Палата

Наш старый-новый диванчик
Текущее время: 20-07, 15:27

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 22 ]  На страницу Пред.  1, 2
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 14:42 
Не в сети
<b style=color:blue>Второкурсница</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03-11, 12:57
Сообщения: 4087
Глава 34

Янк и Пейджи поехали в Рино <Рино - город, в котором бракосочетание и развод оформляются без особых формальностей.>, даже не потрудившись сменить одежду или собрать чемодан. И если раньше Пейджи даже и представить не могла, что будет выходить замуж в шелковой блузке и серых спортивных брюках, то теперь уже ничто в мире не могло заставить их подождать хотя бы еще один день. Церемония состоялась вскоре после полуночи в убогой крохотной часовне с выставленной в стеклянном ящике гитарой Элвиса. Янк долго рассматривал гитару, потом заметил, что она напоминает ему любимую женщину.
Пейджи не поняла, с какой стати какая-то гитара Элвиса напомнила Янку именно ее, но служба вот-вот должна была начаться и времени на расспросы не было.
Номера для новобрачных во всех лучших отелях были уже забронированы, и им пришлось поселиться в небольшой гостинице. Коридорный провел их в комнату, интерьер которой выглядел, как внутренности коробки с леденцами, что дарят в День святого Валентина. Стены были оклеены обоями с расплывчатым полосатым рисунком, напоминавшим шкуру зебры; ковер из белого искусственного меха густой запыленной шевелюрой протянулся от одной стены к другой. Красно-белые гирлянды из блестящего атласа драпировали кровать в форме сердца, отражаясь в испещренном золотистыми пятнами зеркале, служившем изголовьем.
- Красота, - с восхищением произнес Янк.
В другое время Пейджи, может, и рассмеялась бы, но сейчас она слишком нервничала. А вдруг Янк в ней разочаруется? Она имитировала страсть кое с кем из самых блистательных любовников, но Янк был намного умнее и тоньше большинства мужчин. Тем не менее она не считала, что постель станет основной частью их совместной жизни. Возможно, такой башковитый мужик, как Янк, окажется далеко не самым толковым в мире любовником, что ее вполне бы устроило. Ей уже доводилось попадать в объятия величайших маэстро подобного рода, и это вовсе не было так уж великолепно.
Более всего ей нравилось с ним обниматься - это было так тепло и уютно. Обниматься и еще готовить еду. Ей хотелось наполнить его тщедушное тело своей великолепной стряпней. Вскармливать его детишек своей щедрой грудью. Ни с того ни с сего на глаза навернулись слезы.
Пейджи стояла к Янку спиной, но оказалось, что он каким-то непостижимым образом понял, что она заплакала, обхватил ее руками и прижал к себе.
- Все будет хорошо, - сказал он. - Не надо волноваться. Поднявшись на цыпочки, она зарылась лицом ему в шею:
- Я так люблю тебя! Я не стою тебя. Я нехорошая. Часто выхожу из себя. Слишком много ругаюсь. Ты гораздо лучше меня.
Янк приподнял ее подбородок и пальцами отвел с лица белокурые волосы. Глаза его наполнились восхищением.
- Ты самая чудесная женщина в мире! Никак не могу поверить, что ты моя.
Янк смотрел на нее, и ей передалась вся доброта его души. А потом он наклонил голову и поцеловал ее. Боже, как долго! Ее еще никогда так не целовали! Его губы коснулись ее рта с такой осторожностью, что вначале она их даже не почувствовала. Тогда она сама прижала свои губы сильнее. И первая открыла рот.
А поцелуй все продолжался. Янк был человеком неистощимого терпения, свято верившим в то, что нужно хорошо исполнять любую работу. Он целовал ее щеки, глаза, потом уложил в постель и наклонил ее голову набок, чтобы было удобнее целовать в шею. Найдя на шее трепетавшую жилку, он припал к ней губами и принялся мысленно считать пульс.
Она ощутила в теле расслабляющее тепло. Губы Янка спустились пониже и замешкались в вырезе ее блузки. Грудь затрепетала в предвкушении его прикосновений. Ей захотелось почувствовать его еще больше. Ее руки прокрались ему под рубаху, но он вытащил их оттуда и мягко сжал между своими руками.
- Хочешь шампанского?
Она покачала головой. Не нужно ей никакого шампанского. Ей хотелось, чтобы он не останавливался.
Но он все равно встал. Прошел к ведерку со льдом и принялся возиться с бутылкой. Прошла целая вечность, прежде чем он наконец открыл ее. Вначале ему понадобилось обсушить ее полотенцем, затем он устроил целое действо, начав аккуратно снимать фольгу. А проволочную оплетку с пробки скручивал так, словно работал с очень тонким механизмом. Боже, ей захотелось заорать, чтобы он просто открыл бутыль и поскорее вернулся.
Пейджи оперлась на подушки, дожидаясь, пока он наполнит себе бокал. Он опять спросил, не хочется ли ей шампанского.
- Хорошо, - проворчала она в ответ. - Раз уж ты ее все-таки открыл, то давай.
Он вернулся, неся бокалы, и, остановившись у кровати, посмотрел на Пейджи. Узкое обручальное кольцо восхитительно смотрелось на его длинном тонком пальце. Ей снова стало жарко, и раздражение понемногу улетучилось. Матрац прогнулся, когда он, поставив бокалы на ночной столик, уселся на край кровати.
- Пока не пей, - предупредил он. - Мне нужно обдумать тост.
И уселся поосновательнее.
Это было что-то невероятное. Ей хотелось, чтобы он опять целовал ее и трогал грудь, а он просто сидел, размышляя над своим дурацким тостом. И, погрузившись в раздумья, вдруг начал проделывать эту штуку с ее ладонью. Просто слегка поглаживать ее большим пальцем. До этого еще никто не вытворял такого с ее ладонью. Это невероятно возбуждало. Прошло совсем немного времени, и она начала извиваться.
- Ну, ты уже придумал? - задыхаясь, спросила она наконец.
- Еще пару минут, - ответил он, перенося свою руку с ладони на более чувствительную кожу предплечья.
Она закрыла глаза. Губы приоткрылись. Что он с ней делает? Поглаживание предплечья длилось целую вечность, потом его рот опять коснулся ее губ в очередном сладостном поцелуе. Как хорошо, подумала она. Наконец-то они вернулись к настоящему делу.
Он поцеловал основание ее шеи, и она застонала. Его пальцы поиграли с верхней пуговкой на ее блузке. Казалось, прошло несколько лет, прежде чем он расстегнул ее и поцеловал открывшийся участок кожи, потом расстегнул следующую пуговицу. Пуговица - поцелуй, еще пуговица - опять поцелуй.
Вздымавшаяся над зубчатым кружевом бюстгальтера часть груди начала покрываться розовым румянцем. Ну когда он доберется до лифчика? А до брюк?
Он остановился.
- Думаю, тост готов.
Она заскрежетала зубами. Если он не сосредоточится на том, что нужно делать, придется ей самой провозглашать тост! Он подал ей бокал с шампанским.
- За мою жену, за самую прекрасную женщину на свете! Я люблю тебя.
Получилось довольно мило - в самом деле очень мило, - но за то время, что ей пришлось дожидаться, можно было придумать что-нибудь и пооригинальнее. Она чокнулась с ним, залпом выпила шампанское, уронила бокал на ковер и бросилась ему в руки.
Он нежно отстранился и снял с нее блузку.
Ей хотелось торжествующе завопить. Готово! Наконец-то у него появилась здравая мысль. Наконец-то он вспомнил, что от него ожидают. А сейчас бюстгальтер. Не забыл бы про бюстгальтер!
Он не забыл. Его проворные пальцы расстегнули застежку так ловко, что она, казалось, растворилась в его руках. Сняв эту кружевную деталь, он уложил Пейджи на кровать.
А потом стал просто рассматривать ее. Она лежала на спине, а он изучал ее своими глазами. Ее соски под его взглядом, отвердели и набухли. Он наклонился вперед. Она закрыла глаза, ожидая, когда его рот согреет грудь, и почувствовала, как его губы располагаются... на изгибе плеча.
Она тихо всхлипнула от разочарования. Лежавшие вдоль тела руки сжались в кулаки, а он еще целую вечность играл ее плечом.
"Моя грудь! - хотелось закричать ей. - Отведай мою грудь, мои хорошенькие сосочки".
Но этот олух, за которого она вышла замуж, открыл на внутренней стороне ее локтя на редкость чувствительный уголочек и присосался к нему.
- Твои брюки начинают мешать, - заметил он наконец.
- Да, - согласилась она. - Ну конечно.
И поспешила расстегнуть пояс и "молнию", но Янк опять отстранил ее. Он аккуратно стянул ее брюки и стал их складывать.
- Да какая разница, - сказала она. - Просто повесь на спинку стула.
- Они же помнутся, - ответил он, будто помять штаны значило совершить тяжкое преступление против природы. Встав и держа брюки за обшлага, он похлопал по складкам и начал выравнивать швы с такой геометрической точностью, при виде которой Евклид завопил бы от восторга.
Пейджи тоже хотелось завопить, но отнюдь не от восторга. Ну почему он никак не поймет, как трудно ей было возбудиться? И это возбуждение в любую секунду может исчезнуть. Так бывало всегда. Ему нужно поторопиться, пока подъем не пропал. Он что, не понимает?
По-видимому, он действительно не понимал. Ему зачем-то понадобилось отнести брюки к шкафу и повесить их туда. Да еще первая вешалка ему не подошла. Ему непременно подавай вешалку для брюк.
Пока он стоял, повернувшись к ней спиной, она сняла трусики и чуть приподняла колено, прижав подошву правой ноги к изгибу левой икры.
Когда он, повернувшись, увидал такое, у него глаза на лоб полезли. Решительно настроившись взять верх, она позволила своей руке томно упасть на край кровати и начала водить подошвой правой ноги вверх и вниз по икре. Янк подошел к кровати. Она прикусила нижнюю губу. Он резко отвернулся.
Пейджи быстро приподнялась на локте:
- Ты куда собрался?
Подойдя к одному из столов, Янк включил еще одну лампу.
- Здесь плохо видно, - пояснил он. - Я люблю видеть то, что делаю.
Затем вернулся к изножью кровати. Поглаживая руками ее икры, он нежно развел ее колени.
У Пейджи пересохло во рту. Она посмотрела на него.
Его руки поднялись к рубашке. Но вместо того чтобы снять ее, он принялся медленно закатывать рукава.
Пейджи внимательно наблюдала за лицом Янка. Она впервые заметила удовольствие, промелькнувшее в уголках его губ.
- Ты нарочно так делаешь, - выдохнула она.
- Полагаю, - ответил он, - никто никогда еще не потратил на тебя достаточно времени.
Этой ночью Пейджи пережила тысячу счастливых жизней. Янк был научен терпению и верил в силу кропотливого мастерства. Он любил выдвигать гипотезы и проверять их на деле. Например, если здесь использовать язык, а там руку...
Он был инженером, абсолютным гением, когда дело касалось работы с небольшими деталями. И каждую из ее маленьких деталей он подвергал строгой инспекции, и после его искусного манипулирования они взрывались.
Кто бы мог подумать, что ему придется даже глушить ртом ее крики? Кто бы мог вообразить, что этот рассеянный гений сможет наконец принести ей удовлетворение, ускользавшее от нее всю жизнь?
Когда он наконец присоединился к ней, глаза его остекленели, а дыхание сделалось таким же тяжелым, как и у нее. Она была уже не в состоянии рассуждать здраво, но смутно понимала, чего стоило ему это терпение, и любила за это еще сильнее.
Даже приготовившись войти в нее, он был осторожен. Он был ее мужем, ее любовником. Но прежде всего он был изобретателем, инженером. А хорошие инженеры никогда насильно не стыкуют детали, если они разного размера.
- Так хорошо? - негромко спросил он.
- О да, да! - выдохнула она.
- Моя жена. Любовь моя.
Она вскрикнула от наслаждения и страсти, когда он вошел в нее. Он ртом заглушил ее крики, и они начали двигаться в такт, в гармоничном полете направляясь к месту идеального завершения.

***

Когда спустились сумерки, они, пресыщенные, лежали обнявшись.
- Почему ты тогда повел себя так, словно хотел, чтобы я пошла в постель с Митчем? - прошептала она.
- Потому что знал, что Митч не пойдет с тобой в постель.
- Пошел бы тоже, - негодующе сказала она. А потом рассмеялась. - Нет, похоже, не пошел бы. - Ее пальцы пощипывали его грудь. - Я думала, ты любишь Сюзанну.
Он погладил ее щеку.
- А я и вправду люблю. Точно так же, как и ты ее любишь.
Он не видел необходимости рассказывать ей, что не всегда было так. Было время, когда его очень сильно влекло к Сюзанне: она была совсем не такая, как те женщины, которых он знал.
- Для меня важно, чтобы Сюзанна была счастлива, - продолжал он. - Именно поэтому я и должен был заставить Сэма понять, что он не сможет получить ее обратно. Но что касается физического влечения...
Он не стал продолжать, и Пейджи заинтересовалась:
- Ну что? Скажи мне.
Он, казалось, был чем-то смущен.
- Только, пожалуйста, не принимай это как обиду, Пейджи. Я люблю Сюзанну и восхищаюсь ею. Но не кажется ли тебе, что она несколько... плосковата?
Пейджи посмотрела на их убогий номер для молодоженов, который Янк счел таким привлекательным. Хихикнув от удовольствия, она прижала Янка к груди.
- Полностью согласна с тобой, Янк. Сюзанна определенно плосковата для тебя.

***

В Митче Сюзанну стало раздражать все. Например, его одежда. Сколько идеально скроенных темно-синих костюмов может иметь человек? А сколько синих и красных репсовых галстуков? Не может ли он хоть однажды выбраться куда-нибудь в дикую местность, надев ради разнообразия свитер с пейслейским узором?
И еще она терпеть не могла то, как он постукивает своей ручкой, когда бывает раздражен, как откидывается назад на стуле и ослабляет узел галстука, прежде чем сделать замечание. Он записывал абсолютно все - и это тоже злило ее. И что он делает со всеми этими желтыми адвокатскими блокнотами, которых у него набралась приличная куча? Может, снимает где-нибудь склад?
Она нахмурилась, увидев, как его золотое перо побежало по бумаге. Наверняка один из его желтых адвокатских блокнотов лежит у него на прикроватном столике, чтобы оставлять заметки о том, как вели себя женщины, с которыми он только что был близок.
Но на эту тему думать не хотелось, и Сюзанна начала размышлять о том, как он заводит ее при встречах. Сидя за столом в конференц-зале, читая данные со своей десятимиллионной распечатки и толкуя о поставках, квотах и прогнозах сбыта, он вдруг, прямо в середине предложения, сдернет эти свои дурацкие очки в роговой оправе и уставится на нее. Будет просто смотреть и смотреть. Этакий взгляд жеребца-производителя, словно она какая-то шлюха. Боже, как это раздражает! Раздражает настолько, что она теряет представление о том, где находится, и начинает путаться, и тогда уже все начинают смотреть на нее.
- Сюзанна?
Она моргнула. На нее смотрел Джек Вогэн, вице-президент отдела исследований и разработок. Все смотрели на нее! Опять это с ней случилось. Митч, улыбнувшись, откинулся назад на стуле, составив пальцы этаким дурацким шалашиком.
- Сюзанна? - повторил Вогэн. - У вас есть вопросы по поводу этих графиков?
- Нет-нет. Все понятно.
Она не имеет ни малейшего представления об этих графиках и догадывается, что все сидящие за столом знают об этом. Казалось, в голове у нее тикают гигантские часы, отбивая последнюю неделю, оставшуюся до решения о разводе. Почему Митч такой настырный? Почему ему непременно нужно злить ее подобным образом? Она плохо спала прошлой ночью. Все это ожидание окончательно измотает ей нервы.
В громкоговорителе послышался щелчок.
- Внимание, незамужние дамы! Бесплатные гинекологические осмотры будут теперь проводиться в здании С. Спросить Ральфа.
Сюзанна подскочила на стуле:
- Ну хватит. Доберусь я до чьей-то задницы!
У Митча на лице появилось страдальческое выражение.
Джек Вогэн захлопнул папку.
- Полагаю, собрание можно считать закрытым, - невозмутимо сказал он.
Сюзанна ринулась к двери. Но прежде чем она успела скрыться, Митч перехватил ее с помощью очередного трюка. Он попросту встал перед ней, загородив путь. Это было не что иное, как игривое проявление мужской силы, - совершенно ребячий способ напомнить ей, что он больше и сильнее. Приемчик настоящего грубияна.
- Ну чего тебе еще нужно? - проворчала она, стараясь не замечать трепет в животе и восхитительный аромат его накрахмаленной рубашки.
Нагнувшись, он зашептал ей на ухо:
- Осталась всего неделя, Спичка. А потом я получу то, что мне причитается.
Она тяжело сглотнула. Да он просто наезжает на нее. Определенно наезжает!

***

Вопрос о разводе решился утром в совершенно заурядную будничную среду. Потом Сюзанна отсидела на заседании со своими специалистами по маркетингу с Восточного побережья, встретилась с группой менеджеров, руководивших заводом компании "Сисвэл" в Сингапуре. Потом ей позвонила Пейджи и спросила, можно ли заскочить в обед, и Сюзанна, пойдя ей навстречу, перенесла начало конференции.
Она закончила черновик памятной записки и глянула на часы. Скоро придет Пейджи. Сюзанна не видела Митча целый день. Вот и прекрасно. Он за этот последний месяц провел ее через все муки ада, и она планировала заставить его за это пострадать. Если он полагает, что может запросто заскакивать к ней в постель только потому, что она официально станет свободной, то ей придется очень скоро вывести его из заблуждения. Она может быть свободной, но становиться доступной не намерена. В дверях показалась голова Пейджи.
- Привет!
Увидеть сестру было так приятно, что напряжение Сюзанны частично спало. С тех пор как Пейджи вышла замуж, даже кожа у нее, казалось, засветилась довольством. И когда бы Сюзанна ни встретила Янка, с его лица не сходила дурацкая улыбка.
Молодожены разместились в Фалькон-Хилле. Мысль, что Янк Янковский станет хозяином и повелителем дома Джоэла Фальконера, насмешила ее больше всего.
"Возможно, он бы тебе по-настоящему понравился, - подумала она. - Разумеется, если бы ты справился с первоначальным шоком. Он здесь лучший, и он сделал Пейджи такой счастливой".
Сюзанна оглядела бледно-малиновый костюм сестры, нитку жемчугов на шее, шиньон и серые лакированные лодочки из кожи ящерицы.
- Бог ты мой! Я потрясена. Ты разоделась так ради меня?
- Нет, ради Поля. Он злится, когда члены совета приходят на заседания в синих джинсах.
- Поль?
Пейджи отступила в сторону, и Сюзанна увидела, что она пришла не одна. С ней был Поль Клеменс, предшественник Кэла на посту президента ФБТ. Сюзанна встала и поздоровалась. Несколько минут они беседовали, стараясь преодолеть некоторую неловкость.
Сюзанна поняла, что за болтовней сестры скрывается нечто более серьезное, и провела их к небольшому столу в углу офиса. Едва они расселись, как прибыл Митч.
Сердце Сюзанны чуть не выпрыгнуло из груди: Митч уселся рядом с Пейджи!
- Не знала, что здесь состоится официальная встреча, - холодно сказала Сюзанна.
Пейджи поиграла жемчугами.
- Это я попросила Митча прийти сюда. Послушай, Сюзанна, мне очень жаль, но...
- Это моя инициатива, - вмешался Поль Клеменс. - Вчера мы с Пейджи имели продолжительную беседу, и я попросил ее организовать эту встречу.
Сюзанна положила руки на стол.
- Поль, вы наш давний друг, но если явились сюда как официальный представитель ФБТ, то мне придется пригласить кого-нибудь из наших адвокатов.
- Я в отставке, Сюзанна, хотя еще сижу в совете. Скажем так, я здесь хотя и в качестве официального представителя, но неофициально.
- Сьюз, выслушай его, - сказала Пейджи. - Это очень важно.
Сюзанна неохотно согласилась, и Поль начал обрисовывать ситуацию. Кризис ФБТ начался сразу же, как только до широкой публики дошли слухи о Кэле Тероксе. Уже одно то, что человеку, который являлся председателем совета директоров ФБТ, вскоре грозило тюремное заключение, невероятно осложнило ситуацию. Чем больше Сюзанна слушала, тем более настораживалась. Она знала, что у ФБТ неприятности, но не представляла, как далеко зашло дело. Эта гигантская корпорация была буквально на грани краха.
Поль закончил рассказ, и она посмотрела на него с тревогой.
- Надеюсь, вы оба понимаете, что никто в "Сисвэл" не желает краха ФБТ. У нас была проблема не с ФБТ, а с Кэлом.
- Вы очень ясно дали понять это в заявлениях для прессы, и все мы ценим это, - ответил Поль. - Но тем не менее публика принимает нас за каких-то злодеев в черных шляпах, тогда как вы в ее глазах - сущая Белоснежка. Ни одна компания не желает больше иметь с нами никаких дел. Впечатление такое, будто мы прокаженные, и наши партнеры толпами перебегают к нашим конкурентам. Мы сделали скидку на "Фалькон-101", но это почти не помогло. Стоимость наших акций стала просто смехотворной.
Пейджи оторвалась от картинки, которую рисовала кончиком пальца на столе.
- Сьюз, это моя вина. Я совершенно не представляю, что нужно делать с моими акциями. Когда я сижу на этих деловых совещаниях в ФБТ, мои мысли блуждают Бог знает где: все так скучно, что я не в силах сосредоточиться. Я никогда не знаю, как нужно голосовать. Поэтому я передала свои полномочия Кэлу. И вот к чему это привело.
- Ты же не собиралась причинять компании никакого вреда, - сказала Сюзанна.
- Но она причинила его, - вмешался Клеменс. - И ни у меня, ни у Пейджи нет желания, чтобы это повторилось опять. В ФБТ работает свыше трехсот тысяч служащих. От нас зависит жизнь очень многих людей. Если мы закроемся, то много небольших городков, в которых есть наши предприятия, просто прекратят существование. А мы несем колоссальные потери, Сюзанна. Все рушится.
Пейджи подалась вперед:
- Сюзанна, я хочу передать тебе мои постоянные полномочия. Хочу, чтобы ты представляла мои паи в корпорации.
- Пейджи, я благодарна за оказанное доверие, но как раз этого сделать никак не могу. Тут был бы прямой конфликт интересов. Мой совет директоров никогда не пойдет на такое.
- Они согласятся, если вы подадите в отставку, - тихо предложил Поль. - Если вы уйдете из "Сисвэл", вложите свои акции в трест и станете председателем совета директоров и главным администратором ФБТ.
Сюзанна сидела совершенно ошеломленная. Ей предлагают возглавить одну из крупнейших в Соединенных Штатах корпораций, занять место ее отца! Она почувствовала под столом пожатие чьей-то руки. Основательная надежность этой руки придала ей уверенности.
Поль посмотрел на нее с величайшей серьезностью:
- Чтобы выжить, ФБТ должна вернуть моральное доверие общества. В данный момент только вы одна способны это сделать.
Сюзанна покачала головой:
- Прошу прощения. Я буду помогать вам всеми другими возможными путями, но о том, чтобы уйти из "Сисвэл", не может быть и речи.
С того момента как Митч присоединился к ним, он впервые подал свой голос:
- Сюзанне нужно несколько дней. Дайте ей некоторое время все хорошенько обдумать.
- Не нужно мне никакого времени, я...
- Думаю, несколько дней не повредят, - мягко заметил он. Ей не хотелось затевать спор с Митчем на виду у Поля Клеменса, и она кивнула:
- Договорились. Несколько дней.
Но произнося эти слова, она знала, что ничто на свете не заставит ее покинуть "Сисвэл".
Этим вечером, едва она добралась до дому, как у дверей появился Митч. Он все еще был в деловом костюме, причем даже не ослабил узел галстука. Она ждала этого момента, но сейчас, когда он наконец наступил, ей захотелось отсрочить его. Прошедший месяц изрядно измотал ей нервы, но, глядя, как он стоит на пороге, она в конце концов призналась самой себе, что ей безумно нравится это примитивное чувство - сексуально возбуждаться при виде мужчины, которого любит.
Разве может реальность тягаться с мечтами? Возможно. Митч и неплохой любовник, но в самых потаенных глубинах сердца ей не верилось, что он может быть великолепным любовником. Уж слишком он аккуратен, слишком правилен. Глядя в его лицо, она почувствовала спазм где-то под ложечкой. Что, если своим поведением она шокирует его? Что, если ему в постели нравятся женщины более сдержанные?
- Я... прошу прощения, - запинаясь, проговорила она. - Не могу пригласить тебя зайти. Ужасно болит голова.
Она захлопнула перед ним дверь и прошла в гостиную. Взяв с кофейного столика со стеклянной столешницей какой-то журнал, который не собиралась читать, Сюзанна почувствовала, как дрожат руки. И зачем Бог создал ее такой сексуальной маньячкой? С той страстью, какую она ощущает к нему, ей ни за что не удастся быть сдержанной. Узнай Митч, что ей в действительности нужно, он, возможно, в ужасе убежит из этого дома. Может, пришлет ей памятную записку.
ОТ: Митчела Блейна.
КОМУ: Сюзанне Фальконер.
ПО ВОПРОСУ: Неподобающее поведение в постели...
Он вошел в гостиную, засовывая в карман ключ, который она дала ему, переехав в новый дом в середине августа.
- Я хочу, чтобы ты вернул ключ, - сказала она.
- Нет, этого ты не хочешь.
Она посмотрела на портьеры с пышным набивным рисунком, которые подобрала для нее Пейджи. Она так любит его, так хочет, чтобы все было идеально хорошо, но это реальная жизнь, а не сказка. Вспомнив, что у них, кроме секса, есть и другие темы, которые не мешало бы обсудить, она уселась на тахту. По крайней мере можно хоть на время оттянуть неизбежное.
- Я не оставлю "Сисвэл".
- По-моему, Сюзанна, выбор у тебя не такой уж большой.
- Не говори так!
Он сел рядом и откинулся на мягкие подушки. И как только ему удается быть таким расслабленным, когда она в таком напряжении?
- Что-то не верится, чтобы ты смогла спокойно жить дальше, имея на совести судьбу трехсот тысяч человек, - сказал он. - Не говоря уже о тех небольших городишках.
- Я не принадлежу ФБТ. Это старая, тяжеловесная и консервативная компания.
- Это верно. И ею скверно управляли со времени, когда умер твой отец.
- Ты не хуже моего знаешь, что я нужна им лишь как украшение. Они рассчитывают, что я буду использовать полномочия Пейджи только для того, чтобы утверждать мнения большинства. Все эти люди не имеют ни малейшего желания предоставить мне реальную власть.
Митч хохотнул:
- И ты не собираешься гробить свое время на то, чтобы указывать им на ошибки в их методах управления?
Она изменила тактику:
- У меня нет степени из колледжа.
- А у меня их целых три. Хочешь, дам одну?
Она попробовала иной путь:
- Я хочу ребенка.
На его лице появилось нежное выражение.
- Ты? Это же здорово! Это действительно здорово. Я надеялся на это, но мы еще об этом не говорили.
- Мы не говорили еще ни о чем! - Она соскочила с тахты. - Неужели тебе не понятно? Президент "Сисвэл" определенно может забеременеть. В "Сисвэл" все допустимо. Но, положа руку на сердце, можешь ли ты, со всем своим необузданным воображением, представить, чтобы президент ФБТ на протяжении всего совещания кормила ребенка грудью?
- Только не в старой ФБТ! - Митч, улыбнувшись, поднялся и подошел к ней. - А как насчет новой ФБТ? С усовершенствованной производственной линией, с хорошо налаженной структурой управления. И в этом же здании - детский сад! Эх, Сюзанна...
Какое-то мгновение они всматривались в представшую перед их мысленными взорами картину. Это был образ новой корпорации, фирмы с крепким моральным центром, преданной миру, которому она служит. Образ корпорации двадцать первого века.
Он тронул ее за руку:
- Тебе уже тридцать два, по существу, ты уже старушка, а мне аж тридцать восемь. "Сисвэл" - компания для подростков. У нас работает так много талантливых людей, что мы даже не всегда знаем, что с ними делать. Так давай уйдем с их пути, и пусть они сами справляются с работой.
- Мы оба не можем уйти просто так. Это невозможно. И я не собираюсь переходить в ФБТ без тебя. Говорю тебе без всякой лести: ты лучший в мире специалист по маркетингу.
- Я останусь в "Сисвэл" до тех пор, пока не будет укомплектована новая команда и не успокоятся нервы членов совета. А потом присоединюсь к тебе.
Митч пальцами приподнял ее подбородок, и глаза его расплавились от бивших через край чувств.
- Я люблю тебя, Сюзанна. О Господи, я так тебя люблю! Все эти годы, пока ты была замужем за Сэмом, я следил за тобой. Иногда мне казалось, что я схожу с ума.
- Знаю, Митч. Ах, дорогой мой! Я тоже люблю тебя.
Он опустил голову. Теплый жесткий рот прижался к ее губам. Его большие руки сомкнулись за ее спиной, прошлись вдоль позвоночника, запутались в ее волосах. Его рот приоткрылся, и поцелуй получился глубоким и страстным. Это был поцелуй мужчины, поцелуи берущий и одновременно дающий. Ее грудь расплющилась на его груди, когда он прижал ее сильнее. Она приняла его язык и, давая ему свой, охватила ногой его ногу. Он сжал своими большими ладонями ее голову, и стало очень удобно целовать его. Быть в руках этого надежного респектабельного человека было просто верхом блаженства. Пожалуй, она была абсолютно права, что отгоняла от себя мальчишек.
Рука Митча скользнула ей на грудь.
- Самое время, милая, - хрипло сказал он. - Я схожу с ума. Не могу больше ждать!
При его прикосновении к ней моментально вернулось беспокойство. Целоваться он был мастер, но ведь поцелуи - это еще не все.
- Митч, я не уверена...
Отодвинувшись, он мучительно долго изучал ее. Потом кивнул головой в сторону прихожей.
- Сюзанна, наверх, - спокойно сказал он. Он не понимает, как это важно. Не понимает, как она боится, что ее необузданность может все испортить.
- Митч, возможно, у нас будут некоторые трудности с тем, чтобы приспособиться...
- Сейчас же.
Повернувшись, она стала удаляться от него, шагая к лестнице так, словно он держал ее на мушке. Иногда она просто ненавидела инженеров. В самом деле ненавидела. Его башмаки зашлепали по покрытым ковром ступеням. Поскольку ее страхи не поддавались количественному выражению, он их попросту отказался признавать. Все должно быть рациональным. Во всем теле этого человека нет ни крупицы интуиции.
Сюзанна вошла в спальню и замерла там в тревожном ожидании. Ей было слышно, как он где-то сзади движется своей привычной неторопливой походкой, словно идет на какое-нибудь собрание персонала компании. Когда он зашел в спальню, она резко обернулась:
- Если ничего не получится, не вздумай ругать меня!
Он посмотрел на ковер и отрицательно помотал головой:
- Вначале я было собрался быть в этом отношении пай-мальчиком, но вижу, что это не сработает. - Он поднял голову и взглянул на нее. - Ну-ка, Сюзанна, вытряхивайся из этих тряпок.
Она была в таком напряжении, что нервы не выдержали.
- Пошел ты к черту!
- Тогда ладно. - Он дотянулся до своего галстука и дернул узел. - Я собирался быть паинькой. Действовать не слишком жестко. Немножко лунного света. Несколько розочек. - Он швырнул галстук на ее чудесный прикроватный стул, а сверху набросил пиджак. Стоя в одной рубашке, он уперся руками в бедра и начал обшаривать ее взглядом, словно она была наложницей, приведенной к нему на проверку. - Очевидно, я должен напомнить тебе, что тебя купили и за тебя заплатили.
Ее сердце забилось где-то в горле. О Боже, он вздумал играть с ней! И игра еще не окончена. Волна любви и желания поднялась в ней, когда она поняла, что он догадался о переполнявших ее чувствах. Напряжение отпустило ее. Подняв подбородок, она неодобрительно скривила губки:
- Никто меня не покупал!
- Деньги сменили хозяина, - решительно заявил он. - Тебя купили. А сейчас живо раздевайся, чтобы я мог тебя подогреть.
Этот мужчина просто бесстыдник какой-то! Подойдя к кровати, она улеглась на нее. Затем подогнула под себя ноги и метнула на него свой самый жгучий взгляд.
- Ни к чему разогревать то, что и без того уже горячее!
На мгновение ей показалось, что она взяла верх.
- Если посмотреть на тебя, такой ответ вовсе не удивителен. - Его майка вслед за рубашкой полетела на пол. При виде его торса она тяжело сглотнула, предвкушая все восторги, когда окажется под этими руками. Он сбросил шлепанцы и стянул носки. - Ты, Сюзанна, можешь дурачить других, но не забывай, что я окончил три колледжа и меня не так легко провести. Под этой твоей чопорной внешностью скрывается желание необузданности. Это ты сейчас и получишь! - Одним сильным движением он выдернул свой пояс из брючных петель и взмахнул им в воздухе. - Ты получишь неистовство.
О Господи... А она-то боялась, что ему за ней не угнаться!
- Стань на колени и немедленно скинь это платье, - скомандовал он.
- Да, сэр. О да, мой дорогой сэр.
Она опустилась на колени и начала яростно сражаться с пуговицами. Пока она трудилась, он самым наглым образом стал раскачивать свой длинный ремень на руке взад и вперед. Искорки в его глазах едва не разрушили весь эффект, но все равно это выглядело ужас как грозно, и она убила бы его, вздумай он рассмеяться. Подумать только, что следующие лет сорок она будет связана с этим невозможным человеком. С ее любовником, ее другом, ее второй половиной!
Однако она знала, что он был не прав, становясь слишком самонадеянным, - особенно после всего того, что она позволяла ему за эти последние несколько недель. У нее в запасе еще был небольшой сюрприз для Мистера-Исполненного-Мужской-Гордости! Она не позволит всякому там напыщенному денди в костюме с иголочки безнаказанно называть себя чопорной!
Расстегнув последнюю пуговицу, Сюзанна стянула платье через голову, открыв до неприличия восхитительное нижнее белье, которое надела сегодня утром в порыве беспокойного ожидания, - мягкий открытый лифчик персикового цвета, трусики и гармонирующие с ними пояс и чулки.
Черный кожаный ремень Митча упал на ковер.
- Это уже кое-что, - охрипшим голосом выговорил он. Не отрывая от нее глаз, он стал стягивать с себя брюки.
Сюзанна, пройдясь взглядом вдоль его мускулистых бедер, засмеялась. На Митче были черные в полоску, словно шкура зебры, трусы - самые дешевые, какие ей когда-либо приходилось видеть на мужчинах.
Упав на подушки, она присвистнула:
- И давно ты носишь такое исподнее?
- Надеваю временами.
- Уж не хочешь ли ты сказать, что в течение всех этих бесконечных презентаций, на которых мы с тобой сидели от начала и до конца, на всех этих скучных сессиях по обсуждению бюджета ты носил такое белье?
- Я мог бы задать такой же вопрос и тебе. - Присев на край кровати рядом с ней, он легонько щелкнул по поясу персикового цвета.
Она обхватила руками его за шею и запустила пальцы ему в волосы, потянув вниз рядом с собой.
- Иногда я вообще ничего не ношу, - шепнула она.
Он тяжело задышал и обнял ее. Ртом раскрыл ее губы и страстно, требовательно поцеловал. И вскоре их обоюдно неприличное исподнее упало на пол.
И по мере того как они исследовали тайны тел друг друга, кожа все сильнее блестела от пота. Но они так долго ждали этого момента, что никто не хотел прийти к сладостному финишу слишком быстро и каждый стремился продлить путь к нему в нежной борьбе.
- Лучше уж будь паинькой, - рычал он.
- Да что-то не получается.
- А вот сейчас посмотрим!
И каждый боролся за первенство - то один сверху, то другой. Она укусила его плечо - он ответил щипком пониже спины; она запутала его в покрывале и убежала из спальни - он поймал ее на лестнице, перекинул через плечо и принес обратно. Если бы кто-то видел их в этот момент, не поверил бы, что эти люди могут так себя вести, - настолько вопиюще это не соответствовало занимаемому ими положению.
Он опрокинул ее на кровать и растянулся поверх нее, захватив полные пригоршни ее волос. Она выгнула спину и проникла своим языком ему в рот. Его руки пустились в бесконечное странствие по ее телу, отыскивая в нем все новые и новые тайны.
И когда ни один уже был не в силах продолжать жестокую любовную игру, она раздвинула ноги, и он упокоился между ними. Когда он изготовился войти в нее, она подняла на него нежный взгляд:
- Ведь это навсегда, Митч?
Всю его игривость и смех как рукой сняло. Он посмотрел на ее опухший от поцелуев рот, и его молодое лицо просияло от нежности.
- О любовь моя, чудо мое, прелесть моя! Все это - до конца миров!
Нет, они не были детьми. Каждому из них довелось много пережить, и поэтому они понимали драгоценность дара своего соединения. Он обладал ею с уверенностью человека, который может добиться счастья только со смелой духом женщиной. Она приняла его без страха, исполненная дикой радости души, нашедшей свою половину. И тела их слились так, словно и были созданы в день творения именно друг для друга. И когда в самом конце раздались их крики, каждый все еще смотрел другому в глаза.

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 14:44 
Не в сети
<b style=color:blue>Второкурсница</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 03-11, 12:57
Сообщения: 4087
Эпилог

Тем январским утром, когда Сюзанна заняла место председателя совета директоров и главного администратора "Фалькон бизнес текнолоджиз", в Северной Калифорнии царила бодрящая прохлада. Она надела свой самый строгий серый костюм, черные туфли на самом низком каблуке и самые простые сережки. Единственным ювелирным украшением, которое она позволила себе надеть, было большое обручальное кольцо на левой руке. Вещь эта была прекрасна, но большое число сверкавших бриллиантов делало ее, по меркам ФБТ, несколько вызывающей.
У входа в Замок ее приветствовала небольшая группа мужчин.
- Добро пожаловать в ФБТ, миссис Блейн!
- Успехов вам на новом посту!
- Как мы рады вас видеть, миссис Блейн!
- Миссис Фальконер, - ответила она. - Но зовите меня просто Сюзанной.
Они просто-таки излучали благожелательность - вся эта дюжина мужчин из руководства корпорации, одетых в темные костюмы: Они понимали, что переданные ее сестрой полномочия предоставили Сюзанне власть над самым крупным пакетом акций корпорации. Она поискала среди них хоть одно женское лицо, но потом вспомнила, что женщины в ФБТ редко выбиваются даже в ряды руководителей среднего звена.
Мужчины превратились в обходительных гидов и повели ее по зданию так, словно она никогда его не видела. Проводя по притихшим коридорам в устланные дорогими коврами кабинеты, мужчины вели с ней дружескую беседу, открывали двери и поддерживали за локоток.
- Мы запланировали для вас длительный ориентационный период, Сюзанна.
- Вначале вам не стоит перенапрягаться.
- У нас подготовлен весь набор персонала, который будет вас консультировать. Они ответят на любые ваши вопросы...
- ...объяснят вам нашу стратегию.
- ...помогут вам правильно понять наши процедуры.
- Они обеспечат гладкое прохождение дел, и вам не придется обременять себя большим количеством деталей.
- Нам кажется, вам в обозримом будущем лучше всего было бы сконцентрироваться на контактах с общественностью.
- Да, проводить пресс-конференции, давать интервью...
- Вам как женщине, конечно, захочется кое-что изменить в убранстве кабинета.
- Ваши помощники подготовили список благотворительных мероприятий, в которых, по нашему мнению, вам с мистером Блейном надо бы принять участие. Да, да, весьма важные мероприятия.
Она, представив, как будет выглядеть обеденный зал руководства, когда его переделают в детский центр персонала компании, улыбнулась своей тихой непостижимой улыбкой. И одним из самых первых клиентов этого центра будет тот драгоценный комочек жизни, что уже заявил о себе в ней самой.
Сюзанне отчаянно хотелось, чтобы и Митч сегодня был с ней, но должно было пройти по крайней мере шесть месяцев, пока они не передадут дела "Сисвэл" в руки набранной ими блестящей команды, чтобы взрастить из их юной компании доходное возмужалое предприятие. Она будет скучать по совместной с ним работе. К тому моменту, когда он войдет в правление ФБТ, ее беременность станет уже заметной. Сюзанна улыбнулась, представив, какая мужская горделивость появится в походке Митча, - все-таки он стал первым в истории мужчиной, которому удалось оплодотворить главного администратора "Фалькон бизнес текнолоджиз"!
Она вынесла еще час вежливых увещеваний, советов и замаскированных команд, а потом извинилась и отправилась в офис председателя правления. Когда Сюзанна вошла в приемную, к ней ринулась целая армия одинаково одетых помощников, упрашивающих уделить им хотя бы минутку. Они начали вытаскивать кожаные папки-блокноты и заговорили все разом:
- Миссис Блейн, нельзя ли мне коротко ознакомить вас с вашим расписанием на неделю...
- Миссис Блейн, первую пресс-конференцию мы запланировали на...
Она подняла руку:
- Во-первых, я миссис Фальконер. Можете называть меня Сюзанной. Во-вторых, если еще кто-нибудь скажет мне хоть слово - клянусь Господом, - будет постоянно отвечать за чистку всех кофейников во всем этом здании!
Повернувшись ко всем спиной, она вошла в личный офис председателя правления и закрыла за собой дверь.
Если не считать множества цветов, присланных с поздравлениями по случаю вступления на пост, офис выглядел точно так же, как во времена отца. Она медленно прошла в зал, дотрагиваясь до знакомых предметов - книжных шкафов, кресел, настольной лампы. Золотисто-голубые занавески на большой, состоящей сплошь из окон стене были точной копией тех, что она запомнила. В комнате доминировал огромный стол отца со столешницей из полированного малахита. На стене за столом висел бронзовый сокол <Falcon - сокол, ассоциация с фамилией главы компании (англ.).>, крылья которого распростерлись над земным шаром.
На нее навалилась вся тяжесть той задачи, которую она перед собой поставила.
- Ах, папа, что я здесь делаю?
Но сегодня отец с ней не разговаривал. Может, знал, что у нее на уме.
Сюзанна, чтобы осмотреться и успокоиться, начала доставать и читать открытки, вложенные в букеты и цветочные композиции. Одна открытка была от Пейджи и Янка. Они переоборудовали старый домик для гостей в Фалькон-Хилле в проблемную лабораторию для Янка. Он решил работать независимо, деля свое время между проектами для "Сисвэл", проектами для Сэма и любых других людей, которым удастся захватить его воображение. Сюзанне доставляла удовольствие мысль, что Янк, увлеченный своей работой и не обративший бы внимания даже на ядерный взрыв, сейчас поднимал голову, услышав отдаленное эхо шагов Пейджи. Можно себе представить, что будет, когда у них родится ребенок.
Дети Митча прислали дюжину роз. Их внимание тронуло Сюзанну, хотя она и подозревала, что без отца здесь не обошлось. Какие же они все-таки прекрасные дети - то, как они приветствовали их вступление в брак, было просто Божьим благословением.
От Анджелы пришла броская композиция из гвоздик, львиного зева и маргариток. До сих пор только она знала, что у Сюзанны и Митча будет ребенок, и Анджела немедленно объявила, что дитя должно будет звать ее "На-На".
- Не "бабуся", - настаивала она, оправляя рукава с серебряными пуговичками на новом жакете из красной кожи. - Для этого я слишком молода. А вот "На-На" - классное имечко!
Митча и Сюзанну предложение Анджелы очень тронуло. И тот и другой считали, что она окажется великолепной бабушкой, и не важно, какое она придумает для себя имя.
Когда Сюзанна прочитала открытку своей бывшей свекрови, у нее защипало в глазах.
"Ты навсегда останешься моей дочерью. Ты еще всем покажешь, кроха моя!"
Сюзанна после минутного колебания подошла к столу с малахитовой столешницей и села в то большое кожаное кресло, что когда-то было местом отца. На нем по-прежнему размещалась панель управления фонтанами ФБТ. Сюзанна тут же пометила в блокноте, что нужно ее убрать. Такого рода власть была ей неинтересна.
Отложив папку с блокнотом в сторону, она увидела маленький сверток в серебряной фольге. Это не мог быть сувенир от Митча - его подарок она обнаружила этим утром на прикроватном столике и развернула под его улыбающимся взглядом. Там оказался недельный набор черного нижнего белья весьма рискованного фасона, и на каждом предмете красовалась эмблема ФБТ.
- Это - одеяние успеха, - сказал Митч, потом поцеловал ее так, что она чуть не потеряла сознание, и потащил в душ. А там они опять обнимались.
Повертев в руках серебристый коробок, она открыла приложенный к нему конверт и достала из него открытку. На ней печатными буквами было написано: "ПОМНИ О СВОИХ КОРНЯХ". И подпись: "Сэм".
В свертке она обнаружила маленькое золотое чудо - миниатюрную идеальную копию "Блейза". Сюзанна взвесила ее на ладони и сказала себе, что мудрому администратору следует помнить, что крупные перемены за одну ночь не делаются. Реформы надо проводить медленно. Обвальность реформ пугает людей, лишает их чувства уверенности. Для мудрого администратора ценность терпения и такта просто очевидна.
А потом она оглядела просторный офис и вспомнила, что именно здесь отец унизил Сэма.
- Ты был не прав, папа, - прошептала она. - Надо было тебе к нему прислушаться.
Взяв с собой маленький золотой "Блейз", она встала из-за стола и отправилась исследовать обитые ореховым деревом кабинеты. В одном из них Сюзанна обнаружила радиооборудование, которое позволяло устанавливать связь с громкоговорящей системой здания. В другом кабинете оказалась весьма совершенная стереосистема, установленная Кэлом. Она вытащила из сумочки принесенную с собой кассету и вставила в кассетоприемник.
Посмотрев на спрятавшийся в ладони маленький "Блейз", Сюзанна улыбнулась и прошептала:
- Ну вот она, игрушка для подростков из гаража!
А потом взяла микрофон и включила громкоговорящую связь ФБТ:
- Слушайте все! С вами говорит Сюзанна Фальконер. Ровно через час откроются мои двери. И с этого момента любой служащий нашей компании, который захочет со мной поговорить, пусть приходит и становится в очередь. Ранги и звания не в счет: раньше пришел - раньше поговорил. Пока не закончим, я не уйду. И предупреждаю вас: держитесь! Ведь прямо сейчас, с этого момента, я погружаю компанию в пучину хаоса. Весь официоз отменяется. Нам предстоит полностью пересмотреть свою деятельность и заново осознать, что же мы собой представляем. Когда мы это поймем - если хватит ума и удачи, - мы будем готовы поразить мир!
А потом она нажала кнопку на деке магнитофона. И пока благопристойные залы ФБТ наполнялись музыкой "Роллинг Стоунз", она устроилась на столе, поджав ноги, и стала ждать свой любимый припев.

От автора

Роман основывается на реальных событиях, сопровождавших рождение промышленности персональных компьютеров. Эти события, а также участвовавшие в них люди, корпорации и организации, которые принимали участие в становлении этой индустрии, и послужили тем фактическим материалом, который явился основой для вымышленного сюжета моего произведения. Я не задавалась целью, чтобы вымышленные действующие лица походили на кого-либо из реально живших или живущих людей, и любые совпадения персонажей моего романа с реальными лицами и корпорациями целиком и полностью являются непреднамеренными.
Из многих книг и статей, которые я прочитала, готовясь к написанию этого романа, самой полезной оказалась восхитительная книга Стивена Леви "Хакеры: герои компьютерной революции". Весьма полезны оказались также книги "Огонь в Долине: создание персонального компьютера" Поля Фрайбергера и Майкла Свейна; "Лихорадка в Кремниевой долине" Эверетта М. Роджерса и Юдит К. Ларсен; "Главный предприниматель: история Кена Ольсена и "Диджитал эквнпмент корпорейшн" Глена Риф-кина и Джорджа Харрара, а также "Заряженные тела: люди, власть и парадоксы Кремниевой долины" Томаса Махона.
Читателям, интересующимся захватывающей историей "Эппл компьютер корпорейшн", понравится великолепная книга Майкла Морица "Маленькое королевство", а книгу Джона Скалли "Одиссея" я считаю одной из самых интригующих среди опубликованных за последнее десятилетие - это книга по бизнесу, обладающая всеми свойствами бестселлера художественной литературы. Мне хотелось бы поблагодарить всех этих авторов за то, что они дали пищу моему воображению и предоставили так много ценного материала, положенного в основу моего романа.
Я чувствую себя глубоко обязанной трем моим техническим советникам: Дэну Винклеру, Геральду Вогану и Биллу Филлипсу. За любые ошибки, которые содержатся в данной книге, целиком и полностью отвечаю я сама. Эти трое сделали для меня все, что могли.
Кроме того, мне хотелось бы выразить свою сердечную признательность чудесным людям, работающим в корпорациях ИБМ и "Эппл компьютер", за то, что они так терпеливо отвечали на мои вопросы. Благодарю также Мэри Першал, Ричарда Филлипса, Джона Титуса и Де-Де Эшенбург за их ценный вклад в данную работу.
И конечно, людям издательства "Pocket Book" - вы великолепны! Особая благодарность моему редактору, Клэр Зайон, - она верила в проект этой книги с самого начала и всегда видела перспективу - даже тогда, когда мне самой это не удавалось. Стивен Аксельрод, работа с вами была для меня истинным благословением! И я всегда буду благодарна Линде Барлоу, которая вдохновила меня написать "Спичку" и которая сыграла решающую роль в работе над окончательным вариантом романа.
Теперь я знаю, что такое настоящие сестры. Лид, спасибо за это. Ти и Зах, будьте на высоте!

Сьюзен Элизабет Филлипс
Нейпервилл, Иллинойс



НАСЛАЖДАЙТЕСЬ!!! :congratulate:

_________________
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 22 ]  На страницу Пред.  1, 2

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB