Палата

Наш старый-новый диванчик
Текущее время: 20-07, 16:15

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 74 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Д. Кеннер "Код Givenchy"
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:20 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
Джулия Кеннер
Код Givenchy



Аннотация

Жизнь Мелани Прескотт стремительно меняется, когда загадочный незнакомец приносит ей закодированное послание. Расшифровав его, она узнает, что стала участницей компьютерной игры,которая по воле безумца перенесена в реальность. В этой игре Убийца, преследующий Жертву, пытается убить ее не виртуально, а на самом деле, а Жертва вынуждена спасать свою жизнь, разгадывая подсказки и стараясь опередить Убийцу. Победителя ждет целая куча денег, но, чтобы иметь возможность потратить их, нужно суметь выжить. Преодолевая страх. Мелани начинает сражение с опутывающей ее паутиной намеков, загадок и шифрованных записок.
Книга написана в модном жанре детектива, замешанного на головоломных приключениях и не менее головоломных тайнах.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:27 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 1

Это был не мой день.
Во первых, моросил мелкий дождь, что нисколько меня не огорчило бы, если бы я уютно устроилась на диване и смотрела по телевизору «Секс в большом городе» или «Отчаянных домохозяек». Или покупала туфли в Интернет магазине. Или даже работала над магистерской диссертацией.
Но ничего такого я не делала. Вместо этого меня тащили по Восточной 86 й улице шесть меховых шариков, отчаянно мечтавших поскорее добраться до Карл Шурц парка, где они собирались порезвиться на свободе. И как раз сейчас Глупышка (очень правильное имя) и Душечка (совсем неправильное) оставили на тротуаре несколько тепленьких подарочков, которые мне пришлось собрать в пластиковые мешки, предусмотрительно запиханные мною в карман плаща при выходе из Киркгард Тауэрс.
Во вторых, сразу после отправки запотевшего изнутри пакета номер два в урну с бодрой надписью «Содержите наш город в чистоте!» я налетела на своего бывшего, Тодда. Точнее, на Тодда налетела крошка Дейзи, тибетский терьер миссис Оппенмейр. Мне удалось вовремя шагнуть вправо и обойти Тодда стороной, но при этом я безнадежно опутала его поводками.
— Ради всех святых, Мелани, — сказал он. — Чем это ты занимаешься?
Бот одна из причин, почему мы с Тоддом расстались. Неужели трудно запомнить, что я предпочитаю, чтобы меня называли «Мел», и терпеть не могу «Мелани»? Кроме того, было совершенно очевидно, чем я занимаюсь, и мне не требовалось лишних напоминаний.
— Я превысила свой кредит у «Маноло», Тодд, — сообщила я и встряхнула всеми шестью поводками. — Как по твоему, черт побери, чем я могу тут заниматься?
— А что случилось с работой у Джоша? Ничуть не смущенный моим раздражением, он взглянул на меня снизу вверх, не прерывая разговора даже в полусогнутом положении, которое принял, чтобы выпутаться из затягивающейся петли поводков. Мне ужасно хотелось как следует врезать ему по gluteus maximus (1) каблуком теннисной туфли «Прада», но я знала, что такое поведение расстроит собак, и сдержалась.
— Ничего не вышло, — сердито ответила я.
Вскоре после того, как мы с Тоддом расстались, я стала жертвой сокращения университетского бюджета и лишилась своей не слишком выгодной, но вполне приличной преподавательской работы. Тодд нашел мне место секретарши со скользящим графиком работы в крошечной рекламной фирме, расположенной на Мэдисон авеню. Я не сомневалась, что он считал свой поступок актом наивысшего благородства, учитывая тот факт, что мы с ним больше не встречались. К сожалению, Тодд забыл упомянуть, что его приятель Джош — настоящий козел, который в тех случаях, когда не рассуждал о моей груди, заполнял разговор комментариями по поводу моей задницы. Совершенно очевидно, что он никогда не слышал про седьмую главу Акта о гражданских правах (2), а я не собиралась просвещать его на сей счет.
— Надо было позвонить и сказать мне, — заявил Тодд, отрывая Дейзи от земли и приподнимая ее над перекрестьем нейлоновых поводков.
Он бросил на меня взгляд, который мог бы расцениваться как упрек или просьба о помощи.
Не будучи уверена в его точном значении, я просто стояла и наблюдала за происходящим.
Когда Джош предстал передо мной во всей своей красе, я решила, что не буду звонить Тодду. Во первых, к тому времени мы окончательно расстались (а если бы и не расстались, знакомство с Джошем стало бы вполне серьезной причиной для разрыва). Во вторых, я предпочитаю сама справляться с проблемами. Поэтому я назвала Джоша шовинистским придурком и неандертальцем (к сожалению, только мысленно, но все равно мне стало значительно лучше) и уволилась. Затем я вернулась к объявлениям, напечатанным в студенческой газете или висящим на доске в вестибюле последнего курса.
Таким способом я время от времени зарабатывала кое какие деньги с тех самых пор, как, будучи наивной первокурсницей из Техаса, поселилась в кампусе Университета Нью Йорка. Результат никогда не был особенно шикарным, но зато я получила самый разнообразный опыт. В дополнение к знакомству с чудесным миром домашних животных я работала поваром в буфете, билетершей в «Круговых линиях» и барменом в ресторане, где подавали такую отвратительную еду, что он закрылся через пять дней. И это далеко не все, что мне приходилось делать.
Тодд всегда с неодобрением относился к тому, что я постоянно меняла работу, но до сих пор я не особенно обращала на него внимание (впрочем собаки — это и впрямь немножко чересчур). Я вот вот должна была получить степень бакалавра по математике и магистра по истории, и меня ждала преподавательская кафедра, с которой мне до конца жизни придется убеждать подростков, что если они не будут как следует заниматься, то провалят все экзамены. Либо это, либо наука — сначала доктор философии, а затем ассистент профессора и отчаянные попытки написать блестящую работу, которая обеспечит меня возможностью пробраться в штат.
Учитывая мои перспективы, приходится ли удивляться, что я стремлюсь внести некоторое разнообразие в свою жизнь? По крайней мере, так я себе говорила, когда вышла сегодня утром на улицу, готовая и способная, но совершенно не желающая вести на прогулку группу маленьких машинок по производству какашек.
Грустная правда жизни состоит в том, что мне нужны деньги. И я готова сделать все — ну, почти все, — чтобы оплатить крошечную квартирку с одной спальней, которую я делю со своей подругой Дженнифер. Каждый месяц мне с трудом удается собрать необходимую сумму. Однако каким то непостижимым образом у меня еще остается на туфли, коктейли, кофейню «Стар бакс» и еду (именно в таком порядке). К счастью, стоимость моего обучения покрывается стипендией и грантами.
Тодду наконец удалось выбраться из нейлоновой паутины, и собаки с жалобным воем натянули поводки так, что ошейники впились в их тоненькие шейки. В парк торопились все, кроме Гомера, который, похоже, собрался выдать очередную порцию для мешочка. Я содрогнулась. Все, с меня хватит. Больше никаких прогулок с собаками. Даже восхитительные розовые босоножки от «Джимми Чу», которые я увидела в Интернете на сайте vystavkadizainera.com, не стоят такого унижения. Во всяком случае, до тех пор, пока они не подешевеют на двадцать процентов.
— Ну что ж, — жизнерадостно сказала я и потянула Гомера за поводок в надежде отвлечь его. — Тебе, наверное, нужно идти.
— Я взял выходной, — ответил Тодд. — И мне никуда не нужно идти.
Меня охватило легкое беспокойство, когда я, прищурившись, взглянула на него.
— Ты что, искал меня здесь?
Глупый вопрос, поскольку вероятность того, что мы столкнемся здесь случайно, была ничтожно мала. Поверьте мне, ведь я математик.
По крайней мере, ему хватило такта изобразить смущение.
— Я позвонил тебе. Дженнифер сказала, что, возможно, я найду тебя здесь, и так как я хотел поговорить…
Он замолчал, и на его лице расцвела та самая очаровательная улыбка, из за которой я не раз попадала в неприятности.
Я сжала поводки в кулаке и мысленно приказала себе не поддаваться. Нет, нет и нет. Я не собиралась снова завязывать отношения с Тоддом Дейвидсоном. Более того, я не хотела, чтобы он начинал разговор об этом. Если бы он пригласил меня на свидание, я бы согласилась. Это глупо, но так я устроена. Предложите мне обсудить труды Евклида или туфли от кутюр, и я готова делать это часами. Но стоит мне оказаться один на один с мужчиной в комнате, и все мои укрепления рассыпаются в прах. Печально, но правда.
Тодд засунул руку в пакет и достал оттуда обувную коробку, украшенную большим розовым бантом.
— Я увидел их и подумал о тебе.
Он протянул мне коробку, одновременно забирая у меня поводки, и я с замирающим сердцем приняла подарок.
— Давай, — проговорил Тодд. — Открой.
Я не шевелилась. Мне казалось, что, открыв коробку, я в определенном смысле брошу вызов судьбе или заключу договор, скрепленный кровью. И таким образом без слов скажу ему, что все в порядке и у нас еще есть шанс.
— Ну же, Мел. Это ведь подарок, а не бомба с часовым механизмом.
Я никогда не могла устоять перед ним, как только он вспоминал, что меня нужно называть Мел. И коли на то пошло, я никогда не могла устоять перед парой туфель…
Кончиком указательного пальца я чуть чуть приподняла крышку и заглянула внутрь. Увидела что то красное, а потом… О боже!
— «Живанши»? — Крепко прижав к груди коробку, я бросилась Тодду на грудь. — Ты купил мне лодочки от «Живанши»?
Я обожаю любую обувь (и сумочки, разумеется), но в моем представлении «Живанши» является верхом совершенства. «Живанши»—это высокая мода. В конце концов, ведь именно Юбер де Живанши создавал почти всю одежду и костюмы для Одри Хепберн. Если это не самое потрясающее доказательство его превосходства, тогда я не знаю, что тут можно еще сказать.
Возможно, Одри завтракала у «Тиффани» (3) , а для меня завтрак, обед и ужин — это «Живанши». Я с радостью сделаю круг только для того, чтобы оказаться на углу 63 й улицы и Мэдисон авеню и взглянуть на витрину. В один прекрасный день я войду в этот магазин и что нибудь себе куплю. Но до этого счастливого дня я вынуждена смириться с покупками в Интернет магазине и приобретением произведений второстепенных дизайнеров. И, похоже, подарками от своего бывшего любовника.
— Надень.
— Ты спятил? Дождь ведь!
Он придвинулся ко мне и раскрыл над нашими головами зонтик. Какой заботливый!
— Хотя бы посмотри на них. Может, они тебе не понравятся.
Ему не пришлось просить дважды. Я засунула руку в коробку и погладила гладкую красную кожу, которая очень скоро будет ласкать мою ногу. О святые небеса! (Наверно, это выглядит смешно, но у всех есть свои маленькие слабости. Я, как и моя мать, схожу с ума от обуви.)
— Ну, как они тебе? — спросил Тодд.
По тому, как дрогнули уголки его губ, я решила, что он знает ответ.
Я уже собралась сказать, что испытала оргазм, но вовремя сдержалась. Да, туфли просто сказочные, но Тодд все таки мой бывший… и я твердо знала, что меня это вполне устраивает.
— Потрясающие, — сказала я, — Они и правда великолепны. Спасибо. Ты очень милый.
— Ты же не станешь отказываться и говорить, что не можешь их взять?
— С ума сошел? — Я прижала коробку к груди. — Конечно, я их возьму.
Тодд улыбнулся:
— Узнаю мою Мел.
Только вот я больше не была его Мел. Он откашлялся.
— Знаешь… хмм, я подумал, что мы могли бы вечером куда нибудь сходить. Выпить или еще что нибудь.
Ага! Вот и расплата.
Неужели он думает, что я настолько беспринципна и пойду на свидание из за пары туфель? Я открыла рот, чтобы отказаться, и с удивлением услышала собственный ответ:
— Мои родители приехали в город на выходные, чтобы отпраздновать свою годовщину. Они собрались на Бродвей, и я обедаю с ними перед представлением.
Не слишком твердое «нет», но зато чистая правда. Мои родители приехали двадцать четыре часа назад, и до сих пор наше расписание не совпадало. Точнее, маме до сегодняшнего вечера не удавалось выкроить для меня время. Поскольку я ужасно хотела повидать отца, то не стала ее доставать.
— А как насчет сейчас? Еще достаточно рано, — сказал Тодд тем особенным голосом, который означал: «Я адвокат и привык спорить, чтобы заработать на жизнь». — Времени на мартини со мной и обед с родителями вполне хватит.
Я знала, что мне следует растоптать этот бутон, пока он не расцвел, и сказать Тодду, что мы ничего не будем пить вместе — независимо от того собираюсь я встречаться с родителями или нет. Вместо этого я мягко проговорила:
— Мне нужно погулять с собаками, а потом мы с Дженнифер договорились походить по магазинам. Кроме того, для спиртного еще слишком рано.
— В таком случае выпьем кофе. Дженнифер все поймет.
На самом деле ничего она не поймет. Будучи моей лучшей подругой, Дженнифер размажет меня по стене, если я скажу ей, что согласилась пойти на свидание с Тоддом, человеком, которому мы столько раз перемывали косточки, порой засиживаясь за этим занятием допоздна. По крайней мере, мне казалось, что она так сделает. Но я могла и ошибаться. Ведь именно она сказала ему, где меня найти.
— Я ей обещала, — сказала я.
Это было почти правдой. Когда мы с Дженн поселились вместе, мы дали друг другу слово, что никогда не станем нарушать наших совместных планов только потому, что какой то парень пригласил нас на свидание. Разумеется, существовал целый список исключений из правила: парень, похожий на Джонни Деппа, сам Джонни Депп, парень, имеющий карточку служащего и, следовательно, право на скидки в «Бергдорфе », — однако Тодд ни под какую из данных категорий не подходил.
— Ты уверена? А в другой раз?
Я открыла рот в надежде изречь какую нибудь умную причину для отказа. Ничего не вышло. Вместо ответа я помахала в воздухе поводками и заявила, что мне нужно идти, иначе собаки поднимут восстание.
— Я с тобой.
— О! Ну хорошо. Конечно.
Я решила соблюдать вежливость. В конце концов, он купил мне туфли. Кроме того, я стояла под дождем с промокшими собаками на поводках и выглядела не слишком привлекательно. Может быть, Тодд — лучшее, на что я могла сейчас рассчитывать. Может быть, больше никто в моей жизни не купит мне туфли.
Но скорее всего, я самая обычная дурочка, а Тодд знает, как мной управлять.
Мы зашагали в сторону парка, и, когда миновали половину пути, Тодд вдруг протянул руку и его мизинец коснулся моего большого пальца.
— Я по тебе скучал, Мел.
О господи! От таких слов можно было растаять. Его голос звучал искренне, а на лице появилось раскаяние. Подарки, нежные слова… Похоже, он действительно хотел, чтобы я вернулась. Мне это чертовски льстило и немного смущало.
Но нисколько не заинтересовало. И между нами повисло неловкое молчание, которое тянулось и тянулось, а потом разорвалось воплями собак, выпущенных наконец на свободу. Благодарение Богу.
Я откашлялась.
— Послушай, Тодд…
Он поднял руку.
— Всего лишь бокал вина. Если ты не можешь сегодня, давай встретимся завтра. — Его лицо озарилось той самой улыбкой, которая заманила меня в его постель пятнадцать месяцев назад. — Ну же, Мел. Ничего такого. Всего лишь вино.
— У нас не бывает так, чтобы только вино. — заявила я.
В его усмешке отразились все ночи, доказавшие мою правоту, и я почувствовала, как решимость меня оставляет. Зазвонил мой телефон, и я резко открыла крышку, радуясь его вмешательству в наш разговор. Это была мама.
— Привет, мама. Я только что сказала одному своему приятелю, что сегодня вечером встречаюсь с вами.
— Надеюсь, ты не очень огорчишься, если мы перенесем нашу встречу на завтра.
Ее слова прозвучали как утверждение, а не вопрос, и она даже не дала мне возможности что нибудь возразить.
— Понятно. — Я облизнула губы. — А я так хотела увидеть папу. И тебя.
Мама даже не попыталась приглушить раздраженный вздох.
— Ради бога, Мелани. В конце концов, чей это отпуск? Оказалось, что один из одноклассников папы живет на Лонг Айленде, и он пообедает с нами перед театром. Ты ведь не хочешь, чтобы мы упустили возможность встретиться со старым другом?
А как насчет возможности встретиться с собственной дочерью?
Я хотела сказать это вслух. Очень очень хотела.
Вместо этого я проговорила:
— Конечно, мама.
Затем я нацепила на лицо веселую улыбку. Все психоаналитики дружно твердят, что, если вы станете улыбаться, даже когда находитесь в депрессии или злитесь, ваше настроение непременно изменится. Я немного подождала, проверяя эту теорию. Ничего. Никаких перемен.
— Отлично.
— А завтра в какое время?
— О боже, детка, я не знаю. Мы позвоним тебе, когда встанем. Не представляю, как получилось, что ты стала такой правильной.
— Я тоже, — ответила я, вспомнив бесконечные ряды календарей в нашем доме в Хьюстоне, где разными цветами были отмечены мероприятия и встречи, на которых собиралась присутствовать моя мама.
— Тогда все. Мы тебя любим, дорогая.
Поскольку я не закатила истерику и не помешала ее планам, я снова была золотой девочкой.
— Я тоже тебя люблю, мама.
И по правде говоря, я ее действительно любила.
Но она по прежнему умела доводить меня до исступления.
Тодд взял меня за руку.
— Мое приглашение остается в силе.
Когда мы были вместе, он всегда утешал меня после моих непростых бесед с матерью, поэтому я не сомневалась, что он понял, о чем мы разговаривали, хотя слышал только мои реплики.
— Спасибо, — сказала я.
— Значит, ты придешь?
Он расплылся в ухмылке, дьявольской и одновременно соблазнительной, и вдруг причины, по которым мы с ним сошлись, стали для меня гораздо более ясными, чем те, из за которых мы порвали отношения. Я поняла, что теряю контроль над собой, и схватилась за металлический забор, отделявший дорожку для собак.
— Я не думаю…
— Мелани Линн Прескотт?
Спасена незнакомцем. Я обернулась посмотреть, кто ко мне обращается, судорожно вздохнула и отступила назад. Тодд положил руку мне на плечо, и я ее не скинула.
В книгах мужчин всегда описывают загадочными и опасными, и теперь я знаю, что это означает. Мужчина, стоявший передо мной, был настолько хорош, что мне хотелось одновременно дотронуться до него и убежать прочь. Настоящий красавец с угольно черными волосами и подбородком кинозвезды.
Я чуть не застонала… ну ладно, я и в самом деле застонала, но достаточно быстро сумела подавить этот звук. Проглотив его, я еще раз порадовалась тому, что рука Тодда лежит на моем плече. У незнакомца были очень странные глаза — они показались мне жестокими и пустыми и без всякой видимой причины напугали меня до полусмерти.
— Вы ведь мисс Прескотт? — спросил он.
— О, ну да, это я, верно.
Голос незнакомца был сладким, точно мед, и если бы не глаза…
— А вы кто такой? — поинтересовался Тодд.
— У меня для вас письмо, — сказал таинственный незнакомец, не обращая на Тодда ни малейшего внимания.
Затем он шагнул ко мне и протянул конверт из манильской бумаги.
— Что это? — спросила я.
Он улыбнулся, но улыбка нисколько не преобразила его лица.
— Я не могу сказать. Полагаю, вам стоит его открыть.
Затем он прикоснулся пальцем ко лбу, словно приподнимая воображаемую шляпу, повернулся и ушел, а я осталась стоять в полной растерянности, держа конверт в руке.
Я нахмурилась (должна сказать, что это выражение лица совсем мне не идет) и, не в силах терпеть до дома, надорвала конверт. Внутри оказался большой кусок коричневой бумаги, выглядевший так, словно его оторвали от упаковочного пакета из бакалейного магазина. Я вытащила его из конверта и тут же увидела значки. Вот это да!

Изображение

Хотя я и обожаю подобные штучки, однако, признаюсь, была слегка озадачена. Я не имела ни малейшего представления, кто и зачем прислал мне зашифрованное послание, но кто бы это ни был, он хорошо меня знал. Я специализируюсь в математике и истории. Многих людей такое сочетание удивляет. Считается, что математики не могут думать ни о чем, кроме своих вычислений. Дурацкий стереотип, вроде того, что блондинки любят веселиться. Я блондинка, так что поверьте мне: эта старая поговорка не содержит ни капли правды. (Впрочем, должна заметить, что в тех случаях, когда волосы не оправдывают ожиданий, математика оказывается очень даже полезной. Возьмем, к примеру, вечеринки. Как только разговор затихает, я могу поразить и заинтриговать окружающих фракталами, числами Фибоначчи или логическими играми Смаллиана (4) . И тогда я становлюсь душой компании.)
Теперь же, когда я готовлюсь получить степень магистра, я переключилась на историю. Тема моей диссертации: «Происхождение и основные характеристики кодов и шифров, использовавшихся в военное время странами победительницами». (Да, я понимаю, что это слишком широкая тема. Я уже обсуждала это со своим наставником, спасибо за ваше ценное замечание.)
Так вот, зашифрованное послание на плотной коричневой бумаге было как раз по моей линии. Если его прислал мужчина, я готова была влюбиться в него.
— Кто то очень хорошо тебя знает, Мата Хари— заметил Тодд, вспомнив придуманное им для меня прозвище.
Он стал так называть меня после нашего первого свидания, когда узнал о том, что безудержная страсть к обуви уживается во мне с преклонением перед машиной «Энигма». Я тогда сказала ему, что предпочла бы быть Сидни Бристоу (5), но он не понял намека.
Тодд взял у меня бумагу и повертел в руках.
— Ну, и от кого это?
Я изучила конверт в поисках обратного адреса. Ничего.
— Не имею понятия. Странно, правда? Это действительно было странно. Но что то в случившемся — посланник, закодированное письмо — казалось мне до жути знакомым.
— Наверное, это приглашение на вечеринку. Если тебе хватит мозгов расшифровать записку, ты узнаешь адрес. Не сомневаюсь, что ее прислал Уоррен. Это в его стиле, разве нет?
Я пожала плечами.
— Возможно.
Уоррен — страшный оригинал и мой товарищ по занятиям. Сейчас в меньшей степени, поскольку я переключилась на историю, а он получает степень магистра по машиностроению. По крайней мере, он так говорит. Иногда мне кажется, что Уоррен только и делает, что сидит в своей квартире, балдеет от непонятной музыки, которой я никогда не слышала, и разгадывает головоломки.
— Он специалист по кроссвордам и анаграммам, — сказала я. — Кодами он никогда всерьез не занимался.
— Значит, это кто то другой. Или же Уоррен прислал эту записку, чтобы немного тебя развлечь. А может быть, тебя пытается завербовать какое нибудь суперсекретное шпионское агентство. Если ты вовремя разгадаешь шифр, тебя примут на работу, посадят в самолет и отправят выполнять первое задание.
Я стрельнула в него взглядом «Хватит болтать глупости». Тодд один из немногих людей на свете знает, что я отчаянно (и тайно) мечтаю работать в конторе, в которой мне каждый день придется заниматься криптологией. Но таких контор мало, и попасть туда совсем не просто. Я несколько раз печатала свое резюме для Агентства национальной безопасности, но выбрасывала, не доведя дело до конца. Все это кажется мне нереальным. Понимаете, я не обладаю никакиими особыми талантами и не могу представить себя разгадывающей шифры для правительства, даже если мне смертельно этого хочется. Одна мысль о том, что я подам заявление, а меня не возьмут, вселяет в меня ужас. Скорее всего, мне придется преподавать историю семиклассникам. Весело, правда?
— И все таки я настаиваю на своей теории приглашения. Один из твоих приятелей решил устроить вечеринку. И, насколько я тебя знаю, ты докопаешься до решения на пару лет раньше остальных.
— Спасибо, — ответила я и посмотрела на Тодда с внезапно вспыхнувшим уважением.
Он никогда особенно не хвалил мои мозги, поскольку его гораздо больше интересовали мягкие и округлые части моего тела. Было приятно узнать, что, возможно, он видел во мне гораздо больше, чем я думала.
— Ну так встретимся сегодня вечером?
Я кивнула. Почему бы и нет? Он купил мне туфли, похвалил мои мозги, а теперь еще готов угостить выпивкой. Если бы я не знала, что он совсем не то, что мне нужно, я бы сказала, что он идеальный мужчина.
— Отлично.
Тодд выхватил из моей руки конверт и бумагу с шифром.
— Эй!
— Для дополнительной уверенности, — заявил он и нахально усмехнулся. — Чтобы ты не передумала. Приходи к шести.
— Тодд, не смей…
Но он уже зашагал прочь, помахивая в воздухе рукой. Я ничего не могла сделать, поскольку была связана по рукам и ногам собаками, — и он это знал. К тому времени, как мне удастся их собрать, он уже исчезнет из виду.
Иногда этот тип приводит меня в ярость.
Я все еще бушевала, когда вдруг поняла, что дождь прекратился. Я осмотрела собак и отметила, что лапы у них гораздо более грязные, чем мне хотелось бы, но решила по этому поводу не расстраиваться.
На самом деле, несмотря на возмутительное поведение Тодда, у меня все было прекрасно. Я получила потрясающее зашифрованное послание — возможно, от тайного поклонника. (Мечтать не вредно.) Стала обладательницей туфель от «Живанши», являвшихся писком моды в новом сезоне. И для завершения картины солнце начало пробиваться сквозь серые мрачные тучи.
Вне всякого сомнения, боги мне улыбаются. По крайней мере, сегодня я попала в число избранных счастливчиков.
И знаете что? Я чувствовала себя великолепно.

-------------------------------------
1- Большая ягодичная мышца (лат.).

2- Глава 7 Акта о гражданских правах 1964 года запрещает нанимателям дискриминацию по расе, национальности, религии, полу (включая сексуальную ориентацию и беременность).

3- Имеется в виду кинофильм «Завтрак у Тиффани» (1961г.).

4- Фракталы — множества с крайне нерегулярной разветвленной или изрезанной структурой; примеры естественных фракталов — береговая линия, снежинка. Числа Фибоначчи — числовая последовательность, в которой каждый последующий член равен сумме двух предыдущих. Дж. Смаллиан — автор книг по занимательной математике: «Как называется эта книга?», «Алиса или тигр» и других.

5- Героиня сериала «Шпионка», в главной роли Дженнифер Гарнер.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:31 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 1

Это был не мой день.
Во первых, моросил мелкий дождь, что нисколько меня не огорчило бы, если бы я уютно устроилась на диване и смотрела по телевизору «Секс в большом городе» или «Отчаянных домохозяек». Или покупала туфли в Интернет магазине. Или даже работала над магистерской диссертацией.
Но ничего такого я не делала. Вместо этого меня тащили по Восточной 86 й улице шесть меховых шариков, отчаянно мечтавших поскорее добраться до Карл Шурц парка, где они собирались порезвиться на свободе. И как раз сейчас Глупышка (очень правильное имя) и Душечка (совсем неправильное) оставили на тротуаре несколько тепленьких подарочков, которые мне пришлось собрать в пластиковые мешки, предусмотрительно запиханные мною в карман плаща при выходе из Киркгард Тауэрс.
Во вторых, сразу после отправки запотевшего изнутри пакета номер два в урну с бодрой надписью «Содержите наш город в чистоте!» я налетела на своего бывшего, Тодда. Точнее, на Тодда налетела крошка Дейзи, тибетский терьер миссис Оппенмейр. Мне удалось вовремя шагнуть вправо и обойти Тодда стороной, но при этом я безнадежно опутала его поводками.
— Ради всех святых, Мелани, — сказал он. — Чем это ты занимаешься?
Бот одна из причин, почему мы с Тоддом расстались. Неужели трудно запомнить, что я предпочитаю, чтобы меня называли «Мел», и терпеть не могу «Мелани»? Кроме того, было совершенно очевидно, чем я занимаюсь, и мне не требовалось лишних напоминаний.
— Я превысила свой кредит у «Маноло», Тодд, — сообщила я и встряхнула всеми шестью поводками. — Как по твоему, черт побери, чем я могу тут заниматься?
— А что случилось с работой у Джоша? Ничуть не смущенный моим раздражением, он взглянул на меня снизу вверх, не прерывая разговора даже в полусогнутом положении, которое принял, чтобы выпутаться из затягивающейся петли поводков. Мне ужасно хотелось как следует врезать ему по gluteus maximus (1) каблуком теннисной туфли «Прада», но я знала, что такое поведение расстроит собак, и сдержалась.
— Ничего не вышло, — сердито ответила я.
Вскоре после того, как мы с Тоддом расстались, я стала жертвой сокращения университетского бюджета и лишилась своей не слишком выгодной, но вполне приличной преподавательской работы. Тодд нашел мне место секретарши со скользящим графиком работы в крошечной рекламной фирме, расположенной на Мэдисон авеню. Я не сомневалась, что он считал свой поступок актом наивысшего благородства, учитывая тот факт, что мы с ним больше не встречались. К сожалению, Тодд забыл упомянуть, что его приятель Джош — настоящий козел, который в тех случаях, когда не рассуждал о моей груди, заполнял разговор комментариями по поводу моей задницы. Совершенно очевидно, что он никогда не слышал про седьмую главу Акта о гражданских правах (2), а я не собиралась просвещать его на сей счет.
— Надо было позвонить и сказать мне, — заявил Тодд, отрывая Дейзи от земли и приподнимая ее над перекрестьем нейлоновых поводков.
Он бросил на меня взгляд, который мог бы расцениваться как упрек или просьба о помощи.
Не будучи уверена в его точном значении, я просто стояла и наблюдала за происходящим.
Когда Джош предстал передо мной во всей своей красе, я решила, что не буду звонить Тодду. Во первых, к тому времени мы окончательно расстались (а если бы и не расстались, знакомство с Джошем стало бы вполне серьезной причиной для разрыва). Во вторых, я предпочитаю сама справляться с проблемами. Поэтому я назвала Джоша шовинистским придурком и неандертальцем (к сожалению, только мысленно, но все равно мне стало значительно лучше) и уволилась. Затем я вернулась к объявлениям, напечатанным в студенческой газете или висящим на доске в вестибюле последнего курса.
Таким способом я время от времени зарабатывала кое какие деньги с тех самых пор, как, будучи наивной первокурсницей из Техаса, поселилась в кампусе Университета Нью Йорка. Результат никогда не был особенно шикарным, но зато я получила самый разнообразный опыт. В дополнение к знакомству с чудесным миром домашних животных я работала поваром в буфете, билетершей в «Круговых линиях» и барменом в ресторане, где подавали такую отвратительную еду, что он закрылся через пять дней. И это далеко не все, что мне приходилось делать.
Тодд всегда с неодобрением относился к тому, что я постоянно меняла работу, но до сих пор я не особенно обращала на него внимание (впрочем собаки — это и впрямь немножко чересчур). Я вот вот должна была получить степень бакалавра по математике и магистра по истории, и меня ждала преподавательская кафедра, с которой мне до конца жизни придется убеждать подростков, что если они не будут как следует заниматься, то провалят все экзамены. Либо это, либо наука — сначала доктор философии, а затем ассистент профессора и отчаянные попытки написать блестящую работу, которая обеспечит меня возможностью пробраться в штат.
Учитывая мои перспективы, приходится ли удивляться, что я стремлюсь внести некоторое разнообразие в свою жизнь? По крайней мере, так я себе говорила, когда вышла сегодня утром на улицу, готовая и способная, но совершенно не желающая вести на прогулку группу маленьких машинок по производству какашек.
Грустная правда жизни состоит в том, что мне нужны деньги. И я готова сделать все — ну, почти все, — чтобы оплатить крошечную квартирку с одной спальней, которую я делю со своей подругой Дженнифер. Каждый месяц мне с трудом удается собрать необходимую сумму. Однако каким то непостижимым образом у меня еще остается на туфли, коктейли, кофейню «Стар бакс» и еду (именно в таком порядке). К счастью, стоимость моего обучения покрывается стипендией и грантами.
Тодду наконец удалось выбраться из нейлоновой паутины, и собаки с жалобным воем натянули поводки так, что ошейники впились в их тоненькие шейки. В парк торопились все, кроме Гомера, который, похоже, собрался выдать очередную порцию для мешочка. Я содрогнулась. Все, с меня хватит. Больше никаких прогулок с собаками. Даже восхитительные розовые босоножки от «Джимми Чу», которые я увидела в Интернете на сайте vystavkadizainera.com, не стоят такого унижения. Во всяком случае, до тех пор, пока они не подешевеют на двадцать процентов.
— Ну что ж, — жизнерадостно сказала я и потянула Гомера за поводок в надежде отвлечь его. — Тебе, наверное, нужно идти.
— Я взял выходной, — ответил Тодд. — И мне никуда не нужно идти.
Меня охватило легкое беспокойство, когда я, прищурившись, взглянула на него.
— Ты что, искал меня здесь?
Глупый вопрос, поскольку вероятность того, что мы столкнемся здесь случайно, была ничтожно мала. Поверьте мне, ведь я математик.
По крайней мере, ему хватило такта изобразить смущение.
— Я позвонил тебе. Дженнифер сказала, что, возможно, я найду тебя здесь, и так как я хотел поговорить…
Он замолчал, и на его лице расцвела та самая очаровательная улыбка, из за которой я не раз попадала в неприятности.
Я сжала поводки в кулаке и мысленно приказала себе не поддаваться. Нет, нет и нет. Я не собиралась снова завязывать отношения с Тоддом Дейвидсоном. Более того, я не хотела, чтобы он начинал разговор об этом. Если бы он пригласил меня на свидание, я бы согласилась. Это глупо, но так я устроена. Предложите мне обсудить труды Евклида или туфли от кутюр, и я готова делать это часами. Но стоит мне оказаться один на один с мужчиной в комнате, и все мои укрепления рассыпаются в прах. Печально, но правда.
Тодд засунул руку в пакет и достал оттуда обувную коробку, украшенную большим розовым бантом.
— Я увидел их и подумал о тебе.
Он протянул мне коробку, одновременно забирая у меня поводки, и я с замирающим сердцем приняла подарок.
— Давай, — проговорил Тодд. — Открой.
Я не шевелилась. Мне казалось, что, открыв коробку, я в определенном смысле брошу вызов судьбе или заключу договор, скрепленный кровью. И таким образом без слов скажу ему, что все в порядке и у нас еще есть шанс.
— Ну же, Мел. Это ведь подарок, а не бомба с часовым механизмом.
Я никогда не могла устоять перед ним, как только он вспоминал, что меня нужно называть Мел. И коли на то пошло, я никогда не могла устоять перед парой туфель…
Кончиком указательного пальца я чуть чуть приподняла крышку и заглянула внутрь. Увидела что то красное, а потом… О боже!
— «Живанши»? — Крепко прижав к груди коробку, я бросилась Тодду на грудь. — Ты купил мне лодочки от «Живанши»?
Я обожаю любую обувь (и сумочки, разумеется), но в моем представлении «Живанши» является верхом совершенства. «Живанши»—это высокая мода. В конце концов, ведь именно Юбер де Живанши создавал почти всю одежду и костюмы для Одри Хепберн. Если это не самое потрясающее доказательство его превосходства, тогда я не знаю, что тут можно еще сказать.
Возможно, Одри завтракала у «Тиффани» (3) , а для меня завтрак, обед и ужин — это «Живанши». Я с радостью сделаю круг только для того, чтобы оказаться на углу 63 й улицы и Мэдисон авеню и взглянуть на витрину. В один прекрасный день я войду в этот магазин и что нибудь себе куплю. Но до этого счастливого дня я вынуждена смириться с покупками в Интернет магазине и приобретением произведений второстепенных дизайнеров. И, похоже, подарками от своего бывшего любовника.
— Надень.
— Ты спятил? Дождь ведь!
Он придвинулся ко мне и раскрыл над нашими головами зонтик. Какой заботливый!
— Хотя бы посмотри на них. Может, они тебе не понравятся.
Ему не пришлось просить дважды. Я засунула руку в коробку и погладила гладкую красную кожу, которая очень скоро будет ласкать мою ногу. О святые небеса! (Наверно, это выглядит смешно, но у всех есть свои маленькие слабости. Я, как и моя мать, схожу с ума от обуви.)
— Ну, как они тебе? — спросил Тодд.
По тому, как дрогнули уголки его губ, я решила, что он знает ответ.
Я уже собралась сказать, что испытала оргазм, но вовремя сдержалась. Да, туфли просто сказочные, но Тодд все таки мой бывший… и я твердо знала, что меня это вполне устраивает.
— Потрясающие, — сказала я, — Они и правда великолепны. Спасибо. Ты очень милый.
— Ты же не станешь отказываться и говорить, что не можешь их взять?
— С ума сошел? — Я прижала коробку к груди. — Конечно, я их возьму.
Тодд улыбнулся:
— Узнаю мою Мел.
Только вот я больше не была его Мел. Он откашлялся.
— Знаешь… хмм, я подумал, что мы могли бы вечером куда нибудь сходить. Выпить или еще что нибудь.
Ага! Вот и расплата.
Неужели он думает, что я настолько беспринципна и пойду на свидание из за пары туфель? Я открыла рот, чтобы отказаться, и с удивлением услышала собственный ответ:
— Мои родители приехали в город на выходные, чтобы отпраздновать свою годовщину. Они собрались на Бродвей, и я обедаю с ними перед представлением.
Не слишком твердое «нет», но зато чистая правда. Мои родители приехали двадцать четыре часа назад, и до сих пор наше расписание не совпадало. Точнее, маме до сегодняшнего вечера не удавалось выкроить для меня время. Поскольку я ужасно хотела повидать отца, то не стала ее доставать.
— А как насчет сейчас? Еще достаточно рано, — сказал Тодд тем особенным голосом, который означал: «Я адвокат и привык спорить, чтобы заработать на жизнь». — Времени на мартини со мной и обед с родителями вполне хватит.
Я знала, что мне следует растоптать этот бутон, пока он не расцвел, и сказать Тодду, что мы ничего не будем пить вместе — независимо от того собираюсь я встречаться с родителями или нет. Вместо этого я мягко проговорила:
— Мне нужно погулять с собаками, а потом мы с Дженнифер договорились походить по магазинам. Кроме того, для спиртного еще слишком рано.
— В таком случае выпьем кофе. Дженнифер все поймет.
На самом деле ничего она не поймет. Будучи моей лучшей подругой, Дженнифер размажет меня по стене, если я скажу ей, что согласилась пойти на свидание с Тоддом, человеком, которому мы столько раз перемывали косточки, порой засиживаясь за этим занятием допоздна. По крайней мере, мне казалось, что она так сделает. Но я могла и ошибаться. Ведь именно она сказала ему, где меня найти.
— Я ей обещала, — сказала я.
Это было почти правдой. Когда мы с Дженн поселились вместе, мы дали друг другу слово, что никогда не станем нарушать наших совместных планов только потому, что какой то парень пригласил нас на свидание. Разумеется, существовал целый список исключений из правила: парень, похожий на Джонни Деппа, сам Джонни Депп, парень, имеющий карточку служащего и, следовательно, право на скидки в «Бергдорфе », — однако Тодд ни под какую из данных категорий не подходил.
— Ты уверена? А в другой раз?
Я открыла рот в надежде изречь какую нибудь умную причину для отказа. Ничего не вышло. Вместо ответа я помахала в воздухе поводками и заявила, что мне нужно идти, иначе собаки поднимут восстание.
— Я с тобой.
— О! Ну хорошо. Конечно.
Я решила соблюдать вежливость. В конце концов, он купил мне туфли. Кроме того, я стояла под дождем с промокшими собаками на поводках и выглядела не слишком привлекательно. Может быть, Тодд — лучшее, на что я могла сейчас рассчитывать. Может быть, больше никто в моей жизни не купит мне туфли.
Но скорее всего, я самая обычная дурочка, а Тодд знает, как мной управлять.
Мы зашагали в сторону парка, и, когда миновали половину пути, Тодд вдруг протянул руку и его мизинец коснулся моего большого пальца.
— Я по тебе скучал, Мел.
О господи! От таких слов можно было растаять. Его голос звучал искренне, а на лице появилось раскаяние. Подарки, нежные слова… Похоже, он действительно хотел, чтобы я вернулась. Мне это чертовски льстило и немного смущало.
Но нисколько не заинтересовало. И между нами повисло неловкое молчание, которое тянулось и тянулось, а потом разорвалось воплями собак, выпущенных наконец на свободу. Благодарение Богу.
Я откашлялась.
— Послушай, Тодд…
Он поднял руку.
— Всего лишь бокал вина. Если ты не можешь сегодня, давай встретимся завтра. — Его лицо озарилось той самой улыбкой, которая заманила меня в его постель пятнадцать месяцев назад. — Ну же, Мел. Ничего такого. Всего лишь вино.
— У нас не бывает так, чтобы только вино. — заявила я.
В его усмешке отразились все ночи, доказавшие мою правоту, и я почувствовала, как решимость меня оставляет. Зазвонил мой телефон, и я резко открыла крышку, радуясь его вмешательству в наш разговор. Это была мама.
— Привет, мама. Я только что сказала одному своему приятелю, что сегодня вечером встречаюсь с вами.
— Надеюсь, ты не очень огорчишься, если мы перенесем нашу встречу на завтра.
Ее слова прозвучали как утверждение, а не вопрос, и она даже не дала мне возможности что нибудь возразить.
— Понятно. — Я облизнула губы. — А я так хотела увидеть папу. И тебя.
Мама даже не попыталась приглушить раздраженный вздох.
— Ради бога, Мелани. В конце концов, чей это отпуск? Оказалось, что один из одноклассников папы живет на Лонг Айленде, и он пообедает с нами перед театром. Ты ведь не хочешь, чтобы мы упустили возможность встретиться со старым другом?
А как насчет возможности встретиться с собственной дочерью?
Я хотела сказать это вслух. Очень очень хотела.
Вместо этого я проговорила:
— Конечно, мама.
Затем я нацепила на лицо веселую улыбку. Все психоаналитики дружно твердят, что, если вы станете улыбаться, даже когда находитесь в депрессии или злитесь, ваше настроение непременно изменится. Я немного подождала, проверяя эту теорию. Ничего. Никаких перемен.
— Отлично.
— А завтра в какое время?
— О боже, детка, я не знаю. Мы позвоним тебе, когда встанем. Не представляю, как получилось, что ты стала такой правильной.
— Я тоже, — ответила я, вспомнив бесконечные ряды календарей в нашем доме в Хьюстоне, где разными цветами были отмечены мероприятия и встречи, на которых собиралась присутствовать моя мама.
— Тогда все. Мы тебя любим, дорогая.
Поскольку я не закатила истерику и не помешала ее планам, я снова была золотой девочкой.
— Я тоже тебя люблю, мама.
И по правде говоря, я ее действительно любила.
Но она по прежнему умела доводить меня до исступления.
Тодд взял меня за руку.
— Мое приглашение остается в силе.
Когда мы были вместе, он всегда утешал меня после моих непростых бесед с матерью, поэтому я не сомневалась, что он понял, о чем мы разговаривали, хотя слышал только мои реплики.
— Спасибо, — сказала я.
— Значит, ты придешь?
Он расплылся в ухмылке, дьявольской и одновременно соблазнительной, и вдруг причины, по которым мы с ним сошлись, стали для меня гораздо более ясными, чем те, из за которых мы порвали отношения. Я поняла, что теряю контроль над собой, и схватилась за металлический забор, отделявший дорожку для собак.
— Я не думаю…
— Мелани Линн Прескотт?
Спасена незнакомцем. Я обернулась посмотреть, кто ко мне обращается, судорожно вздохнула и отступила назад. Тодд положил руку мне на плечо, и я ее не скинула.
В книгах мужчин всегда описывают загадочными и опасными, и теперь я знаю, что это означает. Мужчина, стоявший передо мной, был настолько хорош, что мне хотелось одновременно дотронуться до него и убежать прочь. Настоящий красавец с угольно черными волосами и подбородком кинозвезды.
Я чуть не застонала… ну ладно, я и в самом деле застонала, но достаточно быстро сумела подавить этот звук. Проглотив его, я еще раз порадовалась тому, что рука Тодда лежит на моем плече. У незнакомца были очень странные глаза — они показались мне жестокими и пустыми и без всякой видимой причины напугали меня до полусмерти.
— Вы ведь мисс Прескотт? — спросил он.
— О, ну да, это я, верно.
Голос незнакомца был сладким, точно мед, и если бы не глаза…
— А вы кто такой? — поинтересовался Тодд.
— У меня для вас письмо, — сказал таинственный незнакомец, не обращая на Тодда ни малейшего внимания.
Затем он шагнул ко мне и протянул конверт из манильской бумаги.
— Что это? — спросила я.
Он улыбнулся, но улыбка нисколько не преобразила его лица.
— Я не могу сказать. Полагаю, вам стоит его открыть.
Затем он прикоснулся пальцем ко лбу, словно приподнимая воображаемую шляпу, повернулся и ушел, а я осталась стоять в полной растерянности, держа конверт в руке.
Я нахмурилась (должна сказать, что это выражение лица совсем мне не идет) и, не в силах терпеть до дома, надорвала конверт. Внутри оказался большой кусок коричневой бумаги, выглядевший так, словно его оторвали от упаковочного пакета из бакалейного магазина. Я вытащила его из конверта и тут же увидела значки. Вот это да!

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:33 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 2

— Только не убивай меня, — сказала Дженнифер сразу же, как только я вошла в квартиру.
Она сидела на диване в моих любимых джинсах фирмы «Севен» и чудесном топе от «Тахари», на который я положила глаз пару недель назад. На подушке рядом с ней лежала газета «Пост», открытая на шестой странице.
— За то, что взяла джинсы, или за Тодда?
— И за то и за другое. — Дженн переложила газету на кофейный столик и посмотрела на меня. — Что с ним случилось? Он был в отчаянии, заявил, будто бы у него кое что для тебя есть, иначе я бы ему ничего не сказала. — Она подняла вверх мизинец, изображая символическую клятву. — Так что же это было?
— Угадай.
— Твоя джинсовая куртка от «Дольче & Габбана»?
— Нет, и спасибо, что напомнила.
Я потеряла свою любимую куртку несколько месяцев назад.
— Тогда что?
Я показала ей коробку с туфлями.
— Оп ля!
— «Живанши»! — закричала Дженн и сорвала крышку. — О Мел! Они великолепны.
— Я знаю! — сказала я, все еще не в силах справиться с головокружением от такого подарка. — И дождь перестал, так что я смогу их надеть. Мы ведь пойдем по магазинам?
— Конечно. Мы будем просто смотреть или что нибудь купим?
— Всего понемногу.
Мой счет остро нуждался в поддержке, но если я стану в течение двух следующих недель есть только рамен (6) и целый месяц буду гулять с собаками, то смогу позволить себе новые джинсы. К тому же, возможно, мне удастся похудеть на пару фунтов!
— Значит, ты меня прощаешь?
— Я еще не решила, — ответила я и подошла ближе, чтобы рассмотреть ее блузку. — Эта та самая «Тахари», что мы видели в «Блумингдейлс»?
Дженн провела пальцами по воротнику, словно пыталась защитить свое сокровище от посягательства.
— Ну да. Я купила ее вчера перед работой.
— Тебе не кажется, что на мне она выглядела бы классно?
Дженн прищурилась.
— Ты этого не сделаешь!
— Очень даже сделаю.
— Брось, Мел. Только не мою «Тахари».
— Дженн! Ты открыла тайну моего местонахождения моему бывшему. По моему, это еще очень легкое наказание.
— Какая же ты мерзавка! Но конечно, самая милая мерзавка на свете.
Я рассмеялась и заверила ее:
— Это не насовсем, а только на сегодня. Зато ты можешь остаться в моих джинсах. Мне нужна блузка. Она будет потрясающе выглядеть с новыми туфлями, согласна?
— Согласна.
Дженн кивнула и сняла блузку.
Вот почему мы с ней такие близкие подруги. Мы понимаем, что в жизни важно.
Она отправилась за другой кофточкой, а я села за кофейный столик и начала развязывать шнурки на кроссовках. Мое внимание привлекла колонка Синди Адамc, и я просмотрела свежие новости. Ничего особенного, но, должна сказать, я люблю «Пост». Сначала я прочитала самое важное — сплетни, затем вернулась к первой странице. Огромный заголовок «Король байтов простился с жизнью в 34 года» в типичной для «Пост» манере занимал почти всю страницу, остальное место отводилось самой статье.
«Вчера в нью йоркском офисе корпорации ИВП состоялась мемориальная служба в память о компьютерном магнате Арчибальде Гримальди. Всемирно известный компьютерный гений сделал свои миллионы, создав компьютерный код, и сделал себе имя, использовав этот код около десяти лет назад в игровом сообществе Интернета, в результате чего игры в режиме онлайн стали доступны каждому, у кого имелся компьютер, модем и желание играть. Популярность этих игр росла, а вместе с ней и состояние Гримальди.
В его самой известной игре «Играй. Выживай. Побеждай» зарегистрировано около трех миллионов пользователей со всего света. Каждый участник заполняет подробную Анкету пользователя, с учетом которой операционная система игры выбирает роль, наиболее подходящую этому игроку (Жертва, Убийца или Защитник), и создает подсказки, которые Жертва должна расшифровать, чтобы остаться в живых. Таким образом, игра приобретает личный колорит для каждого, кто в ней участвует.
Еще одним нововведением стали денежные призы для победителей, размер которых меняется в зависимости от количества участников, находящихся в игре.
Надежные источники внутри корпоративной структуры сообщили, что в настоящий момент проходит тестирование новая версия ИВП».
Я просмотрела до конца статью, в которой содержались сведения о жизни Гримальди, безвременно закончившейся в результате несчастного случая на воде. В детстве он стал жертвой плохого обращения и вырос в приемных семьях. В пятнадцать лет он убежал из дома, никогда не учился в колледже, к двадцати занялся компьютерами и начал зарабатывать весьма приличные деньги, а потом придумал ИВП, которая потрясла игровой мир Интернета. За очень короткое время он стал миллиардером.
А я выбиваюсь из сил, пытаясь наскрести денег на квартплату. Мне следовало серьезно подумать о своих жизненных перспективах и дороге, которую я выбрала.
— Ты это видела? — спросила я у Дженн, когда она вернулась в комнату.
Я протянула ей газету и указала на передовую статью. Дженн надела спортивную одежду от «Джуси кутюр» и выглядела превосходно. У нее зеленые глаза и черные как смоль волосы, которые великолепно лежат даже утром, после сна. Она такая же высокая, как и я, и у нас обеих восьмой размер. Получается, что мы владеем довольно обширным гардеробом, поскольку нередко обмениваемся вещами.
Однако если я похожа на неуклюжего жеребенка, то Дженн — на грациозную кошечку. Она так красива, что могла бы стать моделью, но на самом деле она певица. Точнее, официантка, которая еще и поет. У нее изумительный голос, и я абсолютно убеждена, что рано или поздно она окажется на Бродвее. Строго говоря, она уже на Бродвее, поскольку работает в «Эленз Стардаст», ужасно шумном и совершенно балдежном ресторане на углу Бродвея и 51 й улицы. У всех официантов и официанток божественные голоса, а молочный коктейль там поистине потрясающий. Это заведение — настоящая ловушка для туристов, и там очень весело. Всякий раз, когда я туда захожу, мне тоже хочется запеть, хотя у меня самый кошмарный голос в мире.
Дженн дочитала статью и посмотрела на меня.
— Вот так номер. Кажется, я играла в эту игру пару раз?
— Давным давно. Мы вместе играли, помнишь? Когда ИВП только появилась, я записалась и играла несколько недель, пока не надоело. Играла в каждой из ролей — и во всех победила. Гримальди даже прислал мне поздравление по электронной почте. Разумеется, это случилось еще в то время, когда он был просто богат, а не очень богат или тем более неприлично богат.
Прежде чем игра успела мне надоесть, я убедила Дженн тоже попробовать. Она сыграла один раз, ее быстро убили, и она решила, что подобные развлечения не для нее. Дженн получает удовольствие, сражаясь за блузку от «Миумиу» за семьдесят пять долларов на распродаже образцов. По правде говоря, я с ней совершенно согласна.
— Хмм. — Дженн отшвырнула газету и оглядела меня снизу доверху.—Итак, у тебя есть блузка и туфли. А что ты собираешься делать со штанами? Или наденешь юбку?
Я стянула через голову футболку «Гэп» и задумалась над ее вопросом.
— Может, черные джинсы «Дизель»? — предположила я, хватая «Тахари».
— Отлично. Быстренько переодевайся, и пошли наконец. Мне надо быть в аэропорту в половине восьмого. — Дженн посмотрела на часы. — у нас осталось всего семь часов до моей регистрации.

-----------------------------------

6- Японская лапша из пшеничной муки с овощами и мясом.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:35 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 3

    http://www.playsurvivewin.com
    ИГРАЙ. ВЫЖИВАЙ. ПОБЕЖДАЙ

    ПОЖАЛУЙСТА, ВВЕДИТЕ ЛОГИН
    ИМЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ: SemperFi
    ПАРОЛЬ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ: ********
    …пожалуйста, ждите
    …пожалуйста, ждите
    …пожалуйста, ждите

    »Пароль принят«
    Читайте новые сообщения
    Создайте новое сообщение
    …пожалуйста, ждите
    ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ
    В ЦЕНТР СООБЩЕНИЙ


На ваше имя пришло одно новое сообщение.
Новое сообщение: Кому: SemperFi (7)
От кого: Идентификация заблокирована
Тема: Фонды
Авансовый платеж зачислен на ваш счет в 9:00.
Сумма: $20 000.
Имя клиента: Мелани Линн Прескотт. По успешному завершению миссии будет перечислен дополнительный платеж.
Начало игры: 12:01
Удачи.
Анкета игрока прилагается:
ML_resume.doc.
Щелкните, чтобы загрузить

Мэтью Страйкер прочитал сообщение четыре раза, но оно оставалось точно таким же, как и в первый раз. Все начиналось сначала.
Он пил пиво и доедал остатки лазаньи, когда включил компьютер, и теперь все, что он съел, взбунтовалось в желудке, угрожая выскочить наружу. Спотыкаясь, он побрел на кухню и открыл кран с холодной водой, наклонился и стал пить прямо из под крана, затем повернул голову так, чтобы струя обдавала лицо.
Ледяная вода заставила забыть о желудке, и это было хорошо. Но настоящая проблема от этого никуда не девалась.
Страйкер вспомнил о Джейми Тейт, которая лежала на полу в луже собственной крови. Из за него. Потому что он не поверил.
Внутри у него снова все сжалось. Он прижал кулак ко рту и держал, пока тошнота не прошла. Затем, продолжая цепляться за кухонный стол, повернул голову ровно настолько, чтобы видеть голубой экран своего ноутбука, зловещий и одновременно невероятно важный. Этот экран отдавал ему приказ и вынуждал действовать.
Страйкер знал, что на сей раз он подчинится.
Настороженно, словно охотник, преследующий дикого и опасного зверя, он подошел к компьютеру, поместил палец на трекбол и подвел стрелку к приложению MLPresume .doc. Затаив дыхание, он щелкнул на приложении.
Компьютер тихонько загудел, и вскоре открылся файл Microsoft Word. Вполне безобидный документ мог бы сойти за обычное резюме для найма на работу. Имя, адрес, номер телефона. Образование. Увлечения. И фотография. Поразительно красивая девушка стоит перед клеткой, в дальнем конце которой сидит лев. Волосы девушки сверкают в солнечных лучах, как золотые нити, это видно даже на экране компьютера. Высокая и стройная, она смотрит прямо в камеру, улыбаясь радостно и уверенно.
Когда бы ни был сделан этот снимок, день явно выдался хороший.
Страйкер посмотрел на имя наверху страницы Мелани Линн Прескотт. Он потер виски, потому что головная боль возвратилась с новой силой. Страйкер знал, что для Мелани Линн хорошие дни остались позади.
— Ты следующая, Мелани, — прошептал он, — и да поможет нам обоим Бог.


---------------------------------
7- Semper fidelity («Всегда верен») — девиз Корпуса морской пехоты США. Официально принят в 1883 году

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:36 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 4

— Хочешь коктейль? — спросила Дженн.
Мы находились в «Блумингдейлс» и восседали на табуретах перед прилавком «МАК студио».
Я издала утвердительное мычание — говорить я не могла, потому что продавщица держала меня за подбородок и сосредоточенно наносила новейший образец обводки для губ винно красного цвета.
Наша ходьба по магазинам продолжалась вот уже четыре часа. Начали мы на Пятой авеню, где в основном глазели на витрины «Тиффани», «Гуччи» и так далее. Затем вернулись на 57 ю улицу и двинулись на восток, обсуждая по дороге ситуацию с Тоддом («Я знаю, тебе придется встретиться с ним сегодня вечером, чтобы получить назад то послание, но не нужно с ним спать!»).
Поскольку я совершенно не собиралась спать с бывшим дружком, мы довольно быстро достигли согласия по данному вопросу и перешли к другим важным темам: новый официант в «Стардаст», которого Дженн считала симпатягой, мои перспективы в сфере личной жизни (или отсутствие таковых), есть ли у нас шанс найти пару «Маноло» в Интернет магазине меньше чем за сто пятьдесят долларов. Несколько минут мы провели в благоговейном молчании перед «Прада», а потом проболтали всю дорогу до «Бордеро» на углу 57 й и Парк, где выпили по коктейлю в кафе на втором этаже (наша первая покупка за целый день).
К этому времени у меня зачесались руки использовать мою «Визу», и мы направились в «Блуми». Я планировала сразу пойти на третий этаж и проверить, нет ли распродажи в «Джуси кутюр», но Дженн хотела купить новые румяна для своей поездки, и мы зашли на второй этаж в отдел косметики. Когда представительница компании «МАК» предложила мне быстрый мини макияж, я не смогла устоять.
— Ты согласилась из за Тодда? — с подозрением в голосе спросила Дженн.
Я повернула голову, насколько позволила мне девушка, которая уже занялась моими щеками.
— Чего о? Ты не забыла, что я с ним порвала?
— Я то не забыла. Надеюсь только, что и ты не забыла, почему ты это сделала. Ведь ясно, что он хочет тебя вернуть.
Я нахмурилась и тут же получила выговор за то, что не могу сидеть спокойно. Поэтому я сделала каменное лицо и стала обдумывать предположение Дженн. Наверное, Тодд и в самом деле хочет меня вернуть (весьма приятная мысль для моего эго). В конце концов, он сегодня из кожи вон лез, чтобы найти меня и заманить в свою квартиру. Но я его чувств не разделяла. Я правильно поступила, порвав с ним, и не имела ни малейшего желания к нему возвращаться. Разве только затем, чтобы забрать у него письмо. Девушка закончила со мной и дала мне зеркало. Должна сказать, что выглядела я изумительно. Я умею пользоваться косметикой, но эта девушка сделала из меня самую настоящую красотку — хоть сейчас в модельное агентство. Благодаря туши, теням и подводке, наложенным опытной рукой, мои глаза казались огромными и более голубыми, чем в действительности. Скулы стали высокими и аристократичными. А губы… о, эти пухлые губы прямо таки манили к поцелуям.
Короче говоря, я выглядела фантастически. Но мне совершенно некому было показать свою красоту, если не считать Тодда. Вот свинство! С присущим мне оптимизмом я купила весь набор использованной на моем лице косметики, нанеся этим серьезный ущерб своему счету. В конце концов, будут у меня и другие поклонники. А со временем я научусь делать макияж так же умело, как девушка из компании «МАК». Или почти так же умело.
Мы быстро промчались по третьему этажу, где Дженн убедила себя не покупать роскошную розовую юбку «Бетси Джонсон» (иногда сила ее воли по настоящему впечатляет). Вместо этого мы поднялись на восьмой этаж, и она купила плюшевого медвежонка для своей племянницы, которая должна была вот вот появиться на свет. Затем мы постепенно вернулись на второй этаж, заглянули в отдел мужской одежды и наконец вышли на улицу на углу Лексингтон и 60 й улицы.
Летняя жара ударила в меня упругой волной, и я поняла, что прохладный воздух внутри «Блумингдейлс» заморозил мне мозги.
— Никаких коктейлей, — заявила я. — Идея мне нравится, но я встречаюсь с Тоддом. Я должна быть трезвой.
— Больше ни слова. — Дженн огляделась по сторонам, пытаясь понять, где мы оказались, и ткнула пальцем на восток, — Идем в «Серендипити», — объявила она. — Ты проводишь вечер со своим бывшим, и тебе просто необходим шоколад.
В нескольких кварталах от «Блумингдейлс», в старом здании из песчаника приютилось «Серендипити» — популярное кафе мороженое и ресторан, излюбленное место первых свиданий. Это довольно старомодное заведение, скорее рассчитанное на туристов, но мне там все равно нравится, несмотря на то что ждать заказа приходится полчаса. Я обожаю шоколадное суфле, и мы с Дженн, едва усевшись за один из старинных столиков, какие прежде стояли в магазинчиках, торгующих содовой, сразу заказали две порции. Поскольку каждую приносят в посудине, достаточной для того, чтобы прокормить небольшую страну, я готова признать, что это было настоящее обжорство. Но перед прогулкой с собаками я сходила в тренажерный зал и вполне могла позволить себе несколько лишних калорий. Кроме того, это был мой ланч. А также обед, потому что я не слишком надеялась, что у Тодда дома окажется какая нибудь еда.
— Так насколько ты уезжаешь? — спросила я после того, как хорошенько приложилась к своему ланчу, десерту и так далее.
— На две недели. Завтра ей сделают стимуляцию, и я собираюсь присутствовать при этом. Затем я буду помогать Лайзе с ребенком, пока не прилетит мама. Мы пересечемся на несколько дней, а потом она останется на месяц. После мамы на две недели приедет Кейти, — добавила Дженн, имея в виду другую свою сестру. — Дальше Джейк возьмет отпуск по уходу, и Лайза выйдет на работу.
— Тебя там ждет неплохое развлечение, — сказала я. — В смысле, ревущий малыш и стоящая на ушах семья.
— Я знаю, — усмехнулась Дженн. — Жду с нетерпением.
И я ей поверила. Ей придется жить в одном доме с измученной сестрой и плачущим младенцем, а потом еще и с новоявленной бабушкой, страдающей от чрезмерного усердия. В общем, полный кошмар, однако я завидовала Дженн. И не только потому, что я единственный ребенок в семье. Мне кажется, если бы я родила ребенка, моя мама прислала бы чек в детский отдел универмага. Моя мама не из тех, кто станет возиться с пеленками.
Дженн порылась в своих сумках и вытащила какую то бумажку. Написав на ней номер телефона, она протянула его мне.
— Это телефон моей сестры, — сказала она. — На случай, если не сможешь связаться со мной по сотовому. Позвони после встречи с Тоддом, может, тебе захочется поговорить. Или вдруг тебе что нибудь понадобится.
Я кивнула и послушно засунула бумажку с телефоном в задний карман, хотя и знала, что не позвоню. Мы уже подробно обсудили ситуацию с Тоддом, а поскольку я не собиралась с ним спать, на этом фронте никаких перемен не предвиделось.
И вообще мне трудно было вообразить что нибудь настолько важное, из за чего я стала бы отвлекать свою лучшую подругу от процесса воспитания маленькой племянницы. В моей жизни просто не бывает таких драматических ситуаций.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:41 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 5

Однокомнатная квартира Тодда находится не слишком далеко от «Блуми», поэтому, когда Дженн направилась к метро, я поймала такси до угла 72 й и Йорк. Тодд нажал кнопку домофона, дверь открылась, и я поднялась по лестнице. Через две минуты я уже была в его квартире, наполненной такими восхитительными ароматами карри, роган джоша и нана (8), что в животе у меня заурчало.
— Я подумал, что ты захочешь остаться, — сказал Тодд. — Чтобы заняться своей запиской.
— Или боялся, что, если ты меня не накормишь, я заберу письмо и уйду.
— И это тоже, — ответил он, и я не могла не улыбнуться.
По крайней мере, он был честен.
К тому же я уже пришла сюда, причем страшно голодная, а дивные запахи только усиливали мой аппетит. Если я отправлюсь домой, меня ждет пустая квартира. Так что вполне можно остаться и здесь, Тодд, конечно, готовить не мастер, но зато он лучше других моих знакомых умеет заказать на дом прекрасный ужин. А я обожаю индийскую кухню.
— Ну, и где это? — поинтересовалась я.
Он кивком показал на диван, который служил ему одновременно и кроватью. Мой конверт лежал рядом с настольной лампой. На кофейном столике перед диваном Тодд поставил две тарелки и раскрыл коробочки с едой. Он даже налил в бокал вина. Если этот мужчина решил снова завоевать мое сердце, он выбрал верный путь.
— Я заказал дополнительную порцию нана, — сказал он и, клянусь, я чуть его не расцеловала.
Я обожаю всякие лепешки и всегда съедаю гораздо больше, чем рекомендует диетолог Аткинс.
Мы с Тоддом уселись на диван, я щедро наполнила тарелку из всех коробочек, потом вытащила из конверта записку и, не переставая жевать, принялась ее изучать. Правду сказать, я сразу поняла, что расшифровать ее будет несложно, и почувствовала, как восхищение моим тайным воздыхателем быстро сходит на нет — так могучим потоком спускается вода в туалете. Мое уважение и восторг перед ним, кружась в водовороте, умчались в небытие. Честное слово! Тот, кому захотелось зашифровать тайное послание или мифическое приглашение на вечеринку, мог бы выбрать что нибудь более захватывающее.
— Так что же там такое? — поинтересовался Тодд и придвинулся ближе, положив руку мне на бедро.
Я не стала сбрасывать его руку; признаться, мне было даже приятно. Никаких искр и восторгов — такое между мной и Тоддом случалось лишь в постели, — но приятно. Я уже полгода была одна и чувствовала, как мол душа просится назад, в привычный кокон размеренной жизни с представителем мужского пола. Когда дело касается подобных взаимоотношений, я слаба и жалка. Ничего не поделаешь, у каждого из нас свой крест.
Я сосредоточилась на вопросе Тодда, стараясь не обращать внимания на то, что он дышит мне в ухо.
— Это шифр типа «хлев», — сказала я.
— Ну ясное дело.
Рука Тодда исчезла с моего бедра, и я перевела дыхание.
— Может, скажешь мне, что это означает? — спросил Тодд.
Я стала торопливо делать наброски фломастером на контейнере из под карри, пытаясь разобраться в том, как построен этот конкретный шифр.
— Это «загородки», — сказала я. — Видишь, каждая буква находится как будто в маленькой коробочке?
Я нарисовала базовый вариант «хлева».

Изображение

— Буквы отделены друг от друга «загородками», вот почему шифр получил такое название.
— Хмм, — промычал Тодд, явно меня не слушая.
— Поверь мне, это потрясный шифр. Солдаты Конфедерации использовали его во время Гражданской войны. Дай мне пару минут на расшифровку…
Я задумчиво постучала фломастером по зубам. Судя по расположению точек внутри каждой «загородки» в послании, это был четырехбуквенный «хлев», именно такой, какой я изобразила для Тодда. Но когда я вставила несколько букв, то обнаружила, что у меня получается полная чушь.
Медленно пережевывая кусок лепешки, я размышляла, что еще можно сделать. Неужели здесь шифр внутри шифра? А может, я нарисовала неправильный ключ? Может быть, в этом ключе буквы располагаются в вертикальных, а не горизонтальных строчках? Я проверила это предположение, написав алфавит и цифры сверху вниз, так что у меня получилось А, В, С там, где прежде стояли буквы А, М, Y. Ничего сложного. Интересно, сработает ли этот ключ?
Через три минуты я получила ответ. Ключ сработал просто чудесно… но результат мне совсем не понравился.
— Какой ненормальный мог послать мне подобную шифровку?
Я вскочила с места и, обойдя стол, остановилась перед Тоддом, тыча пальцем в бледно розовый листок меню, на котором я записала расшифрованное послание.

    PLAY
    OR
    DIE
    ***
    PRESTIGE
    PARK
    39А 89225


«Играй или умри. Престиж парк, 39А 89225».
— И что, по твоему, это значит? — спросил Тодд.
— Мне плевать, — заявила я.
И это было правдой. Я терпеть не могу фильмы ужасов, ненавижу вечеринки с сюрпризами, и уж тем более мне не понравилась эта странная, пугающая записка, пусть даже ее принес высокий темноволосый красавец.
— Скорее всего, ее написал кто нибудь из твоей группы, — негромко произнес Тодд, надеясь меня успокоить.
Не помогло.
— Пусть катятся ко всем чертям, — сказала я, все еще чувствуя мурашки на коже. — Играй или умри??? Что за идиот мог послать такое?
— Выкинь ты это из головы,—посоветовал Тодд, вставая с дивана.
Он подошел ко мне, сгреб закодированное послание со стола и смял его в кулаке, притянув меня к себе другой рукой.
— Тот, кто тебе это послал, недостоин, чтобы ты о нем думала.
— Но…
— Просто забудь. — Он швырнул скомканную бумажку в пепельницу. Затем еще крепче обнял меня и уткнулся носом в мою шею. — Забудь, и все.
Его рука змеей проскользнула между моими грудями, и как то так получилось (совершенно не представляю как), что я оказалась повернутой к нему лицом, а его губы прижались к моим губам, и, должна признаться, это было необыкновенно приятно.
Я испытала головокружительное ощущение свободы, подчиняясь ему и делая то, что он говорит. В данный момент он говорил, что я должна отправиться с ним в постель. Причем говорил не словами, вы понимаете? Он использовал тот язык, на котором говорим мы все. Язык, в котором нет таких слов, как «остановись», или «притормози», или «по моему, это не самая разумная идея».
Его губы, такие знакомые и несущие утешение, касались моих, а широкие ладони гладили меня по спине, и я с готовностью прогнала все сомнения. Возможно, я и говорила Дженн, что больше не собираюсь спать с Тоддом, но в тот миг все мои доводы были забыты, заслоненные тем простым фактом, что он меня обнимал и мне это нравилось. Кроме того, если бы я с ним не переспала, мой симпатичный наряд пропал бы зря.
Но самое главное, я не хотела возвращаться домой. Обычно я была счастлива, когда квартира поступала в полное мое распоряжение, но в тот вечер, когда с одной стороны имелась страшная зашифрованная записка, а с другой — жаркие объятия старого любовника, — что ж, можете меня осуждать, но я выбрала второе.
— Еда, — пролепетала я, не то чтобы сопротивляясь, но создавая видимость сопротивления. — Нужно ее убрать.
— Всегда можно заказать еще, — сказал Тодд и снова меня поцеловал.
И хотя разумная часть моего сознания твердила, что я не должна спать с Тоддом, я ответила на его поцелуй.
В конце концов, я сейчас одна, мне двадцать один год и какой то сумасшедший испортил мне чудесный день.
Ну что может быть плохого в том, что я разочек пересплю с Тоддом?

------------------------------------

8- Роган джош — блюдо из баранины со специями. Нан — пшеничная лепешка.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:41 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 6

Два великолепных оргазма спустя я лежала без сна, в голове у меня немного прояснилось, и я способна была рассуждать здраво. Пару часов назад мне казалось, что нет ничего плохого в том, чтобы еще разок переспать с Тоддом, но теперь я составила целый список неприятных последствий своего легкомыслия.
Во первых, Тодд мог решить, что, обеспечив меня оргазмами, он снова открыл для себя дверь в мою жизнь, причем надолго.
Во вторых, я могла стать жертвой дурацкого заблуждения, что хороший секс является надежной основой для серьезных отношений. (На этот счет я не должна была бы заблуждаться. В течение четырех месяцев у меня был головокружительный секс с Тоддом, затем целый месяц ушел на то, чтобы понять, что наши отношения бесперспективны, и еще месяц мне потребовался, чтобы набраться храбрости и сообщить ему эту новость, несмотря на дикие оргазмы, которые я испытывала. Мне удалось с ним порвать, и я стала обладательницей очень симпатичного вибратора. Но это уже другая история.)
В третьих (и сейчас это заботило меня больше всего), мне угрожало серьезное недосыпание. Я уже успела забыть про оглушительный, жуткий, сводящий с ума храп, хотя как такое можно забыть? Зато теперь я вспомнила о нем в полной мере. Принцип «Не обращай внимания, и все пройдет» здесь не работал.
Я еще немного повертелась в кровати, причем так, что она тряслась и подпрыгивала подо мной. Никакого эффекта. Тогда я положила на голову подушку и стала похожа на женщину, которая решила сама себя задушить. Ни заглушить звук, ни потерять сознание от недостатка кислорода мне не удалось. Ну что за незадача! С громким стоном, на который мой Спящий Красавец не обратил ни малейшего внимания, я оперлась на локоть и принялась его разглядывать. Он не задвинул шторы, и в сиянии городских огней я прекрасно видела его лицо. Рот у него был открыт, челюсть отвисла, и я, несомненно, заслужила специальный приз за то, что удержалась от желания засунуть пальцы ему в ноздри.
Вместо этого я взяла подушку и одеяло и отправилась в ванную комнату. Там, конечно, не слишком удобно, зато тихо.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:42 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 7

Не знаю, в котором часу я проснулась. Знаю только, что у меня затекло все тело и я с трудом могла пошевелиться. Так всегда бывает, если спать в ванне, в особенности когда рост у тебя пять футов девять дюймов и ты не способна сделать ни одного упражнения из арсенала йогов, даже если бы от этого зависела твоя жизнь.
Я начала медленно выбираться из ванны, стараясь двигаться как можно осторожнее, чтобы не свалиться на спину и не удариться головой о край. День и без того начался не слишком хорошо, а множественные раны головы, полученные по собственной глупости, вряд ли сделают его лучше.
Я вспомнила странное зашифрованное послание, из за которого пришла к Тодду. Сейчас, когда в окно ванной комнаты вливались солнечные лучи, освещая ярким сиянием безупречную ванну и зеркало без единого пятнышка (к Тодду три раза в неделю приходит уборщица), записка уже не казалась мне такой пугающей. Возможно, это и в самом деле приглашение, скорее всего на вечеринку «с убийствами», где гостям отводятся разные роли. Если подумать, совсем даже неглупо придумано. Наверное, если бы я решила устроить такую вечеринку, то сделала бы что нибудь подобное.
В том, чтобы спать в ванне, есть свои преимущества — например, в душ идти недалеко. Я бросила на пол полотенца, которые использовала вместо постельного белья, затем включила воду и стояла под сильной струей, пока мое несчастное тело вновь не ожило после ночных мучений.
Божественное ощущение!
Только начав вытираться, я сообразила, что Тодд почему то не заявился в ванную, чтобы воспользоваться туалетом или душем. Учитывая тот факт, что его квартира размерами могла сравниться с клеткой для хомяка, я знала, что другой ванной комнаты, пусть даже крошечной, у него нет. Может, он решил принять душ в офисе, чтобы не будить меня?
А я то думала, что рыцари на этом свете перевелись!
Моя одежда осталась на стереосистеме Тодда, поэтому я натянула его спортивные штаны, висевшие за дверью. Футболка с длинными рукавами, висевшая рядом, слегка пахла мужским потом, но я все равно ее надела. Меня начали мучить утренние угрызения совести, и я не собиралась разгуливать по квартире в чем мать родила.
Впрочем, пару секунд спустя, надевая часы, я поняла, что это не имеет никакого значения. Было уже больше десяти — интересно, как мне удалось проспать всю ночь в ванне? — ив гостиной должно быть пусто. Я знала это, потому что хорошо познакомилась с привычками Тодда. Он второй год работает в какой то крупной адвокатской фирме и считает смертным грехом являться на работу позже девяти.
Вот почему я страшно удивилась, когда, выйдя из ванной, увидела, что он еще в постели. Неудивительно, что он не нарушил мой чудесный отдых: дело тут вовсе не в рыцарстве, просто он очень устал.
— Тодд, — просвистела я театральным шепотом, обходя кофейный столик, который мы вчера вечером небрежно сдвинули в сторону в неистовом стремлении поскорее раскрыть кровать.
Никакого движения.
— О То одд, — пропела я, стоя со своей стороны кровати.
По прежнему ничего.
— Тодд! — рявкнула я. Все бесполезно.
Господи, он и в самом деле доведен до изнеможения! Мысленно я похлопала себя по плечу, гордясь своими сексуальными возможностями, затем забралась на кровать и наклонилась над ним. Может быть, ему и требуется еще поспать, но он скажет мне спасибо за то, что я его разбудила. Тодд не из тех, кто приходит в офис после ланча.
Он лежал на боку, спиной ко мне, натянув одеяло на голову. Сначала я не заметила ничего необычного. Затем придвинулась ближе, чтобы постучать его по плечу, и…
О господи, господи, господи!
Кровь. Кровь повсюду. И маленькие брызги какого то вещества, вероятно, мозгов и…
Я прижала руку ко рту, стараясь сдержать рвоту. Метнулась к телефону и в ужасе вскрикнула, когда поняла, что он не работает. Моя сумка лежала на столе, я схватила ее и кинулась к двери, на бегу пытаясь нашарить свой мобильный телефон. Мой мобильник не работает в этом здании, а я должна вызвать полицию. Значит, необходимо выбраться из квартиры.
Как можно быстрее.
Оказавшись в коридоре, я промчалась мимо лифта — я не собиралась его ждать — и понеслась вниз по лестнице, а мои мысли летели впереди меня со скоростью миллион миль в час. Кто? Кто это сделал? Неужели у Тодда завелся клиент из мафии, который заимел на него зуб? И — о боги, нет! — неужели этот кто то все еще в квартире?
Сердце отчаянно колотилось в груди, и я боялась, что внутри у меня что нибудь разорвется. Кровь гулко стучала в ушах. Я знала, что должна хоть что нибудь чувствовать по отношению к Тодду, но меня охватил такой дикий страх, что все остальное отступило на задний план. Думаю, мной руководил принцип «сражайся или беги».
Ситуация была совершенно сюрреалистической, даже сам воздух вокруг меня сгустился и замедлял движения, мешая мне попасть на улицу и позвонить в 911. В голове у меня царила пустота и одновременно кристальная ясность. Я замечала такие мелочи, как царапины на перилах, но сердце молчало. Голос разума велел мне достать ключи, к которым был прикреплен маленький баллончик с перцем, и я подчинилась. Голос разума посреди безумия.
На первом этаже я толкнула дверь в вестибюль и чуть не умерла от разрыва сердца, когда она не сдвинулась с места. Неужели я застряну на лестнице? Я налегла на дверь изо всех сил, и на сей раз она открылась и я вылетела в вестибюль.
Пусто.
Дерьмо! Я принялась дико озираться по сторонам в надежде увидеть полицейского, пожарника, посыльного — все равно кого. Никого не обнаружив, я помчалась дальше и выскочила на залитую августовским солнцем улицу. Щурясь от яркого света, я открыла крышку телефона и попыталась дрожащими пальцами набрать номер. — Ну же, Мел. Давай…
— Эй, вы в порядке? — Мужской голос и твердая рука помешали мне нажать на кнопку вызова. — Успокойтесь. Неужели все так плохо?
— Нет, вы не понимаете. Там…
Я не договорила, сообразив, кто со мной заговорил. Меня охватил страх, и я в ужасе отшатнулась, словно стараясь оказаться как можно дальше от него. От высокого и темноволосого таинственного незнакомца.
Того самого, что передал мне зашифрованное послание, в котором говорилось, что я должна играть — или умереть.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:43 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 8

«Слишком много совпадений!» — вопил мой здравый смысл, хотя голова у меня кружилась, а в ушах стучала кровь.
Этот человек убил Тодда. Я знала это. Знала совершенно точно. И больше всего на свете мне хотелось оказаться как можно дальше от него.
Клиенты Тодда тут совершенно ни при чем. Дело во мне. То зловещее письмо… Тодд убит… Что, черт подери, происходит?
— Вы в порядке? — спросил он и внимательно посмотрел на меня своими черными глазами.
Я бросилась было бежать, но он загородил мне дорогу и еще сильнее сжал мою руку. Я почувствовала легкий укол и решила, что потянула мышцу, пытаясь вырваться от него. У меня было ощущение, что если я потеряю сознание, то умру.
— Мисс Прескотт, успокойтесь, пожалуйста. Это я. — На его лице появилось беспокойство, которое вспыхнуло даже в черных глазах, и он немного ослабил хватку. — Мы с вами вчера встречались, помните? Вы в порядке? У вас такой вид, будто вы до смерти перепуганы. Я растерянно заморгала.
— Я… Что?
— Вчера, — повторил незнакомец. — Я доставил вам письмо. Вы чем то расстроены. Скажите, что случилось?
Я немного расслабилась. Он казался по настоящему удивленным. И искренне обеспокоенным. Может, я ошиблась на его счет?
— Полицейский, — выпалила я. — Мне нужен полицейский.
— Ладно, — согласился он с готовностью, которая испугала меня еще больше. — Все, что пожелаете. Вы пережили небольшое потрясение. Все будет хорошо. Вам нужно только немного успокоиться.
— Нет, нет. Вы не понимаете!
В моем голосе прозвучали истерические нотки.
— Я все понимаю, — сказал он. — Вы очень испугались.
Он разговаривал со мной снисходительно, и я отчаянно замотала головой, не зная, что сделать, чтобы он меня понял. Он мог бы мне помочь. Мне казалось, что он хочет мне помочь. Но он мне не помогал.
— Послушайте, — сказала я, оглядывая улицу в поисках служителей порядка. — Мне нужен полицейский, причем немедленно.
— Нет, — ответил он, — не нужен.
Что то в его голосе заставило меня повернуться к нему. В его глазах я увидела холодный блеск. По моей спине пробежала дрожь, и я поняла, что с самого начала была права. Это никакое не совпадение, и у меня серьезные неприятности.
— Вы испытали потрясение, вот и все, — заявил он. — Наверное, ужасно обнаружить своего приятеля мертвым.
А ведь я ни слова не сказала ему про Тодда! Я открыла рот, собираясь завопить.
— Только попробуйте, и я прикончу вас на месте.
Ублюдок просто валял дурака, ведя со мной все эти заботливые разговоры.
Я была слишком измучена, чтобы говорить, но в голове у меня начало понемногу проясняться. Суровая реальность исключительно полезна для мозгов. Я сжала в руке баллончик, дожидаясь своего шанса, и демонстративно закрыла рот.
— Вот и умница. Твой дружок — это предупреждение.
Он притянул меня к себе, словно свою любовницу, и наклонился к моему уху. Вокруг нас шагали по улице ньюйоркцы, погруженные в свои мысли. Я знала, что они мне не помогут. Я осталась совсем одна наедине с убийцей.
— Ты получила письмо, так? — продолжал он ледяным, до жути спокойным голосом. — На твоем месте я бы отнесся к нему серьезно. Я бы играл со всем усердием. И не стал бы вмешивать полицию. Вот что сделал бы я, будь я на твоем месте.
Письмо?.. И вдруг я поняла: «Играй или умри». Я судорожно вздохнула. Вчера я сказала, что не собираюсь играть. А он каким то образом это услышал. Каким то образом он все узнал.
И теперь Тодд мертв.
О святые небеса, что я наделала?
— Кто вы? — выдохнула я.
— Тот, кто за тобой присматривает. Не советую меня разочаровывать. И не нарушай правил.
— Правил? — истерически взвизгнула я.
— Тебе известны правила, Мелани. Например, ты знаешь, что произойдет, если ты впутаешь полицию в нашу маленькую игру.
Я не имела ни малейшего понятия, о чем он говорит, но не собиралась задерживаться, чтобы выяснить. Вскинув руку с баллончиком, я пустила струю ему в лицо и приготовилась бежать, но ничего у меня не вышло, потому что струя до него не долетела. Проклятие, он даже не чихнул. Он лишь рассмеялся и покачал головой, словно я была забавным щенком, исполнившим смешной трюк.
Это было плохо. Очень, очень плохо.
— Придется тебе придумать что нибудь получше, — сказал он, продолжая держать меня за руку.
А вот это он сказал напрасно. Я имею в виду, что после посещения курсов самообороны я действительно была способна придумать что нибудь получше. И, не успев взвесить возможные последствия, я изо всех сил врезала коленом ему по яйцам.
Ноги у него подкосились, и он со стоном повалился на тротуар, выпустив наконец мою руку.
Я не стала тратить время попусту и бросилась бежать.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:43 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 8

«Слишком много совпадений!» — вопил мой здравый смысл, хотя голова у меня кружилась, а в ушах стучала кровь.
Этот человек убил Тодда. Я знала это. Знала совершенно точно. И больше всего на свете мне хотелось оказаться как можно дальше от него.
Клиенты Тодда тут совершенно ни при чем. Дело во мне. То зловещее письмо… Тодд убит… Что, черт подери, происходит?
— Вы в порядке? — спросил он и внимательно посмотрел на меня своими черными глазами.
Я бросилась было бежать, но он загородил мне дорогу и еще сильнее сжал мою руку. Я почувствовала легкий укол и решила, что потянула мышцу, пытаясь вырваться от него. У меня было ощущение, что если я потеряю сознание, то умру.
— Мисс Прескотт, успокойтесь, пожалуйста. Это я. — На его лице появилось беспокойство, которое вспыхнуло даже в черных глазах, и он немного ослабил хватку. — Мы с вами вчера встречались, помните? Вы в порядке? У вас такой вид, будто вы до смерти перепуганы. Я растерянно заморгала.
— Я… Что?
— Вчера, — повторил незнакомец. — Я доставил вам письмо. Вы чем то расстроены. Скажите, что случилось?
Я немного расслабилась. Он казался по настоящему удивленным. И искренне обеспокоенным. Может, я ошиблась на его счет?
— Полицейский, — выпалила я. — Мне нужен полицейский.
— Ладно, — согласился он с готовностью, которая испугала меня еще больше. — Все, что пожелаете. Вы пережили небольшое потрясение. Все будет хорошо. Вам нужно только немного успокоиться.
— Нет, нет. Вы не понимаете!
В моем голосе прозвучали истерические нотки.
— Я все понимаю, — сказал он. — Вы очень испугались.
Он разговаривал со мной снисходительно, и я отчаянно замотала головой, не зная, что сделать, чтобы он меня понял. Он мог бы мне помочь. Мне казалось, что он хочет мне помочь. Но он мне не помогал.
— Послушайте, — сказала я, оглядывая улицу в поисках служителей порядка. — Мне нужен полицейский, причем немедленно.
— Нет, — ответил он, — не нужен.
Что то в его голосе заставило меня повернуться к нему. В его глазах я увидела холодный блеск. По моей спине пробежала дрожь, и я поняла, что с самого начала была права. Это никакое не совпадение, и у меня серьезные неприятности.
— Вы испытали потрясение, вот и все, — заявил он. — Наверное, ужасно обнаружить своего приятеля мертвым.
А ведь я ни слова не сказала ему про Тодда! Я открыла рот, собираясь завопить.
— Только попробуйте, и я прикончу вас на месте.
Ублюдок просто валял дурака, ведя со мной все эти заботливые разговоры.
Я была слишком измучена, чтобы говорить, но в голове у меня начало понемногу проясняться. Суровая реальность исключительно полезна для мозгов. Я сжала в руке баллончик, дожидаясь своего шанса, и демонстративно закрыла рот.
— Вот и умница. Твой дружок — это предупреждение.
Он притянул меня к себе, словно свою любовницу, и наклонился к моему уху. Вокруг нас шагали по улице ньюйоркцы, погруженные в свои мысли. Я знала, что они мне не помогут. Я осталась совсем одна наедине с убийцей.
— Ты получила письмо, так? — продолжал он ледяным, до жути спокойным голосом. — На твоем месте я бы отнесся к нему серьезно. Я бы играл со всем усердием. И не стал бы вмешивать полицию. Вот что сделал бы я, будь я на твоем месте.
Письмо?.. И вдруг я поняла: «Играй или умри». Я судорожно вздохнула. Вчера я сказала, что не собираюсь играть. А он каким то образом это услышал. Каким то образом он все узнал.
И теперь Тодд мертв.
О святые небеса, что я наделала?
— Кто вы? — выдохнула я.
— Тот, кто за тобой присматривает. Не советую меня разочаровывать. И не нарушай правил.
— Правил? — истерически взвизгнула я.
— Тебе известны правила, Мелани. Например, ты знаешь, что произойдет, если ты впутаешь полицию в нашу маленькую игру.
Я не имела ни малейшего понятия, о чем он говорит, но не собиралась задерживаться, чтобы выяснить. Вскинув руку с баллончиком, я пустила струю ему в лицо и приготовилась бежать, но ничего у меня не вышло, потому что струя до него не долетела. Проклятие, он даже не чихнул. Он лишь рассмеялся и покачал головой, словно я была забавным щенком, исполнившим смешной трюк.
Это было плохо. Очень, очень плохо.
— Придется тебе придумать что нибудь получше, — сказал он, продолжая держать меня за руку.
А вот это он сказал напрасно. Я имею в виду, что после посещения курсов самообороны я действительно была способна придумать что нибудь получше. И, не успев взвесить возможные последствия, я изо всех сил врезала коленом ему по яйцам.
Ноги у него подкосились, и он со стоном повалился на тротуар, выпустив наконец мою руку.
Я не стала тратить время попусту и бросилась бежать.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:43 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 8

«Слишком много совпадений!» — вопил мой здравый смысл, хотя голова у меня кружилась, а в ушах стучала кровь.
Этот человек убил Тодда. Я знала это. Знала совершенно точно. И больше всего на свете мне хотелось оказаться как можно дальше от него.
Клиенты Тодда тут совершенно ни при чем. Дело во мне. То зловещее письмо… Тодд убит… Что, черт подери, происходит?
— Вы в порядке? — спросил он и внимательно посмотрел на меня своими черными глазами.
Я бросилась было бежать, но он загородил мне дорогу и еще сильнее сжал мою руку. Я почувствовала легкий укол и решила, что потянула мышцу, пытаясь вырваться от него. У меня было ощущение, что если я потеряю сознание, то умру.
— Мисс Прескотт, успокойтесь, пожалуйста. Это я. — На его лице появилось беспокойство, которое вспыхнуло даже в черных глазах, и он немного ослабил хватку. — Мы с вами вчера встречались, помните? Вы в порядке? У вас такой вид, будто вы до смерти перепуганы. Я растерянно заморгала.
— Я… Что?
— Вчера, — повторил незнакомец. — Я доставил вам письмо. Вы чем то расстроены. Скажите, что случилось?
Я немного расслабилась. Он казался по настоящему удивленным. И искренне обеспокоенным. Может, я ошиблась на его счет?
— Полицейский, — выпалила я. — Мне нужен полицейский.
— Ладно, — согласился он с готовностью, которая испугала меня еще больше. — Все, что пожелаете. Вы пережили небольшое потрясение. Все будет хорошо. Вам нужно только немного успокоиться.
— Нет, нет. Вы не понимаете!
В моем голосе прозвучали истерические нотки.
— Я все понимаю, — сказал он. — Вы очень испугались.
Он разговаривал со мной снисходительно, и я отчаянно замотала головой, не зная, что сделать, чтобы он меня понял. Он мог бы мне помочь. Мне казалось, что он хочет мне помочь. Но он мне не помогал.
— Послушайте, — сказала я, оглядывая улицу в поисках служителей порядка. — Мне нужен полицейский, причем немедленно.
— Нет, — ответил он, — не нужен.
Что то в его голосе заставило меня повернуться к нему. В его глазах я увидела холодный блеск. По моей спине пробежала дрожь, и я поняла, что с самого начала была права. Это никакое не совпадение, и у меня серьезные неприятности.
— Вы испытали потрясение, вот и все, — заявил он. — Наверное, ужасно обнаружить своего приятеля мертвым.
А ведь я ни слова не сказала ему про Тодда! Я открыла рот, собираясь завопить.
— Только попробуйте, и я прикончу вас на месте.
Ублюдок просто валял дурака, ведя со мной все эти заботливые разговоры.
Я была слишком измучена, чтобы говорить, но в голове у меня начало понемногу проясняться. Суровая реальность исключительно полезна для мозгов. Я сжала в руке баллончик, дожидаясь своего шанса, и демонстративно закрыла рот.
— Вот и умница. Твой дружок — это предупреждение.
Он притянул меня к себе, словно свою любовницу, и наклонился к моему уху. Вокруг нас шагали по улице ньюйоркцы, погруженные в свои мысли. Я знала, что они мне не помогут. Я осталась совсем одна наедине с убийцей.
— Ты получила письмо, так? — продолжал он ледяным, до жути спокойным голосом. — На твоем месте я бы отнесся к нему серьезно. Я бы играл со всем усердием. И не стал бы вмешивать полицию. Вот что сделал бы я, будь я на твоем месте.
Письмо?.. И вдруг я поняла: «Играй или умри». Я судорожно вздохнула. Вчера я сказала, что не собираюсь играть. А он каким то образом это услышал. Каким то образом он все узнал.
И теперь Тодд мертв.
О святые небеса, что я наделала?
— Кто вы? — выдохнула я.
— Тот, кто за тобой присматривает. Не советую меня разочаровывать. И не нарушай правил.
— Правил? — истерически взвизгнула я.
— Тебе известны правила, Мелани. Например, ты знаешь, что произойдет, если ты впутаешь полицию в нашу маленькую игру.
Я не имела ни малейшего понятия, о чем он говорит, но не собиралась задерживаться, чтобы выяснить. Вскинув руку с баллончиком, я пустила струю ему в лицо и приготовилась бежать, но ничего у меня не вышло, потому что струя до него не долетела. Проклятие, он даже не чихнул. Он лишь рассмеялся и покачал головой, словно я была забавным щенком, исполнившим смешной трюк.
Это было плохо. Очень, очень плохо.
— Придется тебе придумать что нибудь получше, — сказал он, продолжая держать меня за руку.
А вот это он сказал напрасно. Я имею в виду, что после посещения курсов самообороны я действительно была способна придумать что нибудь получше. И, не успев взвесить возможные последствия, я изо всех сил врезала коленом ему по яйцам.
Ноги у него подкосились, и он со стоном повалился на тротуар, выпустив наконец мою руку.
Я не стала тратить время попусту и бросилась бежать.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:45 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 9

Памятная записка
От кого: от Арчибальда Гримальди Кому: Томасу Риардону, эсквайру.
Итак, Томас, мы здесь. Точнее, вы здесь. Если вы это читаете, значит, я сыграл в ящик, отбросил копыта и отправился к великому «Пентиуму», царящему в небесах.
«Какая трагедия, — скажут люди. — Он был так молод. И так гениален». И они будут правы.
Я всегда знал, что умру молодым. Точно так же, как знал, что заработаю миллиард, прежде чем мне исполнится тридцать лет. Я человек, Томас. Не забывайте этого. Я — человек. И даже смерть не может этого у меня отнять. Держите глаза открытыми. И вы увидите. Я собираюсь доказать всему миру, что могу сделать то, что не по силам другим людям: я намерен превратить фантазию в реальность. Короче говоря, я решил исполнить роль Господа Бога. Одним взмахом руки я заставлю свою паству суетиться. Множество маленьких овечек будет бегать по моему игровому полю… но скольким из них удастся избежать убоя?
Уверен, вы уже поняли, что это письмо не является частью моего завещания. Во время нашей последней встречи я попросил вашу секретаршу потихоньку вложить его в вашу папку. (Отличная девчонка. Жаль только, что у нее неправильный прикус.) Кто знает, сколько времени оно пролежит, нераспечатанное, дожидаясь, когда вас вызовут для утверждения завещания. (Хотя, полагаю, если вы читаете мое письмо, значит, вам уже известно, сколько оно пролежало. Разумеется, я об этом забыл.)
Я тут запустил в движение кое какие колесики и шестеренки. Подтолкнул мяч. Опустил четвертак в автомат.
Возможно, вы подумаете, что я спятил, но, уверяю вас, я совершенно в здравом уме. Говорят, между гениальностью и безумием проходит очень тонкая граница. Поверьте мне, мой друг, я эту границу не переступил. Хотя можно сказать, что я на ней балансировал, лишь усилием воли удерживаясь от падения в пропасть безумия.
Разве в состоянии сумасшедший так великолепно все организовать? И может ли человек, не владеющий в полной мере всеми своими способностями, претворить в жизнь все те чудеса, что я выпустил на свободу? Думаю, нет.
Вскоре начнут происходить различные события, друг мой. То, чего я не смог совершить при жизни, я имею наглость делать после смерти. Я даже провел небольшие испытания в ноябре 2004 года. Джейми Тейт. Они закончились неудачей, поскольку, боюсь, ей не хватило серьезных мотивов, чтобы сыграть в мою игру. Я учел все ошибки, и теперь игра, запущенная мной, полностью оправдает мои ожидания. В этом я совершенно уверен.
Видите ли, мой друг, я это сделал. Перенес ИВП в реальную жизнь. Я вытащил ее из кибер пространства и применил к реальным людям. Реальная жизнь — и реальная смерть.
Я еще не говорил вам, что я чертовски гениален?
В заключение одна неприятная деталь, Томас. Вы тоже должны сыграть роль в моей маленькой драме. Это небольшая роль, но очень важная.
Думаю, вы сделаете все, как нужно, даже без дополнительных стимулов. Однако на тот случай, если я ошибаюсь, я принял определенные меры, чтобы у вас не возникло желания прикрыть игру или связаться с властями. Как насчет ваших дочерей и жены? Если вы их любите, вы не будете мне мешать. Мне требуется только ваше молчание. Да и с чего бы вам протестовать? Какой в этом смысл? Я уже не подчиняюсь никаким законам. Моя игра — тоже.
Будет здорово! Жаль, я этого не увижу.
А теперь, Томас, читайте внимательно, потому что только вам дано узнать, что я сделал и что намерен продолжать делать даже из под земли…

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:46 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 10

Должна сказать, что бегунья из меня никакая, я даже не бегаю трусцой по утрам, однако от дома Тодда я мчалась с такой скоростью, что могла бы посрамить олимпийского чемпиона. Я выскочила из квартиры босиком, и мои несчастные ноги отмечали все трещины в тротуаре, в то время как легкие горели, а в боках кололо будто раскаленными ножами. Но даже мощный выброс адреналина не смог бы заставить меня бежать всю дорогу до дома.
Я с трудом миновала еще несколько кварталов, чувствуя, что ноги превратились в две жалкие макаронины, а потом спустилась в первую же станцию метро, попавшуюся на глаза. К счастью, это была прямая линия домой, и, когда пришел поезд, я без сил повалилась на скамейку и наклонилась вперед, пытаясь отдышаться.
Когда поезд отошел от платформы, мне наконец хватило ума оглядеться по сторонам, хотя внутри у меня по прежнему все дрожало от страха. Я увидела транспортного полицейского и хотела броситься к нему, но подавила это желание. А если убийца где то тут? Вдруг он увидит, как я разговариваю с полицейским, после того как он дал понять, что мне не следует этого делать? Какие ужасы могут свалиться на мою голову, если я нарушу правила? Я вздрогнула и обвела взглядом вагон, не сомневаясь, что увижу его жуткие черные глаза.
Но здесь никого не было. По крайней мере, никого, кто показался бы мне опасным, хотя я быстро училась быть циничной. Окружавшие меня люди выглядели вполне мирно. Мужчины и женщины в деловых костюмах, с карманными компьютерами наготове. Туристы с видеокамерами и картами города. Типы богемного вида, вполне возможно живущие неподалеку от меня. Обычные пассажиры метро, я вижу таких каждый день с тех самых пор, как поселилась на Манхэттене — кажется, полжизни назад.
Раньше я никогда не обращала на них внимания, а сейчас окидывала каждого самым пристальным взглядом. Может быть, кто нибудь из них работает с ублюдком, убившим Тодда? Мли следит за мной?
Я вздрогнула, и, когда поезд подъехал к станции, меня охватило почти невыносимое желание броситься бежать. Двери медленно раскрылись, и я молнией вылетела наружу. Люди пялились на меня, но мне было плевать. Я хотела как можно скорее выбраться из вагона.
Мне показалось, что никто за мной не последовал, хотя несколько зевак проводили меня удивленными взглядами, когда я устремилась вверх по лестнице к прямоугольнику света. Добравшись до улицы, я на прежней безумной скорости помчалась дальше, и к тому моменту, когда добралась до своего дома, мои легкие снова пылали огнем и смерть от сердечного приступа казалась более реальной, чем убийство.
Убийство.
О господи, Тодд.
На меня обрушились воспоминания и боль, и появилось ощущение, будто я врезалась в стену ледяной воды. Теперь, когда мне не нужно было больше думать о собственной безопасности, когда я оказалась в иллюзорном комфорте знакомого вестибюля, реальность вонзила свои жестокие острые зубы в мою шкуру.
Тодд умер.
Он умер по настоящему, и я ничего не могу ни сделать, ни сказать, чтобы его вернуть. Мне не к кому обратиться за помощью, некого умолять о пощаде. Тодда больше нет, а его надеждам и мечтам положила конец одна единственная пуля.
Пуля, послужившая предупреждением мне.
Почему?
Я не имела ни малейшего понятия. И, несмотря на пережитый мной сегодня кошмар, это пугало меня еще сильнее.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:46 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 11

В обычные дни наш дом кажется мне немного жутковатым: тусклое освещение, отвратительный запах от скопившихся на площадках мусорных мешков, зеленовато серые стены, которые когда то были белыми, но изменили оттенок под воздействием плесени и пыли. Сегодня подобные мелочи меня не волновали. Это мой дом, благодарение Богу, и, несмотря на то, что руки у меня дрожали, а внутри все сжималось от ужаса, я безумно обрадовалась, когда оказалась в душном вонючем вестибюле.
Несколько минут я простояла возле двери, открывавшейся в мир, предварительно закрыв ее на обе задвижки. Тонкая пленка грязи покрывала стекло, я протерла подушечкой большого пальца небольшое окошечко, прильнула к нему и стала разглядывать улицу. Ни убийцы, ни моих попутчиков из метро.
Я испытала невероятное облегчение и расслабилась, словно из шарика выпустили весь воздух. На одно мгновение я даже позволила себе подумать, что все образуется. Не уверена, что поверила себе, хотя мне очень этого хотелось.
Впрочем, облегчение тут же уступило место беспокойству, поскольку я понимала, что должна действовать. Но в голове у меня была страшная путаница, и я не могла сообразить, как мне действовать. Моим первым побуждением было постучать в дверь управляющего, но что я ему скажу? «Послушайте, мистер Абернати, какой то сумасшедший убил моего приятеля, а теперь утверждает, что не собирается убивать меня. Только я ему не верю. Вы не могли бы мне помочь?» Чушь какая то. И что тут сделает бедный мистер Абернати, с его выцветшими серыми футболками и огромным, как у Санта Клауса, животом? Обнажит в мою защиту ручку от швабры и кусок водопроводной трубы, этакий святой Георгий поневоле, сражающийся с драконом? Почему то я была уверена, что героя из мистера Абернати не получится. Очень жаль. Сейчас мне позарез требовался настоящий герой.
Полиция! Он сказал, чтобы я туда не звонила, и я его послушалась. Но мне нужна помощь. И разве плохие парни не говорят во всех фильмах, что хорошие не должны эвать на выручку полицейских? Ублюдок, убивший Тодда, не собирался поддерживать мое желание броситься в ближайший участок и написать заявление. Но это именно то, что я и должна сделать. Полиция мне обязательно поможет. В конце концов, для этого она и существует.
Так, хорошо. Да. Я поднимусь наверх, позвоню в полицию и…
Мои родители! Я испытала такое облегчение, что чуть не сползла по стенке на пол, когда вспомнила, что родители находятся всего в нескольких милях от меня, а не в своем Техасе. Мне не придется иметь дело с полицейскими в одиночку. Они могут пойти со мной.
Я безмолвно вознесла благодарственную молитву и открыла крышку телефона, с трепетом ожидая, когда зазвучит голос моей матери. Скоро, очень скоро папа погладит меня по голове и скажет, что он меня любит и готов разобраться с подонком, который обижает его малышку.
Иногда моя мама доставляет мне кучу неприятных минут, но, услышав призыв к действию, она начинает действовать весьма решительно и, что называется, не берет пленных. Сейчас она скажет мне, что все будет в порядке. Что она все сделает. Она мне скажет… и я ей поверю.
Я нажала и подержала несколько секунд цифру «5», под которой был записан номер мамы. Один гудок, два, а потом: «Абонент временно находится вне пределов…»
— Свинство!
Я отключила телефон и попыталась дозвониться до отца. То же самое.
Дерьмо, дерьмо, дерьмо.
Ладно. Хорошо. Мама обещала позвонить мне утром, во время завтрака, и не позвонила. Значит, нужно ждать ее звонка к ланчу.
Я сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться. За мной никто не следил, снаружи я не заметила никого, в чьи намерения входило бы меня прикончить, и у меня появился план. Не слишком хороший, и мне пока не удалось связаться с родителями, но для начала совсем неплохо.
Окинув последним взглядом улицу, я начала подниматься по лестнице в свою квартиру на шестом этаже. Я закроюсь внутри, позвоню 911, выпью банку диетической колы (или даже три) и стану ждать полицию. К тому времени, когда служители порядка объявятся, я снова буду в состоянии говорить связно. По крайней мере, я на это надеялась.
Жуткая сигаретная вонь встретила меня на шестом этаже. Мой сосед напротив дымит, как паровоз, и запах пропитал дешевую обивку стен и потертую дорожку в коридоре. Мы с Дженн держим около двери баллончик с «Лизолом» и как минимум раз в день опрыскиваем коридор. Думаю, это немного помогает, а к тому же страшно раздражает соседа, что, по правде говоря, и является нашей главной задачей.
На двери моей квартиры имеются две задвижки и пружинный замок на дверной ручке — потому что это Нью Йорк и потому что дом наш не из самых лучших. Я занялась замками, одновременно прислушиваясь, не поднимается ли кто нибудь наверх. К счастью, на лестнице царила тишина.
Открыв замки, я распахнула дверь и в буквальном смысле ввалилась внутрь. Еще никогда в жизни я не была так счастлива, оказавшись дома. Квартирка у нас крошечная, но сейчас это меня вполне устраивало. Я хотела завернуться в одеяло и почувствовать себя в полной безопасности от любых неприятностей, поджидавших меня за дверью.
По привычке я потянулась за «Лизолом», но в тот момент, когда мои пальцы коснулись прохладной гладкой поверхности, я увидела, что в моей темной кухне движется тень человека. Внутри у меня все сжалось, и я слишком поздно поняла, что совершила ошибку. Мне не следовало приходить домой. Он уже здесь. Каким то образом ему удалось добраться сюда раньше меня.
Тень двинулась в мою сторону, и я пронзительно завопила.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:47 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 12

— Гад поганый!
Струя какого то токсического дерьма с цветочным запахом угодила Страйкеру в лицо, и он взвыл, когда глаза у него дико защипало, а по щекам потекли слезы. Что бы это ни было, оно жгло, как сволочь.
— Боже праведный, Мелани, чем это вы меня так?
Впрочем, отвечать она явно не собиралась. Она помчалась по коридору и успела преодолеть половину дистанции, Черт подери! Наверное, он напугал ее до смерти.
Двумя большими прыжками он выскочил из квартиры, но она уже добралась до конца коридора. Она оглянулась через плечо, и Страйкер заметил, что глаза у нее, как у загнанного оленя.
— Черт возьми, Мелани, остановитесь! — крикнул он.
Ему совсем не понравился собственный голос, гадость, которой она в него прыснула, выбила его из колеи. Страйкер поморщился от боли и, попытавшись успокоиться, уже тише проговорил:
— Все в порядке. Ради бога, я здесь, чтобы помочь. Прошу вас, остановитесь.
Она не стала останавливаться. Наоборот, побежала быстрее и зацепилась за старую ковровую дорожку. Она была босиком и, падая, издала такой жалобный крик, что внутри у него все перевернулось. Страйкер пришел, чтобы ей помочь, но, похоже, только все испортил. Но он не мог позволить ей сбежать вниз по лестнице. Ему нужно было, чтобы она оказалась в своей квартире, за закрытыми на замок дверьми. Скоро — очень скоро — кто то попытается убить эту женщину, и он намеревался позаботиться о том, чтобы она осталась в живых. Если ему придется затащить ее внутрь за волосы, что ж, придется затащить.
Пусть уж лучше будет напугана до смерти, чем мертва. Одна женщина уже погибла из за того, что он повел себя как самый настоящий идиот и не смог ее защитить. Страйкер не собирался повторять свою ошибку.
Прищурившись в полумраке, он направился к ней, заметив, что она пытается подняться. Встав на обе ноги, она пронзительно вскрикнула от боли и снова упала, перекатилась на спину и стала отползать от Страйкера.
— Ради бога, — сказал он, — я не сделаю вам ничего плохого. Я здесь, чтобы помочь.
Выражение ее лица не изменилось. Ни малейшего доверия, один лишь безумный страх. Страйкер сделал еще одну попытку: — Я не взломщик, не вор и не насильник. Поверьте мне. Я не причиню вам вреда.
— Будь ты проклят, — прошипела она и, хотя Страйкер был разочарован, что она ему не поверила, он восхитился силой ее характера.
Именно характер больше, чем все остальное, поможет ему сохранить ей жизнь.
— Послушай, я знаю, тебе страшно. Ты пришла домой, и тут оказался я. Что еще ты могла подумать? Но я боялся, что они уже добрались до тебя. Я забрался в твою квартиру, потому что думал… я думал, ты уже мертва.
— Что? — На ее лице появилось удивление. — Ты забрался в мою квартиру, потому что… почему?!
— Я думал, тебе причинили вред. Я здесь, чтобы тебе помочь. Я хочу только…
— Нет!
Она дернулась в сторону, потом немного отползла назад, перекатилась на бок и снова попыталась встать на ноги, не обращая внимания на боль. Да, можно не сомневаться, что у этой женщины с головой тоже все в порядке, но Страйкер был не в том настроении, чтобы вести беседы. Он бросился вперед и без особого усилия повалил ее на пол.
— Мелани, успокойся. Я здесь, чтобы…
— Помогите! Кто нибудь, помогите мне!
— Ради бога, успокойся, пожалуйста! Страйкер зажал ей рот рукой, напугав еще сильнее, но выбора у него не было. В любой момент могли появиться соседи, и что он им скажет?
Он принялся разглядывать ее лицо, пытаясь придумать, как объяснить, что он из хороших парней. Ее голубые глаза были широко раскрыты, и в них застыл ужас. И кое что еще. Покорность? Он уже встречал такое выражение в глазах людей, смотрящих в лицо неминуемой смерти. Он больше никогда не хотел этого видеть, в особенности в глазах женщины.
И тут Страйкер все понял. Ее напугало не его неожиданное появление в квартире. Случилось что то еще. Пока он ждал, когда она вернется домой, она была где то на Манхэттене и встретилась с ублюдком, который собирается ее убить.
— Что то произошло, — сказал он. — Что то перепугало тебя до полусмерти, но это не я.
Она не шевелилась, и в глазах по прежнему плескался ужас. Страйкер невольно напрягся. Он ненавидел тех, кто терроризировал женщин, а теперь сам исполнял подобную роль. Он пришел, чтобы ее защитить, но начало у них получилось не слишком удачное, и вот два огромных синих океана наполнились страхом, а не надеждой.
Он продолжал зажимать ей рот, она дышала носом, и воздух щекотал ему ладонь. Она ни на секунду не отвела от него глаз, а он смотрел на нее и пытался понять, какая сила помогла ей спастись и вернуться живой и невредимой в свою квартиру.
— Сейчас я уберу руку, хорошо? Обещай мне, что больше не будешь кричать.
Она посмотрела на него, и ее глаза раскрылись еще шире.
— Кивни мне, Мелани.
Она кивнула, и Страйкер осторожно убрал руку, ожидая, что она снова завопит. Но она послушалась и молчала, сжавшись в тугой комок у него в руках.
— А теперь мы встанем и вернемся в твою квартиру, где сможем поговорить.
— Нет, — хрипло прошептала она и попыталась отстраниться.
Страйкер понял, что так просто отвести ее в квартиру не удастся, и тяжело вздохнул.
Он не винил девушку, но как же это все неприятно! Он работал телохранителем не меньше десяти раз и всегда там, где существовала реальная угроза жизни его клиента. Страйкер умел справляться со страхом, раздутым эго и настоящей глупостью, но никогда еще клиент не игнорировал его инструкции и уж конечно не шарахался, опасаясь его самого.
Да будь оно все проклято! Ему нужно было, чтобы она действовала с ним вместе, а не против него.
— Хорошо, Мелани, ситуация такова. Я здесь не затем, чтобы причинить тебе вред. На самом деле мне поручили тебе помочь. Но ты мне не веришь, так ведь?
Она прикусила нижнюю губу и едва заметно кивнула.
— В таком случае не думаю, что у меня есть выбор, — сказал он и, продолжая сидеть на корточках около нее, потянулся к подплечной кобуре за пистолетом.
Она приглушенно вскрикнула, и он снова прикрыл ей рот, чтобы она не заорала. Затем достал пистолет, проверил предохранитель и положил ей на колени.
— Вот так, — сказал он и отодвинулся от нее. Страйкер играл в опасную игру и знал это, но другого пути не видел. Ему нужно было, чтобы она начала ему доверять, причем как можно скорее. А еще он сделал ставку на своей уверенности в том, что Мелани Прескотт не сможет убить человека. Ранить — возможно, убить — нет.
— Я безоружен. — Он посмотрел в широко раскрытые удивленные глаза. — Ну и что мы будем делать, Мелани? Теперь оружие у тебя в руках.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:48 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 13

Отличный вопрос.
Мне не нравится оружие, но я не дура. Я сжала пистолет двумя руками и навела на мужчину, мельком подумав, что он либо непроходимо глуп, либо очень храбрый человек. У меня так дрожали руки, что он вполне мог получить пулю в голову — вне зависимости от моего желания.
— Говори, — приказала я.
Он бросил косой взгляд на дверь.
— Может быть, лучше зайдем внутрь?
— Я похожа на идиотку? — спросила я. — Говори. И если мне не понравится то, что ты скажешь, я вызову полицию.
Это прозвучало жестко, но на самом деле я была напугана до смерти. Сначала я решила сразу вызвать полицию, но тут же подумала, что этого делать не стоит. Он дал мне преимущество, не слишком серьезное, но все же, и, по правде говоря, не показался мне дураком, так что я готова была поклясться, что у него есть еще пистолет, спрятанный в потайном, но вполне доступном месте, чтобы не позволить мне сделать какую нибудь глупость.
— Ты играешь в Интернете?
Вопрос показался мне настолько неожиданным, что я несколько секунд молча смотрела на этого человека. Затем нахмурилась и пожала плечами:
— Конечно. Иногда.
По правде говоря, я довольно много играла в сети. Если проводишь около компьютера столько времени, сколько я, киберпространство тебя засасывает.
— А в игры с несколькими участниками? Например, «Играй. Выживай. Побеждай»?
Я продолжала держать его на мушке, но любопытство пересилило страх.
— Угу, — сказала я, вспомнив статью в утреннем выпуске «Пост». Поразительно, что игра, о которой я не вспоминала вот уже несколько лет, вдруг стала то и дело напоминать о себе. — Сейчас я не играю в ИВП, а раньше играла.
— Значит, ты знаешь, как она устроена.
— Хорошо знаю.
— Как?
— А почему ты спрашиваешь?
— Ответь, пожалуйста, — попросил он.
— Игроки по всему миру включаются в игру и получают какую нибудь роль — Жертвы, Убийцы или Защитника. Все они бегают по компьютерной версии Манхэттена, выполняя свои роли в соответствии с разными подсказками.
На самом деле все совсем не так элементарно Именно это и привлекает такое количество участников. Игра невероятно сложна и одновременно удивительно красива в своей простоте. Но я не собиралась обсуждать детали с этим типом.
— Иными словами, ты получаешь определенную роль?
Пистолет — штука очень тяжелая, хоть и маленькая, и я устала от его бесконечных вопросов.
— А в чем все таки дело?
— Мелани…
— Ради бога, что происходит?
Он собрался открыть рот, но я помахала в воздухе пистолетом, и он промолчал. Сила — великая вещь.
— Я играла в миллионы таких игр. Есть ли у меня определенная роль? Конечно. Помню ли я подробности? Нет. Однако в ИВП я не появлялась уже несколько лет. Извини, если это тебя разочаровало.
— Так давно?
По непонятной причине мои последние слова всерьез его обеспокоили.
— Да. А это очень плохо?
— Просто я думал, что ты у них постоянный клиент.
Удивление полностью победило страх, но я продолжала держать его на прицеле — для виду.
— Я вижу тебя впервые в жизни, — заявила я. — С чего ты вообще делаешь какие то выводы на мой счет?
— Потому что ты Жертва, совсем как в игре, — ответил он с таким напором, что я чуть не потеряла равновесие. — А я назначен тебя защищать.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:49 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 14

    http://www.playsurvivewin.com
    ИГРАЙ. ВЫЖИВАЙ. ПОБЕЖДАЙ
    ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ЦЕНТР СБОРА ДОНЕСЕНИЙ
    ОТЧЕТ ИГРОКА:
    ОТЧЕТ № А 0001
    Представлен: Линксом
    Тема: Игра началась.
    Отчет:
    Вошел в контакт с Жертвой и доставил письмо. Следил за Жертвой до дома, в котором она не проживает »см. базу данных«
    Использовал подслушивающую аппаратуру.
    Жертва объявила, что отказывается участвовать в игре.
    Применена тактика убеждения.
    »Конец отчета «
    Отправить отчет Противнику?
    »Нет«
Его Жертва ударилась в бега.
Продолжая глядеть на светящийся монитор, Линкс потянулся через стол за пачкой сигарет «Джарум». Вытащил одну, сунул ее в рот и ловко прикурил от серебряной зажигалки, которую ему подарил дед много лет назад.
Его первый приз.
Он отлично помнил свой ход. Он пожертвовал ладью и королеву, отдавая дань стратегии, столь блестяще выбранной Адольфом Андерсеном в 1853 году. Шах и мат. Ему тогда было тринадцать, и он впервые одержал победу над стариком. Он знал, что так и будет. Целых две недели он изучал старые партии и играл. Он тренировался, открывая партии гамбитом Эванса, и даже попробовал защиту Алехина. В конце концов он победил всех придурков из шахматного клуба средней школы Дилэни, а затем ткнул их носом в тот факт, что их жалкие задницы надрал новичок в школе.
Уроды. Они не отнеслись к нему серьезно, но он то все знал. Он всегда знал. Ему суждено было стать победителем.
Против зажигалки деда Линкс поставил карточку с автографом Уилли Мейса (9) , но не боялся ее потерять. Он ни за что не расстался бы со своим Уилли. Впрочем, он ничем не рисковал. Даже тогда Линкс знал, что он особенный. Он был готов.
Более того, он оказался прав. Всего несколько ходов, и игра закончилась.
Когда Линкс сомкнул пальцы на гладком холодном серебре, он уже не сомневался, что он самый лучший. И всегда будет лучшим.
И будет побеждать.
Он одерживает победы вот уже двенадцать лет. Не в рулетку, игровые автоматы или другие детские игры, а в настоящие. Такие, где требуется мастерство.
В школе Линкс тратил все свое время на шахматы и футбол, не обращая внимания на то, что пустоголовые товарищи по команде его ненавидели. Его замыслы шли значительно дальше средней школы. На спорт ему было глубоко наплевать — подошла бы любая другая игра. В те годы он тренировался. Он развивал свой мозг и тело. Чтобы быть готовым. Он не знал к чему. Ну, не до конца знал. Но не сомневался, что его ждет приз.
Даже тогда он это чувствовал.
Даже тогда он мог его испробовать, этот сладостный вкус победы.
Летом Линкс проводил все выходные с дедом, держа наготове ружье и дожидаясь подходящего момента для выстрела. Охота — это тоже игра. Игра, в которой участвуют охотник и его жертва. И Линкс всегда побеждал.
Дружки деда хлопали его по спине, когда все возвращались в охотничий домик с добычей. Они колотили его изо всех сил и говорили, что он молодец. Позже, когда он садился у огня с книжкой «Шахматные ловушки, западни и обманные маневры», они удивленно на него поглядывали, но никто не смеялся. Он уже доказал им, что он не слабак.
Впрочем, иметь дело с тупыми животными ему не нравилось. Ведь они ничего не знали про игру. И потому он нашел себе новое развлечение. За очень короткое время он победил во всех играх для одного игрока, из тех, что предлагают «Сьерра», «Бродербанд» и прочие производители. Вскоре эти игры ему надоели, и к последнему году в колледже он перешел к играм с несколькими участниками в Интернете. Он прошел все уровни «Anarchy Online», EVE, «Doom» и десятков других игр. RPG, MMORPG и тому подобное. Вскоре он начал искать что нибудь свеженькое, но ничего не нашел. Совсем ничего. По крайней мере, ничего достойного его мастерства. И времени.
Ничего достойного его.
А потом он нашел «Играй. Выживай. Побеждай». Он играл больше двух лет, получая удовольствие от трудных задач и адреналина, который бушевал в его крови, когда он преследовал кого нибудь или сам становился дичью.
Но даже и это в конце концов ему наскучило.
И тут он получил сообщение, что появилась новая версия, а потом прибыла посылка с письмом и шприцем…
Новые правила. Новые задачи. И восторг, какого до сих пор ему не доводилось испытывать.
Неожиданно игровым полем стал целый Манхэттен, и Линкс получил настоящее оружие, а не компьютерный образ. Как и прежде, его роль в игре начнется лишь после того, как Жертва успешно расшифрует квалификационную подсказку. Но когда это произойдет, игра будет продолжаться до тех пор, пока он ее не убьет. Или пока она не обнаружит и не раскроет последнюю подсказку, что послужит сигналом к финишу.
Об этом Линкс не беспокоился. Если в новой игре подсказки такие же сложные, как в компьютерной, Жертве придется несладко. Следовательно, у него будет перед ней преимущество. Ему не нужно разгадывать шифры, он Охотник.
Кроме того, у него есть еще одно преимущество. Он еще ни разу не проиграл. Ни одного раза! И не собирался терпеть поражение сейчас.
Да, Линкс с нетерпением ждал начала охоты.
Он надеялся, что Мелани Прескотт не откажется играть. Он не сомневался, что она не откажется. Как только она поймет, каковы ставки, она будет играть так, словно от успеха зависит ее жизнь.
Собственно говоря, ее жизнь действительно зависит от того, как она будет играть. Время пошло…

---------------------------------
9- Мейс Уилли Хауард мл. (р. 1931) — бейсболист, играл за клуб «Нью Йорк джайентс». Обладатель нескольких рекордов Национальной лиги и национальных рекордов.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:50 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 15

Я продолжала держать пистолет, но мы перешли в мою квартиру. Дверь я оставила открытой, потому что все еще продолжала бояться этого человека, хотя и гораздо меньше. Я сидела рядом с ним на диване, а он манипулировал с ноутбуком Дженн. Мой был в мастерской, где его модернизировали, и я решила, что Дженн не станет возражать, если мы возьмем ее ноутбук.
Я сидела на краю дивана, лицом к мужчине, и разглядывала его, пока он занимался компьютером. Я все еще не была готова ему поверить, но мне пришлось признать, что у него открытое честное лицо. Твердый подбородок и жесткая линия челюсти, слегка заросшей щетиной. Я решила, что ему около тридцати, и он показался мне сильным и сексуальным — тип Рассела Кроу. Загар был явно приобретен во время работы на свежем воздухе, а мышцы, которые перекатывались под бордовой футболкой, вряд ли были результатом тренировок с личным тренером. Иными словами, этот человек был не из тех, кто боится испачкать ручки.
Кстати, его руки показались мне грубыми, я даже заметила несколько мозолей. Однако ногти были чистыми, и по совершенно необъяснимой причине это меня успокоило.
Внезапно у меня возникла непрошеная мысль, и я крепче сжала пистолет в руке. Таинственный незнакомец тоже показался мне весьма симпатичным, напомнила я себе. А ведь он пытался меня убить.
— Ты в порядке?
Повернув голову, он посмотрел на меня, и я кивнула, глядя в его серые глаза.
В отличие от злых глаз человека, доставившего мне письмо, глаза моего нового знакомого были теплыми, и я видела в них беспокойство и одновременно суровость, которая успокоила меня, вместо того чтобы напугать. Я чуть чуть расслабилась.
— Давай, занимайся делом, — сказала я. Он собрался что то сказать, но потом решил
промолчать. На экране появился сайт ИВП, и я увидела, как он вводит свой пароль, а затем вызывает на экран сохраненное послание.
— «SemperFi»? — спросила я, заглядывая через его плечо.
— Мое имя пользователя. Я служил в морской пехоте.
— Ммм.
Меня его ответ нисколько не удивил.
— Читай.
Он повернул компьютер ко мне, и я прочитала послание. Закончив, я вдруг поняла, что меня тошнит.
— Двадцать тысяч?
— Я их получил. — Он открыл бумажник и показал мне деньги. — Они оказались сегодня утром на моем счету. Я сразу пошел в банк и снял часть денег. Остальное возьму потом. Думаю, они нам понадобятся.
— Но как? Кто послал деньги? Он покачал головой.
— Честно? Не имею ни малейшего понятия. Они появились переводом через Интернет. Полагаю, это организовал тот, кто дергает нас за веревочки.
— А мы можем узнать, откуда пришли деньги?
— Наверное. Если начнем расспрашивать или обратимся к властям.
В голове у меня тут же зазвучал сигнал тревоги: я вспомнила предупреждение таинственного незнакомца. Впрочем, мне и без того хватало волнений.
— Однако сейчас, — продолжал мой новый знакомый, — я больше всего обеспокоен тем, как сохранить тебе жизнь.
— О!
Реальность происходящего обрушилась на меня во всей своей чудовищности. Я подошла к окну, открыла его и высунула наружу голову, потому что вдруг начала задыхаться.
— Жертва. Я Жертва, — прошептала я, словно решив, что, если буду говорить тихо, весь этот ужас меня отпустит.
— Похоже на то.
Он подошел ко мне сзади и положил на плечо руку. Я резко развернулась и направила ему в грудь пистолет.
— Черт возьми, ты не можешь подождать пару минут?!
Подняв руки вверх, он сделал несколько шагов назад, причем его лицо оставалось совершенно спокойным — очередное подтверждение того, что он не дурак.
— Успокойся, Мелани.
— Успокоиться? Не думаю, что в этой ситуации можно успокоиться. Лучше закатить истерику. Жаль только, я не умею.
— Да, ты предпочитаешь сарказм, — сказал он, и от его мимолетной улыбки мне стало немного легче.
— Или осторожность. — Я продолжала держать его на мушке, но кивком показала на монитор. — Откуда мне знать, что не ты все это устроил? Принес деньги, чтобы помахать ими у меня под носом. Послал самому себе сообщение от имени другого игрока. Ты не сказал ничего такого, что заставило бы меня тебе доверять.
Мне очень хотелось ему доверять. Но в тот момент я бы с радостью доверилась даже Аттиле вождю гуннов, если бы он обещал мне покой и безопасность.
Я по прежнему не могла забыть, что Тодд умер, и мне хотелось сжаться в комок и поплакать. Дать волю своему горю. Хотя перспектива присоединиться к Тодду меня совсем не вдохновляла, но в тот момент я бы все отдала за возможность забраться с головой под одеяло и предоставить другим разбираться с моими проблемами.
— Справедливо, — сказал он. — Но как я получил твою анкету?
— Какую анкету?
— Ты прочитала сообщение не до конца.
Я оглянулась и увидела, что в сообщении имелось приложение с анкетой игрока. Я с трудом сглотнула, сражаясь с приступом тошноты. Мне совсем не хотелось раскрывать это приложение. Мне очень, очень сильно не хотелось…
— Давай же, — сказал он. — Нам нужно убедиться, что все правильно.
Я сделала глубокий вдох и кивнула, затем передвинула его палец по тачпаду и щелкнула. На экране появилась моя анкета. Все мои данные и интересы. Все, что делало игру такой увлекательной. Гримальди использовал искусственный интеллект таким образом, что игра варьировалась в зависимости от игрока и его возможностей. Все подсказки, тесты и уровни создавались на базе информации, полученной из анкет игроков.
— Это твоя анкета?
Я кивнула, чувствуя, как меня охватывает гнев.
— Моя.
Многие просто придумывают данные о себе, когда заполняют анкеты в онлайне. Я не делала этого для ИВП, и, если средства массовой информации говорят правду, большинство других игроков тоже. Привлекательность ИВП заключается в том, что она вплетает персональные интересы участника в подсказки. Зачем мне было врать? Абсолютно незачем. Я написала правду, и вот чем это кончилось. Хороший урок.
— Бессмыслица какая то. Мой личный файл должен быть уничтожен много лет назад.
— Мой тоже, — сказал он. — Но их не стерли. И мы ничего уже не можем изменить. Мы в игре, Мелани. Хотим мы этого или нет.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-11, 17:51 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
ГЛАВА 16

Я не могла усидеть на месте и потому принялась метаться по комнате с пистолетом в руке, пытаясь понять, во что вляпалась. У меня начала дико болеть голова, глаза жгло от непролитых слез, ноги горели. Однако я не позволяла себе плакать. Мне следовало держать себя в руках, потому что моей жизни грозила опасность.
Я села на край дивана и снова вскочила.
Еще немного походила по комнате.
Открыла диетическую колу и тут же выплюнула, не в силах сделать ни глотка.
— Мелани?
— Помолчи, — рявкнула я.
Его мягкий голос был спокоен, он хотел меня утешить, но я отреагировала так, словно он на меня крикнул. Сделав глубокий вдох, я постаралась взять себя в руки.
— Мне нужна всего одна минута.
Он промолчал и получил от меня пару дополнительных очков.
Я сделала еще несколько глубоких вдохов и снова присела — на сей раз около маленького столика, стоящего в крошечном углу, который агент по недвижимости назвал столовой (причем с самым честным видом).
— Хорошо, — сказала я, умудрившись остаться на месте. — Давай посмотрим, правильно ли я поняла. Ты получил сообщение с моей анкетой и тут же бросился в мою квартиру с единственным желанием меня защитить. Прости меня, если я скажу, что это немного странно.
Я все еще не рассказала ему про Тодда, а он ничего не рассказал мне. Я отправила свое горе в потайные уголки души, чтобы отдаться ему позже, но смерть Тодда являлась информацией — холодный, бездушный факт, открыв который я, возможно, увижу какую нибудь реакцию на лице моего морского пехотинца. Вина, удивление, печаль — не знаю, чего я ожидала. Тодд нужен был мне в качестве последнего куска головоломки. Я собиралась использовать гибель друга, чтобы спасти свою задницу, и чувствовала себя из за этого отвратительно.
Не думаю, что у меня был выбор.
Пехотинец стоял около кухонного стола и открывал лимонад. Он так и не ответил на мой вопрос, но я не собиралась его подталкивать. Посмотрим, что он придумает.
Когда он повернулся ко мне, на лице у него застыло напряженное выражение, словно он боялся чересчур много мне открыть. Не слишком располагающее выражение.
— Женщина по имени Джейми Тейт, — сказал он
—Тебе знакомо это имя?
— Нет. А должно быть знакомо?
— Не знаю. Все это…— Он замолчал, затем пожал плечами, предоставив мне самой решать, что он имел в виду. — Я подумал, что, возможно, ваши дороги пересекались.
— Не похоже. Может быть, она была в одной со мной группе, но я ее не знаю. Он кивком показал на компьютер.
— Посмотри ее файл.
— В игре? Я не смогу в него войти, если только мы не находимся в одной игре.
Я нахмурилась, потому что мне в голову пришла новая мысль.
— Но каким образом кто то другой может получить мою анкету? Я хочу сказать, вряд ли ИВП на самом деле отправила кого то, чтобы убить меня. — Я хрипло рассмеялась. Мой смех всегда звучит не слишком приятно, когда я нервничаю. А у меня были причины нервничать. — Получается реальное экстремальное шоу. Реальная компьютерная игра?
— Игра, которая заканчивается смертью одного из игроков, — сказал он и покачал головой. — Нет, я не думаю, что за этим стоит ИВП. Скорее, кто то, кто там работает. Или один из игроков слишком всерьез воспринимает игру.
— Но у него есть моя анкета.
— Если он играет в ИВП, то умеет обращаться с компьютером. Он мог взломать защиту. Или играл против тебя раньше.
Я вздрогнула и искоса посмотрела на него.
— Ты тоже мог взломать защиту. И я могла играть против тебя.
— Но я с тобой не играл. А ты со мной.
Я уставилась на него, пытаясь ухватить какую то мысль.
— Что ты имел в виду, когда сказал, что твою анкету должны были давным давно уничтожить?
— Я имел в виду, что на самом деле я никогда в эту игру не играл. Я думал, что система сама уничтожает пассивные файлы.
— Если ты никогда не играл, как ты попал в эту систему?
— Мой приятель был просто помешан на ИВП и убедил меня подать заявку. Я заполнил анкету, но так ни разу и не сыграл. Вместо этого меня отправили в Ирак. А к тому времени, когда я вернулся, я был сыт по горло опасностями и интригами, да еще в реальном мире. Меня больше не интересовала возможность прикончить кого то или стать трупом в Интернете.
— О!
Я не знала, что еще сказать. Должна ли я спросить его про войну, как там было и что он делает сейчас? Наверное, именно там его глаза стали жесткими, а может быть, они и раньше были такими. Неожиданно я поняла, что слишком много думаю о мужчине, которого едва знаю. Я испытала потрясение, и у меня разбегались мысли, а мозг пытался одновременно переварить мельчайшие крупицы информации, которые он получал. Я всегда так реагирую на стресс: делаю сразу несколько дел. Хорошо, когда речь идет об экзаменах. И отвратительно в данной ситуации. Я вздохнула, твердо решив не сворачивать с намеченного пути.
— У меня сложилось впечатление, что ты неплохо знаешь эту игру.
Он пожал плечами.
— Я же сказал, что мой друг много играл, так что правила мне были известны. А сходить на сайт и прочитать подробности нетрудно.
Звучало вполне разумно, но я видела в его ответах одну прореху.
— Если ты не игрок, как вышло, что ты получил сообщение, касающееся меня?
— Система прислала на мой электронный адрес записку, где говорилось, что на сайте ИВП в разделе пользователей меня ждет сообщение. Я решил, что оно от моего друга, и проверил. Остальное ты знаешь.
Я ему поверила. Но не достаточно для того, чтобы признаться ему, что верю. В тот момент я и самой себе не слишком доверяла.
— Докажи.
— Что доказать? Что я говорю правду? Что не пытаюсь тебя подставить?
Я кивнула. Между нами возникло напряжение, и я испугалась, что вот сейчас он скажет, что ничего не может доказать. Это плохой ответ. Мой ум ученого требовал доказательств. В противном случае я бы поверила ему только потому, что он такой красавчик.
— Хорошо, — произнес он наконец, и я подавила вздох облегчения. Он показал на компьютер. — Помнишь, я говорил про Джейми Тейт?
— И что?
— Посмотри.
Я собиралась отказаться. Я не знала этой женщины и не могла себе представить, какое она имеет отношение ко мне или к смерти Тодда, но на лице морского пехотинца застыло такое мрачное выражение, что я решила не спорить. Я взяла пистолет и подошла к компьютеру. Через минуту я получила несколько ссылок на имя «Джейми Тейт».
— Посмотри вот эту, — сказал он и через мое плечо показал на одну из ссылок.
Я щелкнула мышью и увидела статью.
«18 ноября 2004 года. Бруклин, штат Нью Йорк.
Вчера днем в своей квартире в Бруклин Хайтс найдена мертвой тридцативосьмилетняя Джейми Тейт, редактор «Мачизмо паблишинг». Ее обаружил бывший морской пехотинец, майор Мэтью Страйкер. И хотя он отказался прокомментировать случившееся, источники, близкие к расследованию, подтверждают, что он получил сообщение о ее смерти через Интернет. Подробности нам выяснить не удалось, но тот же источник заявил, что пехотинца не подозревают в совершении этого преступления».
На этом статья не заканчивалась, но я больше не хотела читать. Мне было и холодно и жарко сразу, и это ощущение совсем мне не нравилось.
Я заставила себя дышать ровно и, когда мне это удалось, повернулась к нему.
— Как тебя зовут? — спросила я почти шепотом.
— Страйкер, — ответил он. — Мэтью Страйкер.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 74 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB