- Кир… - Малиновский испытующе смотрел на нее, - Откуда у тебя вот это? – он потряс перед ее лицом договором.
Потрясение, вызванное его словами, заставило Киру снова откинуться на спинку кресла. Малиновский оперся руками на подлокотники и, внимательно наблюдая за сменой выражений на ее лице, снова спросил, - Откуда это?
Воропаева закрыла глаза. Она безумно устала – последняя неделя стала настоящим испытанием для нее, а две бессонные ночи добили ее окончательно! Сейчас ей было абсолютно все равно, что с ней будет… Пережитый ужас убил в ней все чувства… Безразличие и апатия, охватившие ее измученный мозг – явились для нее благословением, избавившим от кошмара последних двух дней. Ее снова затормошили.
- Кира… - настойчивый голос звал ее по имени, - Открой глаза… Посмотри на меня… -
прикосновение к ее лбу чего-то теплого было очень приятным, оцепенение, охватившее ее, таяло, словно кусок льда под ласковыми солнечными лучами.

Когда Кира закрыла глаза и перестала реагировать на окружающее, Малиновский изрядно струхнул, но потом… - Эх, была-не-была! Зачем же ему даны эти чертовы способности, если он не может ими воспользоваться? Вспомнив свои ощущения от контакта с Катей и Колей, он постарался выудить у себя из памяти необходимые сведения и кончиками пальцев коснулся Кириного лба. Несколько секунд не происходило ничего, потом теплый ручеек, побежал по его руке и перетек девушке в голову. Лицо Воропаевой слегка порозовело.
- Кир… - снова позвал он.
- Что ты себе позволяешь, Малиновский? – на него смотрела прежняя Кира, с маской неприступности на холеном лице.
Опешив от такого моментального превращения из хрупкой красавицы, с тонкими чертами лица в высокомерную бизнес-вумэн, он некоторое время молчал… Потом, опомнившись, отошел на несколько шагов и снова повторил, - Откуда у тебя договор?
- Это не твое дело! И совершенно тебя не касается, - ее ноздри раздулись от еле сдерживаемого гнева, - Я тебя не звала…
- Верно… - скроил вежливую улыбку Роман, - Меня позвал Андрей…
- Что? – Весь ее гнев моментально испарился, - Он был здесь?
- Да…
- Один?
- Нет…
- С кем?
- …
- Ясно.
Игра в односложные вопросы и такие же ответы не входила в планы Ромки. Так можно было проговорить до утра, а его там Зорькин ждет. Когда Жданов позвонил, ему пришлось все бросить и ехать сюда, оставив Николая его дожидаться.
- Послушай меня, Кира! Мне нет дела до ваших с Андреем отношений и здесь я совсем по другому поводу, так что будь добра… ответь мне на вопрос.
- Да что ты!? – она так и взвилась, - И с каких это пор я должна перед тобой отчитываться?
Подняв глаза к небу, он мысленно застонал. – Ну что за характер – пять минут назад умирала, а сейчас снова дышит пламенем и рвется в бой.
- Значит так… - он устало потер глаза, - Если не хочешь – не говори, но потом за помощью к нам не обращайся, - он уже развернулся, собираясь выйти из кабинета, когда услышал тихое:
- Ром, подожди…
Из Киры будто выпустили весь воздух. Вспышка гнева отняла много сил, и сейчас она сидела сгорбившись, бессильно уронив руки на колени. Подошедший Малиновский ждал. Начав говорить Кира уже не могла остановится – она говорила-говорила-говорила обо всем, о них с Андреем, о ее снах, о ее кошмаре наяву, о том что она помнит и чего нет… Выговорившись, она молча ждала, что он скажет.
А мужчина вместо того, чтобы говорить, просто сел с ней рядом, обняв ее за плечи. Кира оторопела.
- Все будет хорошо, - успокаивающе проговорил он, продолжая ее обнимать - и столько дружеского участия было в этом объятии, столько сочувствия и понимания, что Кира даже думать не хотела о том, чтобы отстраниться.
- Знаешь, Ром… - произнесла она, - Я никогда не думала, что мы будем вот так…
- Кир… - в его голосе прозвучали необычные нотки, - Кир… ты только не пугайся, ладно?
Она насторожилась.
- Эти сны и визит мужчины – это серьезно! Очень серьезно! Я пока не могу тебе всего сказать, но ты просто поверь… Пожалуйста, не спрашивай пока не о чем, просто поверь… Хотя бы раз…
Ее изумлению не было границ. Таким серьезным, она Малиновского не видела никогда. Вместо великосветского шалопая, перед ней сидел мужчина, полностью уверенный в своих словах, отдающий себе отчет в том, что он говорит…
Роман чувствовал ее колебания, ее настороженность и недоверие.
- А знаешь, Кир… - ему кое-что пришло в голову, - Тебе сейчас лучше не оставаться одной. Может быть ты поживешь пока у Сашки или Кристины?
«Заботливый Малиновский! Это что-то новенькое!» - она поморщилась, ее сарказм ей самой показался глупым лепетом неразумной девчонки. И немного подумав, она кивнула головой.
- Ну вот и хорошо, вот и славно… - У Романа камень с души упал. – Может тебя подвезти?
- Если не трудно… - Представив, что ей придется идти одной, Киру снова охватил озноб.
Довезя ее к сестре, Малиновский быстренько добрался до дома. Вбежав в квартиру он швырнул Николаю договор,
– На, прочитай? Как тебе? – и пересказал все что узнал от Воропаевой.
Зорькин присвистнул. – Значит она не помнит, что его подписала? Так? – Николай все-таки решил уточнить.
- Так!
- Значит, он не действителен, - сделал вывод Зорькин, и ты можешь, - он запнулся, - ты можешь его аннулировать!!!
- Теоретически – ДА! – Роман смутился, - Но вот как оно получится на самом деле, я не берусь даже предсказывать.
- Да ты попробуй! – подбадривал его тот.
Малиновскому и самому не терпелось начать. Правда, он жутко боялся, но делать нечего – НАДО! – Положив бумаги на стол, он начал необходимую процедуру… Вот только закончить ему помешали…

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 01-12, 20:47 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
- буквы на бумаге начали расплываться и перед Романом оказались девственно чистые листы.
- Что происходит? – обалдев от увиденного, Роман еле-еле двигал губами.
- У тебя получилось!!! – Зорькин от радости подпрыгнул, - Ура! Получилось!!!
- Коль… - Ромка побледнел, до синевы, - Это не я… Я не понимаю!!!
- Как не ты? – наморщив в недоумении лоб, Зорькин приблизился к столу, - А кто?
- Не знаю… Но, точно – не Я!!!
- Что-то мне не хорошо, - тяжело дыша, Зорькин рванул ворот рубашки.
- Дышать нечем, - Малиновский хватал ртом воздух.
Ноги обоих подкосились и они осели на пол в глубоком обмороке.

А Воздух в комнате сгустился до такой степени, что его стало можно потрогать руками. Точно рядом со столом, на котором лежал пресловутый договор, материализовались два существа. Посмотрели на лежавшие без сознания оболочки:
- Поаккуратнее, коллега – произнес Высший демон. – Как бы чего опять не вышло! – его усмешка так и сочилась ядом.
- Не волнуйтесь, коллега, у нас проколов не бывает, - ангел усмехнулся, - Ну что ж, - его крылья слегка затрепетали, - Вот мы и квиты! Вы тоже вмешались и нарушили порядок, теперь у нас опять равновесие… - Он повернулся и собрался исчезнуть, - Ах да, - он сделал движение пальцами и бывший договор вспыхнул голубым огнем, оставив после себя только кучку пепла. – И еще… - Ангел снова обернулся, - Он все равно был недействителен, ведь кровь для подписи вы взяли без согласия ее души да и палец она прикладывала не сама… Так что – не обессудьте… - Он слегка дунул и голубой пепел взмыл в вверх, медленно исчезая в воздухе. Напоследок, ангел сделал небрежный жест рукой в сторону лежавших без сознания двоих друзей и растаял.
Высший демон стоял скрежеща зубами от бессильной злобы. Небеса снова посмеялись над ним. Но кто же знал, что старуха успела.
– Чародей недоделанный, - выругался он, медленно, с грацией пантеры, приближаясь к Малиновскому, - Ты мне заплатишь… - кончик его пальца засветился красным светом.

Роман медленно приходил в себя. В комнате раздавались какие-то голоса, но туман в голове мешал слушать. Разлепив веки, он с удивлением увидел стоявшего рядом с ним человека, палец которого с шариком красного огня на конце, был направлен на него. Рефлекторно, Роман отмахнулся, медленно поднимаясь на ноги…
Человек в черном пошатнулся, но устоял… Красный шарик на его пальце начал испускать искры и расти… Испугавшись, сам не зная, что он делает, Малиновский вскинул, сложенные лодочкой руки, направляя пальцы в сторону незваного гостя. Верховный демон, совершенно не ожидавший такого, отлетел к противоположной стене комнаты, изумление отразившееся на его лице, моментально сменилось растерянностью и он исчез.
Ошеломленный собственными действиями, Роман стоял уставившись в точку, где только что находился этот человек и не верил своим глазам, - ОН!... ЭТО!... СДЕЛАЛ!

***

Жданову досмерти надоело мотаться по городу. Весь сегодняшний день - сплошные разъезды. Усталость брала свое – ему хотелось домой. Хотелось просто посидеть перед камином, ничего не делая и ни о чем не думая.
- Кать… Поехали ко мне? – он посмотрел на сидевшую рядом девушку.
- Ты что? А мама? – ее силы тоже были на исходе. А если говорить честно, она была вымотана до предела и вопрос задала просто по инерции…
- Так мы позвоним… - Жданов не собирался уступать. – Кать…
- Позвоним? Позвоним… - Катя устало повела плечами, - Хорошо… - согласилась она. Желание добраться до ближайшего дивана, оказалось сильнее, чем все остальное. Тем более, что родной диван был на другом конце Москвы.

Войдя в квартиру, Андрей провел Катю в гостиную, а сам отправился за напитками. Когда он вернулся, она уже спала, свернувшись калачиком и уткнувшись носом в диванную подушку. Поставив на журнальный столик бокалы, он осторожно поднял ее на руки и отнес в спальню.
Озорные искорки, загорелись в его глазах и тут же сменились лукавой усмешкой. Он уложил Катерину на кровать и начал с туфель - отбросив их в сторону, занялся костюмом, наконец и с ним разделался, настал черед чулок и нижнего белья…
Катерина пошевелилась и открыла глаза.

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03-12, 23:35 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Продолжая лукаво улыбаться, Андрей дотронулся до лодыжки, медленно чувственно провел рукой по ноге, коснувшись колена, затем продолжил путешествие к бедру, плавно перешедшее в путешествие по животу, груди, нежной шее – его глаза встретились с ее и…
Подняв руку Катя провела ею по щеке, - Колется, - она засмущалась, - дотронулась до губ, поймав быстрый поцелуй в ладошку, - Андрей, - ее зовущий шепот, прозвучал набатом у него в ушах, и больше не сдерживаясь он наклонился, их губы встретились в поцелуе, а его руки продолжали дотрагиваться, поглаживать ласкать ее разгоряченную кожу… Полностью отдавшись во власть этих восхитительных ощущений, они забыли обо всем на свете. Только они двое здесь и сейчас и больше никого вокруг.

***

Очнувшись, Зорькин долго соображал, почему он лежит на полу? Осторожно встав на ноги, он на всякий случай прислушался к себе – вроде ничего не болело, только вялость какая-то и ноги как ватные. Стоящий столбом посреди комнаты Малиновский тоже настораживал.
- Ром… - окликнул, и не дождавшись ответа, положил руку ему на плечо.
Вздрогнув, тот обернулся.
- А-а… Это ты!
- Я… А что, ты кого-то другого ждал? – он машинально глянул на стол, - А где договор?
Малиновский тоже посмотрел в ту сторону…
- Не знаю… Тут сейчас такое произошло! Ты не поверишь!!! Если честно, то я и сам не верю… - он покачал головой, - Не верю!
- Да в чем дело?
Роман посмотрел на свои руки, - Знаешь, у меня и правда есть сила!
- Удивил… - Зорькин фыркнул, - Я почему-то в этом нисколько не сомневался.
- Я сейчас отшвырнул человека, просто протянув к нему руки, а он возьми и исчезни… - в его глазах появилось какое-то беспомощное удивление и трогательность, как у ребенка, у которого отобрали любимую игрушку и сказали что навсегда, а потом неожиданно вернули.
- Ну-ка… Ну-ка… Вот с этого места поподробнее… - Николай заставил Романа сесть и приготовился слушать…

***

Проснувшись утром, Катерина никак не могла сообразить, где она находится. Приподнявшись, она огляделась. Она точно здесь никогда не бывала. Брови задумчиво, сами собой сошлись к переносице. Слева от нее послышался шорох и голос Андрея произнес,
- Доброе утро любовь моя!
Обернувшись, она искупалась в такой нежности, излучаемой его глазами, что вставать расхотелось совершенно.
Сграбастав ее и притянув к себе, Жданов медленно, со смаком начал покрывать поцелуями глаза, нос, лоб, добрался до губ… Но тут Катерина опомнилась, - Что ты делаешь??? И где это мы?
- А ты не помнишь? – улыбнулся.
Потерев лоб, Катерина напряглась, пытаясь вспомнить, чем закончился вчерашний день.
- Мм-ы… у-у… т-тебя? – неуверенно уточнила она.
- Ага… - довольный Андрей снова потянулся к ней губами.
- Андрюш… Вставать пора… - выскользнув из его объятий, она умчалась, - Я в ванную…
Снова упав на подушку и раскинув руки в стороны, будто собираясь обнять весь мир, Жданов ощущал себя совершенно, полностью, категорически счастливым. Вчерашний день был тяжелым и мрачным, зато закончился сказочно… - он вдохнул полной грудью, и рывком вскочил с постели.

Сидя за кухонным столом и потягивая ароматный чай из чашек, они неспешно обсуждали планы на сегодняшний день: Катин университет, Зималетто, Малиновского, Киру, даже Зорькина не забыли.
- Кать… А знаешь что? – пришедшая в голову идея, показалась Жданову совершенной.
- Что?
- А поехали в Зималетто вместе?
- ?!?!?!?
- Правда, поехали Кать?
- И что я там буду делать?
- Напишешь заявление и снова будешь моей помощницей…
- Ты спятил!!! – она выразительно покрутила пальцем у виска.
- Почему? Почему я спятил?
- Потому!? От имени кого я буду писать заявление? А? От имени Полины или Екатерины? И как ты меня представишь – Полина Владимировна или Екатерина Валерьевна? А? И потом, когда все выяснится, и я поменяю паспорт, как ты все это объяснишь, ты подумал?
- Кать… Это не важно… Зато мы будем вместе… Ну, Катюш…
- Нет, Жданов… Ты просто невозможен… - она закрылась чашкой с чаем.
- Перестань… Ну какая тебе разница как тебя будут называть другие? – протянув руку он сжал ее пальцы.
Поставила чашку на стол и решительно посмотрела.
- Я не могу обманывать подруг… Я не смогу отзываться на другое имя… И вообще - я не смогу…
- Давай попробуем… А если не получится, ты всегда сможешь уволиться, Кать?
- А как же университет? – выдвинула она последний аргумент.
- Переведешься на заочный…
- Как у тебя все легко и просто… - Катерина постукивала пальцами по столу, - Конечно… Ведь не тебе все это приходится терпеть…
- Да нет же… Кать… Ты будешь работать со мной и ни с кем больше… Мы… - радостно улыбнулся найденному решению, - Мы Зорькина тоже примем, а Ромка и так все знает!!! Решайся, Катюш…
- Ладно… Я попробую… - взглянула она в сверкнувшие радостью глаза Андрея. – Но ничего не гарантирую.
- Катька… - он схватил ее и закружил, - Катенька, моя… - осторожно поставил, взял в ладони лицо, - Спасибо! Ты не пожалеешь… Честное слово…

***

Утро началось для Малиновского с жуткой головной боли и ломоты во всем теле. Но этого следовало ожидать – всплеск экстрасенсорных способностей всегда заканчивается полным упадком сил! - Надо восстанавливаться. - Он тяжело поднялся с постели, казалось в его теле не осталось ни одной мышцы, которая бы не подавала сигнал SOS, голова медленно но верно обещала отвалиться. Двинувшись на кухню, он старался не делать лишних движений. Добравшись до холодильника и налив себе сока, осторожно сел за стол, поставил стакан с соком на середину и задумался.
Вчерашний его взрыв произошел совершенно случайно, на уровне подсознательных рефлексов, - мысленно хмыкнул «рефлексов?», - Выдумает же Зорькин определеньице, - Хотя скорее всего он был прав. Вчера впервые он использовал по-настоящему свои способности, а то что было до этого, это так… жалкие потуги, хотя и потуги в общем то принесли пользу. Взять хотя бы Киру… - он осторожно глотнул сока, стараясь не шевелить головой, - Ей ведь помогло, - снова глотнул. Живительная влага потекла по пищеводу и наполнила желудок приятной тяжестью, тепло разливалось ручейками по его телу. Только сейчас он понял, как зверски хочет есть. Достав бекон, он начал его уплетать прямо так, без хлеба и не поджаривая, как он всегда любил. Даже нарезать его не удосужился, а просто жадно рвал зубами этот кусок, стараясь насытиться как можно скорее. Что-то первобытное проснулось в нем, но тут же мирно уснуло… - Малиновский взял себя в руки, - Ну не дикарь же он, в самом деле, - взял нож и аккуратно порезал то, что осталось, достал хлеб, сделал себе тосты, положил на них порезанное мясо и начал завтрак. Мысли неторопливо сменяли одна другую, голова категорически отказывалась соображать. Бросив в итоге это бесперспективное занятие, Малиновский решил поехать в Зималетто.

***

Утренний звонок Катерины привел Зорькина в состояние, близкое к эйфории. – Он будет работать в Зималетто! И не кем-нибудь, а финансовым директором. Правда, где-то в уголке сознания, попискивало сомнение, что все это не спроста – уж очень быстро и как-то наспех она ему позвонила. Ну ничего, вот сейчас приедет в Зималетто и все выяснит, - размышлял лучший друг, трясясь в троллейбусе.

***

Поднявшись на этаж, первое, что увидели Жданов и Катерина, был взгляд Тропинкиной, который выражал сумасшедшую радость вперемешку с опасением и настороженностью. Поздоровавшись, они сразу прошли в кабинет Андрея… В приемной как всегда никого не было, Клочкова наверняка еще безмятежно спала и видела неизвестно какой по счету, но наверняка сладкий сон… Хотя для них, это было и к лучшему.
Сев за свой стол Жданов нажал кнопку вызова. – Георгий Юрич, зайдите ко мне…

***

А на ресепшине, Маша посекундно оглядываясь, шепотом созывала общий сбор - 911- срочно! И также, конспирируясь, тихо, как мышка, проскользнула в женский туалет - прижав собой дверь, она закрыла глаза и с трудом переводя дыхание, постояла несколько секунд. В дверь начали торкаться.
- Маш… Ты чего?... – Таня Пончева, с возмущением уставилась на подругу. – Ты чего не пускаешь-то? Сама же сказала…
Договорить ей не дали, Тропинкина, с самым загадочным видом, втащила ее внутрь, приложив палец к губам. Таким же образом были доставлены все остальные и теперь таращились на возмутительницу спокойствия.
- Дамочки…- Машу просто распирало, - Дамочки…, - она обмахивалась прихваченными со своего стола листами бумаги, - Вы не поверите!!!
Дамочки подошли ближе - нездоровое любопытство, присущее женсовету цвело пышным цветом.
- Чего случилось-то? – первой не выдержала Шурочка…
- Катя! – выпалила Маша.
- Что Катя? – не поняла Уютова.
- Сейчас, вместе с Андрей Палычем пришла Катя!!! – она торжествующе посмотрела на подруг, ожидая реакции.
Ее ожидания сбылись целиком и полностью, потому что челюсти у дамочек попадали. Насладившись произведенным эффектом, Тропинкина со смаком продолжала.
- Вы помните, да? Вы помните, когда та модель пришла к нам? Она еще была как две капли воды на Катю похожа?
Женсовет застыл в ожидании продолжения…
- Так вот – это она и есть!!! – Маша энергично кивнула головой, - Она и есть – та самая – Катя!!!
Амура потрясла головой. – Маш, ты что? Мы ж сами на похоронах были!!! Это не может быть Катя! Это… просто девушка какая-то… на нее похожая…
Их потрясающе интересную беседу прервал голос Урядова. – Татьяна… Быстро ко мне…
- Иду Георгий Юрич… - Пончева быстренько испарилась.

***

Андрей успокаивал Катю.
- Кать… Ну подумаешь? Всего и делов-то напугать Урядова… - он притянул ее к себе на колени, - Все ж обошлось… По документам ты – Полина. Так что никаких инфарктов, инсультов и умопомешательств не случится. Ну, Кать… Мало-ли на свете похожих людей?
- Да? – она подняла глаза, - А если кто-нибудь!!! Вот кто-нибудь… если… услышит, как ты меня Катей зовешь… Что тогда???
- Черт, опять телефон… - Андрей с раздражением схватил трубку и гаркнул, - Да?!?!?!?! – А-а… - через секунду уже спокойно произнес он, - Конечно пропустите… - брякнул трубку на аппарат, - Николай пришел, сейчас поднимется…
Когда Катя открыла рот, собираясь ему ответить, - открылась дверь кабинета и «вполз» Малиновский.
- Что ж за день такой сегодня, - подумалось Жданову. Вытаращив глаза, Андрей наблюдал, как тот осторожненько перемещался к креслу и медленно, со скрипом устраивался в нем.
- Ты чего, Ром?
Тот поднял глаза, - Дай дух перевести… Итак еле добрался…
Снова хлопнула и дверь и появился Зорькин.
Ну во-о-от… - удовлетворенно протянул Жданов – вся банда в сборе! Итак, господа, - выдержав паузу он оглядел всех, - Какие новости?

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08-12, 17:32 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
- Девочки… - Татьяна ворвалась в туалет, к оставленным там подругам, - Представляете, она устроилась к нам на работу!!! – выпалила она, не успев отдышаться.
- Катя???????? – у Тропинкиной глаза стали огромными.
- Да нет… Девочки… Ее зовут Полина… - Пончева с победным видом посмотрела на замерший женсовет, - а фамилия… - торжествующе улыбнулась, - Пуш-ка-ре-ва… - по слогам продекламировала она. – И знаете, на какую должность? – хитрая улыбка появилась на ее губах.
- Какую? – дружный вздох выдавал нетерпение.
- Помощника Президента!... Как Вам?
Загалдели все сразу. А когда немного успокоились, то Тропинкина выдала, - А я знала!!!
- Что?... Что ты знала?... – подала голос Света.
- Я знала, что это Катя! – и видя, что все смотрят на нее, как на сумасшедшую, поспешила объяснить, - Ну вот смотрите… Во-первых, она как две капли воды похожа на Катю – будто близнецы, так?
- Так? – женсовет дружно кивнул головами.
- Во-вторых, ее фамилия – Пушкарева, так?
- Так! – опять дружный кивок.
- Ну и в третьих, она пришла вместе с Андрей Палычем, а о чем это говорит?
- О чем? – выдохнули женщины.
- А говорит это о том, что они хорошо знакомы, а значит?
- Что?
- Что-что? – удивляясь недогадливости подруг, Тропинкина объяснила, - А то! Раз он ее давно знает, то это точно не Полина, потому что за эту неделю он не мог сблизиться с якобы моделью настолько, чтобы вместе да еще утром приехать на работу…
- И, наконец, в четвертых, - она выдержала паузу, - Ее приняли на должность помощника, как и Катю… А теперь скажите мне, что все это просто совпадения!!! Ну… Ну… Скажите!
Наступила тишина. Все переваривали эту новость, и придя к выводу, что скорее всего Маша права, решили как-нибудь затащить Катю (они уже почти поверили, что это именно она) сюда и выпытать у нее все подробности. А также! Поручили Татьяне Пончевой подслушать, как Андрей Палыч и Полина-Катя общаются, и нет ли чего-нибудь такого, что смогло бы их окончательно убедить или наоборот разубедить…
- Амур… А может ты нам погадаешь? – Тропинкина подошла к подруге, - Ну… Там… Катя это или нет? – и видя нерешительность Амуры, добавила, - Ну Амурчик, ну пожалуйста.!!! Мы же умрем от любопытства…
Амуру долго не пришлось упрашивать, ей и самой хотелось как можно быстрее все узнать… Поэтому, не долго думая она тут же разложила карты.
- Нич-чего не понимаю!!! – встряхнув головой, она зажмурилась, - Ерунда какая-то…
- Что?... Что там? – загалдел женсовет.
Амура подняла на них глаза, - Это вроде бы Катя, и в то же время не она!!! – озадаченно Амура глянула на расклад, - Нич-чего не понимаю! – повторила она. – Черт знает, что такое? – смешав карты, Амура попробовала снова, но и второй расклад ничего не дал. – Первый раз такое вижу, - бормотала гадалка себе под нос, потом раздраженно смешав карты убрала колоду.
- Ну что, Амур, - затеребила ее неугомонная Маша.
- Ничего… - мрачно ответила, - Карты не хотят говорить правду…
- То есть, - не поняла Тропинкина…
- То и есть… - ответила Амура, - Мои карты тут бесполезны… Я ничего не могу сказать. Ни «да» ни «нет»… Придется своими силами, - она мрачно посмотрела на окружающих, - Так что план остается в силе…
Помолчав, на том и порешили… И снова, каждая, маскируясь, пробралась на свое рабочее место.

***

Вика Клочкова неслась сломя голову на работу – она опять проспала, и теперь Жданов снова устроит ей головомойку. Уже подбежав к своему столу она услышала голоса в кабинете президента. Женский голос показался ей до боли знакомым. – Не-ет… Не может быть… Неужели Пушкарева? – она подкралась к двери, голос стал слышен яснее, - Точно, она… Значит я тогда не ошиблась… - Вика удовлетворенно кивнула сама себе. Неожиданно дверь кабинета распахнулась и чуть было не столкнувшийся с ней Жданов преувеличенно приветливо улыбнулся,
- Вика, слава богу… А я уж думал ты никогда не придешь…
- Не дождешься… - Клочкова гордо продефилировала к своему столу.
- Андрей… - из-за спины Жданова выглянула девушка…
- Кстати, Вика! Позволь представить тебе моего нового помощника, - он отошел в сторону и произнес, - Прошу любить и жаловать! Полина Владимировна Пушкарева!
Клочкова потеряла дар речи. На нее в упор через стекла элегантных очков смотрели глаза Катерины Пушкаревой. Открыв рот и совершенно растерявшись, она выдавила, - Н-но… Эт-то… же…
- Нет… Вика! – с выражением мученического терпения на лице, возразил Жданов, - Это ее двоюродная сестра!
Клочкова упала на стул, да так и осталась сидеть с открытым ртом и выпученными глазами. Жданов и Пушкарева пошли к выходу из приемной, но их окликнули.
- А может быть меня представят тоже?
Вика повернула голову, и ее глазам предстало душераздирающее зрелище. Маленький худенький, в нелепых очках мужчина был полной копией прежней Пушкаревой, только мужского рода.
- Ах да… - Спохватился Андрей, - Это наш новый финансовый директор – Зорькин Николай Антонович.
Задохлик поклонился. От отвращения, при виде такого убожества, с ее точки зрения, лицо Клочковой скривилось в брезгливой гримасе, но она тут же взяла себя в руки и мило улыбнулась. Волшебно словосочетание «финансовый директор» моментально изменило ее отношение к этой странной персоне. Но не успела она хоть немного прийти в себя, как из кабинета показался Малиновский. Он шел хромая и охая на ходу. – Ром… Что-то случилось? – она подскочила к нему. – Давай я тебе помогу…
Малиновский, не смотря на сильную боль, моментально выставил вперед руку. – Спасибо тебе, Вика большое, но я сам… как-нибудь… - Он постарался отодвинуться от нее подальше, но получилось это несколько комично, тем более, что Виктория не отставала. – Ну что ты, Ромочка… Мне же совсем не трудно… - она подхватила его под руку, от чего Малиновский охнул и скривился больше прежнего… - Ты что? – завопил он, - Убить меня хочешь?
От неожиданности, Вика отпустила его, и он на предельной скорости рванул к выходу. А отшатнувшуюся Викусю, которая чуть было не упала, поддержал новоиспеченный финансовый директор. – Будьте осторожнее, - прошептал он ей в ухо, поддерживая под локоток, - Вы такая красивая…
У Клочковой голова пошла кругом. – Она никак не могла понять, что происходит, хотя пыталась изо всех сил. – Господи! – простонала она, - Сегодня не мой день! – вырвав локоть, и вернувшись за свой стол, - стала приводить в порядок туалет, немного растрепавшийся от всей этой суеты.
Через несколько секунд приемная опустела. Жданов и Ко отправились перекусить, а Клочкова на все парах помчалась к Кире.
Дверь в опустевшую приемную бесшумно открылась и в щель просунулась любопытная голова Пончевой. – Никого, девочки…
На цыпочках, стараясь не шуметь, женсовет прокрался в кабинет президента.

***

Киры как назло не было на месте - Клочкова разочарованно поплелась обратно. При подходе к приемной, она увидела, крадущуюся на цыпочках, Тропинкину. – Эт-то еще что такое? – Вика распласталась по стене и решила проследить, - Что на сей раз задумали эти…?

А «Эти» тихонько вошли в президентский кабинет и растерянно остановились, оглядываясь. Они и сами не знали, что хотели здесь найти, но надеялись, что увидят что-то, что натолкнет их на разгадку личности Полины-Кати. В кабинете было все как обычно, разочарованный вздох был единственным звуком в тишине офиса.

Прокравшись за Тропинкиной, Вика в недоумении сморщила носик – та шла в приемную. – Что им там понадобилось? – она неслышно двинулась следом. Оказалось, что Маша не одна – весь женсовет на цыпочках входил в кабинет Жданова, - Совсем интересно! – Вика прошмыгнула следом и встала в проеме двери, которую, шедшая последней, Тропинкина не удосужилась закрыть.
- Эх жаль… - голос Клочковой прозвучал как гром среди ясного неба, - Жданов Вас не видит! Может он уволил бы Вас всех скопом… - ее физиономия излучала удовлетворение, от того, что она собиралась сделать. – Я все доложу… - Она мечтательно закатила глаза, - Это сенсация года – Женсовет рыскающий по президентскому кабинету…
- Можно я ей врежу?… - Шурочка засучив рукава рванулась в сторону Клочковой, но Уютова вовремя удержала ее.
- Я так и знала, что добром все это не кончится… - она сокрушенно покачала головой… - Пойдемте отсюда, сыщицы… - Подталкивая всех к выходу, вышла последней и закрыла за собой дверь, бросив укоризненный взгляд на Вику.
Клочкова пританцовывая, прошла к своему столу и сев на стул, крутанулась, раскинув руки в стороны. Она была довольна собой и уже предвкушала выражение лица Андрея, когда он все узнает. Оставалось только его дождаться.

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08-12, 17:34 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
А Андрей, Катя, Ромка и Коля сидели в «Ришелье», продолжая разговор, начатый еще в офисе. Говорил Малиновский – точнее старался говорить связно, но это плохо получалось, он все время перескакивал с одного события на другое, да и Зорькин время от времени вставлял пару реплик.
- Так… - Жданов, после многочисленных наводящих вопросов все-таки уяснил, что произошло, и теперь пытался выяснить, что же со всем этим делать? – И что вы предлагаете?
Коля заерзал на стуле.
– Я предлагаю вернуться к обсуждению вопроса об эксгумации. То, что я видел на кладбище, очень было похоже на перемещение тела…
Малиновский согласно кивнул.
- Точно… Очень было похоже… И я теперь совсем не уверен в том, что в могиле кто-то лежит!
- Что вы несете?! - Жданов начинал закипать, - Какие ангелы, какие бесы… Вы что, с ума сошли? Как мы в прокуратуру сунемся с этой историей, а?
Зорькин хитро прищурился.
- А мы и не пойдем – пойдет вот она! – он указал рукой на Катю…
- Что? – Жданов сказал, словно выстрелил… - Я ведь уже говорил, - обманчиво спокойным тоном начал он, - Не смей ее впутывать!!!
Но Зорькин не отступал, - А она уже впутана, причем по самую макушку… - он упрямо уставился перед собой. – И хотите вы того или нет, а воскрешать ее как-то надо… - поджав губы он сумрачно, исподлобья смотрел на Андрея.
- Да, но причем тут…
Вмешался Малиновский. – Послушай, Палыч… Катя жива – так? И если она в прокуратуре предъявит свидетельство о смерти и, например, расскажет сказочку про потерю памяти, ей ведь поверят! А если еще Елена Санна предоставит домашний архив, то вообще все будет в шоколаде. Гроб-то у нас пустой!!!
- И как будет выглядеть Елена Санна? Она что, не видела, кого хоронит? И еще, ты забыл, что на похоронах было море народа и все видели Катю в гробу! Что вы с этим намерены делать, ГЕНИИ! – Андрей сверлил взглядом то одного, то другого.
- Да-а… Это проблема-а… - Зорькин тяжело вздохнул… - Но… Может вот он? – он ткнул пальцем в Романа, - cможет что-то с этим сделать?
Малиновский поперхнулся, - Ты что? – откашлявшись, завопил он, - Спятил?… Не-е-ет, даже не надейся… - он поводил пальцем перед носом Николая.
- Это вы о чем… - поинтересовался Андрей, а то мы тут с Катей сидим и ничего не понимаем. Может переведете?
- Я имею в виду коррекцию памяти. – Зорькин только сейчас перевел взгляд на Катю.
Она сидела с совершенно ошеломленным выражением лица. Все услышанное в офисе и здесь было настолько чудовищно, настолько фантастично, что поверить в это она никак не могла, как ни старалась. А уж Колькино предложение (ничего себе!!!) вообще ни в какие рамки ни вписывается… Кажется ее мужчины перетрудились, иначе она никак не могла себе объяснить того, что творилось сейчас на ее глазах.
Зорькин также молча перевел взгляд на Андрея.
Жданов задумчиво постукивал пальцами по столу. – Если то, что Вы сегодня рассказали, правда?...
- То есть как? – возопил Малиновский. Последнее время у него стали вырываться вот такие вот истеричные выкрики – нервы совсем ни к черту… Снизив голос на полтона ниже, он уже почти нормально, спросил, - То есть, Палыч, ты считаешь, что мы с утра и до сих пор сидим и втираем Вам не понятно что, из своих каких-то непонятных тебе побуждений?
- Нет… Ром… Погоди, - Жданов откинулся на спинку стула. – Я не говорю, что вы врете. Просто то, что вы рассказываете настолько невероятно, что поверить в это… Ну, не знаю… Пока не увижу своими глазами, не поверю…
- Ах ты хочешь увидеть!… - вскипел Малиновский, - Да я и так сегодня еле хожу, после… ну после… ты знаешь!
- Ром… - Андрей смутился, - Я же не говорю прямо сейчас…
- Ах-ах-ах!!! Он не говорит, - Малиновский с трудом поднялся на ноги, - Да пошли Вы все!!! – отодвинув стул, он собрался уходить…
- Ром… - Катин голос звучал напряженно, - Р-роман Дмитрич… Пожалуйста, не уходите…
- Ром, да ты что? – Жданов вскочил, - Ты чего, Малиновский?
Тот устало потер лицо ладонями, - Простите меня… Просто столько всего произошло… Все в порядке… - он снова сел, опустив голову.
За столом все притихли. – Ну что ж… - подытожил Зорьки, - От чего ушли к тому и пришли…
Все подавленно молчали.
- А знаете что? – не выдержала Катерина, - А давайте выпьем?! – она подняла бокал с вином. – Выпьем за то, чтобы все это побыстрее закончилось, и мы могли со смехом вспоминать эту невероятную историю, рассказывая нашим детям эту сказку на ночь…
- Детям?… - Зорькин вздернул бровь… - Ого! Мы уже о детях заговорили…
Катерина густо покраснела и поставила бокал на стол… - Коль…
- Да ладно, Пушкарева, не смущайся ты так. - Николай уже откровенно ухмылялся. Даже Роман слабо улыбнулся.
Жданов прижал к себе Катю, а она спрятала пылающее лицо у него на груди.
- Хватит Вам… - ему тоже хотелось рассмеяться, но он сдерживался, только губы слегка подрагивали, выдавая его. Он приблизительно представлял себе Катькину реакцию на его смех… - Сказано, же! Давайте выпьем! – он поднял бокал и предупреждающе уставился на друзей…
- Выпьем, так выпьем, - Малиновский улыбался все шире, а в глазах появились озорные искорки…
- Выпьем!… - подхватил Зорькин, улыбка от уха до уха украшала его физиономию…
- Кать… - Андрей осторожно оторвал от себя Катю, - Катюш… - ласково поцеловал в нос, - Твой тост! Слышишь, народ требует!
Не поднимая глаз, она снова взяла бокал в руки… - Выпьем…- Допив вино, снова уткнулась в грудь Жданова. Даже уши пылали, - И дернул же ее черт за язык… - она готова была провалиться сквозь землю… - А им хоть бы хны… - Хихиканье Кольки ее просто раздражало, а Малиновский? Тоже хорош! Инвалид потустороннего фронта! – злилась Катерина… - А Жданов? Хоть бы слово сказал… Видишь ли народ требует… Да этому народу надавать как следует… - перестав полыхать, как кумач, Катерина выпрямилась… - Очень смешно… - она сердито оглядела мужчин, встала и направилась к выходу…
Жданов устремился следом за ней… - Кать, ну ты чего? Ну пошутили немножко… Ну перестань, Кать… - он развернул ее лицом к себе и обнял.
Зорькин и Малиновский переглянулись. Улыбки как ветром сдуло. Подошли к обнимающейся паре, неловко переминаясь с ноги на ногу,
- Кать… - Николай не знал что сказать…
- Кать… - в унисон с ним произнес Роман…
- Ладно уж… - Катерина с укором глянула на них, - Пошли... Пора в офис возвращаться…

***

Не успели они переступить порог приемной, как Вика, которая уже извелась, дожидаясь их, налетела на Андрея…
- Андрей! Мне надо тебе сказать…
- Вик… Мне некогда… - но остановить поезд на полном ходу невозможно и Жданов смирился… - Говори быстрей…
- Тут был женсовет… - Вика ждала реакции…
- Ну и что? – Жданов пожал плечами…
- У тебя в кабинете… - добавила она…
Жданов заинтересовался, - И что им было там надо?
- Не знаю… Но они что-то искали…
- Искали?!… - испугалась Катя, - Что искали?
- Не знаю… - повторила Клочкова, - Может у них спросите? – и иронично изогнула бровь.
- Спрошу… Обязательно… - Жданов вошел в кабинет, и внимательно огляделся, - вроде все без изменений. – Вика!!! – рявкнул он, - Вызови их ко мне…
- Сейчас… - злорадно улыбаясь, Клочкова обзвонила всех.

***

- Итак! – Жданов оглядел своих сотрудников. – Кто Вам позволил обыскивать мой кабинет?
- Да мы… - Шурочка попыталась возразить…
- Что вы?!!!!… - Андрей был вне себя…
- Мы не обыскивали… - пискнула Тропинкина…
- Да?! И что вы делали?
- Андрюш, подожди, успокойся… - Ольга Уютова подошла к нему… - Девчонки, конечно, виноваты… И я виновата, что пошла у них на поводу, но ведь они не хотели ничего плохого…
- А что же они хотели? - «Поубивал бы всех» - думал Жданов, - «Вечно лезут куда их не просят!»
- Мы… просто… - Маша немного запнулась, а потом выпалила, - Мы просто хотели узнать, Катя это или нет?
«Ну вот… Жданов… Приплыли… И как ты на это собираешься реагировать?» - думала Катерина, сидя в каморке…
Жданов потерял дар речи, - Вы, простите, что?
- Ну-у… - пролепетала Маша, глядя, как лицо президента наливается кровью… - Мы-ы... не хотели…
- Ах, вы не хотели?! - заорал сорвавшийся с тормозов Андрей, - Вы, как всегда, не хотели!… Во-о-о-он!!!… Вон отсюда!!!… - приказал он, - И если я еще раз узнаю, что вы суете нос в дела Пушкаревой, вы будете уволены! Немедленно!!! – он пальцем указал им на выход… - Понятно?! – снова сорвавшись на крик, он двинулся на женсовет.
- Ой… - первой из кабинета вылетела Пончева, за ней Ольга Вячеславовна, а потом повалили все остальные. Несколько секунд и в приемной осталась одна Клочкова, удовлетворенно потирающая руки.
Выглянув из каморки, Катя, Николай и Роман удивленно смотрели на Андрея… - Ну ты силен!… - Выдохнул Малиновский, - Что? Так таки всех и уволишь?
Андрей перевел дух. – Уволю! – рубанул рукой воздух, - Всех! К чертовой матери!
- Андрей… - Катя умоляюще смотрела на него... - Это же из-за меня все… Они же за меня волнуются!
- Волнуются… - уже мирно проворчал президент всея Зималетто, - Ладно, Катюш… Посмотрим…
Обрадовано улыбнувшись, Катя бросилась ему на шею.

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08-12, 17:35 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 17:37
Сообщения: 109
Откуда: г. Казань
Кристина стояла у себя на кухне, готовя кофе. День давно перевалил за экватор, а Кира все спала. Кристина вынуждена была постоянно прислушиваться – проснулась она или нет.
Когда вчера вечером Малиновский привез к ней Киру, в первый момент она не узнала свою сестру – серое лицо, круги под глазами… Переведя взгляд на Романа она увидела, что он качает головой из стороны в сторону. Молча обняв Киру она провела ее в спальню, а когда вернулась, Романа уже не было. Всю ночь Кристина проворочалась, так и не уснув. – Что случилось? Почему Кира так выглядит? И при чем тут Малиновский? – последний вопрос почему-то засел у нее в голове и избавиться от него никак не получалось… Еле-еле дождалась утра, и вот теперь наливая кофе в чашку, она ждала когда Кира проснется…

Кира открыла глаза. Знакомый потолок, обои, мебель – Кристина, она у Кристины. - Что же ей теперь делать? Ведь Кристина не отстанет, пока не узнает все… - до нее донесся восхитительный запах свежесваренного кофе да и желудок начал подавать признаки жизни. Решив, что от разговора все равно отвертеться не удастся, Кира встала, накинула халат и прошла на кухню…
- Доброе утро! – она постаралась улыбнуться как можно естественней.
- Доброе… - Кристина будто ощупывала ее взглядом, подмечая малейшие признаки притворства.
- А мне кофе дадут? – изображая веселость, она ни на минуту не верила, что ей удалось обмануть сестру.
- Дадут-дадут, если моя дорогая сестричка расскажет все… Ты вчера сама на себя была не похожа, а то, что в спутники выбрала Малиновского, вообще у меня в голове не укладывается! – Кристина внимательно наблюдала за Кирой.
А у той, словно несколько слоев было налеплено на лице, вот сполз слой веселости, потом исчез слой безнадежности, за ним тоскливый слой и слой бесконечной боли, и осталось только выражение опустошенности… Кристина снова испугалась – перед ней стояла вовсе не молодая девушка, которой она привыкла считать Киру, а женщина за 40, пережившая огромную трагедию следы которой навсегда отпечатались на ее лице и в ее глазах… - Кирочка, - Кристина кинулась к ней и крепко обняла… - Сестренка! Да что ж такое?! – она гладила ее по спине, пытаясь успокоить и успокоиться самой.
- Знаешь Кристин? – тихим шепотом начала Кира, - Я всегда была уверена, что у нас с Андреем все хорошо, все просто прекрасно и мы будем жить долго и счастливо, а оказалось?... – Кира отстранилась, подошла к окну и бездумно уставилась на небо.
- Кирюш…
- Дай я скажу… - Кира обернулась к ней, - Со мной вот уже неделю происходит неизвестно что!
Выслушав ее историю, Кристина схватилась за голову. Она немного разбиралась в оккультных науках, а поездив по всему свету такого насмотрелась, что поневоле начала верить и в загробный мир и жизнь после смерти…
- Кир, а где сейчас договор? – она вопросительно смотрела на сестру.
- Кажется Малиновский забрал, а что?
- О Господи, Кира! Ты даже не представляешь, насколько все это может быть серьезно! - схватив телефон, начала набирать номер, - Мне надо самой с ним поговорить…
- С кем?
- С Малиновским, конечно, с кем же еще! – Кристина поднесла трубку к уху. – Привет Ром!

***

После бегства из Ждановского кабинета, женсовет опять собрался в туалете.
- Что ж теперь делать-то, дамочки? – Тропинкина озвучила мучавший всех вопрос.
- А ничего… - глаза Амуры заблестели, - Я вот тут подумала… - она обвела глазами подруг, -Если я не могу погадать на Катю, то я погадаю на Жданова!
- Точно… - Шурочка подскочила на месте.
- Только я Вас прошу, девочки, тише…- Амура приложила пальцы к вискам.
Все замолчали.
Разложив карты Амура присвистнула, - Ничего себе!
- Что?... Что там?... – опять не вытерпела Шурочка.
- Да подожди… Значит так! Жданов скоро женится!
- Так это не новость, - разочарованно протянула Маша.
- Не на Кире… - добавила Амура…
- А на ком? – Пончева округлила глаза.
- На ком? На ком-на ком-на ком… - Амура задумчиво разглядывала карты… - То что он женится – это точно! А вот на ком?... Ну посмотрим… - Амура провела пальчиком по картам… - Вот карта «Ангел любви» она изначально лежит с «Королем кубков», так?! А это значит, что ему предначертано полюбить – так сказать дар небес… Теперь дальше, «Королева кубков» лежит рядом с ним через «Смерть», эта карта означает «возрождение, обновление, начало нового этапа», так… А раз она рядом с королевой, то и возродиться должна КОРОЛЕВА! А королева лежит у нас с «Десяткой кубков», что означает удачный брак и покровительство небес. Значит брак между ними заключен на небесах. Он предопределен - брак с возрожденной королевой! - Амура щелкнула пальцами, - Ну конечно! И как же я сразу не догадалась! Точно…
- Что? О чем догадалась? – снова влезла Шурочка.
Подняв сияющие глаза на женсовет, Амура торжественно объявила – Андрей Палыч женится на Кате!!! – и сделав паузу добавила, - А Полина и есть – Катя!!! – Амура счастливо вздохнула… - Ну, конечно!!!
После таких сногсшибательных новостей, слова как-то не шли. Таня опомнилась первой, - Амур… - осторожно начала она, - Амур, мы то тебе верим! Но как же… Как же… Нам же… Они же… - она никак не могла сформулировать мысль…
Амура кивнула и вновь углубилась в изучение карт, - Сейчас-сейчас… Что тут у нас еще? Ага… - она снова ткнула пальцем в карты, - Вот… рядом с ними вверху «Маг» внизу «Рыцарь мечей», значит… значит… И что это у нас значит? А это значит есть два друга… Угу… - Амура сосредоточилась, так… еще… в центре у нас… Вот это да!!!!!!! «Колесо фортуны»!!!! Девочки, бояться нечего!!! Все у них будет хорошо!!! У них такая защита, просто… просто… В общем они любимчики небес!!! Вот так то!!! – она перевела дух… - Все!!! Сеанс окончен…
Обалдевший женсовет только моргал глазами. Такого гадания они не слышали никогда.

***

А виновники всего этого, сидели в кабинете президента и ломали головы над тем, как бы им побыстрее и без потерь проверить пуста Катькина могила или нет? Перебрав кучу вариантов и так ни на чем не остановившись, мрачно замолчали. Зазвонил мобильник Малиновского.
– Да!
- Привет Ром! – голос Кристины на том конце был чрезвычайно серьезен.

_________________
...
СЕРИАЛОМАНИЯ
Евгения Герм на сервере Стихи.ру
...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 63 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB