Палата

Наш старый-новый диванчик
Текущее время: 17-06, 03:47

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 20 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 26-01, 13:09 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
Автор: Мантана
Действующие лица: Александр Воропаев, Екатерина Пушкарева, Андрей Жданов


Решила выложить своего "Сашку"... Надеюсь закончить этот фик.
Отдельное спасибо Доброму Жуку, который своим творчеством заставил проснуться моего музЫка

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 13:12 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
1.

Сегодня он был одет по-спортивному: легкие штаны и футболка. Хотя Александр и проводил больше времени в деловых костюмах, так ему было намного комфортнее. Он шел по парку, наслаждаясь маем. Теплая погода, зелень кругом. Казалось бы, все замечательно, только на душе как-то паршиво. Вроде все, что он хотел: разгромить Андрея, унизить и уволить Пушкареву, все это случилось. Но удовлетворения не принесло. Почему-то ему казалось, что Андрей был разгромлен, а Катя была унижена еще до Совета. Что-то в этой девчонке было такое, что заставляло его сожалеть о тех вещах, что были сказаны вчера. Да, по уму он правильно поступил, изобличил подлого Жданова, открыл финансовые махинации Кати, но почему-то ее жалел. И его. Жалел. Такое странное чувство – жалость. Он уже давно никого не жалел. Все-таки интересно, почему Пушкарева предала своего шефа? Что сделал Жданов, чтобы она ему устроила ТАКОЕ? Опять и опять он задавал себе эти вопросы, но ответы не находил. Как ни старался, его хваленая логика в данный момент результата не приносила. Его размышления прервал звонок мобильного. Звонила Кира.
- Саша, привет, ты занят?
- Нет, а в чем дело? Что-то случилось?
- Ты что, издеваешься? Я тебе скажу, что случилось: Андрей всех обманул, обанкротил фирму, подарил ее ЭТОЙ! Ну и…
- Ну и?! Что еще?
- Ммм… Саш, приезжай ко мне, поговорим…
- Ладно, я буду минут через 15.
Он отключил мобильный и побрел по направлению к дому. Что такое знает Кира? Что еще может быть?
Кира встретила брата с таким лицом, что ему стало тревожно.
- Что случилось? Кира, давай рассказывай!
Кира прошла в комнату, налила себе стакан виски, и уселась в кресло. Саша сел напротив.
- На, прочитай это. Я думаю, тебе будет интересно, ЧТО еще мог натворить Андрей.
Саша взял два сильно измятых листочка:
«Господин президент! В этом письме – инструкции по дальнейшему ведению ужасного романа с твоей уродливой помощницей... В этом пакете ты найдешь открытки и подарки, которые тебе следует класть каждое утро на стол твоего монстра. Они так нравятся таким уродинам, как Катя – она будет просто без ума от счастья. Писать эти открытки было нелегко – раньше ты сообщал мне все подробности твоих страшных свиданий, мрачных поцелуев и ночей отвратительных объятий. Но с некоторых пор я перестал понимать что-либо в этой твоей так называемой "настоящей любви!" Поэтому открытки могут показаться тебе чересчур нейтральными. Не суди строго, мой дорогой друг»
- Что это, Кира?
- Это? Это письмо Малиновского Андрею.
- Что все это значит?
- А ты не понимаешь? Они влюбили Катю в Андрея!!! Самым наглым образом!
- Но… Зачем? – Александр был обескуражен.
- Они испугались, что Катя предаст Андрея и уедет со своим Зорькиным куда-нибудь подальше вместе с деньгами.
- Неужели твой Андрюша оказался на такое способен? – злая ирония сквозила в голосе.
- Он уже давно не мой! – глаза Киры наполнились слезами – Читай дальше, Саша!
И он продолжил:
«Учти, что Катя знает об отъезде Киры, и попытается этим воспользоваться. Поэтому сегодня ты с ней не встречайся – Кира будет тебя проверять. А завтра возьми Катю с собой на вечер к Анастасии Волочковой – а потом увези ее куда-нибудь, напейся и переспи с ней. В третий раз это будет нетрудно, ведь никто не бывает так счастлив после занятий любовью, как уродливые женщины. Только так Пушкарева будет в наших руках. Но моей квартирой больше не пользуйся - даже портье был в шоке, увидев, какую образину ты приволок! Кроме того, президент, не забывай про открытки – если забудешь об этом, то Николай Зорькин будет тут как тут – и мы потеряем Катю – а с ней и фирму. Но будь очень осторожен – ведь Вика будет следить за тобой, докладывать все Кире, да и сама Кира будет начеку – а ты должен жениться на ней во что бы то ни стало, иначе Александр разделит фирму. Помни, дорогой друг, каждый раз, когда ты занимаешься любовью с монстром – ты гарантируешь, что она не предаст нас. Повторяй себе это – я целую Катю, чтобы спасти фирму! Я сплю с Катей – чтобы спасти фирму! Кроме того, она нужна нам и для того, чтобы подделать отчет для Совета Директоров. Мы у нее в руках, дорогой Президент, не забывай об этом. Так что сожми зубы, залейся виски – и вперед! Нет, конечно, это не продлится долго – как только фирма выплатит долги и Катя уже будет нам не нужна – она уедет, и ты опять будешь «порхать» в окружении красоток. А пока – вперед, Жданов!»
Оторвавшись от этой писанины, Саша посмотрел на сестру.
- Ну и что ты переживаешь?
- Ты что, совсем дурак? Он ее целовал, он СПАЛ с ней! Тебе этого мало?!!
- Я не про это. Я, конечно, понимаю, что это неприятно, но это не конец света, Кира!
- Не конец? А что же по-твоему конец?
- Для тебя конец – это если бы он ее любил…
- Саша! – сорвалась на крик Кира – Я думаю, что он действительно ее любил! Может не сразу. Но любил. И любит.
Александр воззрился на нее скептически.
- С чего ты это решила, Кира?
- Он хотел отменить нашу свадьбу. Я просто его опередила. Он не спал со мной уже давно. И когда я спросила его об этом прямо, он промолчал. Он не подтвердил, но он и не отрицал! – она опять кричала.
Саша подошел к ней, обнял за плечи, она приникла к нему и зарыдала. Первый раз зарыдала так, при нем, от беспомощности, от осознания всего страшного, во что она до последнего отказывалась верить. А он как мог пытался ее успокоить. Потом отстранился, взял стакан виски, дал ей выпить до дна. Потом отнес ее на диван, укрыл пледом и подождал, пока она уснет. Он гладил ее по голове, успокаивал, и вскоре Кира уснула.
Он встал, взял письмо, перечитал его еще раз, и со словами: «Жданов, ты покойник!» вышел из дома.

2.

Саша завел машину и поехал искать Андрея. Найти этот объект не представлялось трудным. После событий вчерашнего дня Жданов мог быть только в баре, заливая свою никчемность виски.
Зайдя в бар, он не сразу увидел врага. Тот сидел за самым дальним столиком и держал в руках стакан. Бутылка виски была почти пуста. А глаза Андрея…Нет, они не выражали печаль, тоску, ничего… Они были пустыми. Жданов был в другом мире.
При взгляде на него, весь пыл Александра улетучился. Да, он хотел отомстить за сестру, но это желание медленно отошло на второй план. Сейчас ему хотелось просто поговорить с ним. Поговорить…
Он сел рядом и закурил. Андрей поднял на него глаза, но, казалось, так и не понял, кто перед ним сидит. А Саша курил и думал, с чего начать разговор. Впервые он не находил слов. Молчание нарушил Андрей.
- Зачем ты пришел? Еще раз напомнить какая я сволочь?
- Нет. Зачем? Ты и сам прекрасно все помнишь. И думаю, не скоро забудешь.
- Да уж… Так зачем тогда ты здесь?
- Я разговаривал с Кирой и…
- Так вот в чем дело! Ты читал письмо? Отлично. Теперь я знаю, что ты здесь делаешь. Бить будешь сейчас или подождешь, когда я выйду отсюда?
- Андрей, я НЕ буду бить тебя. Я пришел поговорить.
- Поговорить?! – если Андрей и удивился, то вида не подал, – И о чем ты хочешь поговорить? О Кире? Так я…
- Нет, – перебил Саша, – Разговаривать будем о Кате.
- О Кате? – брови Жданова медленно поползли вверх, - Ты хочешь говорить со мной о Кате?
- Да…
- Мне нечего тебе сказать. Она уехала. Куда – не знаю. И никто не знает. Растворилась, одним словом.
- Андрей, меня сейчас интересует совсем другой вопрос.
- Слушаю. Постараюсь ответить. И надеюсь, получив ответ, ты уберешься отсюда.
- Ты давно ее любишь? – прямо спросил Саша. Андрей дернулся. Меньше всего ему хотелось говорить о Кате. И уж тем более с Александром. Но он знал, что юлить бессмысленно. Чтобы сейчас не ответил Андрей, Саша поймет все.
- Да, мне кажется, уже давно.
- Кажется?
- Пошел к черту, Воропаев! Я не намерен с тобой обсуждать это.
- Ты бы предпочел, чтоб я просто набил морду?
- О да! Лучше бы, чтоб ты меня вообще убил!
- Андрюша-Андрюша, это слишком просто! Я предпочел бы, чтобы ты помучился.
- Поэтому решил поговорить о Кате? – голос Андрея срывался на крик.
- Понимай, как знаешь, - на секунду он замолчал, - Андрей, а почему ты решил, что Катя может тебя предать? – теперь задумался Андрей.
- Зорькин… - почти прошептал он, - Николай Зорькин встал между нами. Все говорили о нем, как о женихе, потом я узнал, что она сделала его финансовым директором Никамоды, еще эта чертова машина. Что я по-твоему должен был думать?
- Явно не то, что подумал.
- Какая теперь разница? Катя меня ненавидит… Она не хотела меня выслушать, уехала в неизвестном направлении…
- Ненавидит? Нет… совсем нет… - больше Саше нечего было добавить, да и со Ждановым разговаривать дальше не имело смысла, и он встал, собираясь уходить, но Андрей его остановил:
- Ты что-то знаешь?! – он смотрел на Александра каким-то умоляющим взглядом… Жалкое зрелище.
- Я знаю только то, что тебя любят две замечательные женщины, пока ты надираешься до беспамятства! – заткнул его Саша и ушел.
А Андрей заказал еще виски.

3.

Сев в машину, Саша позвонил Ярославу. Ему срочно нужна Пушкарева. Не важно, каким образом, но он ее должен найти. Как только он узнает, где она, пускай сразу сообщит. И отключился.

Тем временем Катя сидела в кафе на берегу моря и ждала Юлиану. На душе было гадко, из головы никак не выходил Андрей, его взгляды, его поцелуи. Как ей хотелось, чтоб вся его любовь оказалось правдой! Но увы…
Задумавшись, она не заметила, как подошла Юлиана. Та тронула ее за плечо, и Катя очнулась от своих воспоминаний. Подняла голову, и Юлиана увидела ее глаза, полные тоски… Но жалеть Катю она не собиралась, необходимо было выдернуть девушку из того мира, мира воспоминаний, мира Зималетто, мира Андрея Жданова. И как это сделать, она уже решила. Юлиана нежно улыбнулась Кате:
- Дорогая, тебе нужно было родиться моряком!- промолвила она, а Катиному удивлению не было предела.
- Почему моряком?
- Ты так любишь море… Каждую свободную минуту тебя тянет сюда, - так засияла ее улыбка, что и Катя невольно улыбнулась в ответ.
- Я смотрю на море, на эти волны, и мне становится легче. Море меня успокаивает.
- Моретерапия?! Отлично. Тогда предлагаю тебе закрепить чудное действие! У нас завтра свободный день, никаких съемок, никаких репетиций. И этот день мы посвятим тебе, Катя, - и она опять лучезарно улыбнулась.
- Мне? Зачем?
- Затем, - отрезала Юлиана, - я хочу, чтоб ты хоть немного ощутила прелесть жизни! Прелесть жизни у моря.
- И что мы будем делать?
- Увидишь, - она заговорчески подмигнула Катерине, - это будет сюрприз!
- Сюрприз? Слишком много сюрпризов за последнее время…- опять этот обреченный голос.
- Катя! Все, что я могу тебе сказать, это будет приятный сюрприз. И не надо сопротивляться! А сейчас пойдем в гостиницу и ляжем спать, потому как завтра я тебя разбужу рано-рано, - она взяла Катю за руку и увела с пляжа…

Саша приехал домой, усталый и раздраженный. С утра день обещал быть замечательным, а в итоге… «Начали за здравие, кончили за упокой», - подумал он. Зашел, включил свет, и одиночество накинулось на него со всех сторон его огромной квартиры. Только дома он мог быть самим собой и скинуть маску циника. Он думал о Жданове, думал о его ничтожности, думал о Кире, думал о Кате. В том, что Кира справится со всем этим, с той болью, которую причинил ей Андрей, он не сомневался. Гораздо больше его сейчас занимал вопрос: где Пушкарева? С ее психикой она могла и руки на себя наложить. Хотя вряд ли, рассуждал он, если бы она и решилась на это, то уж сразу как прочитала письмо. Она просто сбежала. Сбежала. От Жданова, от Совета Зималетто, от Киры, ото всех проблем. От любви…
Еще больше он ощутил свое одиночество. «Какого-то ублюдка», - думал он, - «любят сразу две женщины», - он вздохнул, - «а меня не любит никто… ни такая как Кира, ни, даже, такая как Пушкарева». «НИКТО», - произнес он вслух, выключил свет и лег спать.

4.

Проснулся он рано. Яркое воскресное солнце освещало всю комнату. Саша неторопливо поднялся и поплелся в душ. Только под струями прохладной воды он начал приходить в чувство. А в голове опять начали роиться мысли. Ярослав найдет Пушкареву, в этом он не сомневался, а что дальше? Сказать об этом Жданову? Он попрется к ней сломя голову, и вполне может нарваться на ее злость и отрешенность. А злить Пушкареву сейчас не надо, вдруг передумает возвращать компанию. Сказать Кире? Ей все равно. В лучшем случае, она забудет про это, в худшем пошлет к ней киллера. Надо что-то придумать. Надо сделать так, чтоб, Катя вернула фирму, а потом… Пускай Жданов сойдет с ума от своей любви. Желательно от безответной любви. Вот это Саше по силам. Он убьет в ней любовь, и вырастит новое чувство, посильнее. НЕНАВИСТЬ.
Он улыбнулся сам себе и выключил воду – о деталях он подумает позже.

Настойчивый стук в дверь заставил Катю проснуться. Она села на кровати, пытаясь обнаружить тапочки. Ее косички за ночь расплелись, и волосы рассыпались по плечам. Такая, без очков, без нелепых детских косичек, она выглядела мило. Лучик солнца осветил ее лицо, и Катя улыбнулась. Все-таки здесь, на море, она чувствует себя отлично. В тишину номера ворвался голос Юлианы.
- Катя! Катя! Ты проснулась? Катя! - и она опять постучала.
Катя бросилась открывать дверь.
Сегодня Юлиана была само очарование. Голубой сарафан и практически полное отсутствие макияжа делали ее похожей на фею.
- Ну ты и соня, Катя! – она улыбнулась, - я тут минут 15 стучу, а в ответ тишина.
- Простите…
- Нечего извиняться, - перебила ее Юлиана, - здоровый сон – это хорошо. Это значит, что кошмары тебе не снились, - теперь улыбнулась Катя.
- Мне снилось море, - сказала она и сделала какое-то загадочное лицо.
- Кстати о море. Катя, давай собирайся, ты не забыла – у нас большие планы на сегодня.
- Нет, я не забыла про ваш сюрприз.
- Отлично. Я пойду в номер, а ты когда соберешься, заходи, - прощебетала Юлиана и выпорхнула из номера.
А Катя принялась заплетать волосы в косички…

Саша уже допивал кофе, когда зазвонил телефон. Посмотрел на определитель – Кира.
- Алле, квартира Мерзавца, слушаю Вас! - в трубке раздался смех. Сейчас он был Саше как бальзам на душу – сестра улыбается.
- Саша, ты как всегда в своем репертуаре.
- Стараюсь поддерживать имидж, сестренка.
- Не плохо получается. Саш, а где письмо?
- Письмо? Ах да… Эта писанина нашего экс-вице-президента! Я забрал его.
- Зачем?
- Затем, чтобы ты больше не читала эти гнусности.
- Ясно, - Кира вздохнула – она успела выучить его наизусть.
- Чем собираешься заняться, сестренка?
- Пройдусь по магазинам, шопинг всегда меня успокаивал.
- Отличная идея, только Викторию с собой не бери.
- Почему?
- Зачем тебе ее нытье? Она же достанет тебя своим «Ах, какая я несчастная!», «Кира, смотри какая кофточка, дай денег взаймы, пожалуйстаааа!»
- Сашка, когда ты прекратишь над ней издеваться?
- Никогда! – сказал, как будто продекламировал Саша, а Кира опять рассмеялась.
- Ладно, позвоню тогда Кристине, пока она не уехала в какой-нибудь Непал к Нехай-бабе.
- Прекрасно, только обещай мне, что не удалишь ни одного ребра.
- Обещаю, - сквозь смех произнесла Кира.
- Тогда пока и удачного дня.
- Пока.
Поговорив с сестрой, на душе у Александра стало спокойнее: пока она не одна, все будет в порядке – ни одна мысль о Жданове не придет ей в голову.
Налив себе еще кофе, Саша позвонил Ярославу.

5.

Собравшись, Катя вышла из номера и пошла к Юлиане. Казалось, Юлиана нервничала, потому что, увидев Катю, она резко вскочила.
- Ну, наконец-то! Пойдем.
И прямо таки потащила ее на улицу, где их ждала машина.
И снова они ехали по улицам Ниццы, и снова Катя любовалась морем. Безупречное голубое полотно, уходящее куда-то далеко, приводило ее в трепет. Никогда раньше ей не было так хорошо и уютно. Какое-то несказанное тепло разливалось по всему ее телу, успокаивало, убаюкивало, а Катя не могла оторвать глаз от этой голубой долины.
Но тут машина свернула на площадь и остановилась. Юлиана громко и как-то по-детски горделиво сказала Кате:
- Мы приехали! Выходим! - но резко остановилась, обернулась к девушке и уже абсолютно серьезным голосом произнесла, - Запомни этот момент, Катя. Как только ты выйдешь из машины, начнется новая жизнь, - и вышла. Катя не поняла, что она имела в виду, но оглянулась по сторонам и не очень охотно последовала за ней.
Они ворвались в поток людей и устремились вперед, вскоре оказавшись на площади Массена. Сейчас они находились в самом центре города. Столько людей было здесь, столько красоты. Катя восхищенно озиралась по сторонам. И, хотя эта площадь не отличалась необычной архитектурой, здесь не было ничего, что могло броситься в глаза, для Кати это было чудо. Это был другой мир. Живой мир.
Но долго останавливаться было не в привычках Юлианы, поэтому, схватив девушку за руку, она повела ее внутрь самой главной достопримечательности площади – Галереи Лафайет.

Телефон долго не отвечал. Наконец, в трубке раздался голос Ярослава.
- Слушаю!
- Это я тебя послушать хочу, – отозвался Саша.
- Здравствуйте, Александр Юрьевич.
- Привет. Ну так что, Слава, ты узнал что-нибудь?
- Пока не так много. Я выяснил, что Пушкаревой нет в Москве.
- Давно?
- Она уехала сразу после Совета.
- Куда? – тут голос Александра перешел на крик, - Куда она поехала?!! Ты это выяснил?
- Пока нет. Я даже не знаю, одна она уехала или в компании.
- Ярослав, если бы сейчас было лето, я бы сказал, что у тебя мозги оплавились. Про какую компанию ты говоришь? Она, по-твоему, отдыхать поехала?
- Нет. Конечно, нет. Просто я проверяю все возможности.
- Ладно. Когда ты сможешь узнать ее местопребывание?
- Сегодня вечером я вам позвоню.
- Отлично, я буду ждать, - сказал Александр и отключился.

Галерея Лафайет внутри выглядела намного сказочней, чем снаружи. Обилие магазинчиков, салонов и кафе создавали впечатление отдельного города. Великолепие ярких витрин, изящных вещей, радостный гомон людей – все это поразило Катерину до глубины души. Они шли по огромному залу, как будто улице, а Катя смотрела на это какое-то безумное действо. В этом центре была своя жизнь. И она кипела. Красота. Кругом красота.
Катю вдруг опять посетили мысли, что она лишняя здесь, на этом празднике жизни, красоты и веселья. И опять возникло желание вернуться обратно, в Москву, к родителям, к серости своей жизни. Но, к ее удивлению, ни один человек не скривил гримасу при виде нее, ни один человек не отвернулся, больше того – люди улыбались ей. И сама Катя невольно улыбалась в ответ. На душе опять стало спокойно.

6.

После разговора с Ярославом в голову Саши опять полезли различные мысли. Он гнал свой BMW по улицам, совершенно не замечая ничего вокруг. Куда могла деться Пушкарева? И только ли побегом от несчастной любви был ее спешный отъезд? Никак все не укладывалось в одну картинку, как бы он ни старался. С одной стороны он видел в ней обиженную и униженную девушку, чьи чувства растоптали самым грязным образом. С другой – умного и финансово подкованного человека, экономиста, который был способен провернуть эти махинации с Зималетто. И вот эти два образа Екатерины Пушкаревой никак не вязались у него в голове.
Он остановил машину на Воробьевых горах, вышел, подошел к парапету и закурил. И снова и снова продумывал все возможности. В том, что Ярослав найдет ее, он не сомневался. Нужно было подумать, как она воспримет Сашино появление. Он должен быть убедителен, должен подвести ее саму к мысли о мести. Она САМА должна захотеть растоптать его.

Сейчас, в этом великолепии магазинов, Катя совершенно не думала о Жданове, Зималетто, Москве. Она видела и думала только о той роскоши, которая окружала ее сейчас. Именно здесь, где не было строгих родителей, она, наконец, не боясь, с диким желанием смотрела на одежду, обувь, украшения, ей не надо было скрывать, что ей нравятся вот эти яркого цвета кофточки, откровенного покроя платья, туфли на высокой шпильке, вон те и еще вон те сережки. Буквально все ей нравилось, так хотелось все это примерить, покрасоваться, почувствовать в себе настоящую женщину.
Юлиана тронула ее за рукав.
- Катя, вижу, тебе здесь нравится!
- О, это чудесное место! Здесь так красиво.
- Кать, а вот это тебе платье нравится? – и она указала на легкое открытое платьице изумрудного цвета.
- Очень, а еще мне нравится вооон то голубое, и вот это кремовое.
- Отличный вкус, Катя, - усмехнулась Юлиана, - пойдем, примеришь.
- Примерю? Зачем?
- Как зачем? Ты что, покупаешь вещи без примерки? На глаз?
- А мы будем их покупать?
- Если тебе подойдет, то да, - она натолкнулась на непонимающий взгляд Катерины, - Я же обещала тебе сюрприз.
- Но… Вы говорили про море…
- Море потом. Сначала платье, - молвила Юлиана и решительно пошла в бутик.

7.

Размышления Александра были прерваны телефонным звонком. Глянув на дисплей, он несказанно удивился – звонила Вика. Немного помедлив, он неохотно ответил.
- Вика, ты ли это?
- Я, - тихий несчастный голос.
- О, дорогуша, у тебя плохое настроение!
- Да, плохое. Очень плохое.
- Что, денег даже на метро не хватает?! И ты, наконец, решила принять мое предложение?
- Саша, хватит. Я не за этим тебе звоню.
- Неужели с тобой можно разговаривать о чем-то кроме денег?
- Ты меня достал уже с этими деньгами! Мне помощь твоя нужна! Помощь! – она не кричала, совсем нет. И такой сдавленный шепот удивил Александра довольно сильно.
- Что случилось?
- Тут…Андрей…Его избили… Он… Подрался…У него все лицо… Все… все в крови. Я не знаю, что делать. Его нужно отсюда забрать. И отвезти куда-нибудь к врачу. Но только не в наши супер-пупер больницы… А то… Репортеры…Об этом будет знать вся Москва.
- Ого, человек умирает, а она думает о его репутации!
- Причем тут репутация, Саша?! Я волнуюсь за Киру, представляешь, что будут говорить про нее?! – заорала она.
- Вика! – резко ответил Саша, - Замолчи! Хватит орать. Где ты сейчас?
- Я в баре…
- В каком именно?
- Эээ… «Белый медведь».
- На Проспекте Мира?
- Ага, да…Так ты приедешь?
- Еду, - презрительно фыркнул Воропаев, - Постарайся привести его в чувства. И кровь вытри… Не люблю смотреть на жалких мужиков, - и отсоединился.

Больше часа они выбирали платья, мерили то одно, то другое. Катя улыбалась, все выглядело так, будто они играли в увлекательную игру. Столько одежды за один раз она не мерила никогда: длинные, короткие, с вырезами, на лямках, сарафаны, зеленые, голубые, розовые, бежевые! Столько всего! Сейчас в Катиных глазах было столько радости, что, казалось, не было последних месяцев страданий, не было разочарований, боли. Ей было весело! Впервые за долгое время!
Наконец, они остановили свой выбор на трех моделях: кремовом платье, которое приглядели в самом начале, бледно розовом сарафане и легком брючном костюме. Оплатив покупки, они вышли из магазинчика и зашагали дальше по «Галерее», возбужденно обсуждая покупки.

Войдя в бар, Саша не увидел никого. Ни Вики, ни Жданова. Обычное место, обычные люди. Он уже собирался уходить, как за рукав его схватили.
- Саша, почему ты так долго? – Вика чуть ли не кричала.
- Пробки, дорогуша, неужто ты не знаешь такое явление? Ах да! Как же ты можешь знать, у тебя же машины нет! – съерничал Саша, но Вика пропустила все мимо ушей.
- Саш, пойдем, пожалуйста, - она потащила его в служебные помещения.
Жданов полусидел, полулежал в комнате отдыха сотрудников. Вид его был прямо скажем ошеломляющий: весь в крови, разбитая губа, весь костюм грязный. При виде такого Андрея Александр поморщился.

8.

Пока Виктория старалась привести Андрея в чувство, Александр думал, что делать дальше. «Ну и работенку нашла мне Клочкова! Я ей что, МЧС?» - его раздражала вся эта ситуация, раздражал полуживой Жданов, раздражала своими причитаниями Вика. Он никак не мог сосредоточиться. «Куда его везти? В больницу нельзя, Вика права, журналисты там дежурить будут. Вызвать Льва Абрамовича? Он был бы сейчас очень кстати, знает нас наизусть – с детства лечил все наши болячки. Но сейчас его тоже не позовешь. Его жена… Великая сплетница, похуже журналистов будет. Что же делать?» - он зло взглянул на Жданова.
А Андрей медленно начинал приходить в себя, хотя Викино нытье мертвого из могилы поднимет. А у Саши опять зазвонил телефон. «Как всегда некстати», - подумал он, снимая трубку. На определитель он даже не посмотрел.
- Алло.
- Александр Юрьевич, это Ярослав.
- Слушаю, - голос Саши смягчился, он жаждал информации.
- Александр Юрьевич, я выяснил, куда улетела Пушкарева.
- Ну и? – улыбка проскользнула по Сашиному лицу.
- Она вылетела в Париж.
- Куда она вылетела? – чуть ли не заорал Александр. От этого крика очнулся Жданов и пристально смотрел на Сашу. Обернулась и Вика.
- В Париж. Вылетела из аэропорта Домодедово, прилетела в аэропорт Бове.
- А что она там забыла? – опять крикнул Саша? Андрей и Вика напряглись так, будто знали, о ком сейчас Александр ведет разговор. Заметив такие взгляды в свою сторону, Саша быстро проговорил в трубку: «Я тебе позже перезвоню» и отключился.
- С кем ты так разговаривал? – не могла не задать вопрос Виктория.
- А с каких пор я должен перед тобой отчитываться? – нахамил ей он, но не преминул добавить – Моя работа тебя волновать не должна.
- Она меня и не волнует. Давай лучше отвезем Андрея домой. – Саша поморщился – вспомнил, зачем приехал. Но разговор с Ярославом не давал ему покоя.
- Ладно, сейчас я позову кого-нибудь, пускай дотащат его до машины. А ты пока побудь здесь, – приказным тоном сказал Александр и вышел.

Этот шопинг захватил их целиком. Блуждая по «Галерее», они накупили много всего: и обувь, и шляпки, и платочки, и пару сумок, и бусы, и колечки, ну и конечно пару флакончиков духов. Юлиана была довольна – вот уже несколько часов, проведенных здесь, с лица Катерины не исчезала улыбка.
Сейчас она вела Катерину к конечному пункту их похода по «Галерее» - салону красоты. Юлиана ожидала сопротивления со стороны подруги, но Катя, неожиданно для нее, наоборот стремилась попасть туда быстрее. Казалось, ее захватил азарт преображения.
Огромный зал встретил их во всем великолепии. Казалось, что это не салон, а бальная зала, что вот-вот появятся дамы в шикарных вечерних платьях, мужчины в смокингах, заиграет вальс… К ним подошел администратор.
- Меня зовут Жерар. Я администратор этого салона, – представился он, - Что желаете, мадам? – ах, как нравилась Катерине французская речь.
- Девушка, - Юлиана указала на Катю, - хочет перемен.
- О, - улыбнулся Жерар, - Тогда вы не ошиблись. Перемены – это наш конек! Прошу, - и он повел их в середину зала.
Усадив Катерину в кресло, Жерар осведомился у девушек, не желают ли они чего-нибудь выпить. Юлиана попросила минеральной воды, а Катя – сок. Еще раз ослепительно улыбнувшись, администратор удалился.

Александр вернулся быстро. За ним в комнату вошли два парня, видимо с кухни. Подняв Андрея с дивана, они повели его к выходу.
Усадив его на заднее сиденье своей машины, Саша посмотрел на Вику.
- Ты тоже садись назад. Будешь следить, чтоб он не перепачкал тут все кровью. Можешь подставить свое плечико, - добавил он, - ведь твоя блузка, как ни крути, дешевле обивки моей машины, - бросил Саша и сел за руль. Вика фыркнула, но спорить не стала и покорно забралась на заднее сиденье, где сидел плохо соображающий Андрей.

9.

Девушки наслаждались принесенными напитками, когда к ним подошел мастер.
- Здравствуйте, меня зовут Франсуа.
- Здравствуйте, - девушки улыбались.
- Что хотят мадам?
- О, нам нужны перемены! – Юлиана ослепительно улыбалась, - Перемены к лучшему!
- Да? Интересно! Что будем делать, просто стрижку или красить волосы тоже будем?
- Я думаю, Вам лучше знать, как преобразить женщину, - Юлиана опять улыбнулась, - Главное – чтоб все выглядело ошеломляюще и … натурально!
- Понимаю. Ну что ж. Тогда начнем. Прошу, - он подал Кате руку и проводил ее мыть голову.

Сашина BMW неслась по уже ночной Москве к дому Андрея, а мысли Александра были совсем не о Жданове. Катя в Париже. Что она там делает? На какие деньги? Неужели грабанула «Зималетто» напоследок? Вообще, что она забыла в Париже? О Господи, сколько вопросов! А ответа нет ни один!
Он почти вдавил в пол педаль газа – чем быстрее он избавится от Жданова, тем быстрее сможет позвонить Ярославу и узнать подробности.

Пока Франсуа виртуозно орудовал ножницами, Юлиана сидела рядом, попивая минеральную воду, и нежно смотрела на Катю. А Катя… Катерина в это время сидела, зажмурившись, как маленький ребенок в ожидании сюрприза или подарка. А Юлиана наблюдала за ее счастливым личиком и в который раз хвалила себя за сегодняшний день. Она изменит Катю. Она научит ее стойко воспринимать все неприятные моменты в жизни. Она сделает все, чтоб она постаралась забыть этот сумасшедший год в «Зималетто».

До дома Андрея Саша долетел. Да-да, именно долетел. Заглушив мотор, он вышел из машины, вышла и Вика.
- Как мы поднимем его наверх? – тихий голос Виктории Сашу привел в изумление. Только сейчас он понял, что Вика вообще молчала, пока они ехали в машине, сидела словно мышка, а сейчас ее тихий голос… Саша невольно улыбнулся. Точнее, ухмыльнулся.
- Я схожу за портье. Сейчас вернусь.
Дотащив Андрея до дома, Саша собирался уходить, но его остановила Вика.
- Саш, подожди. Что мне делать?
- Что делать? А что ты хочешь? Можешь пока обыскать Андрюшину квартирку на предмет товарно-материальных ценностей.
- Саша, хватит. Мне надоели твои шутки. Я тебя спрашиваю, что мне делать с Андреем? Мы же не можем оставить его одного. Лучше бы, чтоб его осмотрел врач.
- Лучше бы? По мне, так лучше было бы, если б он сдох.
- Саша!
- Что?! Если тебе угодно знать, я делаю все это только ради Киры, если бы не она, я с удовольствием его бы прикончил.
- Может хватит, а? Лучше подумай, что мы можем сделать.
- Ну конечно, как паниковать, так Вика, а как думать, то, безусловно, я.
- Саша, мне наплевать на твои замечания! – вдруг ни с того, ни с сего заорала Вика, - Ты знаешь какого-нибудь врача?
- Знаю.
- Ну так звони. Пускай приедет и приведет Андрея в нормальный вид.
- Думаю, Андрей в нормальный вид придет еще не скоро, - усмехнулся Александр.
- Саша! – Вика заорала так, что он поморщился.
- Ладно-ладно, звоню, - пробормотал он и набрал номер.

10.

- Ну, вот и все, - произнес Франсуа, - мне кажется, перемены на лицо.
- Потрясающе, - воскликнула Юлиана, - вы действительно творите чудеса.
- Спасибо, мадам. Я рад, что вы так оценили мою работу, - ответил мастер и посмотрел на Катю. Устремила свой взгляд на девушку и Юлиана. А Катя… Катерина продолжала сидеть с закрытыми глазами – смотреть в зеркало было как-то волнительно и … страшновато немного.
- Катя, Катюш, – позвала Юлиана, и глаза пришлось открыть. Первый взгляд в зеркало привел ее в ступор. Катя смотрела на свои волосы и не могла произнести ни слова. Нет, она узнала себя – все тоже лицо, те же очки, но… Новая прическа сделала ее … необыкновенной, теперь в каждой линии, каждой черточке сквозило обаяние, сочетающее в себе простоту и элегантность. Смотреть на ТАКУЮ себя было приятно: каштаново-медные волосы обрамляли лицо, спадая крупными локонами на плечи, и вот уже улыбка сияет на ее лице.
- Катюш, тебе нравится? – не выдержала Юлиана. Катя ответила не сразу. Поднесла руку к волосам, потрогала самый кончик пряди – не парик ли? – и обернулась к Юлиане и Франсуа.
- Потрясающе, - ее тихий голос, тем не менее, лучился радостью, - я и не думала, что, изменив одну лишь прическу, можно так изменить человека.
- Спасибо, мадам, - Франсуа поклонился, - Ваша улыбка – бальзам на мою душу.
- Франсуа, - Катя встала с кресла, - спасибо Вам. Сегодняшний день – самый необыкновенный день в моей жизни!
- Спасибо, спасибо, мадам, я польщен, - опять улыбнулся Франсуа, а Катя еще раз посмотрела в зеркало: оторвать взгляд от своего нового облика ей было довольно сложно.

Закончив разговор, Саша обернулся к Вике.
- Сейчас приедет врач, ты ее встретишь и можешь быть свободна.
- Ее? – Вика несказанно удивилась.
- А что такое? «Женщина» и «врач» для тебя понятия не совместимые?
- Да нет…- замялась Вика, - просто…
- Просто ты надеялась встретить еще одного мужика, который осыплет тебя богатствами, - усмехнулся Александр, - Извини, дорогуша, но придется тебя разочаровать. Приедет женщина. Зовут ее Светлана. Встреть ее по-человечески и можешь ехать домой. Если надо будет, она останется со Ждановым до утра.
- А ты не останешься со мной? Ну… до ее приезда?
- Послушай, я сиделкой не нанимался, - отрезал он уже в прихожей.
- Просто я думала, что мы дождемся, эээ, Светланы, а потом ты отвезешь меня домой.
- Вика, я и так достаточно сегодня извозчиком поработал. У меня своих дел по горло.
- Но…
- Если у тебя нет денег на такси, на, возьми, - он швырнул пятисотенную купюру на стол, развернулся и ушел.

Распрощавшись с Франсуа, девушки выпорхнули из салона.
- Мне кажется, пора перекусить, - сказала Юлиана.
- Да, я бы не отказалась – я ведь так и не успела как следует позавтракать.
- Тогда пойдем? – игриво подмигнув, спросила Юлиана.
- Конечно, - и они направились в ближайшее кафе.

Сев в машину, Александр достал телефон и набрал номер Ярослава.
- Алле.
- Ярослав, это я. Давай рассказывай, что Пушкарева делает в Париже?
- Александр Юрьевич, я еще не выяснил цель поездки и не знаю, в каком отеле она остановилась. И смогу узнать только завтра.
- Хорошо, только поживее, - разочарованно ответил Саша и собирался повесить трубку, но Ярослав опять заговорил.
- Александр Юрьевич…
- Да?
- Я выяснил другую любопытную информацию…
- Я весь во внимании, - Александр напрягся.
- Пушкарева улетела в Париж не одна. Ее сопровождала Юлиана Виноградова…
- Кто?!! – Саша не мог поверить тому, что слышал, - Юлиана?! Я правильно тебя понял?
- Да, именно так. Пушкарева улетела с госпожой Виноградовой.
- Значит так, Ярослав. Слушай меня внимательно. Мне нужна вся информация о передвижении этой парочки. Где они остановились, что делают, надолго ли они там. Ясно? И чем быстрее, тем лучше.
- Хорошо, Александр Юрьевич, завтра, как только все узнаю, сразу Вам позвоню.
- Жду, - бросил Саша и отключился. Достав из бардачка сигареты, закурил и завел машину.

Девушки сидели в кафе, пили кофе, ели вкуснейшие круассаны и болтали. Юлиана смотрела на Катю и радовалась, что девушка немного раскрепостилась. А Катя, как истинная женщина после удачного шоппинга, болтала о нарядах, о прическе - и обо всем с таким восхищением.
Юлиана вглядывалась в Катино счастливое лицо, любовалась новым ее образом, но что-то не давало ей покоя. Казалось, что она что-то упустила. Но что? Думать девушке пришлось долго, но, наконец, всплыла та деталь, которая возвращала к прежней Катерине…

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 13:14 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
11.

И снова квартира. И снова один. Почему-то, вечерами, находясь дома, Александр не мог думать ни о чем другом, кроме как о себе, он никак не мог справиться с накатывающим волной одиночеством, все его нутро терзало лишь одно желание – желание быть чьим-то… Нет, не чьим-то братом, нет, и даже не чьим-то другом - быть чьим-то плечом, опорой… женщине, единственной женщине… Где она? Где ТА женщина? Этот вопрос мучил его уже давно. Он прошелся по пустынной квартире, открыл бар и налил коньяка…
Ему так хотелось, чтобы его любили. Любили всем сердцем, отдавая без остатка, любили бескорыстно, страстно, всепоглощающе… Но… в его жизни всегда были другие женщины. Так сильно любила его только мать. «Мама, мамочка! Как же не хватает тебя. Быть сильным – так ты меня всегда учила. Теперь это стало кредом всей моей жизни. Быть сильным. Тяжело. Ужасно тяжело. Люди боятся меня, некоторые ненавидят. В этом сила? Как же нелегко демонстрировать всем свой цинизм. Особенно если он показной… Люди видят во мне черствого, беспринципного бизнесмена, а на самом деле? Кто я? Я прихожу домой, запираюсь в своей квартире и пытаюсь уснуть. Потому что быть может сегодня, я так надеюсь, что сегодня, приснится мне она… Мама… Моя мама…»

- Очки, - внезапно вырвалось у Юлианы, а Катерина запнулась и удивленно посмотрела на подругу.
- Катя, нам нужно купить тебе новые очки, - почти пробормотала Юлиана.
- Очки? Новые? Но зачем? – Юлиана сердито взглянула на Катю.
- Как это зачем? Во-первых, твои очки не подходят по стилю к новым платьям…А во-вторых, мне кажется, что твои очки из прошлой жизни. Ты же ведь начинаешь новую? – Катя неуверенно кивнула, - Прекрасно, тогда пойдем! – Юлиана резко вскочила и направилась к выходу из кафе… Кате оставалось только успевать за ней…

Утро ворвалось в окна солнечным потоком. Александр открыл глаза. Голова жутко болела. Сколько же он выпил вчера? Взгляд на столик… ого, почти целая бутылка – такого он себе никогда не позволял.
Кое-как справившись с самим собой и этой удручающей головной болью, он встал и направился в ванную. Только под ледяными струями он постепенно начал приходить в себя.

12.

Он уже выходил из ванной, когда раздался звонок телефона. Кое-как отыскав свой мобильный, он посмотрел на дисплей и тут же ответил.
- Да, Ярослав!
- Александр Юрьевич, у меня хорошие новости.
- Давай выкладывай! – гаркнул Саша, и тут же пожалел об этом - дикая боль пронзила виски.
- Я выяснил, что Пушкарева улетела вместе с Виноградовой…
- Я это уже слышал, - перебил Саша.
- Да… Так вот, выяснить, куда улетела Виноградова не составило большого труда.
- Ну?!!
- Она в Ницце, вылетела туда для организации и проведения фэшн-выставки.
- В Ницце?!! – опять заорал Александр, уже не обращая внимания на головную боль, - Она в Ницце!!! С ума сойти, то Париж, то Ницца! Зачем Юлиана потащила с собой Пушкареву?
- Этого я Вам сказать не могу. Я знаю только отель, в котором они остановились…
- Диктуй, я записываю…
- Отель MERIDIEN.
- Ого! Ничего себе девочки отдыхают, - изумился Александр, - Ладно, спасибо за информацию. Свяжись с моим секретарем, договоришься с ней о встрече, она передаст тебе карту. На ней моя тебе плата за информацию.
- Спасибо, Александр Юрьевич.
- Ага, - бросил ему в ответ Саша, думая уже совершенно в другом направлении.

- Катя, а как тебе вот эти? – Юлиана держала в руках очки в тонкой красной оправе.
- Красивые, но… - Катя замялась.
- Но что?
- Они слишком яркие… Красный цвет… Мне больше нравятся эти, - и она протянула ей похожие очки, но в оправе черного цвета.
- Катя-Катя, - покачала головой Юлиана, - Какая же ты все-таки…консервативная.
- Не в этом дело… Просто эти очки подойдут ко всем платьям, которые мы купили.
- Ладно. Мы купим эти очки. Они действительно подойдут к костюму. Но эти, - она опять взяла очки в красной оправе, - идеально подойдут к розовому сарафану. Ты только представь: розовый сарафан, красные туфли и сумка, которые мы купили, и эти очки. Идеально.
- А зачем столько очков?
- Катя! Очки – это прежде всего аксессуар. Такой же как сумка или платок. И такой аксессуар прекрасно дополняет образ.
- Образ? – Катя недоуменно посмотрела на подругу.
- Да, образ. Новый образ. Но-вый, - растянула Юлиана и, развернувшись, направилась к кассе.

Александр допил кофе и набрал телефон турагенства.
- Добрый день, чем могу помочь, - в трубке зазвучал приятный женский голос.
- Добрый день. Я хотел бы поехать в Ниццу.
- Прекрасный выбор. Лазурный берег – прекрасное место для отдыха. В какой отель? Вы уже определились или вам помочь выбрать?
- Отель MERIDIEN.
- Хороший отель. Когда желаете вылететь?
- Чем быстрее, тем лучше.
- Есть вылет сегодня вечером, в 20:40 Вы будете в Париже. Там Вас встретят наши представители и отвезут в отель.
- Прекрасно. Меня вполне это устроит.
- Тогда Вам нужно подъехать и оформить соответствующие документы.
- Хорошо. Я подъеду через час.
- Ждем Вас. До свидания.
- До свидания, - буркнул Саша и повесил трубку. Постояв немного на кухне, взял чашку, поставил в раковину и пошел собирать чемодан.

13.

Девушки остановили такси.
- Отель MERIDIEN, - сказала Юлиана водителю.
- Мы едем в отель? – разочарованно спросила Катя.
- Конечно, Катя. Во-первых, надо положить покупки – не таскаться же с ними всюду. Во-вторых, ты должна переодеться. И только потом мы поедем к морю, - она посмотрела на Катино лицо: улыбка опять появилась на лице девушки, - Или ты думала, что я забыла?
- Нет, конечно.
- Вот и отлично, - ответила Юлиана и отвернулась к окну. Ей тоже нравилось смотреть на море.

Вернувшись из турагенства, Александр положил в чемодан последние необходимые вещи и отнес его в коридор. Затем прошел на кухню и включил кофеварку. Сейчас ему был необходим заряд бодрости. Хоть была уже середина дня, голова все еще болела. Едва он сделал первый глоток, в дверь позвонили. Александр поморщился – видеть кого бы-то ни было ему совсем не хотелось. Распахнув дверь, он застыл. Изумление читалось на его лице.

Приехав в отель, девушки разошлись по номерам. Оставшись одна, Катя подошла к зеркалу и долго пристально изучала себя…новую. Да, она полностью преобразилась: из гадкого утенка получился изумительный лебедь. Резко развернувшись, Катя направилась к покупкам и вытащила сарафан. Быстро скинув свою одежду, она надела это розовое чудо. Ткань приятно облегала тело, и Катерина стояла, словно нежилась в лучах солнца. Если бы ее кто-нибудь видел сейчас! Очаровательная девушка, она стояла посередине комнаты, и словно весенний цветок под первыми теплыми лучами солнца медленно открывает лепестки, вся лучилась радостью. Наконец, будто очнувшись, опять подошла к пакетам с покупками. Достала коробку с красными туфлями, одела и опять взглянула в зеркало. До чего же странно ей было на себя смотреть: эти каштаново-медные волосы, этот сарафан, эти туфли. Новая Екатерина. В новом облике. С новым сияющим взглядом и ослепительной улыбкой. Даже брэкеты не портили впечатления. Они даже не бросались в глаза. Все было замечательно.
«Интересно», - подумала она, «Что бы сказал Андрей, увидев бы меня такую?», - и тут же взгляд потускнел и улыбка исчезла с ее лица. «НЕТ, Катя», - сказала она сама себе, «Он больше никогда не увидит тебя! И никто из ТОЙ жизни больше не увидит тебя. НИКТО! НИКОГДА!» Она села на кровать и слезы полились из глаз.

- Привет. Можно войти?
- Входи, - Александр впустил нежданного…гостя.
- Вижу, ты удивлен.
- Да, ты не перестаешь меня удивлять. Зачем пришел?
- Может предложишь кофе?
- Ты сменил виски на кофе? Поздравляю. Здоровый образ жизни?
- Что-то вроде того…
- Давай по существу? У меня нет времени, Андрей.
- Уезжаешь? – кивком головы он указал на чемодан.
- Командировка…
- Надолго?
- Андрей, ты вроде не провожать меня пришел, - Саша начинал выходить из себя.
- Нет, конечно. Я пришел сказать тебе «спасибо», - Андрей посмотрел прямо в глаза.
- Ого! – явное изумление читалось на лице Александра.
- Саш, послушай… Я знаю, что я вел себя как скотина: перед Кирой, перед тобой, пред родителями…
«Перед Пушкаревой», - додумал Саша, но вслух ничего не сказал.
- Мне ведь жить не хотелось, я же тогда в баре…
- Это твоя жизнь, Андрей, - перебил его Александр, - не надо мне ничего объяснять.
- Саш, просто… Вообщем, спасибо тебе. Мне нелегко это говорить, но я надеюсь, что ты меня поймешь.
- Послушай теперь, что я тебе скажу. То, что ты сделал с Кирой, я тебе вряд ли когда-нибудь прощу. А в остальном… Ты же не плохой мужик… Только дурак… И все твои…беды... от этого.
- Да, Саш. Ты прав, - он ненадолго замолчал, - Ладно. Я поехал. Удачной поездки и … еще раз спасибо.
Андрей развернулся и вышел из квартиры.
«Мы могли бы быть друзьями», - подумал Саша, «Если бы не наши родители…»

14.

Она плакала долго, плакала навзрыд. Ей было так больно. Опять все воспоминания вернулись. Первый поцелуй… Первая ночь… Письмо… Невыносимо больно! Андрей, Кира, Совет… Его лицо… Плакали не глаза – плакала душа. Плакала, выворачиваясь на изнанку, разрываясь от боли. Она снова переживала все события последних месяцев. Она плакала, сжимая сильнее подушку… Нет, никакие новые облики не изменили ничего. Она та же уродливая девочка Катя, все с теми же проблемами и переживаниями. Уродлива в душе. Сколько ножей изуродовало ее сердце, а последний… Последний нож был самым длинным, самым острым… Почти смертоносным. «Как же забыть его? Как залечить раны? Как справится с этим? КАК?!»
Она не заметила, как вошла Юлиана. Та села рядом, положила ей руки на плечи, но сказать ничего не могла. «Это последний переломный момент» - думала Юлиана, глядя на Катю. Утешать ее она не собиралась, да и не видела в этом смысла. «Ей надо это пережить. Проливая слезы, она прощается с ужасом прошлого» - так размышляла Юлиана. А Катя… Катя почти перестала плакать, она лежала, уткнувшись лицом в подушку, лишь изредка продолжая всхлипывать.

После ухода Андрея, Александр долго стоял в коридоре и размышлял. «Может отказаться от поездки? Рассказать все Андрею, пусть сам во всем разбирается?» Куча эмоций, сомнений. «Или все-таки нет? Может это будет ошибкой… А если поеду я? Как она воспримет мое появление? Вряд ли обрадуется. Особенно после того, что я наговорил на Совете». Он стоял, смотрел в зеркало на стене и, казалось, что он разговаривает со своим отражением. «Извиниться. Надо будет извиниться. В конце концов, она была влюблена. Ошибался только Андрей. А она была слепа. Слепа в своей любви». Он не знал, что делать, не знал, что скажет ей, когда увидит, не знал ничего. Но решение он все-таки принял. Ехать.

Последняя слеза скатилась по ее щеке. Катя больше не могла плакать. И не хотела. За эти минуты она многое решила. Она увидит его. Еще раз. И он увидит ее. Он должен знать, что она не сломалась. Что она пережила. И стала сильнее. Она села на кровати, посмотрела на Юлиану и проговорила:
- Мы едем? – такой сильный и уверенный голос. Юлиана сперва растерялась, но потом быстро взяла себя в руки.
- Конечно, я и пришла за тобой. Зашла, смотрю – а ты прилегла. Посидела рядом, дала тебе отдохнуть. Все-таки день сегодня насыщенный, - Юлиана приняла Катину игру. Она понимала, что это лучше, чем спросить о причине ее слез. Тем более причина была понятна.
- Да, я немного устала, - Катя улыбнулась, она была благодарна подруге, что та не стала ни о чем спрашивать и, тем более, утешать, - Но теперь я отдохнула и полна сил.
- Значит, едем? – Юлиана улыбнулась в ответ.
- Едем!
- Тогда вперед! Жду тебя внизу! – и уже на выходе она проговорила – Не забудь купальник.
Катя умылась, одела новые очки – они действительно гармонировали с сарафаном – взяла купальник и отправилась в холл, где уже ее ждала Юлиана.

До вылета оставалось около 4 часов, и Александр не знал, чем убить время. Он позвонил Кире, сказал, что уезжает в командировку. Потом позвонил секретарю. Объяснил, что его не будет. Больше никаких дел не осталось, поэтому он налил себе еще кружку кофе и закурил. Включил телевизор, пощелкал каналы, но ничего интересного не показывали. Тогда он оделся и поехал в аэропорт. Погуляет по магазинам. Только бы не быть дома.

И вот они в такси. И снова эта дорога вдоль побережья. Красота.

До аэропорта Саша добрался быстро. Поставил машину на стоянку, зашел в зал. Регистрацию еще не объявили.

Такси остановилось почти у самого пирса. Девушки выбрались из машины и пошли к яхтам, бока котрых сверкали своим великолепием. Юлиана уверенным шагом подошла к одной из них, обернулась к Кате и сказала:
- Оставшийся день мы проведем здесь, - она взмахнула рукой, показывая на яхту, - Да, кстати, у этой яхты очень красивое название. Символичное, - бросила она и начала подниматься по лестнице на борт.
А Катя взглянула на борт. И замерла. На боку причудливым вензелем было написано «Katrin». «Как в сказке», - подумала она.

Объявили регистрацию. Он прошел ее быстро. И оставшись без чемодана, пошел в Duty Free. Купил несколько блоков сигарет, бутылку «Courvoisier VSOP» - он пил только этот коньяк – и упаковку миндаля – орехи он всегда любил. Прошел к своему выходу и стал ждать, когда объявят посадку.

- Катя! – позвала Юлиана, - Ты так и будешь там стоять? Или все-таки поднимешься?
От ее слов Катя очнулась, подняла голову вверх:
- Да, я иду, - и поднялась на борт.
Наконец Саша оказался в самолете. Открыл бутылку коньяка, сделал огромный глоток – пускай чуть ударит в голову, лишь бы нормально перенести взлет. В детстве он всегда пытался заснуть, сейчас же это не представлялось возможным – мысли не оставляли даже крошечной попытки на сон. Оставался только коньяк.

- Катя, познакомься, это Леон! Он капитан этого судна! – как продекламировала Юлиана, потом обернулась к нему, - А то Катерина.
Катя посмотрела на него: маленький, немного толстоватый, с уже седеющими висками, этот мужчина произвел на Катерину огромное впечатление. Во всем его облике было что-то такое, что ее завораживало. Как маленькую девочку, впервые увидевшую Деда Мороза.
- Здравствуйте, сеньорита. Вы прекрасно выглядите, - по-доброму, как отец, улыбнулся ей Леон и поцеловал ей руку.
- Здравствуйте, Леон, - почти прошептала Катя, - Ваша яхта чудесна. Я никогда раньше не была на яхте, поэтому для меня это – праздник.
- Спасибо, - Леон слегка поклонился, - Вам понравится наше путешествие. А сейчас мне надо идти. Мы отплываем через несколько минут.

Попросили пристегнуть ремни. Самолет вырулил на взлетную полосу и покатил вперед, набирая скорость. Саша смотрел, как бежит серая полоса дороги и думал о предстоящем разговоре. Он уже решил, что скажет ей, и теперь, глядя как самолет отрывается от земли, думал о том, как перевернула его (и не только его) жизнь эта девочка с именем Катя…

Яхта потихоньку отдалялась от берега. Катерина стояла у края борта и смотрела на огни берега. Она прощалась. Прощалась с собой прежней. Душа ее вновь обретала покой…

15.

Саша настолько погрузился в свои мысли, что невольно вздрогнул, когда подошла стюардесса и попросила его пристегнуть ремни – самолет заходил на посадку. «Уже?» - пронеслось в его голове. Он совсем потерял счет времени, ему казалось, что они только взлетели – а оказывается, что прошло два с лишним часа.

Эти несколько часов на яхте, в море – одно из самых чудесных впечатлений ее жизни. Они пили коктейли, весело болтали, купались, танцевали. Будто и не было того кошмара. С виду девушки производили впечатление туристов, приехавших отдохнуть пару неделек на Лазурном берегу. Но любой сказке приходит конец – яхта причаливала к берегу.

В аэропорту, как и обещала девушка из турагентства, его встречали. Он сел в машину и поехал в отель.

Катя прощалась с Леоном. Она говорила ему о яхте, выражала благодарности за чудесно проведенное время и свое восхищение им как капитаном. А он только кланялся ей в ответ, озаряя ее своей улыбкой. Они так стояли бы и болтали еще очень долго, если бы не Юлиана. Она сказала Кате, что их уже ждет такси, поблагодарила Леона и направилась к выходу с пирса. А Катя еще раз сделала капитану комплимент, попрощалась и поспешила вслед за подругой.

После утомительной дороги, он, наконец, прибыл в отель. Забрав свой чемодан, он решительной походкой вошел в огромный холл и направился к стойке ресепшн. Администратор встретил его дежурной улыбкой и предложил заполнить анкету. Быстро ответив на все вопросы, он протянул листок обратно и спросил:
- Извините, а не подскажете, в каком номере проживает госпожа Пушкарева?
- Одну минутку… Мадмуазель расположилась во втором номере-люкс.
- Спасибо, - сказал Саша и после небольшой паузы спросил, - А еще один свободный номер-люкс у Вас есть?
- Да, четвертый. Если месье интересно, то он как раз напротив номера мадмуазель Пушкаревой.
- Прекрасно, - ухмыльнулся Александр…

16.

Поднявшись к себе в номер, он кинул чемодан на кровать, переоделся и пошел вниз, в холл. Там в кафе, он сел за дальний столик, так, чтобы можно было видеть, кто заходит в отель, но при этом самому оставаться незамеченным – он не хотел встречаться с Юлианой, пока не поговорит с Катей. Заказав себе жасминовый чай, он принялся ждать…

Всю дорогу девушки оживленно обсуждали поездку на яхте. Катя благодарила Юлиану за ее сюрприз, это было не забываемо. Юлиана радовалась, что ей все понравилось, и обещала, что если у них выпадет еще один свободный денек, то они повторят свое путешествие в море…

Александр сидел уже где-то полчаса, всматриваясь в лица входивших в отель представительниц прекрасного пола, но безрезультатно. Наконец, распахнувшись в очередной раз, дверь впустила пару прелестных девушек. В одной из них он без труда узнал Юлиану, вторую он видел впервые. Оглядел ее с ног до головы – стройная фигура, облаченная в сарафан, открывающий дивной красоты ноги, милое личико, волосы… Красивые каштановые волосы. «Эх, кому-то красота», - подумал Александр, провожая эту миловидную шатенку глазами, - «Кому-то ум, как Пушкаревой»…

Поднявшись на свой этаж, девушки распрощались. Следующий день обещал быть напряженным: подготовка декораций, организация банкета, предварительный прогон основных действий мероприятия. Поэтому нужно было набраться сил.

«Юлиана в отеле… А где же Пушкарева? Или у нее другой график работы?» - думал Саша, все также сидя в холле и неотрывно следя за дверью. Допив уже четвертую чашку чая, он поднялся в свой номер.

Как же она устала. Ноги ныли от еще непривычной ей обуви, голова шла кругом от впечатлений. Налив стакан грейпфрутого сока, Катя вышла на балкон. На город уже опускались сумерки, зажигались огни в прибрежных кафе, отчего море приобретало темно-синий мерцающий цвет. Какой замечательный подарок преподнесла ей Юлиана. Это не шоколадка или какая-то жалкая открытка… Она подарила ей то, что можно пожелать любому человеку, в каких бы обстоятельствах он ни находился, а именно – внутреннюю свободу и независимость. Как долго она была такой, какой ее хотели видеть родители… Но почему она, умная и проницательная, так долго убеждала себя, что вполне счастлива? Почему не доверяла одиноким бессонным ночам, когда темнота и холод до боли стискивают душу, а сомнения изнуряют сердце? Ведь именно тогда жизнь давала ей правильные, хоть и жестокие ответы на ее бесконечные вопросы. Да, жизнь твердила ей: «Катя. Ты заблудилась. Это бывает. Но еще не поздно свернуть с ложного пути и все исправить. Ты сильная и мужественная, решайся, а я помогу». И она решилась. Сегодня она получила свободу. Свободу над самой собой.

Саша вошел в свой номер и сел на кровать. Самое время – поужинать, но есть ему совершенно не хотелось. Он думал о Катерине и о предстоящем разговоре. Александр так и не выяснил, пришла ли она в отель или нет. Но он обязан поговорить с ней сегодня. Либо все, либо ничего. Он позвонил на ресепшн, попросил его соединить с номером Пушкаревой. Прошло несколько секунд, и в трубке послышались длинные гудки. Долго никто не отвечал, и, когда Саша уже хотел положить трубку на рычаг, раздался уже знакомый голос:
- Алло!
«Она в номере», - сказал сам себе Александр и повесил трубку, - «Отлично! Разговор состоится». И вышел из номера.

«Странный звонок», - подумалось Кате, - «Кто бы это мог быть?». Она в задумчивости сидела на кровати и смотрела на телефон. «Хотя, наверное, это просто ошиблись. Мама бы звонила на сотовый – так дешевле, а Юлиана бы просто зашла». И, встав, она направилась опять на балкон. Но до балкона Катя так и не дошла – в дверь постучали. Развернувшись, она пошла открывать. Резко распахнув дверь, ожидая увидеть Юлиану, Катерина замерла от удивления. Так же замер и нежданный гость…

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 13:17 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
17.
Сказать, что Александр испытал шок, это ничего не сказать. Он смотрел на Катю и не верил своим глазам: та миловидная шатенка в холле – Катя? Сейчас, в непосредственной близости от нее, он смог разглядеть ее лицо. Сомнений не оставалось – это действительно она, Екатерина Пушкарева. Но какая!!! От прежней девчушки-замухрыжки не осталось и следа. Она выглядела на 100 балов! И даже больше.
Все мысли разом вылетели у него из головы, он мог только стоять и молча восхищаться этими чудесными переменами ее внешности.
Затянувшееся молчание прервала Катя.
- Александр Юрьевич! Здравствуйте, - пролепетала она.
- Здравствуйте, Екатерина Валерьевна.
- Что…что вы здесь делаете? – не могла не задать этот вопрос Катя.
- Если быть с Вами честным, то я приехал поговорить, - ответил Саша и посмотрел, какова будет ее реакция. Только удивление в глазах и больше ничего. «Хотя бы не прогоняет – и то хорошо», - подумал он.
- Со мной?! Поговорить?! Вы приехали за тысячу километров, чтобы просто поговорить со мной?!
- Может, Вы позволите мне войти?
- Ах да, конечно, - проговорила Катя, пропуская Александра в номер. Он прошел и сел на диван. Захотелось курить. Он никак не мог собраться с мыслями.
- Прекрасно выглядите, Катя, - выдавил из себя Саша.
- Спасибо, Александр Юрьевич. Так о чем вы хотели поговорить?
- Просто Саша. Давай на ты, мне так будет проще.
- Как скажете…скажешь. Так зачем ты, Саша, приехал? О чем говорить? - Катин голос был полон иронии.
- Об Андрее, - опять нож и опять в сердце… но Катя выдержит. Надо только взять себя в руки.
- Мне не хочется о нем говорить. Я вычеркнула его из своей жизни, как вычеркнула все «Зималетто».
- Катя, я читал письмо, - еще один нож. Может Саша и не хотел, но причинял ей боль.
- И что? – всеми силами Катя старалась, чтобы голос не дрожал.
- Я знаю про твою любовь…
- Про мою любовь?! Ха! Немного же Вы знаете! Любовь была! Я не буду это отрицать! – она постепенно переходила на крик, - Она была, эта любовь! Но сейчас ее нет! НЕТ!
- Уверена? – брови Александра изогнулись.
- Уверена, - выпалила Катя, - Я скажу Вам…тебе…я скажу тебе больше: я ЕГО НЕНАВИЖУ! – только бы не заплакать, только не сейчас.
- Катенька, - начал Саша и запнулся, увидев, как побелело ее лицо, - Катя, все в порядке?
- Все нормально, - уже тихо проговорила она. Лишь один человек называл ее так. Но…больше никаких воспоминаний, - Так что ты хотел?
- Катя, у меня есть к тебе предложение, - наконец он перешел к тому, что не давало ему покоя уже несколько дней.
- Предложение?! – изумилась Катерина.
- Да. Но для начала я хотел бы извиниться.
- Что? – Катя смотрела на него во все глаза.
- Послушай, я хотел извиниться за свое поведение, за отношение к тебе… Понимаешь, на Совете… - начал Саша, но Катя его перебила.
- Я понимаю. Эмоции. Извинения приняты, - почему-то ей приятно было с ним разговаривать. Никакой его напущенности, никакого цинизма в голосе – обычный мужчина.
- Спасибо, Катя. Это играет для меня важную роль, - в эти слова Катя поверила. Сейчас она ему верила. Вопрос: почему??
- А теперь о главном… Что за предложение? – почему-то Саша ожидал совсем другого. Он мог предположить, что она не пустит его на порог, мог думать, что она будет враждебно настроена, но в то, что у них будит нормальный, цивилизованный разговор, он поверить не мог. Ее спокойствие выбивало Сашу из колеи. Ужасно хотелось курить.
- Можно я закурю? – спросил он.
- Кури, если хочешь. Только пойдем на балкон.

18.
Разговор был долгим и трудным. В-основном, говорил Саша – пытался убедить Катю принять предложение. Но натолкнулся на отчаянное сопротивление. «Нет, нет и нет», - слышал он в ответ. Какие бы доводы он не приводил, Катя была непоколебима.
- Хорошо, - наконец сказал Саша, - Я не буду больше настаивать. Но прошу все-таки тебя еще раз все обдумать.
- Да что тут думать? – немного повысив голос, спросила Катя, - Я не пойду на ЭТО.
- Хорошо. Ладно. Проехали, - он посмотрел на нее и улыбнулся, - Только одна просьба…
- Какая еще просьба? – испуг в голосе…
- Давай поужинаем вместе?
- А…Эээ… - Катя замялась, - Хорошо. Только не сегодня. Завтра рано вставать. Я все-таки сюда работать приехала.
- Хорошо, не сегодня так не сегодня. А завтра?
- Завтра? Завтра можно.
- Отлично. Ну… Тогда приятного сна, Катя, - сказал Саша и ушел к себе.

Она никак не могла заснуть. Мысли то и дело крутились вокруг Сашиного предложения. «А может все-таки… Нет. Еще раз то же самое. Нельзя. Хотя… Больно ему не будет, а поиграть на мужском самолюбии можно. Теперь можно». Сомнения одолевали Катерину… Все ее нутро в виду высоких моральных принципов противилось Сашиному предложению, но… Но чисто по-женски… Так она промучилась всю ночь, почти не смыкая глаз.

Саша тоже не спал. Он думал о Катином преображении, о ее словах об Андрее, об отказе… «Жаль, что не получилось ее уговорить. Ведь такая легкая схема… Жданов бы… Да, собственно, чего об этом думать? Все равно это только мечты».
Спать расхотелось совершенно. Он оделся и вышел из номера. Вышел из территории отеля, прошел немного до магазинчика, купил бутылку холодного пива и направился к морю.
Он сидел на берегу, курил и смотрел на воду. Море хоть и ласкало его, со всей своей огромной непередаваемой любовью, но ему было одиноко. Он очень хотел, чтобы хоть кто-то потревожил его покой, но, как назло, никого по близости не было… Это было страшно, и он закусил губу, борясь с собой. С собой и с призрачными воспоминаниями, что мучили его всегда, когда он был один... Одним глотком он допил пиво, вскочил на ноги и пошел обратно в номер. Надо уснуть…

Ослепительными лучами солнца ворвалось утро. Катя открыла глаза и нащупала рукою халат. Накинув махровое чудо на хрупкие плечи, прошла в ванную. Стоя под струями холодной воды, она опять вернулась мыслями ко вчерашнему разговору с Александром.

Саша проснулся от того, что в номер постучали. Наспех одевшись, он открыл дверь. На пороге стояла Катя. Сегодня она выглядела еще красивее, чем вчера. Брючный костюм песочного цвета подчеркивал все достоинства ее фигуры, босоножки на каблуке делали ее ноги еще длиннее, а волосы, забранные в «Мальвинку», добавляли шарма.
- Доброе утро, - Катина улыбка озарила номер.
- Привет, - пробормотал Саша, осматривая «гостью» с ног до головы.
- Нравится? – игриво спросила Катя, проследив за его взглядом.
- Выглядишь чудесно, - совершенно искренне ответил Александр. «Чудеса да и только!», - пронеслось у него в голове.
- Спасибо. Я, вообщем-то, зашла к тебе сказать… - она сделала паузу и посмотрела ему в глаза, - Я хотела сказать тебе, что я согласна…

19.
Спустя четыре дня…

- Саша! – кричала Юлиана, подходя к бассейну. Александр приподнялся в шезлонге и посмотрел, кто его зовет.
- Саша! Привет! Везде тебя ищу! – Юлиана подбежала к шезлонгу и села на корточки.
- Привет, в чем дело? Что-то случилось? – Александр снял солнцезащитные очки и посмотрел на Юлиану обеспокоенным взглядом.
- Да ничего не случилось. Просто у нас сегодня с Катюшкой выходной получился. Так вот…

Спустя пару часов они втроем ехали вдоль побережья и обсуждали предстоящую прогулку. Опять яхта, опять Леон, опять это синее бескрайнее море… Только теперь они втроем.
Катерина еще какую-то неделю назад и представить себе не могла, что вот так спокойно, даже с радостью будет проводить свободное время в обществе Александра Воропаева. Но он ей нравился. За эти четыре дня общения Катя поняла, что на самом деле он нормальный человек, приятный собеседник, а весь цинизм – напускной. Она увидела, что на работе он – Александр Юрьевич со своей безапелляционностью и безжалостностью, а вне работы – просто Саша. И вот этот просто Саша очень ей нравился.
Юлиана же восприняла приезд Александра как само собой разумеющееся – если и была удивлена, то никак это не показала. Хотя у нее всегда с Сашей были хорошие отношения.

Леон направил яхту в небольшую бухту, и когда яхта остановилась, предложил искупаться. Предложение было воспринято на Ура! Как же было весело!
Они купались, загорали, пили разнообразные коктейли… А Саша… Саша даже достал со дна девушкам морскую звезду. Катя смеялась, Юлиана смеялась, Саша смеялся… Они отдыхали. Отдыхали и телом, и душой.
«Только бы этот день никогда не кончался», - подумал Катерина и прыгнула в воду…

Еще через два дня…

Фэшн-выставка прошла под шквал аплодисментов. Все поздравляли Юлиану, Жерара (организатора выставки) - это был по истине успех. Намечалась грандиозная вечеринка…

Катя выглядела сногшибательно. Красивое, средней длины кремовое платье подчеркивало всю красоту ее фигуры, туфли на высокой шпильке еще больше удлиняли и без того стройные ножки, волосы были забраны на затылке, лишь несколько выбившихся локонов нежно обрамляли ее лицо. Немного косметики – и вот любой тонул в ее глазах, а небольшой румянец на загорелой коже придавал столько обаяния, что каждый обращал на нее внимания, а некоторые не могли даже глаз отвести. Она стояла под руку с Александром, держала бокал с шампанским и улыбалась. Уже в который раз они с Сашей объясняли очередному гостю, что они просто друзья…

20.
Завтра они уезжают… Уже завтра она будет в Москве…

Катерина шепнула Саше: «Я не надолго» и покинула комнату. Вышла на террасу, а оттуда спустилась к морю. Идти на высоких каблуках по песку было неудобно, поэтому она сняла туфли и продолжила путь. Песок приятно щекотал ступни, легкий ветерок обдувал лицо – ей было хорошо.
Катерина остановилась на краю берега, куда тихие волны не доставали, постояла, словно обдумывая что-то, а потом сделала резкий шаг вперед, к воде. Сначала она почувствовала приятную прохладу, а потом окутывающее спокойствие медленно накатывающих на берег волн. Она так и стояла, держа в одной руке туфли, а в другой – бокал шампанского, и смотрела на это бескрайнее синее море и думала о днях, проведенных здесь, в Ницце. Как много изменилось за это время – новый образ, новый друг, который совсем недавно был враг. Как много изменилось. Она приобрела уверенность, силу и… и веру. Веру в счастливое будущее, веру в людей, веру в саму себя. Не изменилось только одно – она по-прежнему любила Андрея. Всем сердцем. Несмотря ни на что…

- Не помешал, - она и не заметила, как подошел Александр.
- Нет, что ты, конечно, нет, - ответила Катя, подарив ему свою улыбку.
- Почему ты сбежала?
- Я? Я пришла попрощаться с морем… - загадочно проговорила она.
- Попрощаться? Ты так говоришь, как будто последний раз здесь, - Саша изумился.
- Думаю, что последний. Если бы не Юлиана, я бы не знала, что бывают такие прекрасные места.
- Брось ты. Еще не раз сюда приедешь. Я уверен.
- Саш, ты что? Забыл? Я всего лишь Катя Пушкарева, нищая и безработная.
- Ты нищая? Это ты нищая?! – Саша расхохотался.
- Чего ты смеешься? – притворно надула губы Катя.
- Дуреха ты. Ты – владелица крупнейшей в России компании в индустрии моды и нищая! Мне правда смешно, Кать, - и Саша засмеялся вновь.
- Скажешь тоже – «владелица». Это действительно смешно. Я была владелицей, да и то только формально, а теперь ни формально, никак.
- Катя, те доверенности, которые ты оставила, некорректно составлены. Так что «Зималетто» все еще твоя фирма.
- Что?! – весь хмель тут же выветрился, и Катерина сразу стала серьезной.
- Да-да. Я правду говорю.
- Но… Это значит…
- Это значит, что тебе придется вернуться в компанию, - закончил фразу Александр.
- Вернуться в кошмар…

21.
- Кать, мы же договорились. Забудь ты обо всем.
- Забудь, - она грустно усмехнулась, - Ты думаешь, обо всем этом можно забыть?
- Ну что ты так переживаешь. Заедешь пару раз в Зималетто и все, - он не хотел, чтоб она переживала.
- Пару раз? Этих пару раз будет достаточно, чтобы увидеть Вику, Милко и, прости, Киру.
- Ну, нашла проблему. Оформить все бумаги можно и вне офиса. Если хочешь, я все устрою.
- Спасибо, Саш, - тихо проговорила Катя, почти шепотом, и посмотрела на море. После долгого молчания она, не сводя глаз с черно-синей стихии, наконец, сказала:
- Знаешь, Саш, а еще месяц назад я тебя ненавидела. На дух не переносила. Если бы мне кто-то сказал тогда, что я буду вот так вот стоять на берегу моря, вместе с тобой, разговаривать, что ты будешь предлагать мне помощь…что я с легкостью соглашусь… Я бы не поверила ни за что, даже рассмеялась бы.... – Катя улыбнулась, но улыбка получилась вымученной, - Жизнь – странная штука…
- Ты права… Я ведь тоже не думал, что… - Саша замялся, подбирая слова, - Что найду друга… Я же когда сюда ехал, думал, что ты меня даже на порог не пустишь, или поругаемся с тобой. А вышло-то как… - он замолчал. Они так и стояли вдвоем, в ночи, на берегу, всматриваясь в чернеющий в дали горизонт.
- Саш, - вдруг ни с того ни с сего спросила Катя, - Как там Кира?
- Кира… Как тебе сказать…Ей тяжело… Но она справится, она сильная девочка, она переживет. Знаешь, она ведь не любит Андрея, - Катя повернулась к Саше и удивленно посмотрела на него, - Ну что ты так смотришь на меня? Да, есть чувства, определенно есть. Но разве это любовь? Может когда-то, четыре года назад, и была любовь. Но они ее не сохранили. Они ее изуродовали, а потом выкинули из сердца как ненужный мусор. На смену этому пришла привычка… Да к тому же Кира считала, что Андрей – подходящая партия, поэтому и держалась за него так.
- Неужели ты и вправду так думаешь? – Катя ушам своим не верила, - Она любит его… Кира любит Андрея… - она сделала паузу, а потом добавила, - И он ее тоже… - при этих словах Саша дернулся, но ничего не сказал – еще не время. Лишь только бросил в ответ:
- Катя, Кира не любит Андрея. Когда она влюбится по-настоящему, сразу будет заметно.
- Ладно, я не буду спорить. Это твое мнение, ты лучше знаешь свою сестру, - она допила оставшееся в бокале шампанское, - Поговорим об этом как-нибудь потом…
- Спасибо, - ответил ей Саша, - Пойдем обратно. Здесь прохладно, да и Юлиана нас уже, наверное, ищет.
- Пойдем, - Катя развернулась и подхватила с песка свои туфли. А Саша положил ей руку на плечо, и они не спеша направились обратно в дом, где бурлила жизнь…

22.
Она так и не заснула сегодня. Промаялась всю ночь. Вставала несколько раз, выходила на балкон, смотрела на море, пытаясь найти умиротворение, но не получалось. Она думала… Думала о том, что будет завтра, когда она вернется домой, думала о том, как примут ее новый образ родители и Коля, как примут ее новый образ все… Как воспримет ее Андрей. Она в очередной раз думала о Сашином предложении, о том, не совершает ли она ошибку, принимая ее. Она думала о Саше, думала о их с Андреем вражде… Она несколько раз порывалась спросить его, как случилось, что они стали врагами, но… Но так и не решилась. Теперь Саша – ее друг. А значит, Андрей – враг. Она убеждала себя в том, что все делает правильно, что их тщательно продуманная игра – это расплата… нет, это не месть… это именно расплата. Она расплатится с ним…той же монетой. А что потом? Это был самый мучительный вопрос… Что потом? Ответа она не знала… Как не знала и того, о чем думал в этот момент Саша… И о чем думал Андрей… Если бы она знала…

Он должен был ей сказать… Сейчас Саша думал о том, что та игра, которую они затевают, бессмысленна. Он должен был ей сказать. Сказать, что Андрей любит, что места себе не находит, что напивается там, в Москве от безысходности… Он должен был сказать, но…но не сказал. А может правильно, что не сказал? Сейчас бы она наверняка не поверила в ЕГО любовь. Или поверила бы? Все-таки он был прав, что промолчал. Он думал, что будет, когда они вернутся? Как воспримут их…игру… Что подумает Кира, Кристина? Что скажут Ждановы? Как отреагирует Андрей? Хотя он догадывался, КАК… Когда-то все это проделал Андрей, теперь Саша сделает также в ответ. Расплатится… Может тогда он поймет, что такое потерять любимого человека, что такое быть растоптанным, что такое… Он все поймет, он должен все понять…

Андрей… Он лежал на кровати, на боку, лежал, ласково обнимая подушку, где лежала…фотография Кати. Катюшина фотография… Он лежал и представлял, что здесь лежит не только черно-белый отпечаток ее лица… Она рядом… Она рядом с ним… Он лежал и мечтал… Мечтал о том, что она приедет, он встретит ее, встретит с цветами, обнимет ее, поцелует… И она не отстранится, не убежит, не скроется… Он привезет ее домой, к себе домой… Там они закажут ужин из ближайшего ресторана и поговорят… Он расскажет ей все… Расскажет, как любит… И она поймет… Катенька все поймет…
Андрей закрыл глаза, отчетливо представляя себе, как это будет…
Она все поймет… Она простит… И тогда… Тогда он подойдет к серванту, достанет из глубины бархатную коробочку, подойдет к ней… Встанет на колени… И скажет то, что должен был сказать уже давно…
Андрей подсунул руку под подушку и достал коробочку… Открыл… И тихо прошептал: «Я люблю тебя, Катюша»…

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 13:22 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
23.
Москва, серая и унылая, встречала пассажиров. Хоть, если верить календарю, был май, шел дождь. Стройными рядами капли ложились на стены зданий, на окна, стекла автомобилей, били по зонтам прохожих, спешивших поскорее оказаться дома, перед телевизором, с чашкой горячего чая…
Саша, Юлиана и Катя вышли из аэропорта. Оставив девушек под навесом, Александр побрел на стоянку за своей машиной. Оплатив стояночное время, Саша сел за руль, завел машину. Подъехал к девушкам, закинул чемоданы в багажник и сел на водительское сиденье. Когда его спутницы сели в машину, он резко надавил на газ и погнал BMW вперед.
Все молчали: Саша – глядя через дворники-маятники на дорогу, девушки – в окно на пролетающую мимо местность. Разговаривать почему-то не хотелось…
Въехав на МКАД, Саша поинтересовался, какой будет первый остановочный пункт – дом Юлианы или Кати. После недолгих препирательств все-таки решили завезти первую Катю.
Остановившись у старой блочной пятиэтажки, Саша вышел из машины, открыл дверцу Кате и проводил ее до подъезда. Потом сходил за чемоданом и помог подняться ей на четвертый этаж. Оставив Катерине свою визитку, предварительно написав ей на обороте свой домашний телефон и взяв с нее обещание позвонить, он ушел.
А Катя не спешила давить на звонок. Порывшись в сумочке, она достала зеркальце, оглядела себя, поправила прическу, и, наконец, собравшись, позвонила в дверь. Знакомая трель заставила ее еще сильней почувствовать, как она соскучилась по родному дому…

Отвезя Юлиану, Саша приехал домой. Почему-то сейчас квартира показалась совсем пустой. Нет, все было на месте, но дом выглядел нежилым. Чтобы не дать мрачным мыслям проникнуть в сознание, Александр поспешил включить телевизор. Почти по всем каналам шли новости. Слушая вполуха, он включил кофеварку. Пока варился кофе, позвонил Кире, сообщил, что вернулся, поинтересовался, как у нее дела, и, услышав в ответ короткий рассказ о том, чем сестра занималась всю эту неделю, попрощался. Налил кофе, закурил… Делать было совершенно нечего. Переместившись с кухни в комнату, Саша лег на кровать и уставился на экран. Пощелкав пультом, он нашел на каком-то канале какой-то старый фильм и принялся вникать в сюжет. И не заметил как уснул…

Родители были рады ее возвращению. И Коля, конечно, тоже… Сначала все никак не могли привыкнуть к ее новому образу, папа даже повозмущался откровенностью ее наряда, но вообщем-то как ни странно воспринял все очень даже нормально. По ее приезду был накрыт праздничный стол, с кухни пахло чем-то восхитительно вкусным, а Коля даже преподнес ей маленький букетик цветов. Вечер был веселым – они пили шампанское, ели фирменную утку Елены, Катя рассказывала про Ниццу, про море, про фэшн-выставку. Со стороны можно было сказать, что она счастлива. Но в душе…

24.
Саша проснулся от громких голосов, звучавших в комнате. Резко вскочив, он понял, откуда голоса – работал телевизор. На экране возникла блондинка-ведущая, сидящая в окружении нескольких юношей и девушек. Обсуждался какой-то конфликт между худенькой невзрачной брюнеткой и долговязым юношей с лицом, похожим на морду бездомной собачонки. Некоторое время он пытался вникнуть в смысл дебатов, но через некоторое время экран окрасился в розовый цвет, на котором выделялись только несколько букв: Дом-2. Реалити-шоу. Саша поспешил выключить телевизор – такую чушь он смотреть не мог. Поднявшись с кровати, он побрел в ванную.
Контрастный душ вернул его к жизни, теперь он чувствовал себя бодрым и полным энергии. Насухо вытеревшись, Александр накинул махровый темно-бордовый халат, затем, не спеша, умылся и почистил зубы. Зайдя на кухню, он включил музыкальный центр, и квартира наполнилась звуками одной из чудесных мелодий Эннио Марикконе. Открыв холодильник, обнаружил, что тот пустой – а на что он мог еще рассчитывать, если его целую неделю не было в Москве. Есть хотелось ужасно, поэтому, убрав громкость почти до нуля, Александр набрал номер ресторанчика в паре кварталов от дома и заказал еду. Потом налил себе чашку крепкого кофе и вышел на балкон.
Он смотрел на реку, на прохожих, гуляющих по набережной, и курил. Ярко светило солнце – от вчерашнего дождя не осталось и следа. Взгляд упал на лавочку: только что туда приземлилась юная парочка – девушка лет 17 и парень лет 20. Они держались за руки, о чем-то оживленно разговаривали, девушка смеялась. А потом он ее поцеловал… Так страстно, как бывает только в молодости, и в то же время так нежно, когда уже научился ценить любовь.
С силой затушив сигарету в пепельнице, Александр вернулся на кухню. И закурил опять. Он закрыл глаза, и перед ним опять предстала ТА ужасная картина. ТОТ поцелуй. Его, тогда еще его Лера и ОН…
Эти воспоминания были невыносимы, и Саша открыл глаза. Чтобы отогнать от себя скверные мысли, он схватился за телефон. Уже набирая номер, Александру удалось полностью сосредоточиться на предстоящем разговоре. В очередной раз он глушил свои воспоминания делами.
- Алло, Павел Олегович? Здравствуйте, это Александр.
- Здравствуй, Саша, - голос Жданова-старшего был недовольным, - Ты где был?
- Я…эээ…я был в командировке. Кира Вам разве не сказала?
- Сказала, - тихий, но жесткий голос, - Ты почему уехал, когда у Зималетто такие проблемы? Ты же прекрасно знаешь, что ты нужен нам в Москве, а ты исчезаешь… - Павел немного помолчал, а потом добавил, - Прям как эта Пушкарева.
- Павел Олегович… Я, собственно, по поводу Кати и звоню.
- По поводу Кати? – если Павел и удивился тому, что Саша назвал ее по имени да так ласково, то виду не подал, - Я слушаю.
- Дело в том… - Саша замолчал, подбирая слова, - Вообщем, я ее нашел.
- Нашел?! – все тот же жесткий и, казалось, безразличный голос, только на тон повыше, - Отлично! И где она?
- Уже в Москве.
- Что значит «уже»?
- Это значит, что со вчерашнего дня она в Москве.
- И где она была? – их разговор больше стал напоминать допрос.
- За границей. Она там работала.
- Работала, - Павел понял, что больше из Александра на эту тему ничего не вытянешь, - Ну что ж. Главное, что она в Москве. Потому что мне надо с ней поговорить. Очень серьезно поговорить, - при этом слово «серьезно» он выделил особым образом.
- Павел Олегович. Я с ней уже говорил. Она отдаст нам фирму. Катя действительно не знала, что доверенности неправильно составлены. И готова все оформить в ближайшее время. Так что не стоит опасаться…
- Саша, послушай, - перебил его Павел, - за то время, пока тебя не было, ситуация изменилась.
- Изменилась?! – удивился Александр, - Как?
- Команда юристов и экономистов, которую я собрал, провела финансовый анализ состояния «Зималетто» и вынесла заключение…
- Какое еще заключение?! – тут уж перебил Саша.
- Саша, не перебивай меня, - отрезал Павел, - Так вот… Ознакомившись с заключением, я сделал один единственный вывод: все…ммм…махинации с «Зималетто» и «Никамодой»… Андрей и Катя сделали все абсолютно правильно.
- Правильно?! – чуть ли не закричал Александр, - Что все это значит?!
- Прекрати орать, - заткнул его Павел, - Из той ситуации, которая сложилась в то время в «Зималетто» это был единственный выход. Единственно правильный выход. Как с экономической точки зрения, так и с юридической.
- То есть получается, что если бы ни «Никамода», «Зималетто» уже прекратило бы свое существование?
- Выходит так.
- Ну что ж. Какая теперь разница. Правильно, неправильно – что сделано, то сделано. Главное, что фирма скоро опять будет наша. И нам предстоит серьезно поработать, чтобы вывести «Зималетто» из кризиса.
- Саша, сейчас самым разумным будет оставить все как есть. Через несколько месяцев мы сможем расплатится с долгами. Но пока…
- Но пока владельцем компании останется Катя?
- Да, я понимаю, что тебе…
- Отлично, я согласен. – Александр не дал ему договорить. А Павел напрягся и замолчал – неужто Саша так просто согласился.
- Ты согласен? – удивленно спросил он.
- Да, конечно. Катерина прекрасный специалист, к тому же она в курсе всех дел. Думаю, она отлично справится.
- Хорошо. Я, честно говоря, думал, что ты будешь против. Ладно. Ты можешь с ней связаться? Я бы хотел встретиться с Катериной завтра.
- Да, я поговорю с ней, - Александр растягивал слова, словно что-то обдумывая, - А потом Вам перезвоню.
- Я жду, - бросил Павел и отключился.

Саша положил трубку на базу и задумался. «Позвонить-то я Кате позвоню. Но вот согласится ли она на это?», - он вытащил очередную сигарету из пачки и закурил. «Попытка не пытка», - уже вслух сказал Александр и опять взял телефон в руки.

25.
- Алло, - раздался в трубке женский голос. «Мама», - понял Саша.
- Здравствуйте, Екатерину позовите, пожалуйста.
- Одну минуту.
- Да, - Катя взяла трубку.
- Привет, это Саша.
- Привет.
- Как дела?
- Отлично.
- Как прошло твое возвращение в родные пенаты?
- Ооо! Ты бы видел глаза моих родителей вчера… Они меня еле узнали, представляешь?
- Представляю. Я тебя сам с трудом узнал.
- Да уж, - рассмеялась девушка, - Как вспомню твое лицо!
- Да, вытянулось оно у меня довольно сильно…
- И глаза такие, - еще громче зазвучал ее смех, - огромные!
- Ладно, посмеялись и хватит. Я тебе по делу звоню.
- По делу? – смех внезапно оборвался.
- Да. Я разговаривал с Павлом.
- Ждановым?
- Да, с ним. Я же тебе обещал.
- Ну и? – насторожилась Катерина.
- Кать, он хочет встретиться с тобой завтра.
- Завтра? – голос зазвенел.
- Ты что, нервничаешь? – изумился Александр.
- Нет, Саш… - пауза, - Вообщем, да, Саша! Да, я нервничаю! Я не ожидала, что все будет так быстро, - эту фразу она произнесла чуть ли не скороговоркой.
- Не переживай, чем быстрее ты это сделаешь, тем быстрее освободишься от... от своего груза, - о предложении Павла он промолчал: пускай тот сам все ей объяснит.
- Ладно, когда?
- Часа в два тебя устроит?
- Да, вполне.
- Отлично. Я за тобой заеду.
- Договорились, - проговорила Катя как-то удрученно.
- Ну, тогда пока?
- Пока, Саш. До завтра.

На следующий день…

Когда они приехали в ресторан, Павел их уже ждал. Подойдя к столику, она поздоровались. Павел оторвался от газеты и поднял глаза. На автомате поздоровался с Александром, и также на автомате протянул руку Кате. Павел едва узнал ту серенькую мышку Катюшу – помощницу Андрея, в круглых дурацких очках и в мешкообразной одежде. Сейчас перед ним стояла не кто иная, как Екатерина Валерьевна в строгом брючном костюме темно-бордового цвета, волосы были стянуты на затылке, легкий макияж и красивые очки в черной оправе завершали ее образ.
Молчание за их столиком нарушил официант. Когда заказ был сделан, а официант удалился, Павел начал разговор.
- Чудесно выглядите, Екатерина Валерьевна.
- Спасибо, - немного смущенно ответила Катя.
- Давайте сразу к делу. Александр Вам рассказал о положении дел на данный момент? И о заключении экспертов? – Катины брови поползли вверх, она посмотрела на Александра, потом снова перевела взгляд на Жданова-старшего.
- Нет, он мне ничего не сказал. Какое заключение?
- Дело в том, что эксперты признали ваши с Андреем действия правомерными, а, главное, единственно возможными.
- Спасибо большое, - иронично проговорила Катерина.
- Так вот… Дело в том, что единственный вариант для «Зималетто» сейчас – это оставить все как есть.
- То есть, - казалось, до девушки плохо доходил смысл слов, - То есть Вы хотите сказать, что…
- Да, Екатерина Валерьевна. Еще около пяти месяцев Вы должны являться владельцем «Никамоды», а, соответственно, и «Зималетто».
- Но…
- В противном случае мы потеряем фирму, - проговорил Павел, а Катя задумалась.
Официант принес блюда, бутылку вина и удалился. Катя сделала небольшой глоток и произнесла:
- Хорошо. Пускай все остается, как есть. Встретимся через пять месяцев и оформим доверенности. А сейчас извините меня, мне надо идти, - она встала.
- Это еще не все, - сказал Павел, а Катя опять опустилась на стул. Александр же все это время молчал, только слушая…
- Что еще, Павел Олегович?
- Дело в том, что… - он замялся, - Я бы хотел…
- Катя, - взял слово Александр, - Будь президентом «Зималетто»! – он произнес это так, словно предлагал ей выйти замуж. Катя перевела удивленный взгляд с Павла на Сашу и произнесла:
- Вы что? Сошли с ума? – девушка была возмущена.
- Катя, послушайте… - начал Павел, но она его перебила.
- Я не хочу ничего слушать. Это ВАША фирма. Я уволилась и не хочу возвращаться!
- Катя, поймите. Вы – идеальная кандидатура на роль президента. Вы умная женщина, хороший экономист, тем более в курсе всех дел.
- Ну и что? Почему президентом не может быть кто-то другой? Александр, например? Кира? Вы, наконец?
- У Саши свой бизнес, Кира ничего не смыслит в экономике, а мы с Маргаритой живем в Лондоне, да и стар я для таких вещей.
- А другие кандидатуры? Кроме акционеров? – спросила Катя. Про Андрея никто даже и не вспомнил.
- Во-первых, это займет время. Во-вторых, нам бы не хотелось, чтоб о проблемах компании узнала вся Москва. Потом, как я уже говорил, Вы в курсе всех дел, - он ненадолго замолчал, - К тому же… мы Вам доверяем.
- Недавно Вы говорили обратное, - усмехнулась Катя.
- Поймите, мы все были в шоке от того, что узнали. И я прошу прощения за грубость.
- Ничего страшного! – злая ирония сквозила в голосе.
- Ну, так что? Екатерина Валерьевна, Вы согласны?
- Нет, - бросила Катя, - Спасибо за обед, я пойду.
- Катя, подожди, я тебя подвезу, - сказал Саша.
- Хорошо, я жду тебя в холле, - ответила она и обернулась к Павлу, - До свидания, Павел Олегович.
- До свиданья, Катя.
Когда Катерина ушла, Саша сделал освежающий глоток воды, промокнул губы салфеткой и встал.
- Саша, -остановил его Павел.
- Что?
- Уговори ее. Я прошу тебя. Не знаю, что происходит, но теперь она слушает тебя больше, чем кого бы то ни было. Уговори ее, - такой усталый и одновременно молящий голос, - Она нужна нам.
- Я постараюсь, Павел Олегович. Но это будет не просто. До свиданья.
- До свиданья, Саша.

В машину они сели в полном молчании. Александр вырулил со стоянки, и Катя спросила:
- Саш, почему ты мне ничего не сказал?
- А что бы от этого изменилось?
- Как это что? – Катя развернулась к Александру и изумленно посмотрела на него, - Я бы не пошла на этот чертов обед.
- Что ты нервничаешь? Что страшного случилось?
- Да не хочу я никого видеть, неужели не понимаешь! – воскликнула она. Слезы наворачивались на глазах.
- Понимаю. Но я также понимаю, что ты – единственный человек сейчас, который может быть президентом.
- Я даже слушать об этом не хочу, - она отвернулась.
Теперь они ехали молча. Саша смотрел на дорогу, Катя – в окно. Наконец, они въехали во двор и остановились. Саша заглушил машину и сказал:
- Ну, вот мы и приехали, - очнувшись от своих мыслей, Катя огляделась вокруг.
- Где мы? – спросила она.
- Пойдем, - ответил Саша и вышел из машины. Катя проделала то же самое и спросила опять:
- Саш, куда ты меня привез?
- Фрунзенская набережная, дом 21, квартира 57.
- Я ничего не понимаю, - растерялась Катя.
- Чего ты не понимаешь? Вот эта улица, - он махнул рукой, - Фрунзенская набережная. Там вот Москва-река. Вот этот дом – двадцать четвертый. А в квартире 57 я живу.
- Мы приехали к тебе домой?
- Да. Пойдем. Или ты так и будешь здесь стоять?
Не дав ей ничего ответить, он взял ее за руку и направился в подъезд.

- Красивая у тебя квартира, - оглядываясь по сторонам, похвалила Катя.
- Да, только неуютная, - буркнул Саша и провел ее в комнату. Потом сходил на кухню, взял сигареты и пепельницу, вернулся, сел в кресло напротив и закурил.
- Хочешь чего-нибудь? Чай, кофе? Вина? – Катя задумалась, а потом вопреки своим обычным пожеланиям произнесла:
- Я буду вино.
- Хорошо, а я, пожалуй, выпью коньяка.
Саша встал, достал рюмки, бутылки и разлил напитки. Катя взяла бокал, покрутила его в руках, а потом резким движением осушила его до дна. Саша изумился, глядя на нее.
- Ты решила напиться? – он улыбнулся.
- Нет, - протягивая бокал Саше, чтоб наполнить его, ответила Катя, - Я решила расслабиться.
- Ты прям как Андрей – он тоже любит ТАК расслабляться, - сказал Александр, но тут же пожалел об этом. Катя нахмурилась. – Прости, я не подумал.
- Все в порядке.
- Не уверен, - ответил он, и тут неожиданно Катя взорвалась…

26.
- Не может у меня быть все в порядке! – резко вскочив с кресла, закричала Катя, - Мне плохо, Саша! Мне очень плохо! Я устала от всего! Я больше не могу делать вид, что все нормально, что я все забыла! Я люблю его! Я все равно его люблю! Несмотря ни на что! И никуда не могу от этого деться! Я же с Юлианой уехала, чтоб его не видеть! Не видеть его с Кирой! – слезы текли по ее щекам, - Я ведь его полюбила с первого взгляда, Саша! И я никогда ни на что не надеялась! Понимаешь? Никогда! Так бы и сидела тихо в своей каморке, если бы… Если бы не этот их чертов план! Я думала, я с ума сойду, когда он меня впервые поцеловал! Я была счастлива! Я помню первую открытку, первую шоколадку! Я была счастлива! Я любила! А для него это оказался просто бизнес! Он меня просто использовал! А я, дура, верила, что любит! А потом это письмо! Я случайно его прочитала! Лучше бы не читала! Это была бомба! Меня взорвали, Саша! Изнутри! Взяли и взорвали! А я еще сначала подумала, что это просто шутка! Но нет! Через полчаса он принес мне открытку и игрушку, а потом пригласил к Волочковой – все по плану! Он делал все так, как говорил Малиновский! Все! – она вытирала катившиеся слезы ладонями, - И до последнего он мне твердил, что любит, готовясь при этом к свадьбе! Господи, как я его ненавижу! И люблю! Я все равно люблю его! – она села обратно в кресло и заплакала навзрыд. Александр сел рядом, на подлокотник, и прижал девушку к себе. Он гладил ее по голове, пытаясь успокоить, но, казалось, она его не слышала. Внезапно, Катя подняла голову и сквозь слезы проговорила:
- Мне больно, Саша! Мое сердце разрывается от любви к нему! Знаешь, как это больно любить человека, который тебя предал? – и она опять заплакала, уткнувшись ему в плечо.
- Знаю, - тихо сказал Александр, но эти слова потонули в звуках ее плача.

Через несколько минут слезы исчерпали себя, но Катя продолжала сидеть, прижавшись к Александру. Со стороны они напоминали влюбленную пару после долгой разлуки. Они любили…но не друг друга…
Наконец, Саша нарушил затянувшееся молчание:
- Кать, давай отменим все, - она подняла на него глаза.
- Что все?
- Наш план. Он не стоит того.
- Не стоит? Как раз наоборот!
- Я не хочу, чтоб тебе было плохо. Чтоб ты страдала. Это не приведет ни к чему хорошему.
- Хуже уже быть не может. Саша, мы все сделаем так, как задумали, - безапелляционность Кати вызывала недоумение.
- Но…
- Я справлюсь! – перебила Катя.
- Ты уверена?
- Да. Я уверена. Я хочу, чтоб он понял, что я не сломалась. Я выжила, выдержала и счастлива!
- Счастлива?
- Я хочу, чтоб он так думал.
- Ладно, но если ты передумаешь…
- Не передумаю, - отрезала Катя, - Да… И позвони Павлу. Я принимаю его предложение.

Спустя три часа…

Александр отвез Катю домой, позвонил Павлу и сказал, что она согласилась на должность президента. Они договорились встретиться через день, чтобы обсудить все детали, и попрощались. Саша налил себе еще коньяку и закурил. Он сидел, согревая бокал в руках, и думал о сегодняшнем дне. Его не покидало чувство вины перед Катериной. Он так ей и не сказал. Он так и не сказал ей, что Андрей ее любит. И теперь получалось, что и он, Саша, ее тоже использует. Он мстит Андрею… А Катя?
Его размышления прервал телефонный звонок. Он снял трубку и услышал веселый голос сестры:
- Кукусики, Сашенька!
- Кристина! Здравствуй-здравствуй!
- Дядька, я тебе вот зачем звоню. Я через три дня улетаю в Тибет. Буду жить там среди монахов и постигать тайны их медицины.
- И также побреешься наголо? – усмехнулся Александр.
- Да нет, ну что ты? Я же не монахом буду, да к тому же они женщин в свои ряды не берут. Наблюдать буду. Так вот… Ты меня с мысли-то не сбивай! Я по поводу своего отъезда вечеринку устраиваю. Завтра. Я уже целый зал сняла. Там караоке будет. Я уже песню заготовила. В конце вечера петь буду. Все в ауте будут. Так вот… Дядька, ты должен прийти. Там кучу народа будет. Все-все…
- А Жданов? – спросил Саша.
- Андрюшенька тоже… Но ты же ведь тоже придешь, правда, дядька? – тараторила Кристина.
- А можно…
- Нет, нельзя! Не придешь – я обижусь. И потом, будет весело. Я обещаю! Я себе такое платье купила…
- Ладно, я приду, - прервал ее словесный поток Саша, - Давай адрес.
- Ага, пиши…

На следующий день…

Он набрал номер, но трубку долго никто не снимал. Наконец, раздался знакомый голос:
- Алло!
- Катя, привет. Это Саша.
- Привет, я тебя узнала.
- Как дела?
- Отлично, я только что из ванны. Чувствую себя превосходно.
- Прекрасно. Слушай, мне вчера Кристина звонила. Она через несколько дней улетает в… - он пытался вспомнить, - в Тибет. Так вот, по этому поводу она сегодня устраивает супервечеринку.
- И что?
- Как это что? Мы идем!
- Зачем? Ты-то понятно, а зачем туда я пойду?
- Там будет Жданов…
- Понятно, - ее голос заметно погрустнел.
- Ты передумала? – спросил Александр.
- Нет-нет! Конечно, нет! Во сколько надо быть готовой? – снова бодрый и веселый голос.
- Я заеду в восемь.
- Хорошо. До встречи.
- Пока.

Вечером того же дня…

Катя сидела у зеркала, уже почти завершив накладывать макияж. Мысли ее были заняты только одним – как пройдет сегодняшний вечер. Ей было немного боязно. Сегодня она увидит ЕГО. Выдержит ли она? Хватит ли сил? Сможет ли она сохранить спокойствие и держать улыбку? «Я должна справится!», - сказала Катя сама себе, - «Я смогу!».
Зазвонил телефон. Катя сняла трубку – мама. Елена звонила предупредить дочь о том, что они останутся ночевать в гостях и приедут только завтра днем. Катя, в свою очередь, поведала ей о предстоящей вечеринке. Услышав в ответ «отдохни хорошенько», Катя распрощалась с мамой, и пошла одеваться.
Сегодня она целых четыре часа бродила по магазинам в поисках платья на вечер… Атласное, изумрудного цвета платье до колен обтягивало Катин силуэт, а черные туфли на высокой шпильке делали ее фигуру еще стройнее и изящнее. Волосы были забраны на затылке изумрудного цвета заколкой, лишь несколько локонов, «случайно» выбившихся из общей массы, обрамляли ее лицо. Она была без очков. Да-да… Без очков. Бродя по магазинам, она не преминула заглянуть и в оптику, чтобы выбрать какие-нибудь очки. Но…вместо очков купила линзы. Отсутствие сего аксессуара преобразило Катерину еще в большей степени, чем красивая прическа и дорогие наряды… На мир теперь смотрели глубоким взглядом огромные глаза, раньше прятавшиеся за стеклами. Катерина была очаровательна.
Она так бы и стояла перед зеркалом, любуясь своим отражением, если бы не звонок в дверь. Конечно, это был Александр.
- У меня нет слов, - проговорил он, рассматривая Катерину с ног до головы.
- И не надо никаких слов, - улыбнулась девушка, - Я по глазам вижу, что тебе нравится.
- Потрясающе, - только и смог выговорить Саша.
- Спасибо, Саш.
Когда Катя закрыла дверь, он подал ей руку, и они спустились к машине.

Кристина не обманула - народу и впрямь было много. Мужчины в элегантных костюмах, женщины в красивых вечерних платьях – атмосфера изысканности царила здесь. Сама же виновница торжества встречала гостей – ее «Кукусики» было слышно даже несмотря на громкую музыку. Гостей было много, и Кристина не могла уделить много времени брату и его спутнице, поэтому Александр и Катя быстро растворились в толпе жаждущих проводить знаменитую чудачку в очередное ее путешествие.

Веселье было в самом разгаре. Александр познакомил Катерину со многими своими знакомыми, они беседовали и пили шампанское. Сначала Катя пыталась отыскать глазами Андрея, но все ее попытки не увенчались успехом. В результате она расслабилась, решив, что он не пришел. Но она ошиблась…

Катерина стояла и разговаривала с Александром и его бывшим коллегой, когда ее взгляд упал на стойку бара. Там, со стаканом виски, сидел ОН. Андрей Жданов. Сердце ухнуло, кровь отлила от лица, она стояла ни жива, ни мертва. Он был так близко, рядом, но не с ней - весело о чем-то болтая, с ним сидела женщина. С ним сидела Кира…

Большим усилием воли Катя заставила себя отвернуться. Сделав глоток шампанского, она пыталась сделать вид, что слушает разговор. Но мыслями она была совершенно не здесь. Она думала о том, правильно ли она поступает, придя сюда, нужен ли весь этот спектакль? Как же тяжело видеть его! Еще тяжелее видеть его с Кирой. Но она должна выдержать, она обязательно выдержит.

Через некоторое время из глубокой задумчивости Катю вывел Саша, предложив ей сесть за столик.
- Саша, он здесь. Андрей здесь.
- Я видел, - сказал он, потом осведомился, - Ты как?
- В порядке, - тихий голос.
- Хочешь, уедем?
- Нет, все в порядке, правда, - Катя заставила себя улыбнуться.
- Ну, как хочешь, - ответил Саша, когда они уже сели за столик.
Тут музыка стихла, и на весь зал раздался громкий голос Кристины, которая, стоя на сцене, рассказывала о предстоящей поездке. Ее монолог был долгим, а закончила она его объявлением о том, что пришло время для караоке. Зал взорвался аплодисментами, а на сцену вместо Кристины вышел мужчина и затянул какую-то лирическую песню.

Прошло минут сорок, Катя и Александр сидели молча, погруженные в собственные мысли. На сцене менялись люди, менялся репертуар песен – желающих исполнить что-нибудь было много. Катя следила за мужчинами и женщинами, выходившими на сцену, и вспоминала, как когда-то они с Андреем тоже пели. Внезапно она встала, и, бросив Саше короткое «Я сейчас», ушла.
А Александр взял у проходящего мимо официанта еще бокал шампанского и огляделся. Увидел Кристину, болтающую с кем-то из гостей, Киру с Андреем около барной стойки, Вику, ослепительно улыбающуюся какому-то мужчине. Все как всегда… И тут он увидел ЕЕ. Сначала Саша решил, что ему показалось, но чем больше он всматривался, тем меньше оставалось сомнений, что это ОНА… Лера…
Она стояла, держа под руку какого-то смазливого блондина, в окружении еще человек пяти. Она почти не изменилась за эти 6 лет, которые Саша ее не видел – все та же стройная фигура, все та же копна рыжих волос, все та же ослепительная улыбка, располагающая к себе кого угодно.
Тут же нахлынули воспоминания, и это было невыносимо. Он вспоминал тот день, когда они познакомились, ее смущенное лицо, когда он пригласил ее поужинать, их первый поцелуй. Он вспомнил, что она любила гладиолусы и трюфеля и не любила дождь и креветки. Он вспомнил ее звонкий смех, вспомнил нежность ее пальцев и бархат ее тела. А потом он вспомнил тот день, когда…

Катя поднималась по ступенькам на сцену. Она хочет спеть. Она споет ему. Подойдя к микрофону, она произнесла: «Песня посвящается Андрею Жданову».

Услышав эти слова, Саша очнулся от воспоминаний и взглянул на сцену – там, обхватив двумя руками микрофон, стояла Катя.

«Какой знакомый голос! Голос Катеньки», - пронеслось у него в голове, и Андрей обернулся к сцене, но там стояла красивая шатенка в обтягивающем платье. «Не она. Да и не может она здесь быть», - подумал он, но продолжал смотреть на сцену – ведь песня для него.

Заиграла музыка, легкое вступление, и Катерина запела:
You think that I can’t live without your love
You’ll see,
You think I can’t go on another day.
You think I have nothing
Without you by my side,
You’ll see
Somehow, some way

You think that I can never laugh again
You’ll see,
You think that you destroyed my faith in love.
You think after all you’ve done
I’ll never find my way back home,
You’ll see
Somehow, someday…

All by myself
I don’t need anyone at all
I know I’ll survive
I know I’ll stay alive,
All on my own
I don’t need anyone this time
It will be mine
No one can take it from me
You’ll see

You think that you are strong, but you are weak
You’ll see,
It takes more strength to cry, admit defeat.
I have truth on my side,
You only have deceit
You’ll see, somehow, someday…

All by myself
I don’t need anyone at all
I know I’ll survive
I know I’ll stay alive,
I’ll stand on my own
I won’t need anyone this time
It will be mine
No one can take it from me
You’ll see

You’ll see, you’ll see
You’ll see…


Допев последние строки, Катерина спешно спустилась со сцены…

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 13:23 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
27.
«Это Катя! Катенька! Катюша моя!», - Андрей рванул с места к сцене, провожаемый недоуменным взглядом Киры.

Катя спешно спустилась со сцены и подошла к Александру.
- Поехали домой, Саша, - она посмотрела на пустующий рядом с Кирой табурет, а потом увидела бегущего к сцене Андрея, - Мне кажется, веселье подошло к концу.
- Поехали. Мне здесь делать нечего, - сейчас он смотрел на рыжеволосую девушку и ее спутника.

Андрей увидел ее уже выходящей из зала под руку с мужчиной. И остановился… Сразу вспомнились слова матери – «может у нее другой?». Отчаянье. Только это чувство и больше ничего. Одно лишь отчаяние. «Этого не может быть», - пронеслось у него в голове, - «Катенька, Катюша! И…уже не моя…» Тут ее спутник на секунду обернулся, и этого времени Андрею хватило, чтоб узнать в нем…Александра Воропаева…

Они сели в машину и отъехали от клуба. Саша вел машину на автомате, думая только о том, что здесь делает Лера? Кто этот блондин рядом с ней? Муж? Друг? Кто?
Катя, в свою очередь, смотрела в окно на пролетающие мимо здания и в который раз спрашивала себя – правильно ли она поступает?

Это был шок… Почему ОН? Кто угодно, только не Воропаев! Кто угодно! Хотя другого мужчину он тоже бы не перенес. Но Александр! Видеть их вместе было больнее вдвойне, сердце готово было рассыпаться на мелкие части, он так и стоял, пригвожденный к полу, устремив взгляд туда, где еще совсем недавно была ОНА.
- Андрей, с тобой все в порядке? – он вздрогнул и обернулся.
- Да, Кир, все нормально, - как обычно вымученно улыбнулся.
- Ты куда так резко сорвался?
- Думал, что увидел старого знакомого, но ошибся…
- Ясно. Пойдем обратно. Выпьем. Скоро будет номер Кристины, - девушка улыбнулась.
- Пойдем, - он взял ее за руку и оправился обратно к стойке…

- Саш, поехали к тебе, - прервала затянувшееся молчание Катя.
- А?.. Да… Конечно, поехали, - он резко крутанул руль, поворачивая направо.
- Саш… - позвала Катя.
- Что?
- Что случилось?
- Случилось? Почему ты спрашиваешь?
- Да на тебе лица нет! Что случилось ТАМ?
- Я увидел приведение…
- Приведение? Ты о чем?
- Это долгая история…
- Мне кажется, у нас есть время поговорить.
- Катя… - с губ чуть не сорвалась грубость, но он опомнился и ответил, - Хорошо. Давай приедем, и я все расскажу.

Сегодня они расположились на кухне. Саша налил себе коньяку, а Катерине – шампанского. Что-что, а бар изобиловал алкогольными напитками. Взяв бокал в руки, Александр резким движением опрокинул в себя все содержимое, затем налил снова и снова выпил. Катя глядела на это действо во все глаза, потом резко оборвала его:
- Саша, хватит!
- Прости, - какое-то подобие улыбки, - увлекся.
- Что происходит? Что с тобой?
- Сейчас… Я расскажу… Только с мыслями соберусь, - он достал из пачки сигарету, прикурил, сделал глубокую затяжку и начал, - Это было шесть с половиной лет назад…

Виски, виски, еще виски. И еще пожалуй… Двойной, нет, лучше тройной… Андрей пытался успокоится, но это давалось с трудом. Катя вернулась… Вернулась с Александром… «Удар за ударом, удар за ударом – жизнь издевается надо мной. Как это называется? Ах да, черная полоса. А когда же белая?» - он сделал еще глоток.
- Кира, поехали отсюда.
- Уже? А как же номер Кристины?
- Мне хочется домой. Я поеду. А ты оставайся, если хочешь, - он встал с табурета.
- Подожди. Я еду с тобой.

- Я только после института, работал тогда при Министерстве Юстиции, стажером еще. А она… - он опять глубоко затянулся, словно табак помогал ему говорить, - Она училась на пятом курсе в ин.язе. Ее звали Валерия. Нас познакомил мой приятель, он встречался тогда с ее подругой. Она… Вообщем, мне сразу понравилась эта стройная рыжеволосая девушка, да к тому же она была умной и скромной. Где-то две недели мы встречались вчетвером, а потом… Потом я пригласил ее на свидание. Два дня пытал ее подругу, какие цветы она любит, куда нам пойти и так далее. Потом оббегал все цветочные магазины в поисках гладиолусов – был февраль, - Александр закрыл глаза, и вспомнил все до мельчайших подробностей, - Она была так рада этим цветам и все удивлялась, где я их достал. А я шел с таким важным видом… Мы тогда гуляли часов шесть по центру, болтали обо всем на свете, а когда замерзали, заходили в первое попавшееся кафе и пили обжигающий кофе… А потом снова гуляли. Когда стемнело, я проводил ее до дома, но мы еще минут двадцать стояли в подъезде и разговаривали… - Александр затушил сигарету и тут же прикурил следующую, - А потом я ее поцеловал, - проговорил он и замолчал. Налил себе еще коньяку, сделал глоток и продолжил, - Так начался наш с Лерой роман. Продолжался он 7 месяцев. Мне ни разу не было с ней скучно, я восхищался ею, обожал ее улыбку… - Саша хотел продолжить, но потом передумал, - Вообщем я обожал ее всю, - опять затяжка, глоток коньяка, снова затяжка, - Я ведь собирался ей предложение сделать… Но не вышло… - Александр горько усмехнулся.
- Почему, Саш? – спросила Катя. Их разговор напоминал исповедь. Александру очень тяжело давалось каждое слово…
- Почему? – он взглянул на Катю, потом сделал еще глоток, уткнулся лицом в ладони и еле слышно ответил, - Потому что она… Она меня предала. Меня и нашу любовь…

28.

- Боже мой, - пробормотала Катя, - А…
- Ты хочешь знать, что случилось? – от его взгляда Катерина вздрогнула, - Все банально. Однажды я застукал ее с другим… И знаешь с кем? – ухмылка, полная грусти. Катя ничего не ответила, просто пожала плечами, - О… Тебе хорошо известно ЕГО имя, - он замолчал.
Катя сидела и смотрела на Александра. Она никогда не могла бы подумать, что увидит его таким. Он сидел, сгорбившись, стеклянные глаза смотрели в одну точку, рука с сигаретой подрагивала. Она хотела что-то сказать, но не могла произнести ни одного слова. Они сидели и молчали довольно долго – Катя пила шампанское, Саша курил. Пепельница была уже полна окурков, но старую сигарету сменяла новая – и так одна за одной… Наконец, Саша заговорил:
- За эти семь месяцев я ее ни с кем не познакомил. Ни с сестрами, ни с друзьями. Только с родителями. И то не сразу… Нет, все, конечно знали, что у меня есть девушка, но как-то так получилось, что видеть ее не видели. Мы не ходили на вечеринки, не гуляли с компанией, не посещали общих праздников. Нам было хорошо вдвоем. Обычно мы ездили куда-нибудь за город и целый день проводили там, - он закрыл глаза, - Лера брала с собой толстый бабушкин плед, синий такой с большими белыми квадратами… Мы искали какое-нибудь уединенное место, она раскидывала это шерстяное чудо, мы ели фрукты, пили вино, валялись целый день… - Саша открыл глаза, потушил сигарету и прикурил новую. Глубокая затяжка, и он продолжил, - Вообщем, нам было хорошо. А потом… Был мой День Рожденья… Мне исполнялось тогда двадцать пять лет, поэтому решили гульнуть на славу. Я уговорил отца снять на день усадьбу Абрамцево – такое чудное место. Тогда же я решил сделать Лере предложение. Но не сделал…

- Кира! – крикнул Андрей, наливая себе виски, - принеси льда, пожалуйста.
- Андрюш, льда нет, - ответила Кира, входя в комнату.
- Ладно, на нет и суда нет, - он отпил и посмотрел на девушку. Кира тоже налила себе выпить и теперь сидела на кровати, делая маленькие глоточки спиртного. Андрей поставил стакан на столик и сел рядом с ней. Она подняла на него усталые глаза и … Нет, это не была искра, не была любовь – это было просто желание уйти от проблем… Он провел рукой по ее щеке и поцеловал…

- Вообщем… Веселье было в самом разгаре, и все изрядно подвыпили. Я тогда стоял с Кирой разговаривал, а Лера куда-то делась. Я решил, что она ждет меня в беседке за усадьбой, и направился туда. Она там была… Но не одна… Она была с Андреем…
- Ждановым?! – воскликнула Катя. Такого она не ожидала.
- Да, именно с ним. И они не болтали… - он замолчал, словно набирался сил… - Они целовались, - еще глоток, опять затяжка, - Я тогда даже не стал ничего им говорить, просто развернулся и ушел.
- Почему? Почему ты не поговорил с ней?
- Почему? - Александр поднял измученный взгляд на Катерину, - А почему ты не рассказала Андрею, что знаешь про письмо? – Катя тут же сникла… - Все было очевидно…
- И ты после этого… После этого вы с Андреем врагами стали?
- А ты думаешь, я должен был ему спасибо сказать?!
- Нет, но… Ты бы поговорил с ними…
- О чем? Я верю своим глазам? Зачем разговоры? - затяжка, глоток, затяжка, - К тому же Андрей пытался мне что-то сказать, Лера пыталась объясниться, - Александр скривился, - Но я не слушал. Точнее, не верил.
- Не верил во что?
- Лера пыталась оправдаться… Говорила, что ждала меня, а появился Андрей, что сначала они просто разговаривали, а потом он взял и неожиданно ее поцеловал. А Андрей говорил, что не знал, что это моя девушка, что ему Маргарита сказала, что Лера обращает на него внимание, что они были бы хорошей парой. Еще он говорил, что много выпил, поэтому так себя и повел. Вообщем, полный бред…
- Почему бред? Может это действительно было правдой?
- Правдой? Ты с ума сошла? Я что полный дурак, чтоб верить в то, что Андрей не знал, что Лера – моя девушка, когда я всем это объявил?
- А Маргарита? Она тут при чем?
- Она? Не знаю… - Саша знал, но не стал ничего говорить об этом Кате, - Какая разница? Андрей перестал для меня существовать. Как и Лера, впрочем.
- И что? Она просто так смирилась?
- Нет, конечно. Она пыталась объясниться, искала со мной встречи, а потом я… Вообщем, потом она переехала в Питер. И мы больше не виделись… Хотя она еще полгода писала мне письма, представляешь? Хватило наглости…
- Письма?
- Да, - Саша встал и вышел из комнаты. Через минуту он вернулся, держа в руках коробку из-под обуви. Поставил ее на стол и достал из пачки новую сигарету, - Я ни одного так и не прочитал.
Катя подвинула коробку к себе и открыла. Там лежала пара десятков конвертов, фотография и маленький томик Данте в оригинале…
- Она любила «Божественную комедию»… Постоянно что-то цитировала оттуда.
Катя достала фотографию – на нее смотрела красивая рыжеволосая девушка и Саша: они держались за руки и ослепительно улыбались.
- Почему ты все это хранишь? – спросила она.
- Я хотел… Но так и не смог. Просто сложил все это сюда, - он взглядом указал на коробку, - и убрал. Так же как и свои чувства… Их я тоже спрятал…
- Но они есть… - закончила за него Катерина.
- Да… - Александр вздохнул, - Я до сих пор люблю ее.
- И ты замкнулся…
- Да, я предпочел одиночество…
- Одиночество… - шепотом повторила за ним Катя.
- Сначала я боялся его, но теперь оно стало моим постоянным спутником жизни, частичкой меня. Кто-то считает меня сумасшедшим, но для меня это единственный способ сбежать от боли, от воспоминаний. Но каждую ночь, вот уже на протяжении долгих лет, воспоминания оживают с новой силой, затягивая меня в водоворот тех событий, событий, которые я тщетно пытаюсь забыть. И нет выхода. И нет способа избавиться от них. Это было так давно, но каждую ночь я не в силах справиться с вернувшейся реальностью. Одиночество – единственный способ спастись от боли…
Потому что ВСЕ, все, что меня окружает, напоминает о ней. В каждой женщине я искал Ее. В каждых глазах искал ТОТ взгляд… Но понимал, что это бесполезно. Я знал, еще чуть-чуть, и я сойду с ума… - он сделал глоток прямо из бутылки, - Одиночество. Единственный выход. Впустить его в себя. Захлопнуть душу, закрыть все там, глубоко. Закрыть там Ее… Мне это удавалось… До сегодняшнего дня…

Кира уже спала. Она лежала, крепко прижавшись к нему, и спала. А Андрей лежал, держа в руке стакан с виски, и думал о сегодняшнем вечере… «Катя… Саша… Неужели она сейчас с ним? Неужели он обнимает ее? Целует? Он не может ее любить! ОНА не может его любить! Катенька… Почему? Ведь ты любила меня! Почему?» - он залпом допил оставшееся в стакане виски и выключил свет. Обнял Киру и тихо прошептал «Я люблю тебя, Катенька»…

- Ты сегодня увидел ее? Да?
- Да… И не одну… - Александр обхватил руками голову и застонал, - Катя, это невыносимо. Я не могу видеть ее с другим…
- Саша…
- Что Саша! – заорал он, вскочив со стула, - Я люблю ЕЕ! Леру! Я хочу быть с ней! Очень хочу!!!
- Тогда… - начала Катя, но Александр не дал ей договорить.
- Но не могу! Я не могу простить ей этого! Не могу!
- И Андрея ты тоже не простил… - прошептала Катерина..
- Нет… - он сел обратно на стул и уже спокойным голосом сказал, - Не простил…

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 13:27 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
29.

    Я боюсь, что мне вечности будет ничтожно мало
    Для того, чтоб сказать тебе, как ты безумно нужен...
    Я боюсь не дожить до конца, как боялась начала.
    Я боюсь, что мой мир навсегда лишь тобою простужен...
    Я боюсь смотреть людям в глаза, чтоб они не смеялись,
    Мои мысли прочтя, твоё имя прочтя в моём взгляде...
    Как же ты далеко... А недавно, ты знаешь, казалось,
    Что могу обернуться, позвать и вновь будешь ты рядом...
    Я люблю своё имя с тех пор, как его произнёс ты...
    Я люблю свою кожу с тех пор, как её ты коснулся...
    Я хочу быть твоей. Лишь твоей... Разве это возможно
    В этом мире, где нет никого, кто б хоть раз не вернулся?..
    В этом мире, где столько людей... слишком много, наверное...
    Я, наверно, люблю не того... Без него нет спасения...
    Только в жизни его не имею большого значения...
    За него я умру
    ... больше нет мне прощенья...
Александр вылил оставшийся коньяк в рюмку и залпом выпил.
- Вот такая вот история, - он попытался улыбнуться, но улыбка получилась кривой.
- Даже не знаю, что сказать… - проговорила Катя, вертя в руках томик Данте.
- А ничего не надо говорить. Я рассказал тебе, что было, и все… Теперь ты все знаешь… Больше мы к этой теме не вернемся, - он выкинул пепельницу и убрал со стола пустую бутылку.
- Ты останешься? Или вызвать такси?
- Останусь, Саш. У меня сегодня все равно никого дома…
- Хорошо, тогда я сегодня сплю в гостиной… - сказал он, - Я пошел спать. Сегодня на редкость тяжелый день.
- Да, я тоже сейчас лягу…
- Тогда спокойной ночи… - сказал Саша и ушел.
А Катя придвинула к себе коробку и достала письма. Взяла первое, открыла и прочитала:
«Сашуль, привет.
Ты не захотел меня слушать, надеюсь, что ты прочитаешь письмо. Я хочу, чтоб ты понял, что я всегда любила тебя, одного тебя и больше никого. То, что случилось… Я не хочу оправдываться, но поверь мне, Саш, я ни в чем не виновата. Я хочу быть вместе с тобой, хочу, чтоб ты крепко обнял меня, как всегда обнимал… Пожалуйста, поговори с Андреем, он расскажет, что было на самом деле…»

Катя пробежалась глазами до конца, потом открыла следующее письмо, потом еще одно… Бедная девочка, она ведь действительно его любила! Что же Сашка наделал! Почему он не попытался разобраться, в чем дело? Почему ни разу не прочитал ее писем? А сейчас он мучается…
Она открыла последний конверт. Письмо было не такое длинное, как все остальные...
К«Саш, я знаю, что ты не читаешь мои письма. И это будет последним. Молю Бога, чтоб ты все-таки прочитал.
Прости, что не смогла сберечь наши чувства…
Прости, что не смогла быть для тебя лучшей…
А сейчас... что есть сейчас? Сейчас тебя рядом нет, и что-то обжигающее и колючее давит где-то слева в груди... но как-то очень глубоко, что толком и не понимаешь где. Где-то в груди, в сердце, в душе... Ты знаешь, где душа? Где она находится? Я теперь знаю... это видимо она так болит и обжигает всё внутри. Я знаю где она, но сказать не могу... только чувствую.
А где же сейчас ты? Что ты делаешь, чем ты занят? Полгода молчания... Как же давно я не слышала твой голос... будто я его и не знала до этого... или напротив знала всю жизнь...
Мираж…всё мираж, самообман...
Этого больше не будет… ведь не будет....Но я буду надеяться, я буду верить что спустя пусть много дней, месяцев, лет...ты всё же позвонишь...и скажешь мне "Привет"....
Прости, что стала тебе "чужой"...прости, что не смогла подарить тебе счастье...
ПРОСТИ...»

Катерина убрала листки в конверт и сложила все письма обратно в коробку, положила томик Данте, туда же убрала фотографию. Закрыла коробку и ушла спать…

Проснувшись, она улыбнулась. «Все-таки он меня любит… Не ее – меня!», - Кира потянулась и встала. Андрея уже не было… Только записка на подушке «Кир, я уехал, встретимся на работе. Целую, Андрей.» Она еще раз улыбнулась и пошла в ванную. Прекрасное утро!!!

Саша проснулся от приятных запахов, распространявшихся на всю квартиру из кухни. Он сел на кровати и потянулся. Как ни странно голова не болела, хотя выпил он вчера предостаточно. Быстро одевшись, он вышел на кухню. Там уже был накрыт стол – откуда-то взялись йогурты, бутерброды, пакет молока. Он посмотрел на Катю и засмеялся. Катя обернулась и воскликнула:
- Ты проснулся! Отлично! Яичница с беконом! – Саша смех перерос в гомерический хохот, и девушка спросила, - Саш, ты чего смеешься? Ты не ешь яичницу?
- Ем, я все ем, - сквозь смех сказал он, - Просто ты так смешно выглядишь, - он опять засмеялся.
- Смешно? – Катя надулась, - Что смешного?
- Первый раз вижу как девушка в вечернем платье готовит завтрак!
- Да ну тебя. Садись давай.
- Ага, умоюсь только, - он вышел, но тут же вернулся, - Кать, а где ты все это взяла? У меня ж холодильник пустой.
- Я взяла твои ключи – они валялись на тумбочке – и сходила в магазин. Иди умывайся, а то яичница остынет…
- Бегу-бегу, - Саша рассмеялся и исчез в ванной.

Андрей долго вспоминал, который дом. Он уже не был здесь лет пять. Наконец, Жданов припарковался и устремил свой взгляд на подъезд. Вести наблюдения ему было не в первой…

- Я сейчас отвезу тебя домой, потом съезжу на работу, а в четыре часа у нас встреча с Павлом, - сказал Александр Кате, когда они выходили из подъезда. Катя вышла первой, подняла глаза и… резко развернувшись, обняла Александра. Саша опешил, а Катя прошептала:
- Там Жданов, - его машину девушка знала наизусть.
- Где?
- Посмотри налево. Видишь?
- Вижу.
Катя оторвалась от Александра, взяла его за руку и, весело улыбаясь, направилась к машине…

«Господи! Только не это… Она провела там ночь», - все опасения Жданова подтвердились. «Она обнимает его, нежно держит за руку, не хватало еще…», - он замер и во все глаза смотрел, как Александр остановился, нежно провел рукой по ЕЕ щеке и… и поцеловал. «Вот гад!!!», - выругался Андрей и стукнул кулаком об торпеду…

30.
Много лет назад…

Они познакомились еще в институте. Она была на третьем курсе, он – на пятом. Намечалась какая-то вечеринка в общежитии, и она пошла, хотя не любила массовые гулянья.
Он сразу бросился ей в глаза – высокий брюнет, хорошо сложенный… Его мускулистое тело обтягивала белая футболка, черные брюки, начищенные ботинки. Она сидела на диване, поджав колени, и смотрела на этого парня. Вокруг него уже вились более смелые девчонки, а она сидела, завороженная… А потом он посмотрел на нее и улыбнулся. Ей улыбнулся. Она даже сначала не поняла, что эта улыбка для нее. А когда поняла, растаяла. Да и как не растаешь от такого очарования?
Он пробрался к ней на диван, сел рядом:
- Привет, - улыбка ослепляла, она даже зажмурилась.
- Привет, - с трудом выговорила она.
- Меня Юра зовут, - парень продолжал улыбаться.
- Очень приятно… - никогда она себя не чувствовала так неуверенно, никогда еще не дрожали колени при виде мужчины. Хотя ТАКОГО мужчину она встречала впервые.
- Позволь уж мне и твое имя узнать. Знакомиться так знакомиться.
- Рита, - тихий голос почему-то дрожал - она никак не могла взять себя в руки.
- Рита… - он картинно закатил глаза, - Чудесно. И что же ты, Рита, не веселишься? Сидишь тут на диванчике, одинокая такая, не общаешься ни с кем, не танцуешь.
- А мне и тут хорошо. Да и потом настроения нет.
- Настроения нет? Это поправимо, - он встал и протянул ей руку, - Пойдем.
- Куда? – только и спросила она.
- Поднимать тебе настроение, - сказал он и, видя, что она никак не может решиться, спросил, - Ты мне доверяешь?
- Ддда, - растерянно произнесла она.
- Тогда идем? – он продолжал стоять с вытянутой рукой. Сомнение промелькнуло в ее глазах, а потом… Потом она наконец решилась и вложила свою маленькую ручонку в его ладонь.

Их роман развивался стремительно. Еще месяц назад никто бы и представить себе не мог, что такой видный парень, москвич, из обеспеченной семьи, выберет себе такую девушку – невзрачную, небогатую, да еще и не москвичку. Но, тем не менее, эта пара радовала глаз, каждый, кто сталкивался с ними, невольно восклицал «Вот это любовь!». Целый год они были вместе, и это поистине было для нее счастливое время. Уже потом, спустя годы, она любила вспоминать этот период ее жизни. День за днем, неделя за неделей она наслаждалась своей жизнью. Она наслаждалась, потому что он был рядом.

А потом закончился учебный год, он уехал с родителями в Сочи, она – домой, в Новосибирск. Она гуляла по знакомым улицам в компании подруг, но думала только о нем, как он там, думает ли о ней… Она молила Бога, чтобы лето поскорее закончилось, и тогда она снова его увидит, снова он будет ее обнимать, целовать, называть любимой…

Лето прошло. Она вернулась в Москву, забросила вещи в общежитие и поехала к нему. Как же она соскучилась! Подходя к дому, она увидела свадебную процессию – невеста в белом платье, жених, со спины напоминающий ЕЕ Юрку, черная «Волга». Она тут же представила, что вот когда-нибудь она тоже будет стоять в белом платье, держа под руку своего единственного и любимого Юру, так же ослепительно будет всем улыбаться. Она уже почти дошла, осталось только перейти дорогу, как вдруг жених обернулся…
Как она нашла в себе силы не упасть, она не помнила. Она не помнила как доехала до общежития, как рухнула на постель, как плакала. Перед глазами стоял только улыбающийся Юра с… со своей невестой. Не с ней…

Ей хватило сил оправиться от этого, она нашла в себе силы даже не перестать с ним общаться. Это было сложно, но не видеть его было еще сложнее. А потом… Потом за ней начал ухаживать Его друг, конечно, не такой красавец как Юра, но вполне симпатичный парень. Он дарил ей цветы и подарки, водил в кино и театры, объяснялся ей в любви. А она нехотя отвечала на его ухаживания.
Как-то вечером он пришел к ней с охапкой хризантем и задал ей вопрос, который, наверное, мечтает услышать каждая женщина. «Ты выйдешь за меня?» - спросил он тогда. Она не сказала «нет», она не сказала «да»… Ответом было равнодушно брошенное «А почему бы и нет?». Наутро они подали заявление в ЗАГС…

Теперь они общались семьями. Дни рождения, Новый Год – отмечали вчетвером. Вчетвером они ездили отдыхать. А она все любила Его… Она все также любила Юру, также мечтала о нем вечерами. Даже ночью, ложась с мужем в постель, она представляла себе, что ложится с Ним.
Так шли года, у Юры родилась дочь. Спустя три года его жена забеременела еще раз. Почти в то же время забеременела и Рита. С разницей в полтора месяца появились на свет два очаровательных мальчугана. Теперь они общались еще чаще – дети сближают. Казалось, что Рита, наконец, успокоилась… Она улыбалась, смеялась, казалось, радовалась жизни. Но все также вечером она вспоминала тот год, проведенный вместе с Юрой, то время, когда она действительно была счастлива…

Шло время, у Юры родилась еще одна дочь. Потом мужчины заделались в предприниматели – купили ателье и шили одежду на заказ. Шли годы… Росли дети…
В конце 1990 года они создали свою компанию с причудливым названием «Зималетто»… Сначала дела шли плохо, но уже к середине 1992 года бизнес пошел в гору…
Мужчины проводили почти все время на работе, а она – с Его женой. Она никогда не винила ее в том, что случилось. Да и потом сидя на кухне с чашкой чая, она могла слушать про Юру, про то, какой он в семейной жизни, про то счастье, которое могло бы быть ее…

А потом случилась эта катастрофа… Юра с женой попали в аварию… Их не стало… Не стало Юры… Осталась только память… Она до сих пор в мельчайших деталях помнила и тот вечер, когда они познакомились, и тот год, что они были вместе… Она помнила его счастливое лицо, когда он влетел к ним в квартиру и прокричал, что у него родилась дочь… Она помнила, как они с ее мужем напились, когда родился ее сын… Она помнила… Она помнила все… Все, что было с ним хоть как-то связано… Так же как помнила и тот звонок, тот тихий голос в трубке, сказавший, что его больше нет… Она помнила все… До сих пор… Она до сих пор любила его… Но об этом знала только одна она…

31.
    Ты видеть не хочешь меня?
    Ну и пусть, кому это надо,
    Но сегодня напьюсь сгоряча,
    И не тронет меня прохлада.
    Захмелею я от вина,
    Позабуду я все печали,
    Не моя это вина,
    Что с тобою мы повстречались.
    Не виню я тебя и себя,
    Что не вышло у нас, не сложилось,
    И сейчас я выпью до дна
    За то, что в конце получилось.
    А ты не жалеешь о том,
    Что мы потеряли с тобою,
    Ты сразу забыл обо всем,
    А мне забыть трудно, не скрою.
    Еще я бокал подниму
    За то, чтобы ты был счастливым,
    Пусть не со мной, я пойму,
    Будь для кого-то любимым.
    Ночь за окном, луна,
    Все наблюдают за нами,
    Как же сейчас я пьяна,
    Наедине со слезами.
    А вокруг, позабыв обо всем,
    Друзья веселятся, смеются,
    И никто не узнает о ком
    Мое сердце, тоскуя, так бьется...

Шесть лет назад…

Абрамцево… Чудесное место… Когда-то и она здесь гуляла…вместе с Юрой… Но те времена безвозвратно ушли. А теперь вот здесь отмечает день рождения его сын…

Праздник начался уже как час назад, хотя еще не все гости приехали. Андрей с Павлом тоже задерживались – ох уж эти пробки!
Она сидела с Юрой и его женой и непринужденно вела беседу… Через какое-то время его жена ушла посмотреть, как веселится молодежь, а Юра завел разговор о сыне:
- Знаешь, Рит, и не верится, что Сашке уже двадцать пять.
- Да уж, вроде самим недавно столько же было, - они рассмеялись.
- Видела его девушку? – спросил Юра.
- Рыженькую?
- Да, ее. Как она тебе?
- Милая девушка… А что, она тебе не нравится?
- Да нет, нравится… - Юра задумался, - Просто торопятся они…
- Торопятся?
- Рит, Сашка еще молодой, ему карьеру надо делать, жизнь устраивать, а потом уж женится. Понимаешь?
- Понимаю… А с женой он карьеру не сделает? Вы же с Пашей сделали…
- Рит, ну причем тут мы с Пашей. Тогда времена были другие… А сейчас нужно знаний по максимуму получить. А как их получишь, если у тебя жена? А если ребенок родится? Тут уж не до карьеры будет…
- Да, ты прав… Ну так поговори с Сашей, пускай повременит, - предложила она.
- Разговаривал я уже. А что толку? Ты же знаешь, какой характер у моего сыночка – он, если что втемяшит себе в голову, то разговаривать бесполезно.
- Не переживай, Юр, все-таки он уже большой мальчик и сам в состоянии принимать решения.
- Так то оно так, только все равно мне как-то не спокойно. Ума не приложу что делать? – он вздохнул и замолчал. А у Риты появилась идея: «Я помогу тебе, Юра», - подумала она, - «Не будет Леры в Сашиной жизни. Вообще. Жаль, конечно, девочку, но может быть, когда будет страдать твой сын, ты поймешь, как когда-то страдала я. И до сих пор страдаю».
- А помнишь, Юр… - перевела она разговор, и больше к теме Саши и Леры они не возвращались.

Спустя два часа приехали Павел и Андрей и разошлись каждый к своим друзьям. Маргарита долго наблюдала за веселящимися ребятами, когда увидела, как Лера направилась в беседку.
- Андрей! – позвала она сына.
- Чего, мам? – спросил он, когда подошел.
- Веселишься? – спросила Рита, видя, что сын навеселе.
- Конечно, не плакать же.
- Сколько девушек уже пали перед твоими чарами? – улыбнувшись, спросила она.
- Много, мам, - Андрей картинно закатил глаза.
- А как тебе вон та? – и она указала рукой на беседку.
- Рыженькая? А кто она?
- Не знаю, сын. Но, посмотри, какая красавица.
- Да уж. А я то причем?
- Я думаю, что она была бы тебе хорошей парой…
- Мам, ты что? Я с ней даже не знаком?! – воскликнул Андрей.
- А для тебя это проблема? Иди познакомься… К тому же, она смотрит на тебя весь вечер – ты ей понравился, - Маргарита опять наиграно улыбнулась.
- Ты думаешь? Тогда и, правда, пойду, узнаю, что за особа. Спасибо, мам, - он улыбнулся, а она потрепала его по голове, - Ну все. Я пошел?
- Иди-иди…

Спустя два года…

Гибель Юры была для нее ударом… Она тяжело переживала его смерть, постоянно плакала, часто болела… Не было больше человека, которого она любила. Любила всю свою жизнь. Остались только его дети. Теперь только в них она находила утешение. Смотрела на Кристину, Киру и узнавала ЕГО. А Саша - тот вообще был просто копией ее Юры…
Тогда ей и пришла в голову мысль, что если ее сын и его дочь… Если Андрей и Кира будут вместе, то это хоть как-то сроднит ее с мужчиной всей ее жизни… Она мечтала о внуке… Об общем с НИМ внуке…
Последующая за этим череда событий разрушила не одну счастливую жизнь… И первым, кого она своим решением обрекла на муки, был ее сын…

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 13:35 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
32.
    Стремиться к правде,
    Ложью проникаясь,
    Привычно злясь,
    От мира ждать добра.
    В последнем друге отыскать врага,
    Лететь к победе,
    Без борьбы сдаваясь,
    И смерти ждать, желая жить века.
    Любовь ловить,
    Желанием владея,
    И ревностью навек её связать.
    Других обидев,
    Их же не прощать,
    К свободе рваться,
    Над людьми довлея,
    А счастьем развлечение считать.
    Бежать к богатству
    В суете напрасной,
    Рассеяться тревогу умолять,
    Слов не исполнив, снова обещать,
    В души самообман
    Поверить страстно,
    И жизни цель, закрыв глаза, искать.

Настоящее время…

«Господи! Только не это… Она провела там ночь», - все опасения Жданова подтвердились. «Она обнимает его, нежно держит за руку, не хватало еще…», - он замер и во все глаза смотрел, как Александр остановился, нежно провел рукой по ЕЕ щеке и… и поцеловал. «Вот гад!!!», - выругался Андрей и стукнул кулаком об торпеду…

Александр отстранился от Кати, открыл ей дверцу, и девушка села в машину. Он сам сел за руль и вывел машину из двора…

Андрей потер руку – он с такой силой ударил по торпеде, что на костяшках пальцев выступила кровь… Увидев, как уезжает BMW, он тоже завел машину и тронулся вслед за Сашей и Катей.

Кате почему-то было смешно. Она сидела и улыбалась – вся эта ситуация ее веселила.
- Саш, как ты думаешь, он поверил в то, что ты меня поцеловал?
- Ну, судя потому, что он едет за нами, - Саша смотрел в зеркало заднего вида, - он поверил.
- Так смешно выходит, - Катя не переставала улыбаться, - Когда я то же самое проделывала с Зорькиным, все было совсем по-другому. А с тобой смешно, - она рассмеялась.
- То же самое? С Зорькиным? Ты с ним тоже имитировала любовь?
- Ага, я ж тебе рассказывала. Помню, мы с Колей поехали обедать в Ришелье, а он за нами следил. Вот прям как сейчас. Следил прям до дома. А потом около подъезда мне истерику закатил, - она рассмеялась, - Чуть ли не навесь двор орал, что любит меня, представляешь? Ради отчета он был способен на многое…
- А может он и правда тебя любит, Кать? – улыбка исчезла с ее лица.
- Любит он, как же… И вообще…с чего ты так решил?
- С чего? Ну, сама посуди, отчет ему сейчас не нужен, фирму он потерял – зачем тогда он, по-твоему, приперся к моему дому? Зачем ему надо следить за тобой? Если у него нет никаких чувств, то ему должно быть все равно, кого ты за руку держишь, кого обнимаешь, с кем ночь проводишь. А ему не все равно.
- Не знаю, Саша, зачем ему все это надо. Но в его любовь я не поверю. Я еще не сошла с ума, чтоб верить во всякую чушь! – воскликнула она.
- Чушь… А если я тебе докажу, что это не чушь? – спросил Александр. Катя ничего не ответила, только хмыкнула… Саша резко крутанул руль вправо и затормозил…

«Ну и чего они встали?», - Жданов еле успел затормозить, потом передумал останавливаться и поехал дальше, - «Я все выясню. Я выясню, что случилось, и почему это Саша вдруг из врага переквалифицировался в любовника. Я этого так не оставлю!», - Андрей нажал на газ и рванул дальше…

- Ты чего это остановился? Ты же на работу опоздаешь.
- Ничего страшного, - оборвал ее Саша, - Послушай, что я тебе скажу. Ты можешь не верить в то, что я скажу, можешь не верить ни одному моему слову, просто выслушай, - его изменившийся тон напугал девушку.
- Я слушаю, Саша.
- Значит так… Когда ты уехала, он начал пить, - начал он, но Катя перебила.
- Саша, он пил и пока я была в Москве, - она засмеялась, но, встретив неодобрительный взгляд Александра, осеклась.
- Он выпивал, да. Но потом он… Потом он вообще в запой ушел, понимаешь. Он приходил на Совет Директоров в таком состоянии, что от него за версту перегаром разило.
- Ну и что? Это что, доказывает его чувства?
- Я еще не все сказал. Спустя два дня Кира рассказала мне про письмо… Я тогда вспылил и поехал в бар набить ему морду.
- Лицо, - машинально поправила Катя.
- Хорошо, лицо! – Саша начинал раздражаться. Почему она не хочет его слушать, а он сидит и распинается, хотя ему было бы лучше, чтоб Катя ничего не знала? – Не в этом дело, Кать. Я когда в бар приехал… Андрей сидел со стаканом виски в одной руке и…
- Ничего удивительного, - брякнула девушка.
- Катя, - повысил тон Саша, - ты будешь слушать?
- Да слушаю я, слушаю…
- Он напивался, глядя на твою фотографию.
- Мою фотографию? – Катя удивилась, - Откуда у него моя фотография?
- Не знаю откуда. Вообщем, это и не важно. Потом я с ним поговорил… По душам…
- Ты? С ним? По душам? – Катя засмеялась, - Знаешь, Саш, красивая сказка…
- Ты что хочешь сказать, что я вру?
- Нет-нет, просто я не могу представить тебя с Андреем мирно сидящими и разговаривающими. Особенно по душам…
- Кать, можешь ты представить или не можешь, мне все равно. То, что разговор был – это факт.
- Хорошо, факт так факт. И что же он тебе сказал.
- Что любит.
- Ага, самого себя. В это я еще поверю.
- Тебя! – заорал он так, что Катя вздрогнула, - Он тебя любит, Катя!
- Не кричи. Это просто слова, Саша. Просто слова, - тихо сказала она.
- Слова? Хорошо, пускай это слова. А делам ты поверишь?
- Делам? – ее брови поползли вверх.
- Андрей неделю назад в самоубийцы пытался записаться. Не получилось, правда…
- Что?! – тут уж заорала Катя. Как никак она любила Андрея.
- То! Он в очередной раз приехал в бар, напился там до чертиков, а потом подрался с какими-то бугаями.
- И что?
- Ничего. Отделали его хорошенько. Если бы каким-то боком там не оказалось Клочкова, все могло бы быть по-другому.
- Вика?
- Да, она позвонила мне, попросила отвезти Андрея домой. Я приехал.
- А Андрей?
- А что Андрей? Андрей был в таком состоянии… Зрелище не для слабонервных.
- И как он? Что с ним сейчас?
- Кать, ты его вчера видела, сегодня видела. Нормально с ним все. Ну, синяки, наверное, не прошли, а так отлично он себя чувствует.
- И ты думаешь, что все это из-за меня?
- Именно.
- А я тебя умным считала… Саш, ты что? Он же кресло президента потерял, с Кирой поссорился, с родителями. Поэтому ему и плохо. И с чего ты решил, что он меня любит?
- Я редко ошибаюсь…
- Сейчас как раз такой случай.
- Значит, ты не веришь?
- Нет…
- Как хочешь… - Саша завел машину и вырулил на проезжую часть…

День пролетел не заметно. Сначала Александр заехал на работу, посмотреть, как идут дела. За его отсутствие дел накопилось много, поэтому до трех он был занят. Потом он заехал за Катей, и они вместе поехали на встречу с Павлом. Обговорили все нюансы, и Катерина должна была приступить к работе уже на следующий день. Потом он отвез ее домой и поехал к себе.

Звенящая тишина квартиры…
Как же он устал за последние дни. Столько событий… Лера…
Александр прошел на кухню, включил чайник. Обычно он варил кофе, но сейчас ему не хотелось с этим возиться. Три ложки кофе без сахара – глоток обжигающего кофе прибавил ему бодрости. Саша достал из пачки сигарету, прикурил и глубоко затянулся. Потом взгляд упал на коробку, которую Катя предусмотрительно убрала под стол – с утра он ее не заметил. Достал ее и поставил на стол. Еще раз глубоко затянулся и вышел на балкон.
Он стоял и вдыхал майский воздух. Легкий ветерок обдувал его лицо, только на душе было скверно. «Лера… Зачем ты вернулась? Зачем?» - произнес он вслух, глядя на набережную, резким движением отправил окурок вниз и вернулся на кухню. Снял с коробки крышку и достал письма…

33.
    Я для тебя готова умирать!
    Хоть каждый день... И снова жить на свете!
    И на высоком пламени сгорать,
    И петь, и не мечтать зимой о лете!
    Я для тебя готова быть в плену илюзий горьких
    И всегда готова любить твоих детей, твою жену,
    Твое любое ветренное слово.
    Готова снег зеленым рисовать,
    И небо красным, и не спать ночами.
    Не думать, не мечтать, не целовать...
    Играть огнем, и не играть речами.
    Готова бед своих не замечать...
    Терпеть жару, морозы или слякоть.
    И даже о любви к тебе молчать.
    И даже улыбаться и не плакать!

    Н.Грачева

Александр взял письма и долго смотрел на них, не решаясь открыть. Потом разложил конверты на столе и выбрал самое первое письмо. Довольно долгое время он разглядывал надпись на конверте, точнее одну строчку:

От кого Дементьева Валерия Игоревна

Валерия Игоревна… Лера…
Александр достал сложенные пополам листки бумаги и, не спеша, развернул.
«Сашуль, привет.
Ты не захотел меня слушать, надеюсь, что ты прочитаешь письмо. Я хочу, чтоб ты понял, что я всегда любила тебя, одного тебя и больше никого. То, что случилось… Я не хочу оправдываться, но поверь мне, Саш, я ни в чем не виновата. Я хочу быть вместе с тобой, хочу, чтоб ты крепко обнял меня, как всегда обнимал… Пожалуйста, поговори с Андреем, он расскажет, что было на самом деле…»

Саша скомкал листки бумаги и швырнул на пол, потом закурил…
«Поговори с Андреем! Зачем? Я и так все знаю. Только уже ничего не вернуть», - он закрыл глаза и вспомнил тот день, когда…

Пять лет назад…

Александр освободился раньше, чем думал, и поехал домой. Тогда еще он жил с родителями на Белорусской.
Открыл дверь, начал раздеваться, но услышал разговор, точнее крики, из гостиной. Он остановился и прислушался. Орал отец:
- Рита, ты с ума сошла! Ты что натворила?
- Что я натворила? Ты же жаловался, что не хочешь их свадьбы!
- Да с чего ты взяла?! Я просто сказал, что хочу, чтоб они повременили. Подождали, понимаешь? И ни о чем я тебя не просил!
- Да ты с таким видом сидел! И потом, ты хотел что-нибудь сделать, а я просто помогла!
- Помогла? Хороша помощь! Мой сын в раздавленном состоянии уже почти год! Андрей для него теперь лютый враг! А Лера?! Бедная девушка! Она-то здесь причем? Она в чем виновата?!
- Она?! А в чем была виновата я?!
- Ты? – изумился Юрий.
- Да, я! Я! Тридцать лет назад! Не помнишь уже?!
- Рита…
- Что Рита?! Что?! Ты думаешь, я забыла, да?! Ты думаешь, это так просто?!
- Но…
- Ты думаешь, если я улыбаюсь, если езжу к вам в гости, общаюсь с твоей женой, я забыла?! А я тебе скажу - я ничего не забыла! Ни-че-го! И я все так же тебя люблю! – она заплакала. Юрий подошел к ней, попытался обнять, успокоить, но она вновь закричала:
- Не трогай меня! Прошу тебя, не трогай!
- Рита!
- Я же для тебя все это сделала! Для тебя! Я не думала, что ТАК получится!
- А как ты думала?
- Я не хотела, чтоб Саша с Андреем разругались! Не хотела!
- Саша с Андреем…А на Леру тебе было наплевать?!
- На Леру? Да, наплевать!

Александр стоял, прислонившись к стене, и тяжело дышал. Он не мог поверить в то, что сейчас слышал. Маргарита… Папа… Лера… Получалось, что все, что говорил Андрей, было правдой… Он схватил куртку и вышел из квартиры…

Настоящее время…

Александр открыл глаза, потушил сигарету и направился в комнату. Необходимо было выпить. Он открыл бар, взял бутылку коньяка и бокал, потом лег на кровать… Уже открывая бутылку, Саша поймал себя на мысли: «Что-то я много пью в последнее время!», - но, тем не менее, сделал внушительный глоток прямо из горлышка. Бокал так и остался стоять на тумбочке…

34.
Спустя некоторое время коньяк в бутылке кончился. Александр недоуменно уставился на пустой сосуд – он выпил целую бутылку, но не был пьян. Даже не захмелел ничуть. «Боже! Даже алкоголь уже не помогает! Уже ничего не помогает! Я так надеялся, что если поделюсь с кем-нибудь, то станет легче. Отнюдь… Стало еще хуже. Намного хуже. Куда же мне деться от этих воспоминаний? Как?» - Саша встал и взял еще бутылку. Сделал глоток, но коньяк уже не так приятно щекотал горло. Сейчас Александр не чувствовал ни вкуса, ни аромата, исходившего из бутылки – он пил коньяк так, как люди в жару пьют минеральную воду, надеясь утолить жажду. Он тоже надеялся…забыться…
Он прошел на кухню, закурил. Глядя на клубы сизого дыма, Александру вдруг пришла в голову мысль, что он снова хочет увидеть ЕЕ. Нет, не так, как в клубе… Один на один… Только ОН и ОНА… И никого рядом. Саша усмехнулся сам себе – размечтался! Она приехала в Москву не одна – лицо блондина всплыло в памяти – и ей не нужна эта встреча! Она уже шесть лет живет в Питере, у нее своя жизнь и новая любовь. Но как же хочется ЕЕ увидеть! Взять за руку, отвезти куда-нибудь за город, найти какую-нибудь полянку… Плед, фрукты, вино… Как же хочется уткнуться лицом в ЕЕ рыжие волосы, вдохнуть ЕЕ запах… Как хочется коснуться ее губ нежным поцелуем… Как хочется заглянуть в ЕЕ глаза, окутанные шикарными ресницами, и прочитать в них «Я тебя люблю»…
Александр посмотрел на письма, разложенные на столе. Взял одно, открыл… Потекли строчки…
«Привет Саша!
Хочется верить, что ты прочитаешь это письмо. Очень надеюсь.
Хочу сказать тебе, что ты - самое лучшее, что когда-либо со мной случалось! Твои глаза, такие нежные, такие красивые и такие голубые, а тогда печальные, до сих пор в моей памяти. Когда мы встретились, я думала, что ты мне снишься, потому что таких не бывает! Когда ты не захотел меня слушать и мне пришлось уехать, я поняла, что спала до встречи с тобой. А ты, ты разбудил меня, поселил в моем сердце любовь, счастье и себя. А теперь ты далеко. Но мое сердце с тобой. Я не видела тебя почти два месяца, хотя, совсем недавно видела тебя каждый день. Каждый день я думаю о тебе и понимаю, что никогда не смогу забыть тебя. Ты слишком глубоко. И вряд ли когда-нибудь уйдешь. Да и я не хочу, чтобы ты ушел. Ведь мои воспоминания - это все, что осталось у меня. И моя жизнь - пуста, если в ней нет и части тебя. Ты мне нужен. Даже больше, чем я тебе. Я не хочу кричать на весь мир, что люблю тебя. Все равно ты не услышишь. Мне хочется увидеть и прошептать тебе это на ушко…
Но есть одно НО: у тебя есть гордость и она все портит, из-за нее ты не можешь выслушать меня, понять и поверить, из-за нее мы не можем снова быть вместе…
Я люблю тебя, Саша! Очень сильно люблю! С каждым днем я понимаю, что без тебя моя жизнь - ничто! Ты - моя жизнь, ты - мой солнечный лучик, который вдыхает свет в мою душу, ты - ручеёк нежности и тепла, ты - воздух, ты - моё небо, я утопаю в любви к тебе. Я обожаю твой обволакивающий и таинственный голос, я восторгаюсь твоей улыбкой. Моё сердце ноет и готово разорваться на части...
Что бы я не делала, твое лицо всегда стоит передо мной. Каждой клеточкой мозга я вспоминаю твой образ, так хорошо запомнившийся мне. Мысли о тебе – это радость и мука, счастье и разочарование от того, что мы не вместе. Зато что это было за время, когда ты держал меня в своих сильных руках! Я растворялась в тебе, тонула в твоих глазах, в твоем взгляде читала больше, чем когда-либо в красивых романах о любви. А ты… Ты смотрел на меня, как на мечту… Любящий, дорогой, мучительный взгляд, а главное твой и принадлежит мне. Принадлежал…
Почему, почему я до сих пор не могу тебя забыть?! Почему ты не хочешь меня понять, почему ты не хочешь быть со мною, неужели я тебя не достойна? Почему, почему я тебя не могу забыть, почему? За что ты причиняешь мне столько мук и страданий? Прошу тебя, не обижай меня, ты просто не можешь представить, сколько я уже пережила, сколько у меня было бессонных ночей, и пролитых слез…
Не понимаю тебя… Поверь, я хочу тебя понять…я хочу быть тебе и другом, и подругой, и любовницей, и советчиком, я хочу, чтобы ты поверил в меня, поверил мне, моим словам… Ты так и не научился доверять людям… Как жаль, что ты не можешь и не хочешь мне верить… Я хочу, чтобы ты был со мной, всегда, даже в эту самую минуту…
Люблю тебя, Лера».

«Люблю тебя, Лера», - повторил он вслух, и затем еле слышно: «Я тоже тебя люблю». Александр перечитал письмо еще раз, потом еще и еще, раз пять или шесть. Затем аккуратно сложил листки, убрал в конверт, положил все письма обратно в коробку и поставил на холодильник. Потом уткнулся лицом в холодную дверцу и застонал. Удар… Кулак натолкнулся на железную дверь, но Александр не почувствовал боли…физической боли. Еще удар… Только сердце разрывалось на части… «Дурак!» - крикнул он, - «Какой же я дурак!»

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 13:42 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
35.
Утро…
Солнце…
Контрастный душ…
Кофе…
Сигарета…
Сегодня Совет директоров…
Сегодня Павел объявит Катерину президентом…
Как же не хочется ехать в «Зималетто»…
Сейчас ему хотелось совершенно другого… Но надо было ехать… Надо… А он еще должен заехать за Катей…

Катя встала за три часа. Надо было привести себя в порядок. Она быстро приняла душ, потом был легкий завтрак. Наконец, она села и начала накладывать макияж. Взмах кисточкой, еще взмах – так штрих за штрихом Катерина создавала образ деловой женщины. Минимум косметики – всего лишь прозрачная пудра, тушь и прозрачный блеск для губ…
Когда макияж был завершен, Катя прошла в комнату, достала из шкафа брючный костюм табачного цвета, одела, посмотрелась в зеркало, потом достала купленные недавно темно-коричневые туфли на шпильке и сумку в тон. Снова постояла перед зеркалом, оглядывая себя с ног до головы оценивающим взглядом, когда позвонил Саша и сказал, что уже подъехал. Катерина кивнула сама себе и вышла из квартиры. День обещал быть трудным.

- Саша, ты что пил вчера? – спросила Катя как только села в машину.
- А так заметно? – ответил он вопросом.
- Нет, не заметно – чувствительно.
- Чувствительно?
- Да от тебя так разит, что не почувствовать невозможно!
- Черт, - выругался Александр. Он вспомнил, как на Совет после бурного вечера пришел Андрей, и какова была всеобщая реакция. В свой адрес он такого допустить не мог.
- Ты завтракал? – спросила Катерина.
- Нет…
- Так, ясно, - девушка посмотрела на часы, - у нас есть еще полчаса, так что мы можем куда-нибудь заехать и перекусить.
- Я не голоден, - отрезал Саша.
- Есть не хочу – пить хочу? – усмехнулась Катя.
- Пить тоже не хочу…
- Вот даже как! Чего же ты тогда хочешь?
- К Лере… - спокойным, ровным голосом ответил Александр.
- К…
- Да, ты не ослышалась! К Лере я хочу! – заорал он.
- Тише, Саша. Я слышу. Но…
- И я к ней поеду! После Совета…
- А зачем тебе надо на Совет? Езжай сразу к ней.
- Ну уж нет, я не могу отказать себе в удовольствии посмотреть на вытянувшие лица, когда увидят такую тебя, - пытался пошутить Саша, но сейчас это выглядело глупо и неуместно.
- Саш, ты что?
- Шучу, просто Павел просил приехать всех в обязательном порядке. Я не исключение.
- Ясно, - Катя задумалась, потом спросила, - А ты знаешь, где она остановилась?
- Нет.
- А куда же ты тогда собрался ехать?
- К Лере…
- Это я поняла, но куда?
- Ты думаешь, я не смогу ее найти? – Саша затормозил у кафе.
- Не знаю…
- Тебя же нашел! – он улыбнулся, - А это было посложнее.

Спустя полчаса…

Как ни казалось это странным, но у Кати было хорошее настроение. Она вышла из машины, посмотрела на величественное здание «Зималетто», которое всегда приводило ее в трепет. Сейчас Катя смотрела на этот небоскреб, а в голове витала только одна мысль: «Это все мое!». Девушка улыбнулась. «Как странно», - думала она, «В Москве, да и не только, столько людей, мечтающих занять место президента «Зималетто», а я им буду, но мне все равно. Абсолютно!»
Подошел Александр, подал ей руку, и пара величественно вошла в здание...

Лифт открылся, и Катя, продолжая держать Александра под руку, шагнула вперед. Маша Тропинкина тут же прекратила разговаривать по телефону и поздоровалась:
- Здравствуйте, Александр Юрьевич! – и уже Кате, - Здравствуйте, эээ…
- Пушкарева. Екатерина Валерьевна Пушкарева, - улыбнулась она, - Маш, привет.
- Кк..к..Катя? – Маша приподнялась в кресле, таращась на девушку.
- Да, я. А что, не похожа? – с улыбкой спросила Катерина
- Нет, - ответила Маша, продолжая смотреть во все глаза. А Катя с Александром улыбались. Как он и предполагал, Катю не узнают.
- Что мы подарили тебе на День рождения? – скороговоркой спросила Мария.
- Картину.
- Где мы его отмечали?
- У меня дома.
- Эээ…А кто напился на твой День Рождения?
- Все, - засмеялась Катя – вот это допрос с пристрастием! – Но больше всех Потапкин.
- А кто явился неожиданно?
- Жданов. Маш, может хватит? Это я! – тут видимо Маша все-таки осознала, что перед ней стоит Катерина Пушкарева собственной персоной и как заверещала:
- Каааааатяяяяяяяя! Ты вернуууууулась!
- Да, я вернулась, - она подарила Маше еще одну улыбку.
- Уррааа! Кать, давай рассказывай, где была? У нас тут тоже стооолько всего творилось! – тут Мария перевела взгляд на Александра и осеклась.
- Екатерина Валерьевна, нам пора, - сказал Саша.
- Да, идем. Маш, я потом с вами со всеми поговорю.
- Угу, - только и успела сказать девушка, а Катя с Александром уже направились в конференц-зал.
Маша опустилась в кресло, схватила телефон и принялась набирать номер за номером. «Катя вернулась!»

36.
В конференц-зале уже все собрались, ждали только Александра. Никто даже не догадывался, зачем Павел всех собрал. Андрей с Ромой как обычно переговаривались – Роман рассказывал про очередную красотку, с которой он провел вечер накануне, Андрей смеялся… Кира же, напротив, сидела вся смурая и напряженная. Интуиция подсказывала, что должно произойти что-то глобальное, а вот что – хорошее или плохое – она понять не могла, поэтому она нервничала. Милко с Кристиной обсуждали новые тенденции в мире моды и красоты, Маргарита что-то чертила в блокнотике… Лишь один Павел Олегович сосредоточенно смотрел на часы…
Дверь конференц-зала открылась, впустив Александра и юную деловую особу…

«Черт!!! Она здесь! Она с ним! Я не могу на это смотреть! Не хочу! Боже, ну прекрати же ее обнимать! Прекрати! Катя… Она даже не посмотрела на меня! Она все время смотрит на Сашку! Черт!»

«Ооо, какая красавица! Какое тело! Ноги! Какие ноги! А грудь! Надо обязательно попросить у нее телефончик после Совета».

«Слава Богу, Саша приехал. Наконец-то мы начнем Совет и узнаем, что же хочет сказать нам Павел… Черт! Почему так руки дрожат? И что это за девица?»

- Андрей, - наклонился Малиновский к другу, - смотри, какая девочка. Я бы снял с нее этот костюмчик, - Рома ехидно улыбался, в красках представив то, о чем говорил.
- Она тебе не по зубам. Ты с нее не то, что костюмчик не снимешь, ты к ней подойти близко не сможешь…

- Наконец-то! – воскликнул Павел, - Только вас и ждем!
- Здравствуйте, - сказал Александр, поздоровалась и Катя.
- А… А это кто? Новый юрист? Экономист? – Кира нервничала, поэтому ее вопрос Павлу прозвучал грубо. Павел улыбнулся:
- Садитесь, пожалуйста, - сказал он Саше и Кате, и уже Кире, - А эту особу я не вижу смысла представлять, вы все и так прекрасно ее знаете.
«Да уж! Знаем!» - пронеслось у Андрея в голове.
- Знаем? – одновременно вопрос прозвучал из уст Киры, Ромы, Милко и Кристины. Потом все обернулись на девушку. Маргарита же сидела и смотрела на мужа во все глаза.
- Катерина Пушкарева, - елейным голосом проговорил Александр, - Только не говорите мне, что вы ее не знаете, - он улыбнулся, глядя как вытягиваются лица у собравшихся. Наступила тишина.

«Это Пушкарева? Это наш монстрик? Не верю!»

«Пушкарева?! Господи, зачем она вернулась?! Да еще такая?! И Андрей… Он так на нее смотрит!»

«ПушкАрева?»

«Бедная Кира, как же ей тяжело! Тем более сейчас, когда вернулась Пушкарева да еще в таком виде! Как бы Андрей к ней не кинулся!»

«Пушкарева?! А кто такая Пушкарева?»

Наконец, молчание нарушил Милко:
- Это не можЕт быть Она! Что общЕго у этОй девОчки с кОшмаром и ужАсом! ПушкАрева никОгда не нОсила тАких костюмов!
- Нравится? – иронично спросила Катя.
- Этот кОстюм чудесен! Но…
- Может быть, мы закончим с идентификацией личности Екатерины Валерьевны? - прервал Павел, - Я думаю, моего и Сашиного слова будет достаточно. И потом… Я собрал вас всех не для обсуждения ее внешности.
- Тогда объясните, пожалуйста, зачем? – голос Киры дрожал, лишь невероятным усилием воли она заставила себя в очередной раз надеть на себя маску холодности и отрешенности…
- Да, пап, скажи, пожалуйста!
- Как вы все знаете, я собрал команду юристов и экономистов. По результатам своей работы они представили мне отчет. Так вот… Я его подробно изучил и пришел к выводу, что единственный выход в сложившейся ситуации – это оставить все как есть.
- То есть? – почти одновременно прокричали Андрей и Кира.
- То есть на данном этапе разумнее всего оставить права на владение компанией госпоже Пушкаревой.
- Что?! Ей? Но почему?! – Кира начала срываться.
- Я уже объяснил почему. Могу повторить – для того, чтобы вывести «Зималетто» из кризиса, необходимо участие Екатерины Валерьевны как владельца «Никамоды». Меньше чем через пять месяцев «Зималетто» расплатится со всеми долгами, и тогда Екатерина Валерьевна передаст все права на управление компанией новому президенту.
- Что значит новому? – спросил Андрей, косясь на Александра.
- Андрюша, ты не знаешь значение слова «новый»? – Саша ухмыльнулся.
- Я не об этом.
- А о чем?
- Если через пять месяцев избирается новый президент, то кто будет управлять компанией сейчас? Пап, ты же хотел вернуться в Лондон. Или…
- Да, я действительно возвращаюсь в Лондон. А что касается поста президента… Я, как главный акционер и исполняющий обязанности президента компании, назначаю себе преемника.
- Преемника? Александра? – лицо Андрея исказила гримаса, Кира и Рома наблюдали за беседой отца и сына во все глаза. Лишь только Милко и Кристину, казалось, не волновал поставленный вопрос. Катя сидела и молчала, лишь только время от времени смотрела на Андрея.
- Нет, не Сашу. У Саши и своих дел по горло.
- Кого? – крикнула Кира.
- Для начала, я прошу вас всех успокоиться… - Павел сделал паузу, потом сказал, - Президентом компании станет Екатерина Валерьевна.
- Пушкарева?!! Ну уж нет!
- А что тебе не нравится, Кира? – спокойный голос Павла приводил ее в еще большее бешенство.
- Что мне не нравится? Все! Если она станет президентом, ноги моей здесь больше не будет! – Кира встала и направилась к выходу.
- Кира, вернись, - Кира впервые услышала, как Павел кричал. Она развернулась и молча опустилась в кресло, - Прекратите вести себя как дети малые! Вы все уже взрослые люди! Месяц назад вы все говорили мне, что хотите, чтобы «Зималетто» снова встала на ноги! А что теперь?! Теперь, когда есть реальная возможность это сделать, вы позволяете себе выражать свои эмоции! Я предполагал, что вы неадекватно воспримите кандидатуру Екатерины на пост президента, но то, что вы будете так наплевательски относится ко мне и моему мнению, я и представить себе не мог!
- Извините, Павел Олегович, просто…
- Что просто?! Если вам все равно, что будет с компанией, можете положить свои заявления ко мне на стол! – Павел ударил кулаком по столу.
- Заявления? Ты о чем, папа?
- Если вы не хотите работать в компании, я подпишу ваши заявления на увольнение!
- Паша! Зачем ты так? – Маргарита одернула мужа.
- Зачем? Мне надоело терпеть их выходки! Я устал! Все они, - он указал рукой на Андрея, Рому и Киру, - не хотят делать ничего, чтоб поднять «Зималетто» на ноги! Не хотят! А я не могу позволить, чтобы дело всей моей жизни рассыпалось из-за какой-то ерунды!
- Хорошо! – Кира встала, - Раз вы настаиваете, я напишу заявление. Через полчаса я его принесу. А теперь извините, но больше не вижу смысла мне здесь оставаться! – выпалила она и ушла.
- Прекрасно! Кто следующий?! – спросил Павел, когда за Кирой закрылась дверь.
- А… Мои мОдели? Что будет с моими мОделями?
- Ничего! Какое отношение ты имеешь к финансам?
- НикАкого! То есть Она не будет вмешИваться в мОю работу?
- Нет.
- Тогда я остАюсь.
- Отлично. Все высказались? – спросил Павел, и, убедившись, что никто больше ничего сказать не хочет, продолжил, - Прекрасно. Тогда Андрей, я попрошу тебя освободить кабинет до конца дня. Вам же, Екатерина Валерьевна, нужно будет найти нового начальника отдела продаж вместо Киры Юрьевны. Завтра Вы приступаете к работе. На этом, я думаю, можно закончить. Спасибо за внимание, - Павел встал и ушел, хлопнув дверью – это совещание далось ему труднее, чем он предполагал. Маргарита ушла вслед за мужем. Тут же покинули кабинет и Милко с Кристиной, остались лишь четверо…

37.
    Он уходил, она молчала,
    И ей хотелось закричать:
    "Постой! Давай попробуем
    Начать с начала?"
    И все-таки не закричала.
    Он уходил, она молчала
    Он обернулся у порога,
    Свою решительность тая,
    Хотел ей крикнуть: «Ради бога,
    Прости меня! Верни меня!"
    Не крикнул он, не подошел.
    Она молчала. Он ушел.


- Катя… - начал Малиновский, но девушка его оборвала:
- Для Вас, Роман Дмитриевич, я Екатерина Валерьевна. Теперь мы будем общаться только так, - ее жесткий деловой голос заставил Рому поморщиться.
- Общаться? То есть…
- То есть я не собираюсь Вас увольнять.
- А…
- Мне все равно, что Вы сделали когда-то. Меня интересует только то, что вы сможете сделать сейчас. Ради фирмы, разумеется. И потом… Вы вполне оправдали название должности, которую занимаете – Вы, несомненно, человек творческий. Я думаю, такие люди нужны компании.
- Спасибо, - Рома удивленно смотрел на Катю. Куда девалась прежняя Катерина?
Александр молча наблюдал за разговором. А Андрей даже ни разу не поднял глаза, все его внимание было приковано к карандашу, который он крутил в руках.
- Пожалуйста. А теперь Вы можете идти. Завтра в девять утра я жду отчет о деятельности вашего отдела за последний месяц.
- Аа…
- Вы свободны, - она указала рукой на дверь. Роману ничего не оставалось, как встать и уйти.
- Андрей…Палыч. Теперь поговорим с Вами.
- А? – он оторвался от созерцания карандаша в руках и посмотрел на Катю.
- Вы меня слушаете?
- Что ты хочешь? – он хотел нежности – вышло грубо…
- Я хочу, чтобы Вы подумали над тем, какая должность в компании подойдет для Вас, - все тот же деловой тон.
- Президента, - выпалил он, а Саша засмеялся. Андрей дернулся, забыв, что и Александр здесь. Он посмотрел на эту невозмутимую пару, и сердце сжалось – ее ладошка, его ладонь… Они держались за руки…
- Андрей Палыч… Хочу Вас разочаровать, но свободной вакансии на эту должность нет. Может быть что-нибудь еще?
- Мы можем поговорить наедине? – он посмотрел ей прямо в глаза.
Глаза в глаза…
Боль…
Глаза в глаза…
Желание…
Глаза в глаза…
Мольба…
Глаза в глаза…
Любовь…
Опять не поверила… Не смогла… Катерина так и не увидела в его глазах любви… Или увидела?

- Саш, оставь нас, - попросила Катя, не сводя глаз с Андрея.
- Я не думаю, что это хорошая идея, - вставил Саша.
- Саша! – повысила голос девушка, - Я прошу.
- Хорошо. Если что, кричи, - Саша засмеялся.
- Уйди же ты! – Катя обернулась. Александр пожал плечами и вышел.

- Я слушаю тебя, Андрей…
Глаза в глаза…
- Катя… Зачем тебе это?
Глаза в глаза…
- Что это?
Глаза в глаза…
- Зачем тебе компания? – «Черт! Опять он о фирме!»
Глаза в глаза…
- Мне? Она нужна вам.
Глаза в глаза…
- То есть… То есть ты уйдешь, когда «Зималетто» погасит долги? – он сказал это так, словно просил ее остаться… На всю жизнь… С ним… Но она опять не заметила…
Глаза в глаза…
- Уйду…
Глаза в глаза…
- Почему? – он хотел сорваться с места, обнять, прижать к себе, поцеловать… Но не двинулся с места…
Глаза в глаза…
- Мне нечего здесь делать. Меня ничего не держит… - сказала она, а в мыслях было совсем другое: «Подойди ко мне, обними, поцелуй! Пожалуйста!»
Глаза в глаза…
- Почему ты вернулась?
Глаза в глаза…
- Я слишком добрая… Твой отец работал столько лет не для того, чтобы потерять все в один миг, - «Я вернулась, чтобы отомстить… Или… Или чтобы вернуть…»
Глаза в глаза…
- Добрая… Ты ведь не простила…меня… Так? – «Господи, скажи, что простила!»
Глаза в глаза…
- Простила?.. Прощать трудно… А такое… - «Никогда не прощу! Себе! Что уже давно простила…»
Глаза в глаза…
- Значит, не простила… - «Черт! Я ведь люблю тебя!»
Глаза в глаза…
- Значит…
Глаза в глаза…
- Почему Александр? – «Скажи, что не любишь его! Скажи!»
Глаза в глаза…
- Потому что он ценит во мне человека, женщину… А не машину для подделывания отчетов, - «Неужели тебе больно?»
Глаза в глаза…
- Катя, послушай… - «Я готов… Я скажу… Я смогу!»
Глаза в глаза…
- Не надо, Андрей… Кто старое помянет… - «Что я говорю?»
Глаза в глаза…
- Я хочу, чтобы ты выслушала меня… - «Почему ты не хочешь меня слушать? Почему?»
Глаза в глаза…
- Все, что ты скажешь, я знаю наизусть… Но я тебе не верю… Поэтому не старайся… - «Как же хочется к нему… Но он не мой… И никогда моим не был…»
Глаза в глаза…
- Катя…
- Мне пора, - она встала, - встретимся завтра. Подумай, пожалуйста, насчет новой должности, - «Останови меня!»
- Хорошо, до завтра… - «Не уходи!»
Когда за Катей закрылась дверь, Андрей уткнул лицо в ладони и уже вслух повторил: «Не уходи…»

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 13:45 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
38.
Александр открыл дверь и заглянул в кабинет. Кира сидела за столом и смотрела на исписанный лист. Саша подошел и посмотрел – заявление об увольнении. Он положил руку ей на плечо и произнес
- Не стоит… - Кира вздрогнула – она не заметила, как он вошел. Девушка обернулась и показала брату зареванные глаза.
- Не стоит что? – еле слышно проговорила она.
- Не стоит увольняться…
- Саша, я не…
- Кира, послушай, ты же не хочешь уходить, просто ты вспылила, а теперь сидишь и жалеешь. Я же вижу.
- Я не вспылила. Я не смогу работать здесь, если Пушкарева будет президентом.
- Понимаю, гордость, - Александр присел на краешек стола.
- Гордость?
- Именно. У нас это семейное. Мы все – птицы гордые.
- Ну, до тебя мне далеко, - Кира улыбнулась, только улыбка вышла грустной.

Катя захлопнула дверь и прислонилась к стене. Тяжело… Тяжело любить и не сметь сказать… Очень тяжело… Усилием воли Катерина взяла себя в руки и направилась к Кире. Предстоял трудный разговор…

- Ладно, Кир, мне надо ехать. Подумай хорошенько. Ты нужна компании.
- Хорошо, Саш, - он чмокнул ее в щеку и уже в дверях сказал:
- Все будет в порядке. Не переживай. Я тебе позвоню, - и ушел.

Александр встретил Катю почти у Кириного кабинета.
- Ну как поговорили? – спросил он.
- Нормально. Я еще раз убедилась в том, что у него нет никаких чувств.
- Понятно… Ты домой?
- Нет, мне надо поговорить с Кирой. Она у себя?
- У себя. Только вряд ли станет тебя слушать.
- Саша, она женщина и я женщина. Мы найдем общий язык.
- Ладно, тогда я поеду.
- К Лере?
- Да. Поеду к ее родителям, она наверняка у них сейчас.
- Ладно, позвони мне вечером… Если сможешь, конечно, - Катерина улыбнулась.
- Не буду обещать, - он засмеялся, - Очень хочется верить, что мне не удастся с тобой сегодня поговорить.
- Я тоже в это верю.
- Все, я побежал, - сказал Александр и пошел к выходу.
- Удачи, - крикнула ему вслед Катерина, развернулась и направилась к Кире.

Стук в дверь…
Кира очнулась от своих мыслей и крикнула:
- Войдите! – дверь отворилась и вошла Катя. Кира метнула злой взгляд.
- Зачем ты пришла?
- Кира Юрьевна, нам надо поговорить.
- Мне не о чем с тобой разговаривать. Уходи.
- Выслушайте меня, пожалуйста.
- Садись, - буркнула Кира, понимая, что Катя не уйдет, не поговорив, и указала на диван. Катя прошла и села, - Говори.
- Кира Юрьевна, я хотела бы попросить Вас не уходить из компании. Я понимаю, что я Вам неприятна, но… Поймите, так будет лучше…
- Лучше? - усмехнулась Кира, - Кому лучше? Вам?
- О себе я думаю в последнюю очередь. Видите ли, если бы не Павел Олегович, я никогда бы сюда не вернулась. Он попросил меня…
- А почему ты не отказалась? – прервала Кира Катерину.
- Потому что… - Катя замялась, - Потому что у меня есть совесть и…
- Совесть? – Кира рассмеялась, - О какой совести ты говоришь? Ты, разрушившая столько жизней! Ты! Как ты можешь говорить о совести?!
- Кира Юрьевна, вам нужна компания, и только с моей помощью Вы можете вернуть ее в прежнее состояние.
- Конечно, с твоей помощью. Ты же прибрала ее к своим рукам, а теперь мы должны играть по твоим правилам, чтобы вернуть «Зималетто» обратно.
- Поймите же Вы, мне не нужна ваша компания. Не нужна! Я понятия не имела, когда уезжала, что доверенности некорректно составлены. И возвращалась с намерением вернуть фирму, оформив все нужные бумаги. И если бы не Павел Олегович, я бы так и сделала.
- Хорошо, допустим так. Но есть одно НО – я не собираюсь работать с тобой. Я не собираюсь тебе подчиняться, - отрезала Кира.
- Разве в этом дело?.. Вы боитесь, Кира Юрьевна… - удивление в глазах Киры сменилось недоумением, - За себя и Андрея…
- Я не собираюсь это с тобой обсуждать!
- Я права? Вижу, что права… Не бойтесь… Сейчас ему нет необходимости играть передо мной любовь… Все у вас будет хорошо. Только пять месяцев, Кира Юрьевна, потом я уйду. Навсегда. А сейчас я прошу Вас остаться. Вы – хороший специалист, без Вас мы не справимся. Подумайте, пожалуйста, - Катя встала и ушла, а Кира еще некоторое время смотрела на дверь, потом взяла заявление, скомкала и бросила в урну…

Александр остановил машину около знакомого, но давно забытого подъезда. Вышел из машины, огляделся и решительно вошел в подъезд.
1 этаж…
«Дома ли она?»
2 этаж…
«Поговорит ли она со мной?»
3 этаж…
«Что я ей скажу? С чего начать?»
4 этаж…
«А вдруг она не одна?»
5 этаж…
«Я люблю ее!»
Он остановился напротив стальной двери, обитой коричневым дерматином, долго не решаясь позвонить. Тысячи «А если?..» крутились в голове. Саша поднялся на этаж выше и закурил – надо было успокоить нервы. Когда он в последний раз так нервничал? На первом с ней свидании… В памяти сразу всплыло ее счастливое лицо – рыжие волосы выбиваются из-под шапки, в руках охапка гладиолусов и ослепительная улыбка…
Он резко отшвырнул сигарету, спустился и с силой нажал на звонок…

39.
Шаги… Замок… Еще один замок… Дверь распахнулась…
Открыла ее мама.
- Здравствуйте, а Вам кого? – поинтересовалась она – Александра она не узнала.
- Здравствуйте, Ирина Владимировна, - женщина удивленно посмотрела на гостя, пытаясь вспомнить, кто это, - Я к Лере.
- Саша? – поначалу дружелюбный голос стал жестким, Ирина Владимировна нахмурила брови.
- Да… - начал Александр, но она его прервала.
- Зачем ты пришел? Что тебе здесь надо?
- Ирина Владимировна, мне надо с Лерой поговорить.
- Не о чем тебе с ней говорить. Уходи, - она попыталась захлопнуть дверь, но Саша придержал ее рукой.
- Подождите. Мне очень надо с ней поговорить. Она у Вас?
- Нет. Она живет в Петербурге. Уже шесть лет.
- Я знаю, что она приехала в Москву…
- Она уезжает сегодня вечером. А теперь все, уходи.
- Ирина Владимировна, пожалуйста, скажите, где Лера. Она мне очень нужна.
- Нужна? Ах, ты!.. Что ж ты только сейчас спохватился?
- Я все ей объясню.
- Послушай, что я тебе скажу. Моя дочь не будет с тобой разговаривать. И точка. Только-только у нее все наладилось.
- Но…
- Ты что думаешь, Лера мало настрадалась? Так вот я тебе скажу – она два года никуда, кроме института, не ходила, все слезы лила. А я к ней каждые выходные ездила, утешала, как могла. А ты? Ты хоть раз позвонил? Хоть раз приехал?
- Я сожалею, но…
- Сожалеет он! Посмотрите-ка! Раньше жалеть надо было! А теперь никому твоя жалость не нужна!
- Но можно мне просто с ней поговорить? – Саша сделал ударение на слово «просто».
- Зачем? Она вычеркнула тебя из своей жизни. Забыла. И ты ее забудь. И не ищи. Не надо портить ей настроение перед свадьбой!
- Свадьбой? – ошарашено пробормотал Александр, - Как?
- Как? А вот так! Или ты думал, что она всю жизнь будет по тебе страдать?
- Мам, кто там?! Женя? – послышался голос из квартиры. Лера…
- Сосед! – крикнула Ирина Владимировна, и, обернувшись обратно к Саше, злобно сказала, - Уходи! И забудь сюда дорогу! Я не дам тебе испортить моей дочери жизнь! – воспользовавшись замешательством Александра, она захлопнула дверь. Замок… Еще один замок… Удаляющиеся шаги…

Спустя четыре часа…

Барная стойка… Коньяк… Сигарета…
Он сидел и напивался. По-черному. Надо было заглушить, придавить алкоголем боль, рвущуюся наружу. «Не надо портить ей настроение перед свадьбой!» - слова Ирины Владимировны до сих пор звучали в голове. Она выходит замуж… Чертов блондин! «Кто там, Женя?» Женя, значит… Она забыла, разлюбила… Смогла… Он – не смог…
Коньяк… Сигарета…
Александр достал мобильный и набрал номер:
- Да, - девушка сняла трубку.
- Катя, привет, - проговорил Саша заплетающимся языком.
- Саша? Ты что пьян?!
- Нет, что ты… Я трезв, как стеклышко…
- Ты где?
- В баре…
- В каком?
- А, не знаю… Кать, ты мне лучше скажи, почему все бабы – такие суки, а?
- Саша, ты пьян!
- Кать, а ведь ты же тоже сука... – произнес Александр, - Андрея до белого каления довела! - в ответ он услышал гудки – девушка повесила трубку.
«Да пошли вы все!», - сказал Саша и заказал еще коньяку.

Катя положила трубку, а потом задумалась. Александр пьян – это очевидно. Что-то случилось. Он собирался к Лере, значит, он ее не нашел… хотя тогда он бы не стал напиваться. Значит, нашел… И она не стала с ним разговаривать…
Успокоившись, Катя открыла ящик стола и достала его визитку – она не даст ему напиться.
- Алло!
- О, Катя! Привет! Как дела?
- Нормально, - сухо ответила она.
- А мне вот хреново, Кать!
- Дай трубку бармену!
- Слушаю.
- Здравствуйте, скажите, как называется бар? И где он находится?
- «Тема», на Чистых прудах.
- Спасибо большое, - сказала Катя и отключилась. Затем набрала еще один номер и заказала такси.

В то же время…

Андрея лежал и пытался заснуть, но не получалось. Мысли были только о Кате… О Кате и Александре… Она смеется над ним… И он смеется! Черт!
Зазвонил мобильный. Андрей посмотрел на определитель – Малиновский.
- Слушаю.
- Жданов, привет. Ты дома?
- Да, дома. А что?
- Слушай, я тут недалеко, хотел к тебе заскочить.
- Может не стоит?
- Хватит тебе убиваться! Совсем одичаешь!
- Малиновский, отстань от меня!
- Жданов, ты как маленький! О! У меня идея! Поехали в какой-нибудь бар, выпьем, посидим, познакомимся с какими-нибудь красотками.
- Иди ты…
- Поехали, чего дома киснуть?
- Ладно, - нехотя проговорил Андрей, - поехали.
- Отлично, через пять минут буду, - сказал Рома и отключился.

Спустя полчаса…

Такси остановилось прямо у входа. Катерина расплатилась и направилась в бар. Сашу она увидела сразу – темно-рыжая макушка, мятый костюм, сигарета в руках. Катя подошла к нему:
- Поехали, Саш, - он обернулся и воскликнул:
- Катя! А что ты здесь делаешь?
- Я приехала за тобой.
- За мной? Зачем?
- Отвезти тебя домой.
- Но я не хочу домой. Я хочу выпить.
- Поехали, дома выпьешь.
- Точно! Я об этом не подумал! Поехали, - он встал и чуть не упал – на ногах он держался с трудом. Катя достала у Саши из кармана ключи от машины, потом попросила охранника проводить их.

Мест для парковки рядом не нашлось, поэтому Малиновскому пришлось ставить машину дальше.
- Все, приехали.
- Подожди, песню дослушаю, - ответил друг.
- Тоже мне меломан! – недовольно пробормотал Малиновский, но тут же толкнул Андрея в плечо, - Смотри!

Катя открыла заднюю дверцу и попыталась усадить Александра на сиденье. Неожиданно он притянул девушку к себе и… поцеловал…

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 13:48 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
40.
    Главная встреча…

    Фонарь в ночной реке полощет бороду,
    Дрожит рекламы розовая нить,
    Давай пойдем вдвоем с тобой по городу
    И будем много, много говорить!

    Пусть пары по скамеечкам ютятся,
    Целуясь между слов и между фраз,
    А мы с тобой не станем целоваться,
    Нам это все не главное сейчас!

    Нам, может быть, важнее в этот вечер
    Раскрыть себя друг другу до конца.
    Как жили мы до первой нашей встречи
    И чем горели души и сердца.

    Ни светлое не спрячем, ни дурное,
    Все увлеченья, каждый жест и взгляд.
    Все что ни есть решительно откроем,
    Пусть даже будет что-то и такое,
    О чем другим уже не говорят...

    Не любопытства ради, нет, не ради!
    А потому, и только потому,
    Что искра лжи, сокрытая в засаде,
    Потом пожаром прорезает тьму.

    Все нараспашку, настежь, как в полет!
    Чтоб ни соринки, ни единой фальши!
    Вот так, и только так, как звездолет,
    Взлетит любовь взволнованная наша!

    Ведь лишь из чистых и глубоких струй
    Приходит к людям подлинная сказка,
    Где все прекрасно: и слова, и ласка,
    И каждый вздох, и каждый поцелуй.

    Эдуард Асадов…


Она с силой оттолкнула Александра от себя, так что он практически лег на заднее сиденье…
- Убирай ноги! – зло проговорила Катя, и Саша закинул ноги в машину. Катя захлопнула дверцу, обошла машину и села за руль. Взвизгнули покрышки – она с такой силой нажала на газ и рванула вперед, как будто убегала от преследования… Александр же полусидел-полулежал на заднем сидении и молчал…

Сказать, что Андрей ошалел, было ничего не сказать. Он смотрел, как Александр обнимал его Катерину, как целовал, как потом она села за руль его машины… В голове сразу всплыла ее фраза: «…он ценит во мне человека, женщину… А не машину для подделывания отчетов…» Что же это происходит?! Почему?!
- Жданов, ты это видел? – Малиновский был ошарашен не меньше друга, - Ни хрена себе! Сашка быстро подсуетился! Даже машину свою ей доверил!
- Ублюдок, - прошипел Андрей!
- Согласен! Это ты его еще ласково обозвал! – Рома усмехнулся.
- Не он! Ты! – выпалил Жданов и вылетел из машины. Взмах руки, такси – Малиновский наблюдал за другом через лобовое стекло – такого Андрея он видел впервые…

Катерина остановила машину около подъезда, вышла и открыла заднюю дверцу.
- Выходи!
- Кать, ты чего злая такая, а? – Саша откровенно веселился.
- Выходи!
- Подумаешь, поцеловал! Или тебе не понравилось?
- Выходи!
- Ну, хорошо, хорошо. Только не кричи, - он выбрался из машины. Катя поставила машину на сигнализацию, развернулась к Саше и, указав рукой на дверь подъезда, сказала:
- Пойдем, - ухватив Александра за руку, она чуть ли не с силой потащила его в дом.

- Молодой человек, куда едем? – таксист уже минут пятнадцать пытался выяснить у Андрея, куда того везти. Пассажир же не отвечал, откинувшись на сидении и закрыв глаза. Такси замерло на светофоре, и водитель потряс Жданова за плечо.
- Эй! Вы спите? – Андрей открыл глаза, огляделся по сторонам, пытаясь сообразить, где они едут, потом повернулся к водителю и еле слышно сказал:
- Нет.
- Тогда скажите, пожалуйста, куда Вас везти? – Андрей задумался, а потом также еле слышно назвал адрес.

Катя отперла квартиру, втолкнула Александра и с силой захлопнула дверь.
- Иди, умойся, - резкий, грубый голос.
- Кать… - Саша схватил ее за руку и снова притянул к себе. Катерина отклонилась, насколько могла, и отрезала:
- Если ты еще раз ко мне прикоснешься, я тебя ударю. Пусти! – она попыталась вырваться, но Александр так и не разомкнул кольцо из рук.
- Кать, - запах алкоголя и табака ударил ей в лицо, - ты меня боишься? – при этом Саша пытался сделать такую гримасу – что-то присущее какому-нибудь мачо, герою американского боевика, который предлагает официантке придорожного бара замочить пару-тройку каких-нибудь бандитов, а потом выйти за него замуж.
- Отстань от меня! – Катя закричала.
- Чего ты так сопротивляешься? Ты одинока, я одинок – мы были бы хорошей парой… - он еще сильнее прижал девушку к себе и попытался заполучить еще один поцелуй. Катя же собрала всю свою волю в кулак и толкнула Сашу с такой силой, что тот отлетел к стене.
- Иди, умойся, а я пока сварю кофе, - бросила Катя и ушла на кухню.

Такси въехало во двор и остановилось. Андрей расплатился и вышел. Подошел к подъезду, открыл дверь, но не вошел. Толкнул ее обратно, развернулся и побрел на детскую площадку…

Саша зашел в ванную и включил холодную воду. Подставив ладони под струю, он наклонил голову и несколько раз плеснул в лицо водой. Потом облокотился на раковину и… опустил всю голову. Ледяная вода падала на макушку, стекая за шиворот, и Саша медленно приходил в себя…
Александр резко выпрямился и посмотрел на себя в зеркало. То, что он увидел, его не обрадовало – мокрые, взъерошенные волосы, усталость и безысходность на лице, потухший взгляд – и это он? Александр Воропаев? Саша опустил руку на ручку крана и выключил воду. Схватил полотенце и пошел на кухню…

Вот уже полчаса Андрей сидел на качелях и смотрел на подъезд. «Она там… С ним… Вдвоем…» Жданов в красках представил Катерину с Александром – вот он касается ее волос…вот он целует ее…а руки расстегивают пуговицы пиджака…вот он проводит рукой по ее плечу, такому нежному и хрупкому…поцелуй в шею…ниже…ниже… «Черт!» - крикнул Андрей, и его голос эхом ударился о стены домов.

Катя стояла и смотрела в окно, на набережную. Александр подошел и тронул ее за плечо. Она дернулась и отступила от него на шаг. Затем схватила со стола стакан с мутной водой и протянула его Александру:
- На, пей.
- Что это?
- Пей, говорю, - она стояла с вытянутой вперед рукой и напоминала сейчас маму пятнадцатилетнего сыночка, который впервые пришел домой пьяный. Саша взял стакан и залпом выпил. Потом поморщился – его начинало тошнить.
- Что это за отрава? – Саша скорчил гримасу.
- Это не отрава. Это сода. Тебе ста… - Александр дослушать не смог, в это время у него появилась другая цель – как можно быстрее добраться до туалета…

Катя сидела на кухне, пила чай и смотрела телевизор. Спустя некоторое время показался Александр. Вид у него был измученный.
- Кать, - позвал он. Девушка обернулась и вопросительно посмотрела на Сашу, - Кать, мне плохо.
- Пить меньше надо, - буркнула она.
- Кать, я – спать… Ты…останешься?
- Нет, я поеду домой. Я вызвала такси.
- Прости... – бросил Саша и ушел в комнату.

Катя допила чай, выключила телевизор и пошла в коридор. Не удержалась и заглянула в комнату – Саша спал как младенец, а свет так и не выключил. Девушка погасила иллюминацию и прикрыла дверь. Потом вернулась на кухню, нацарапала на листке послание, оделась и вышла.

Андрей смотрел на подъезд, мучая себя догадками. Она в его объятиях… Как же больно! «Почему? Почему сердце сжимается в маленький комочек, и так трудно дышать? Почему? Почему голова раскалывается от безысходности? Почему? Почему мир, мой мир, такой, казалось бы, привычный, рушится на глазах? Почему? Почему я не могу быть вместе с ней?!»

Катя вышла из дома и огляделась – такси еще не приехало. Она вдохнула прохладный ночной воздух, лишь краем глаза заметив одинокую ссутулившуюся фигуру мужчины на качелях…

Дверь подъезда открылась и… «Не может быть!!! Катя! Катенька! Она не осталась! Она здесь! Она одна!» Какая-то неведомая сила подняла Андрея на ноги – он рванул, казалось, со скоростью света… Рванул к ней…к Катеньке…к мечте!

Она заметила его в последний момент… Андрей подлетел к ней, обнял и прижал к себе. «Дежавю…» - подумалось ей. Он стоял и молчал, лишь только стараясь прижать сильнее и в то же время не сделать ей больно. И она стояла и молчала, боясь пошевелиться… Лишь только предательски ёкнуло сердце…
- Катенька… Катюша моя, - она молчала…
- Ты моя…Моя… - она молчала…
- Я люблю тебя… - она молчала…
- Ты украла у меня сердце… - она молчала…
- Я искал тебя… - она молчала…
- Я искал тебя везде… - она молчала…
- Ты стала для меня всем… - она молчала…
- И…и я никуда тебя не отпущу… - она молчала…
- Я верю, что ты тоже любишь меня… - она молчала… Слезы текли по ее лицу…

- Кать… Кать, не плачь! – Андрей коснулся ее подбородка и посмотрел ей в глаза, - Катюша, Катенька! Пожалуйста, не плачь! Я прошу тебя! – ему самому хотелось плакать… - Катя! Катенька! Ну, пожалуйста, пожалуйста, не плачь! Я не могу видеть твои слезы! Или… Хочешь… Хочешь, я тоже заплачу? - Катя лишь помотала головой – нет, а слезы так и текли из глаз, и уже нельзя было остановить их – она так долго терпела… - Кать! Катя! Пожалуйста! Ну! Ну что мне сделать? – Андрей похлопал себя по карманам в поисках платка, но не нашел, - Катя! Я мне так больно видеть, как ты плачешь!
- Это слезы радости, - прошептала она…

41.
Маленькая искра в твоей душе превратилась в жаркое пламя. Огонь жжёт тебя изнутри, заставляет испытывать невыносимые муки, но ты терпишь, ибо ничего нет слаще этих мук. Порой ты понимаешь, что должна прекратить это безумие, но в самый последний момент что-то тебя останавливает. «Ну, ещё чуть-чуть, ну ещё немножко», - шепчешь ты, закрывая глаза. Твоё сердце давно уже не бьётся в своём обычном ритме, а вздрагивает, сжимается до боли, когда ленивые огненные языки беспощадно лижут его нежную плоть. Но тебе всё равно, ты готова пожертвовать всем ради этого чувства, ты давно уже не жалеешь себя, нырнув в самую пучину огненного кратера. Порой ты понимаешь, что зашла слишком далеко, разрешив всецело завладеть твоим маленьким существом, но слепота, снизошедшая откуда-то сверху, отгоняет прочь все сомнения. Огонь будет гореть…Всегда…

Ночь… Холодный ветер… Пустынный двор… Она плакала… Он целовал… Они были вдвоем… Это было счастье… Да… Такое простое счастье, когда все равно где ты, видит ли кто – все равно, только бы ОН был рядом…только бы ОНА была рядом… И любовь… Всепоглощающая… Раздирающая на куски… Соединяющая в одно целое… Любовь… Две фигуры вне мира… Мир, состоящий из двух фигур… Два человека, утопающие друг в друге…

Яркий свет ворвался в ИХ мир… Подъехало заказанное Катей такси…
- Мне пора… - прошептала она…
- Значит и мне пора… - ответил он…
- Я поеду…
- А я поеду с тобой…
- Ко мне?
- Мне все равно…

Такси несло их по ночным улицам, а они сидели на заднем сидении и целовались… Так беззаботно… Так страстно… Хотели насытиться друг другом… И не могли… Он улыбался… Она улыбалась… Их сердца – улыбались…

Два часа ночи…

Поцелуй… Еще поцелуй… Каждый сантиметр… Каждую клеточку…
- Ты моя? – спрашивал он…и тут же сам отвечал, - Моя! МОЯ!

Четыре часа ночи…

Он гладил ее по волосам… Она прижималась к нему всем телом… И снова поцелуй… Один… Потом еще один…

Шесть часов утра…

Рассвет… Красное солнце вставало на горизонте… Она спала у него на плече… Он держал ее за руку…

Семь часов утра…

Такси тихо остановилось… Он аккуратно поднял ее на руки, боясь прогнать ее сон…
Подъезд…
Лифт…
Квартира…
Кровать…
Он положил свое сокровище на постель, подложил под ее голову подушку и ласково укрыл пледом…

Восемь часов утра…

Он сидел рядом, держа ее пальцы в своей руке, и смотрел… Как же сладко она спала… И улыбалась… Улыбалась во сне…
Он откинул ей со лба прядь волос, провел рукой по щеке…
«Ты – моё чудо! Ты – моя мечта! Ты – моя жизнь!» - шептал он ей… А она улыбалась…
«Я люблю тебя, Катенька! Всем сердцем! Так сильно, что невозможно передать словами… Я люблю тебя!» - его взгляд окутывал ее тело… Он был счастлив… Она рядом… Она его любит…
«Я больше не позволю тебе исчезнуть из моей жизни… Никогда…»

42.
Она открыла глаза и улыбнулась – все-таки это был не сон… Андрей лежал рядом, уткнувшись куда-то ей в плечо, и держал за руку… «Я люблю…Я люблю тебя!», - она ласково провела его по руке и… ее взгляд упал на часы…

Голова… Умираю… Боже…
Александр усилием воли заставил себя сесть на кровати. Голова болела ужасно. Он поискал ногами тапочки, но безрезультатно… Встал так… Только добравшись до кухни и опустошив пакет апельсинового сока, Саша задумался о событиях вчерашнего дня…

- Андрей! – закричала девушка, - Мы проспали! Андрей! – сам Андрей подпрыгнул на диване и непонимающим взглядом уставился на Катю.
- Что случилось?
- Случилось?! И ты еще спрашиваешь, - Катя заметалась по комнате, - Время без пяти девять!
- И?
- Через пять минут мне надо быть в «Зималетто»! И тебе, кстати, тоже!
- Кать… - Жданов расслабился, - Не переживай… Придешь к обеду…
- Ты с ума сошел? – она посмотрела на себя в зеркало и, отметив, что пиджак сильно помят, воскликнула, - Черт!
- Кать, - Андрей встал и подошел к девушке, - Ты же можешь позвонить в офис и сказать, что уехала в банк, - он притянул ее к себе, - И вернешься ты только к обеду…
- Ты думаешь? – уже спокойным голосом произнесла Катерина.
- Конечно… - он наклонился и поцеловал ее в шею, - Мне так не хочется тебя отпускать…

«Больше я пить не буду…» - в очередной раз зарекся Александр… Он сидел на кухне, пил горячий крепкий кофе и силился вспомнить события вчерашнего вечера...особенно после того, как прочитал записку Катерины: «Надеюсь, ты выпил столько, чтобы стереть память о вчерашнем дне…»
Лера?.. Он вчера был у нее… Но… Но не поговорил… Потом он доехал до ближайшего бара… А что потом? Только смутные воспоминания… Катя… Квартира… Стакан мутной воды…

- Хорошо, - Катя выскользнула из его объятий и подошла к телефону, - Я позвоню Маше… - потом обернулась, - А ты? Ты как объяснишь свое отсутствие?
- Не знаю… Может позвонить Маше и сказать, что с тобой по банкам езжу? Как водитель? – Андрей рассмеялся…
- Позвони Малиновскому... Он выручит, - голос Катерины изменился, но только в звонке Роману она видела выход…
- Нет уж… Больше он меня выручать не будет, - Жданов вспомнил, ЧТО вчера сказал другу – вряд ли тот станет с ним разговаривать, - Мы поругались вчера, - он натолкнулся на вопросительный взгляд Катерины…
- Потом расскажу… Звони Маше…
Катя подняла трубку…
- Алло, Маш? Привет, это Катя…
Андрей положил руки ей на плечи…
- Маш, я сейчас еду в банк…
Нежный поцелуй в шею…
- Если меня будут спрашивать, я буду в офисе после обеда…
Катерина повесила трубку и резко развернулась…
- Андрей, потом, - она протянула ему телефон, - твоя очередь… - он нехотя взял трубку…
- А кому звонить-то?
- Позвони Кире… - бросила Катерина и пошла в ванную…

43.
    Я хочу быть с тобой…
    Я хочу быть с тобой…
    Я так хочу быть с тобой…
    Я хочу быть с тобой
    И я буду с тобой!
    В комнате с белым потолком,
    С правом на надежду…
    В комнате с видом на огни,
    С верою в любовь…

    Вячеслав Бутусов,
    «Наутилус Помпилиус»


Андрей сначала решил, что Катя шутит… Звонить Кире? Ничего себе идея!
- Кать, ты это серьезно? – крикнул он.
- Вполне! Она обязательно тебя прикроет! – крикнула в ответ девушка.
- Ну ладно, - буркнул Андрей уже сам себе и набрал номер…

«Что же такое вчера было?»
Александр пил уже четвертую чашку кофе, но самочувствие все равно оставляло желать лучшего…
«Еще эта записка! Что я такого натворил?»
Голова раскалывалась – заставлять себя напрягать память было невыносимо.
Он решил найти ответы на свои вопросы другим образом.

- Кира, привет… - Андрей старался говорить тихо, чтобы Катя не слышала. Катя же в свою очередь, услышав знакомое до боли имя, включила воду и захлопнула дверь…
- Привет, ты где? Уже начало десятого… - девушка была напряжена.
- Кир, я приеду позже… У меня встреча… - он сделал паузу, потом добавил, - Если наш новый президент будет меня искать, так ей и передай!
- Хорошо, - голос стал мягче, - Но ты особо не волнуйся, Пушкаревой до обеда не будет.
- Правда? Хорошенькое начало – в первый же день работы приходить к обеду.
- Она в банк поехала.
- Ясно! Ну и отлично! Ладно, Кирюш, мне пора, встретимся на работе.
- Целую…
Андрей повесил трубку и откинулся на кровати… Вы можете себе представить, как улыбается кот, собирающийся полакомиться сметаной? Вот так улыбался Андрей Палыч… Теперь только они вдвоем… Он и Катенька… ЕГО Катенька…

Зазвонил мобильный… Жданов инстинктивно дернулся – но звонили Кате. Он нашел на полу в прихожей ее сумку и достал оттуда телефон. На дисплее высветилось имя абонента – настроение Андрея резко упало… Саша…

«Возьми трубку! Уже пятнадцать минут десятого, ты должна быть на работе! Катя!» - Саша повторял эти слова как заклинание… Но никто так и не ответил… Александр бросил мобильный на стол и пошел в комнату. Едва коснувшись кровати, Саша погрузился в царство Морфея…

Звонок оборвался… Андрей перевел телефон в бесшумный режим и убрал обратно в сумку… Саша… Да ну его… Он подумает об этом позже…

Катерина вышла из ванной и заглянула в комнату.
- Андрей, ты спишь, - Андрей распластался на кровати с закрытыми глазами.
- Неееет… - протянул он, - Мечтаю…
- Мечтаешь? О чем? О завтраке, наверное… - Катя улыбнулась.
- Нет, о завтраке еще рано мечтать – аппетита нет…
- А о чем же ты тогда мечтаешь?
- Я мечтаю… Я мечтаю о том, чтобы ты разбудила во мне аппетит! – Андрей открыл глаза и сел на кровати. Катерина подошла и села перед ним на корточки…
- Поцелуя будет достаточно?
- Я на глупые вопросы не отвечаю, - сказал Андрей и притянул девушку к себе…

Поцелуй…
Нежно…
Поцелуй…
Страстно!
Пиджак…
Поцелуй…
Блузка…
Поцелуй…
Джинсы…
Поцелуй…
Брюки…
Поцелуй…
Он не торопился овладеть ею как можно скорее…
И в то же время спешил…
Само ощущение приближающегося наслаждения было для него не менее сладостно – он, как истинный гурман, растягивал удовольствие…
Она, в охватившем ее внезапно порыве, потянулась к нему сочными губами, закрыв в волнении глаза…
Он поддержал ее левой рукой за плечи, ощущая ее трепетную беззащитность, и нашел своими губами ее…
Провел языком по губам, чувствуя, как она все больше приникает к нему, что в ней рушится какая-то неведомая стена, не позволявшая ей полностью раскрепоститься…
Как будто впервые…
Он нежно провел по точеному плечу девушки, нащупал маленькую ямочку почти у самой шеи…
Она отвечала на его страстные поцелуи, жадно обхватив руками за шею. Она еще контролировала свои поступки, но с восхищением понимала, что разум уступает место чувствам…Ей хотелось закричать от восторга, но лишь тихий сладкий стон сорвался с ее губ…
Андрей провел ладонью по ее щеке, пробежался пальцами по нежной коже шеи, где под пальцами ощутил стремительное биение сердца, отдававшееся по всем венам…
Ее тихие стоны восхищали его сейчас больше любой, самой талантливой симфонии. Шелк волос кружил голову. Запах тела дурманил…
Он провел рукой по линии ее бедра и поразился этому чуду природы – женскому телу…
Как будто впервые…
Андрей чувствовал, что каждая Катина клеточка стремится к нему, и ему хотелось одарить своей щедрой лаской ее всю – от маленьких пальчиков ног до чуть покрасневших, изящной формы мочек ушей.
Контуры комнаты размылись…
Сейчас для нее существовал только ОН…
Для него – одна ОНА…
Жар его страсти захватил Катерину, закружил в фантасмагоричном круговороте, темп движения доводил ее до исступления, с губ ее срывалось еле слышное «люблю…»
Обжигающая волна накрыла ее с головой - поистине воплощение наивысшего блаженства…
Оно стоит того, чтобы искать так долго...
Оно стоит того, чтобы ждать так долго…
Оно стоит того, чтобы…
И вновь его прикосновения заставляли ее дрожать…
И вновь ее голос заставлял его тело напрягаться…
И они уже не понимали – спят ли они или грезят…

Он спал…
Катерина аккуратно вытащила свою руку из-под шеи и села на кровати…
«Всю жизнь бы так!» - подумалось ей.
Она натянула на себя его футболку, встала и прошла на кухню – хотелось пить…
Катя открыла несколько шкафов, чтобы найти кружки… Наконец она нашла, что искала, - пол-литровая кружка с надписью «Андрей»… «А ты, оказывается, тоже любишь пить из больших емкостей…» - она улыбнулась…
Заварив чай, Катя села в кресло, поджав под себя ноги, и включила телевизор. Новости, мультфильмы, опять новости… Она нажала на кнопку – экран потух… Посмотрела на часы – только двенадцать… Еще час…
«Он меня любит! Любит! Любит!» - так пело ее сердце…
«Представляю, что скажут родители!» - подумала она и сникла – родителям она так и не позвонила…
Катерина рванула в прихожую, порылась в сумке и достала телефон…
«Боже! Сколько пропущенных вызовов! Двенадцать!»
Она набрала номер:
- Алло!
- Мам, это я…
- Катя! Ты где? Ты как? Что с тобой?
- Мам, со мной все в порядке, я у… я у Юлианы…
- А что ты там делаешь?
- Мам, я тебе потом все объясню! Ты лучше скажи – папа проснулся?
- Нет еще…
- Хорошо. Мам, скажи ему, когда проснется, что я уже на работе. Только ни в коем случае не говори, что я не ночевала дома!
- Конечно, не скажу… У него и так сердце плохое…
- Спасибо, мам. Я тебя люблю.
- И я тебя, - голос Елены Александровны потеплел.
- Ладно, мне пора – работа…
- Конечно, дочка, работай…
- Пока, мамуль, - Катерина отключилась.
«Фффу… Пронесло…Двенадцать звонков… А я не слышала…»
Катерина посмотрела на мобильный и только сейчас заметила маленькую перечеркнутую ноту – бесшумный режим…
«Хм… Я вроде не ставила… А может и ставила…» Она еще раз пробежалась по списку пропущенных… Мама, мама, мама – одиннадцать звонков были из дома, и лишь один – от Саши…

Катерина вернулась на кухню, сделала большой глоток из чашки, потом набрала номер… Гудки… Трубку никто не снимал… Вторая попытка… Опять ровные гудки… Наконец, раздался характерный щелчок, и знакомый голос произнес, точнее промычал:
- Ммммда…
- Саша, ты спишь что ли?
- Катя? – голос в одно мгновение стал бодрым…
- Да, я.
- Ты где?
- Я… - Катя замялась, не зная, что ответить – соврать или… - Я у Андрея…
- Что?!!

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 14:05 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
44.
Катерина вернулась на кухню, сделала большой глоток из чашки, потом набрала номер… Гудки… Трубку никто не снимал… Вторая попытка… Опять ровные гудки… Наконец, раздался характерный щелчок, и знакомый голос произнес, точнее промычал:
- Ммммда…
- Саша, ты спишь что ли?
- Катя? – голос в одно мгновение стал бодрым…
- Да, я.
- Ты где?
- Я… - Катя замялась, не зная, что ответить – соврать или… - Я у Андрея…
- Что?!!
- Ничего! Не кричи!
- Что ты там делаешь? – Катя так до конца и не поняла – то ли Саша был просто обескуражен, то ли взбешен…
- Саш, ты чего орешь?
- Что я ору? И ты еще спрашиваешь?! Что ты там забыла? – Александр разошелся не на шутку.
- Любовь… - спокойно ответила девушка, а Саша замолчал…
- Любовь… - эхом повторил он… - Значит…
- Да, Саш! Все замечательно!
- Рад за вас, - только и оставалось ему ответить.
- Спасибо. Слушай, ты чего мне звонил? – поинтересовалась она.
- Я? Ах да… Что означает твоя записка? Что вчера такого было, о чем не надо вспоминать?
- Так значит, ты ничего не помнишь? – Катя рассмеялась.
- Нет… Ничего… Ну, то есть я помню, как приехал к Лере, что ее дома не было, потом я поехал в бар… А вот что было потом, я помню смутно. Помню, что ты приехала... Помню тебя у себя… Больше ничего…
- Это же надо так напиться! – засмеялась девушка, - Ну ты даешь!
- Может, ты поможешь мне вспомнить? – ему было стыдно(!), но он спросил.
- А стоит?
- Катя! Что я делал? – крикнул Саша в трубку.
- Прекрати кричать! Вечером встретимся, и я расскажу, хорошо?
- Ладно. А почему ты не на работе?
- Саш, ты дурак? Я у Андрея!
- Первый день президентства – а ты у Андрея?
- Ты неправильно расставляешь акценты: на ТОТ день, когда я оказалась у Андрея, пришлось начало моего президентства.
- И это говорит всегда рассудительная и ответственная Катерина?
- Я приеду в «Зималетто» около двух. Устраивает?
- Кать, не злись. Я пока не осознал, что вы с…Просто еще вчера утром ты говорила, что не веришь в его любовь, а спустя сутки выясняется, что ты у него дома… Кстати, а как вы…
- Саш, вечером расскажу. Все, пока. Я тебе позвоню.
- Ладно, пока.
Катя положила телефон на стол и рассмеялась. «Представляю, какие у Сашки были глаза!»
- Катя! – девушка резко обернулась – в дверном проеме стоял Андрей, - Ты ничего не хочешь мне объяснить?
- Объяснить? Что именно? – Катерина сделала вид, что не поняла, о чем речь.
- Я про Воропаева.
- Тебе объяснить, кто такой Саша? – Катя улыбнулась, а Андрея перекосило – она так ласково произнесла его имя…
- Ты издеваешься?
- Нет, - она подошла к нему, обняла и заглянула в глаза.
- Кать, - голос Андрея смягчился, - что у тебя с Александром? – Андрей сделал такое лицо, что девушка рассмеялась.
- Ничего, - Катя встала на мысочки и подарила ему маленький поцелуй.
- Как это – ничего? Я же не слепой!
- Не слепой? – Катерина улыбалась, - И что же ты видел?
- Ты приезжаешь с ним, уезжаешь тоже с ним, на вечеринке вы вместе, ты у него ночуешь, потом вы целуетесь, а вчера…
- А что вчера? – ее смех готов был перелиться в истерику.
- Вы были в баре, потом целовались… Потом поехали к нему…
- Ты что, ревнуешь?
- Конечно!
- Дурачок ты, Андрюша, - бросила Катя и прошла в комнату.
- Кать, - Андрей в растерянности проследовал за ней, - Кать, ты мне объяснишь хоть что-нибудь?
- А что тебе объяснять? Мы – друзья. И все. А то, что ты видел… Обман зрения!
- Что значит обман зрения?
- Андрей, я с Сашей не целовалась… А то, что ты видел вчера… - она замолчала – стоит ли объяснять ему причины вчерашнего поведения Александра?
- Да, расскажи, что было вчера! Вчера я очень хорошо видел, как он тебя поцеловал.
- Послушай Андрей… Вчера… Саша напился… И то, что он меня поцеловал – это… Вообщем, он не соображал, что делает… К тому же, он этого не помнит! – Катя улыбнулась, вспомнив телефонный разговор с Александром.
- Напился? Сашка? Не верится как-то… Чтоб Сашка выпил столько, чтоб ничего не помнить?!
- Поверь мне, он был пьян… И еле на ногах держался…
- Но с чего вдруг ему напиваться?
- У него был веская причина…
- Веская причина?
- Вот ты почему напивался, когда меня в Москве не было?
- Потому что любил тебя… А тебя рядом не было…
- Вот и он также…
- Любит и напивается, когда тебя нет рядом?..
- Почти… Любит… И пьет… Только любит не меня, а в остальном ты угадал.
- И кто же она?
- Спроси у Саши…
- А ты мне не скажешь?
- Нет, - Катерина посмотрела на часы на стене, - Пора собираться, Андрюш.
- Уже? Ну уж нет, - блаженная улыбка расплылась на лице, - У нас еще есть немного времени…
- Андрей… - вздохнула Катерина, но было поздно…

Спустя полтора часа…

Дверь такси распахнулась, и на асфальтовой дорожке показалась сначала одна ножка, обутая в красивую туфельку на высоком каблуке, потом вторая – и, наконец, появилась сама обладательница. Продефилировав несколько метров до входа, девушка бросила незатейливое «Привет!» Потапкину и вошла в здание…
Год назад она вот также приехала сюда, только на автобусе, и эти несколько метров до входа она шла, низко опустив голову, - видеть пренебрежительные взгляды ей не хотелось.
Как же все изменилось! А всего лишь прошел год… Всего лишь… Как ничтожно мало… Как безумно много… Из секретаря – в президенты… Из дурнушки – в красавицу… Из мечты – в реальность… О ней можно было написать целую книгу…
С такими мыслями Катерина поднималась в офис «Зималетто»… В свой офис…

- Привет, Маш!
- Привет, Кать! То есть Екатерина Валерьевна! – Тропинкина сделала серьезное лицо…
- Меня кто-нибудь искал?
- Ага. Роман Дмитриевич и Кира Юрьевна. А еще мама твоя звонила.
- Понятно. Ладно, побежала я.
- Кать, - окликнула она девушку.
- А?
- Мы тут это… Обсуждали сегодня в обед… Вообщем, пойдем отметим вечером твое возвращение в «Зималетто»!
- Маш… - Катин вечер был занят Александром, но обижать Машу ей не хотелось, - Потом поговорим, хорошо?

Девушки! Кто-нибудь когда-нибудь красил ногти на рабочем месте? Те, кто красили, наверняка знают, что данное занятие требует максимум концентрации – как зрительной (собственно на ногтях), так и слуховой: приближение кого-либо (самое страшное – начальства) нужно услышать секунд за пятнадцать, чтоб была возможность убрать лак в тумбочку и открыть на компьютере какой-нибудь рабочий файл… А теперь вспомните, случались в вашей жизни ситуации, когда зрительная концентрация берет верх над слуховой? Когда вы аккуратно выводите кисточкой цвет, а дверь вашего кабинета резко распахивается, и входит коллега (самое страшное – начальник)? Если такое хоть раз с вами случалось, вы поймете бедную девушку…

Виктория сидела на своем рабочем месте и красила ногти. Штрих за штрихом красивый кирпичного цвета лак ложился ровным слоем. Вика безмолвно любовалась своими длинными ноготочками – красота! Внезапно дверь распахнулась, и в приемную зашла девушка. Вика растерялась, пытаясь одновременно закрыть и спрятать лак, и сделать вид, что она занята работой. И, по закону подлости, ей этого не удалось. Пузырек выскользнул из рук и упал на столешницу – брызги лака причудливыми кляксами легли на нежно-розовую тунику Виктории.
- Черт! – воскликнула она, потом вспомнила о девушке в приемной и осеклась, - Извините.
- Здравствуй, Вика! – Катерина улыбалась – все как всегда, в «Зималетто» ничего не изменилось.
- Простите, а Вы кто? Я Вас знаю? – спросила Виктория, пытаясь оттереть лак с блузы, но лишь больше размазывая его по ткани. Катя подошла к столу:
- Лак не отстирывается, можешь не стараться, - сказала она, а Вика погрустнела – придется выбросить любимую кофточку.
- Что за ужасный день?! А Вы к президенту? А его, то есть ее еще нет!
- Вика! Очнись! Президент – я!
- Пушкарева?! – Виктория вытаращила глаза, а Катя лишь утвердительно кивнула, - Пушкарева… Ааааааааааааааа!!!
- Вика!
- Ааааааааааааааа!!!
- Вика! – Катя ударила кулаком по столу.
- Что?
- Не кричи!
- Ааааааааааааааа!!!
- Что тут происходит? – на крик пришла Кира.
- Кира! Кирочка! Эта… - Вика махнула рукой на Катю, - Она говорит… Она называет себя Пушкаревой!
- И что?
- Как это что? Эта финтифля – Пушкарева? Ха-ха-хаааа!
- Прекрати немедленно!
- Кира! Да она… Пушкарева – мымра, а эта… Ааааааааааааааа!!!
- Замолчи! Пойдем в мой кабинет! – Кира вытолкала подругу из приемной и, обернувшись, бросила Катерине, - Извини.
Катерина улыбнулась и прошла в кабинет.

А здесь все так же… Тот же стол… Компьютер… Орел… А ведь Павел Олегович просил Андрея освободить кабинет… Она села в кресло и закрыла глаза. Налетели воспоминания… Вот она на собеседовании… Андрей в кресле… Рядом Павел Олегович… А она переживает – возьмут ее или нет… А вот день Совета Директоров… Она тогда всю ночь проработала, исправляя бизнес-план… Как тогда они втроем радовались, что им удалось убедить Александра в своей правоте… А вот день, когда она рассказала Андрею о взятке… Весь прошлый год пронесся у нее в голове… И ни одной мысли об открытках, шоколадках…письме…
Распахнулась дверь, и Катерина открыла глаза… В проеме показалась голова Андрея.
- Екатерина Валерьевна… Кать… - он улыбнулся.
- Да, Андрей Палыч… Что Вы хотели?
- Что я хотел? Ах да! – Андрей зашел в кабинет и закрыл дверь на ключ, - Поцеловать тебя хотел!
- Андрей Палыч… - начала Катя, но Андрей уже преодолел расстояние от двери до стола и тянулся ее поцеловать. Катерина увернулась.
- Ты с ума сошел? – прошептала она.
- Ага, - расплылся в улыбке он, - Я сошел с ума от любви к тебе.
- Андрей, мы на работе. Нас могут увидеть.
- Ну и что?
- Ничего. Я НЕ хочу, чтобы кто-нибудь знал, - сказала она и, заметив недоуменно-обиженный взгляд Андрея, добавила, - Пока… Хорошо?
- Ладно. Если ты так хочешь… Но я буду к тебе часто заходить.
- Ты подумал над своей должностью?
- А у меня было время подумать?
- А не было? – Катя рассмеялась.
- Ну… - Андрей картинно закатил глаза, - Ну разве что, когда брился…
- Итак…
- Кать, мне все равно… А… А можно я буду твоим помощником?
- И какая от тебя будет помощь?
- Ну зачем ты так…
- Затем… Ты сам работать не будешь, и мне не дашь.
- Это точно! – опять эта улыбка, - Ну тогда сама думай, кем мне тут быть. Ты же президент!
- Как всегда, обо всем думать мне, - Катя шутя поворчала, - Как тебе должность начальника отдела развития корпоративного бизнеса?
- Чего? Ты по-русски скажи…
- По-русски… - Катерина рассмеялась, - Кира занимается розницей, а ты возьмешь на себя оптовую продажу, поиск клиентов, заключение договоров… Ясно?
- Это я могу! Согласен! А где мой кабинет будет? Здесь? – Андрей подошел к каморке…
- Нет, - Катя покачала головой, - Твой кабинет… Кабинет разделишь с Малиновским.
- С Малиновским? Ну нет! Мы с ним поссорились.
- Ничего страшного, помиритесь. В первый раз, что ли?
- Ну…
- Все, иди. Мне работать надо.
- Дай поцелую.
- Иди уже, - Катя сделала серьезное лицо, - Андрей Палыч, не мешайте мне работать!
- Без поцелуя не уйду!
- Ладно, - сказала Катерина и подставила щеку.
- Хитрая какая! – рассмеялся Андрей, развернул девушку к себе и жадно впился в ее губы…

Следующие два часа пролетели незаметно. Приходила Шура, Света, Амура – все несли отчеты своих подразделений. Катерина разбиралась с бумагами, делала общий отчет, составляла сметы, готовила распоряжения. Приходил Андрей – с Малиновским они помирились и теперь обустраивали кабинет на двоих. Приходил Урядов – оформить нового сотрудника. Катерина, долго не думая, пригласила своего закадычного друга Николая занять должность финансового директора. Звонил Павел Олегович, хотел узнать, как Катерина осваивается в новой должности. Так что у Катерины за все это время не было ни одной свободной минутки.
Закончив разговор с банком, Катя откинулась в кресле и закрыла глаза – пять минут, а потом за работу. В дверь постучали.
- Да! – дверь открылась, вошла Кира.
- Катя… Мы можем поговорить?
- Конечно, Кира Юрьевна.
Кира прошла и села в кресло напротив Катерины.
- Катя, видите ли в чем дело… - Кира взяла официальный тон – никакого хамства и пренебрежения, - Я хотела бы предложить Вам обмен…
- Обмен? – Катерина вздернула брови.
- Понимаете, Катя… Вика не хочет работать…не хочет быть вашим секретарем.
- Вы меня не удивили, - Катерина улыбнулась.
- Поэтому предлагаю ее перевести ко мне в подчинение, а Вам – Амуру.
- Хорошая идея. Давайте так и сделаем.
- Спасибо, - Кира встала, чтобы уйти.
- Кира Юрьевна, подождите.
- Да?
- Мне тоже надо с Вами поговорить, - Кира опустилась в кресло.
- Слушаю.
- Дело в том, что… - тут неожиданно заиграла музыка – звонил Кирин мобильный.
- Извините, - сказала Кира и сняла трубку, - Да.
Звонил брат:
- Привет, сестренка! Как твои дела?
- Нормально. Давай я тебе перезвоню, я сейчас занята.
- Можно поинтересоваться, чем?
- Я разговариваю с Пушкаревой... – Кира привычно назвала девушку по фамилии, потом все-таки добавила, - Екатериной Валерьевной.
- О, Катя рядом. Можешь дать ей трубочку?
- Конечно, - пролепетала Кира и протянула трубку Кате. Удивлены были обе…
- Да, - Катя взяла телефон.
- Привет. Кать, я хотел спросить, когда за тобой заехать?
- Заехать? – девушка посмотрела на Киру – та ловила каждое слово.
- Ты сказала с утра, что мы увидимся. Передумала что ли?
- Нет, Саша, не передумала, – «Саша?! Просто Саша? Что происходит?» - В семь я буду свободна. Это все?
- Да, в семь жду тебя у «Зималетто». И скажи Кире, чтобы перезвонила, как освободится, ладно?
- Хорошо.
- Чао.
- Пока, - Катя вернула мобильный Кире.
Наступила тишина. Девушки безмолвно смотрели друг на друга. Кира переваривала только что услышанное, Катерина ждала вопросов…

45.
- Кира Юрьевна, я… - начала Катерина, но Кира ее оборвала. Она встала, уперев руки в стол, наклонилась к девушке и произнесла:
- Послушай, что я тебе скажу. Ты переходишь все границы! Сначала Андрей, теперь Саша! Тебе не кажется, что это слишком?
- Кира Юрь…
- Катя, что я тебе сделала, а? Ты бьешь меня по самым больным местам! Я не могу так! Слышишь?! Ты сковала меня по рукам и ногам! Я постоянно на нервах! Из-за Андрея! Теперь из-за Саши! Зачем? Зачем ты это делаешь?!
- Кира Юрьевна! – Катя встала и также уперла руки в стол – девушки теперь напоминали бойцов… Смертельная схватка… - Теперь послушайте, что я скажу! – она сама не заметила, как повысила голос, - То, что произошло и происходит не моя вина! И ничья впрочем! Андрей… Вы сами в курсе ситуации! НЕ я его влюбляла в себя! НЕ я!
- А Саша?! Здесь ты тоже ни при чем?!
- Вы что, думаете, что нас связывают... Мы – друзья! Понимаете? Друзья! И ни каплей больше!
- Друзья?! – Кира рассмеялась, - Какие друзья, Катя?!
- Вы вообще хоть что-нибудь знаете о своем брате?! Вы имеете хоть малейшее представление, что у него в душе творится?! Можете не отвечать! НЕТ, вы ничего о нем не знаете!
- Да как ты смеешь?!
- Смею! Потому что я тоже устала терпеть! Вы на нервах, говорите?! А я?! Я такая же женщина как Вы! И мои нервы тоже на пределе! – Катерину прорвало, - Меня шпыняли как футбольный мячик все кому не лень, а я терпела! Но больше не стану! С меня тоже хватит!
- Причем тут мой брат?!
- Причем?! Только он один понимает меня и мои проблемы! Так же, как я его!
- Что ты понимаешь? Что ты вообще знаешь о его проблемах?!
- А Вы, Кира Юрьевна? Что Вы знаете о его проблемах?
- Только не надо говорить мне, что ты знаешь Сашу лучше меня!
- Не надо?! Вы вообще знаете, что с ним сейчас происходит?! Нет!
- А ты знаешь?!
- Знаю!
- Говори!
- Может, поинтересуетесь у него самого?!
- Непременно поинтересуюсь! – Кира развернулась и вылетела из кабинета, хлопнув дверью… Схватка закончилась… Ничья…

18:45.
Катя.

Почти все уже разошлись по домам. Женсовет звал Катерину в кафе, но девушка отказалась, мотивируя тем, что еще полно работы и обязательно закончить все сегодня.
Катерина закончила очередную смету и подошла к окну. Небо затянуло серыми тучами, шел дождь. Люди спешили домой, укрыться от стихии, дворники на машинах работали не переставая. А Катя смотрела на людей, на машины, смотрела на капли дождя на стекле и думала о сегодняшнем разговоре с Кирой. Почему она сорвалась? Зачем нагрубила? Зачем рассказала про Александра? Про его чувства? Бедная Кира… Бедная Катя! А как ей не хотелось начинать свое президентство со скандалов! И вот на тебе, пожалуйста! Ну почему Саша позвонил так не вовремя? Хотя Кира все равно рано или поздно узнала бы… Боже, что же такое делается?! Одна проблема сменяется другой! Кира сегодня бросила вызов… Она вызов приняла… Когда же следующий бой?

Кира.
До Саши она так и не дозвонилась… Что же стряслось? И что знает Пушкарева? Почему она всегда все узнает последней?
Кира подошла к окну… Дождь… Майский дождь…
А Катя права… ОПЯТЬ права – она уже давно не разговаривала с братом по душам… Но ведь и сам Сашка не стремился откровенничать! Почему же он доверился Пушкаревой? Друзья… За месяц из врагов превратились в друзей? Немыслимо! Хотя это Пушкарева может считать, что они друзья, а на самом деле… На самом деле Саша ее использует – это больше на него похоже…

Катя, Андрей.
Катерина все еще стояла у окна, размышляя над событиями прошедшего дня, когда ей на плечи легли руки… Андрей… Он обнял ее, а Катя откинула голову ему на плечо… Несколько минут они стояли молча, потом Андрей сказал:
- Поехали куда-нибудь, поужинаем, потом…
- Не могу, Андрюш, - сказать правду? Солгать? – Я договорилась с Женсоветом пойти отметить мое возвращение… - Солгала…
- Может…
- Андрюш, я обещала!
- Ладно… Но ведь они все по домам разъехались.
- Андрей, ну переодеться же надо, собраться.
- Ясно. А ты почему не едешь домой?
- Мне надо еще кое-что доделать, а потом я тоже поеду.
- Подвезти?
- Не надо, я такси возьму. А ты езжай.
- Хорошо. Я пойду тогда, мне надо звонок сделать.
- Иди. Завтра увидимся.
- А может быть сегодня? Может, я приеду за тобой в кафе?
- Не стоит… Я не знаю, во сколько мы разойдемся. Я сама доберусь.
- Сама, все сама. Ну ладно, - он развернул девушку к себе и поцеловал, - До завтра…
- До завтра… - Андрей ушел.
Ожил телефон – звонил Александр. Он сообщил, что подъехал и ждет ее на стоянке. Катерина взяла сумку, заперла кабинет и пошла к лифту.

Кира, Андрей.
Андрей только что закончил разговаривать по телефону, когда в кабинет пришла Кира.
- Привет.
- Привет, Кир.
- А вы тут с Малиновским хорошо устроились, уютно…
- Да уж… В тесноте да не в обиде.
- А где он, кстати?
- Ромка? С Олечкой, Наташечкой, Верочкой… Как обычно в общем!
- Ясно. Ты домой собираешься?
- Ага, только вот сейчас бумаги Кате отнесу и поеду, - Кира посмотрела на часы и сказала:
- Ты опоздал. Она уже уехала.
- Как это уехала?
- Ты время видел?
- Видел, ну и что?
- Семь часов. А в семь у Пушкаревой встреча с Сашкой.
- С кем?!

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 14:16 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
46.
    Мои проклятия — обратный лик любви,
    В них тайно слышится восторг благословенья,
    И ненависть моя спешит, чрез утоленье,
    Опять, приняв любовь, зажечь пожар в крови.
    Я прокляну тебя за низость обмеленья,
    Но радостно мне знать, что мелкая река,
    Приняв мой снег и лед, вновь будет глубока,
    Когда огонь весны создаст лучи и пенье.
    Когда душа в цепях, в душе кричит тоска,
    И сердцу хочется к безбрежному приволью.
    Чтоб разбудить раба, его я раню болью,
    Хоть я душой нежней речного тростника.
    Чу, песня пронеслась по вольному раздолью,
    Безумный блеск волны, исполненной любви,
    Как будто слышен зов: «Живи! Живи! Живи!»
    То льды светло звенят, отдавшись водополью.

    Константин Бальмонт

Андрей только что закончил разговаривать по телефону, когда в кабинет пришла Кира.
- Привет.
- Привет, Кир.
- А вы тут с Малиновским хорошо устроились, уютно…
- Да уж… В тесноте да не в обиде.
- А где он, кстати?
- Ромка? С Олечкой, Наташечкой, Верочкой… Как обычно в общем!
- Ясно. Ты домой собираешься?
- Ага, только вот сейчас бумаги Кате отнесу и поеду, - Кира посмотрела на часы и сказала:
- Ты опоздал. Она уже уехала.
- Как это уехала?
- Ты время видел?
- Видел, ну и что?
- Семь часов. А в семь у Пушкаревой встреча с Сашкой.
- С кем?! – заорал Андрей так, что Кира невольно прикрыла уши ладонями.
- Не кричи! Андрюш, ну…
- Откуда ты это знаешь? – его глаза горели безумным пламенем, и девушка аж содрогнулась.
- Я слышала, как они договаривались, - Кира смотрела на Жданова во все глаза и никак не могла понять: он взбешен от того, что Саша с Катей или от того, что Катя с Сашей. Последний вариант ее никак не устраивал, поэтому она предпочла думать о том, что Саша все-таки использует Катерину, и Андрей бесится именно поэтому. Она подошла к нему и положила руку ему на плечо.
- Андрюш, не волнуйся ты так… - закончить фразу она не успела. Андрей резким движением сбросил ее руку и, бросив грубое «Отстань от меня!», пулей вылетел из кабинета.

Ресторан, куда Александр привез Катерину, был воплощением красоты и уюта. Сев за столик и сделав заказ, Саша сразу спросил:
- Что у тебя со Ждановым?
- Любовь, Саш.
- Ты расскажешь, как ТАК получилось?
- Ну… Вообщем вчера Андрей караулил меня около твоего подъезда… Я когда вышла… Мы… прояснили… объяснились… Вообщем, помирились мы.
- И ты тут же рванула к нему домой? – усмехнулся Александр.
- Саш… Мы всю ночь катались по городу, а потом я заснула. И он привез меня к себе.
- А почему не отвез домой?
- Саша!
- Ладно-ладно. А Кира? Она в курсе вашего примирения? – Катя погрустнела. Ей сразу вспомнилось вчерашнее обещание, данное девушке, а также сегодняшний разговор.
- Нет, она не в курсе.
- Вы что, на работу порознь приехали?
- Да, Андрей поехал сразу на работу, а я заехала еще домой. Так что приехали мы в разное время.
- Конспираторы! Почему сразу все не сказать?
- Кому? Кире? Малиновскому? Кому?
- Можно было рассказать кому-нибудь из женсовета: за пятнадцать минут узнал бы весь офис, - Саша засмеялся.
- А ты с Кирой разговаривал?
- Нет, она мне так и не перезвонила. А что?
- Мы… мы сегодня сцепились…
- Сцепились – это значит подрались? Кто кого за волосы оттаскал? – Александр откровенно веселился.
- Чего ты смеешься? Она ведь сестра твоя.
- Кать, я рад просто, что у нее появилась возможность развеять все иллюзии относительно этого ублю… прости, Андрея.
- Иллюзии? – брови девушки поползли вверх.
- Кать, она не любит его. НЕ любит. Напридумывала себе не весть что, и вот это выдуманное теперь и любит. Она же этим только себя мучает – решила, что Жданов ей хорошая пара, и кинулась осуществлять задуманное. Главное слово в ее лексиконе отнюдь не любовь…
- ?
- Свадьба, Кать. Банально, но факт.
- Мне так ее жаль…
- Не надо никого жалеть. Жалость – плохое чувство. Оно разрушает тебя. Не жалей. Никогда. От этого никому не будет лучше.
- Ты эгоист! – выпалила Катерина.
- Нет, я просто кое-чему научился за свою жизнь.
- Все равно я не могу поговорить с Кирой.
- Не волнуйся, с ней поговорю я!
- Не надо! – сказала Катерина, но продолжить не успела – зазвонил телефон. Имя и фамилия, высветившиеся на дисплее, привели ее в ступор – Андрей Жданов…
Телефон надрывался какой-то причудливой мелодией, а Катерина, как завороженная, продолжала смотреть на дисплей.
- Кать, ты ответишь?
- Это Андрей… - еле слышно сказала она.
- И что? Ты не будешь... Ты что, ему не сказала, что ты со мной? – догадался Александр. В ответ был только утвердительный кивок, - Кать, ответь ему.
- Я не просто промолчала… я солгала… я сказала, что еду с женсоветом… - она не в силах была отвести взгляд от телефона, который продолжал звонить.
- Возьми же ты трубку, Катя! Он же всю Москву перевернет в поисках тебя! – Катя нажала на клавишу и поднесла мобильный к уху.
- Алло.
- Катя? Ты где? – Жданов орал.
- Андрей, я с Сашей.
- Адрес?!
- Андрей, не надо…
- Адрес?!
- Андрей, послушай, не надо приезжать, - Катя струсила. В этот момент трубку выхватил Александр.
- Андрюша, не нервничай. Я ничего твоей Катеньке не сделаю.
- Где вы?! – орал Андрей.
- Ты можешь не кричать? Я с тобой нормально разговариваю. Если ты так беспокоишься, можешь приехать, - Катерина побледнела.
- Адрес?!
- Орликов переулок, 5. Ресторан «Колесо времени».
- Не дай Бог ты…
- Пока, - оборвал излияния Жданова Александр и протянул трубку Катерине.
- Саш, зачем…
- Зачем я сказал, где мы? Пускай приезжает. Не волнуйся, все будет нормально.
- Но…
- Ну соврала ты ему, ну и что? Он тебя за это не убьет. Ты мне лучше расскажи о вчерашнем вечере – я так ничего и не вспомнил.
- Ты вчера напился, - Катерина улыбнулась.
- Это я понял еще с утра – голова раскалывалась ужасно.
- Ты поговорил с Лерой? – улыбка исчезла с лица Александра.
- Нет. Но я поговорил с ее матерью.
- И?
- Она меня не пустила поговорить с ней… И к тому же… Она сказала, что Лера выходит замуж, - эти слова дались ему с трудом.
- Замуж? И ты ей поверил?
- А у меня есть основания не верить ей?
- Что-то ты быстро сдался…
- Кать, у нее другая жизнь, другой мужчина. Смысл разговаривать? У меня никаких шансов.
- Шанс у тебя есть. Маленький, но все же.
- ?
- Она еще НЕ вышла замуж.
- Нет, Кать. Это ничего не меняет. Если она счастлива с этим… блондином, то я только рад. Так ты расскажешь, что было вчера?
- Ты вчера со мной целовался, - выпалила Катя, а Александр поперхнулся.
- Что?!
- Ты был настолько пьян, что идея быть мне парой пришлась тебе по вкусу.
- Не может быть… Кать… Прости… Не может быть…
- Успокойся ты, я все понимаю.
- Нет, серьезно, прости, пожалуйста.
- Все нормально, Саш. Давай забудем.
- Если учесть, что я этого вообще не помню, забывать придется тебе одной.
- Ну… не одной.
- ?
- Нас видел Андрей…
- Как?
- Вот так. Поэтому я и не стала ему говорить, что я поехала с тобой сейчас.
- Бог мой… А больше ничего я не вытворял?
- Больше ничего, - успокоила Катерина – она предпочла не говорить ему о том, как он ее обозвал.
- Хорошо. Кать, а что ты родителям сказала? Почему ты дома не ночевала?
- Папа не знает, а маме сказала, что была у Юлианы.
- Прекрасная отговорка, тем более что Юлиана в командировке.
- Ну а что я должна была сказать? Что я у Андрея?
- А вот, кстати, и он, - бросил Александр, видя, как Андрей стремительной походкой преодолевает расстояние от входа до их столика. Катя обернулась и вжалась в стул – то, что будет скандал, она не сомневалась.
- И что вы тут делаете? Вдвоем? – Андрей даже толком не понимал, о чем спрашивал. Ответил Саша:
- Сексом занимаемся, - Саша усмехнулся, но, увидев злой взгляд Андрея, поднял руки вверх и произнес, - Шучу!
- Катя, поехали отсюда! – Андрей схватил девушку за руку.
- Но, Андрей, мы…
- Поехали, я сказал!
- Андрей, пусти, мне больно, - Жданов сразу разомкнул пальцы – причинять любимой боль он не хотел.
- Поехали!
- Сядь, Андрей! И успокойся! – сказал Александр.
- А ты молчи! – кинул он фразу через плечо, и уже Катерине, - Поехали!
- Андрей, сядь. Поеду я! Не порть ей ужин! Хотя ты его уже испортил!
- Саша!
- Оставайтесь, я поехал, - Александр поднялся и встал рядом со Ждановым, - И не смей ей делать больно!
- Пошел вон, Воропаев!
- Андрей! Хватит вам уже!
- Ухожу, ухожу, - Саша достал портмоне и кинул пару купюр на стол, - Это за ужин, - развернулся и пошел к выходу. Андрей опустился на стул:
- Почему?
- Почему что?
- Почему ты солгала?
- А ты бы меня отпустил, если бы я сказала правду?
- Нет.
- Поэтому и солгала. Мне необходимо было с ним поговорить.
- О чем?
- Андрей, я не буду обсуждать это с тобой.
- А все же?
- Зачем тебе это?
- Я не хочу, чтоб у тебя были от меня тайны. Тем более…
- Оставь Сашу в покое. Когда вы, наконец, прекратите собачиться?
- Никогда…
- Да сколько можно? Я понимаю его, но ты почему к нему так относишься? Тебе он что сделал?
- Мне? Он мне жизнь испортил!
- Да что ты?! Он тебе? Или ты ему?
- Ты знаешь?..
- Да, знаю…
- Все? И про маму?
- Маргариту? Нет…
- Кать… Моя мама все подстроила тогда… Она… Вообщем, я не знал, что это девушка Сашки… А… Мама мне сказала, что Лера обращает на меня внимание, ну и я…
- Но… Почему она так поступила?
- Я не знаю, почему… Но она всегда мечтала о таком сыне, как Александр. Я для нее никто, пустое место.
- Как это?
- Так… Она всю жизнь была влюблена в дядю Юру… ну то есть в Сашкиного отца.
- Андрей, мне жаль… - Катерина накрыла его руку своей ладошкой.
- Не надо меня жалеть, Кать. Я привык.
- И ты поэтому на Сашу злишься?
- Нет. Он… Вообщем, через полгода где-то после инцидента с Лерой, в феврале, я собирался заняться частным бизнесом… строительным… Денег у меня, как ты понимаешь, особых не было, малую часть дал отец, а остальное… Вообщем, я очень рассчитывал получить грант по конкурсу… Нас было четверо ребят, каждый мечтал о своем деле. Шансы у меня были огромные, но… Председателем комиссии был отец Сашкиного друга. И грант мне не дали.
- Но почему ты решил, что Саша виноват? Простое совпадение…
- Простое совпадение? Нет… Он тогда поклялся отомстить, вот и отомстил… А я… Для меня это был удар ниже пояса…
- Мда…
- Ладно, давай не будем об этом. Просто я не хочу, чтоб ты с ним общалась.
- Андрей! Ты будешь диктовать свои условия? Он мне друг, и я буду общаться с ним, хочешь ты того или нет!
- Я… Прости, Кать… Просто…
- У нас ничего не было! Нет! И не будет! Ясно? Не волнуйся!
- Ты только больше не обманывай меня, ладно? – Катерина придвинула стул к нему поближе, коснулась губами его губ, и тихо произнесла:
- Конечно, любимый.
- Кать, поехали ко мне, - выпалил Андрей, а девушка посмотрела на часы.
- Если ты мне обещаешь, что в одиннадцать я буду дома, тогда поехали.
- Обещаю.

Александр завел машину и вырулил со стоянки. «Любовь… Хоть у кого-то все хорошо! Катерина вся светится от одного взгляда на Андрея, а он за нее готов любого на куски разорвать… Любовь…» В кармане пиджака завибрировал мобильный – звонила Кира.
- Алло.
- Саш, привет. Ты с Пушкаревой?
- Нет, я уже еду домой.
- Саш, приезжай ко мне. Надо поговорить.
- Ладно, я недалеко, так что скоро буду.
- Жду.

Кира открыла дверь, держа в руке стакан коньяку.
- Входи.
- А это по какому поводу? – Александр стукнул пальцем по ее стакану. Кира предпочла не отвечать и задала свой вопрос:
- Что у тебя с Пушкаревой?
- Во-первых, у нее есть имя. Во-вторых, я не понимаю, какого ответа ты от меня ждешь.
- Саша, она сказала, что вы друзья. Что это за бред?
- Бред? Почему сразу бред? Или у меня не может быть друзей? – они расположились в гостиной. Александр тоже налил себе коньяк и уселся в кресло.
- Может, но… Но Пушкарева!
- Катя, - исправил Киру брат.
- Хорошо, Катя, - раздраженно буркнула она, - Объясни, она что, на самом деле тебе друг?
- Да, а что тебя не устраивает? – спокойным голосом сказал он, наблюдая, как сестра заводится.
- Саша, ты с ума сошел! Да она! Она!
- Она что?
- Она сломала мне жизнь!
- А мне кажется, что она оказала тебе услугу.
- Услугу?! Ты называешь это услугой?!
- Конечно, закончатся твои муки.
- Закончатся? Саша, ты в своем уме?! У меня с появлением Пушкаревой они как раз и начались!
- У тебя они начались, когда ты вбила себе в голову, что Андрей тебе пара.
- А кому он пара, если не мне? Пушкаревой?
- Прекрати называть ее по фамилии! – не выдержал Александр.
- Почему ты защищаешь ее?!
- Да как ты не можешь понять, что Андрей тебя не любит! И ты его тоже!
- Я люблю его! Люблю! Люблю… - она заплакала.
- Кира, - Александр подошел и сел рядом, - почему ты не хочешь себе признаться, что это просто привычка, что любовь давно прошла… И вообще, была ли она?
- Саша, - Кира подняла глаза, - я не могу без него, понимаешь, - она всхлипнула.
- Можешь. Ты сильная девочка, ты справишься.
- Почему? Почему так получается?
- Кира, ты найдешь свое счастье, уверяю. Просто ты потеряла четыре лишних года. Но это не повод расстраиваться. Ты должна расправить плечи, поднять высоко голову и шагать вперед, навстречу своему счастью.
- Саш, он мое счастье, он… - слезы текли по щекам…
- Нет, Кир. У каждого есть своя вторая половинка. Андрей ее нашел. И это не ты.
- Ты хочешь сказать…
- Кир, они вместе. И будут вместе. У них любовь. Действительно любовь.
- Любовь… У них… А как же я?
- Кира, не загоняй себя в угол. Прекрати убеждать себя, что любишь.
- Что мне делать? – голос, полный безысходности.
- Искать.
- Я ее ненавижу… - она уже не кричала…
- Не надо бросаться такими словами. Катя хорошая девушка, чуткая…
- Саш, а что у тебя за проблемы? – наконец, Кира задала вопрос, для ответа на который она и позвала брата.
- Проблемы? У меня? С чего ты взяла?
- Мне Пушка… Катя сказала…
- ЧТО она сказала?!
- Она… Она обвинила меня в том, что я тебя не знаю… не знаю, что происходит у тебя в жизни… в душе… Вот я и спрашиваю, что происходит, Саш?
- Я видел Леру…
- Дементьеву? У Кристины?
- Да…
- И что?
- И ничего, Кир. Я до сих пор люблю ее. Вот и все…
- Ты поговорил с ней?
- Нет. Я разговаривал с ее матерью… она сказала…сказала, что Лера выходит замуж… - как же больно…
- Саша…
- Кир, давай не будем… Я уже смирился…
- Но почему? Почему ты не хочешь бороться?!
- Не вижу смысла. Она выходит замуж, значит нашла свою любовь… Значит она счастлива…
- Это неправильно!
- Кира, тебе ли говорить мне о том, что правильно, а что нет?
- Но…
- Давай закроем эту тему…
- Хорошо, если ты настаиваешь…
- Ладно, поеду я… А ты держись. Это не конец света. У тебя теперь другая задача – убедить себя в том, что он тебе не пара.
- Я попробую.
- Будь умницей, - Саша чмокнул сестру в щеку, - увидимся.
- Пока, - Кира закрыла квартиру и сползла на пол, слезы хлынули из глаз…

47.
    Так было, так будет
    В любом испытаньи:
    Кончаются силы,
    В глазах потемнело,
    Уже исступленье,
    Смятенье,
    Метанье,
    Свинцовою тяжестью
    Смятое тело.
    Уже задыхается сердце слепое,
    Колотится бешено и бестолково
    И вырваться хочет
    Ценою любою,
    И нету опасней
    Мгновенья такого.
    Бороться так трудно,
    А сдаться так просто,
    Упасть и молчать,
    Без движения лежа...
    Они ж не бездонны -
    Запасы упорства...
    Но дальше-то,
    Дальше-то,
    Дальше-то что же?
    Как долго мои испытания длятся,
    Уже непосильно борение это...
    Но если мне сдаться,
    Так с жизнью расстаться,
    И рада бы выбрать,
    Да выбора нету!
    Считаю не на километры - на метры,
    Считаю уже не на дни - на минуты...
    И вдруг полегчало!
    Сперва неприметно.
    Но сразу в глазах посветлело
    Как будто!
    Уже не похожее на трепыханье
    Упругое чувствую
    Сердцебиенье...
    И, значит, спасенье -
    Второе дыханье.
    Второе дыханье.
    Второе рожденье!
    Вероника Тушнова

Огромная кровать… Маленький уголок для двух тел… Он тонул в ее глазах… Она утопала в его улыбке… И не нужно слов… Только взгляд… Взгляд, когда парализует все тело… Взгляд, когда только нежность рук может помочь… Взгляд, в котором отчетливо читаются буквы, слова… Такие наивно-страстные глаза, шепчущие слова любви из-под чуть прикрытых век… И ни одного слова… Только одна она… Любовь… Только нежность пальцев на бархате кожи… Только огонь поцелуев… Только запах ванили в разметавшихся по подушке волосах… Любовь…

Огромная кровать… Маленький клубочек с краю… Шелк простыни… Наждак сердца… Мука… Смерть… Жизнь… Холод, окутывающий тело… Вечная мерзлота в душе… В кровь искусанные губы… Красные от слез глаза… Боль… Непонимание… Отчуждение… Жалость… Жалость к самой себе… Обида… Обида за его выбор… Ненависть… Ненависть к той, другой… Мир, треснувший пополам… Она, расколотая надвое… Призрачное счастье, ушедшее из под ног… Страх за будущее… Неопределенность… Безысходность… Одна… Одинока?.. СвобОДНА… Свободна…

Огромная кровать… Тело, вытянутое в струну… Одиночество… Теперь уже навсегда… Разбившаяся надежда… Мечта, так и не ставшая реальностью… Любовь, погребенная на дне сердца… Гордость, разрушившая жизнь… Отчаяние… Легкость тела… Тяжесть сердца… Боль, сковавшая по рукам и ногам… Радость за нее… Ненависть к себе… Апатия к жизни… Жажда смерти… Безысходность…Свободен? СвобОДИН… Один…

Они лежали, крепко прижавшись друг к другу… Маленькая головка на широком плече… Андрей легонько накручивал ее медно-каштановый локон на палец, Катерина выводила указательным пальцем причудливые узоры на его груди… Вот оно счастье… ОН рядом… ОНА с ним…
- Андрей, а ты знаешь, где Лера живет? – спросила Катерина ни с того, ни с сего.
- Кто?
- Лера… Ну… Сашина девушка… Валерия Дементьева… Знаешь?
- Знаю только, что она в Питер переехала, и все.
- А московский адрес ты ее знаешь?
- Знаю, а зачем тебе?
- Андрюш, мне надо с ней поговорить.
- Я же тебе говорю, что она уже давно здесь не живет.
- Она в Москве сейчас, и мне надо с ней поговорить.
- О чем?
- О Саше.
- Зачем? Все уже давно забыто.
- Так да не так…
- Что ты имеешь в виду?
- Саша помнит. И очень хорошо.
- Кать, объясни мне по-человечески, зачем тебе Лера нужна. Помнить – мы все помним, только я не понимаю, для чего нужен этот разговор.
- Саша… Вообщем…
- Он что, любит ее до сих пор?! – Андрей вскочил, поразившись внезапной догадке.
- Угу…
- С ума сойти! Только я все равно не понимаю, о чем ты будешь с Лерой разговаривать.
- Я еще пока сама не знаю, что я ей скажу. Но мне очень надо с ней поговорить. Ты дашь мне адрес?
- А почему я должен ему помогать? Пускай помуча…
- Ему – не должен, - Катерина его перебила, - А мне ты можешь помочь?
- Тебе могу… А… А почему ты у Саши не спросила?
- Потому что он не хочет, чтобы я с ней разговаривала.
- Если он не хочет, зачем ты вмешиваешься?
- Андрей, послушай… Я просто хочу поговорить… У меня есть вопросы, на которые ответить может только она одна. Так ты дашь мне адрес? – Катя потянулась к нему и, обвив руками шею, нежно поцеловала. Андрей растаял.
- Дам я тебе адрес, дам, - он ответил на поцелуй, потом отстранил Катерину от себя и сказал, - Только я это делаю для тебя, а не для Воропаева.
- Спасибо, Андрюш, - Катя снова обняла его, и тут взгляд упал на настенные часы, - А я вот тебе больше верить не буду, - она произнесла это ровным спокойным голосом как бы между делом.
- Что? – Андрей дернулся.
- Время без пяти одиннадцать. А ты мне обещал, что в одиннадцать я буду дома. За пять минут ты точно не успеешь меня довезти, - она улыбалась, смотря на беспокойное лицо любимого, - Ты мне соврал.
- Мы квиты, - Андрей расслабился и улыбнулся, - Ты тоже сегодня меня обманула.
- Ах, так!
- Кать, - Андрей притянул девушку к себе, заключив ее в объятия, - Давай больше никогда не будем врать друг другу, - Катерина кивнула, потом подняла правую ладонь вверх и сквозь смех произнесла:
- Клянусь всегда говорить правду, только правду и ничего кроме правды!
- И я клянусь!
- Как же я тебя люблю, Андрюш!
- Я все равно больше!

Домой она приехала только полпервого. То есть у подъезда она была уже в двенадцать, но надо было попрощаться с Андреем, а это затянулось на целых тридцать минут. Наконец, оказавшись в квартире, Катерина быстро разделась и легла. И сразу погрузилась в сон.

Отвезя Катеньку домой, Андрей еще некоторое время сидел в машине и смотрел на ее окна. Там, за толстыми стеклами она, его любимая… Вдруг ему в голову пришла идея – безумная, безумная идея…

- Катя, вставай! – постучала мама, - На работу опоздаешь!
- Встаю, - крикнула она в ответ. «Почему так темно? Куда делось солнце?» Катя села на кровати и потянулась. Нашарив ногой тапочки, она встала и включила свет. Оглянувшись на окно, Катерина замерла. Только бешено застучало сердце…

Он долго искал этот огромный лист фанеры, еще дольше искал среди ночи цветы. Долго старался сделать все красиво. И как сумасшедший, лез по пожарной лестнице к ее окну.

- Катя! Ты встала?! – дверь открылась, и вошла Елена Александровна, - Давай быстрее, чай… - она замерла рядом с дочерью, глядя на окно.
А на окне… Во всю ширину окна был прикреплен лист фанеры, где почти каллиграфическим почерком было написано: «Катенька! Ты самая лучшая в мире! Я люблю тебя! Выходи за меня замуж!» И букет белых роз, лежащих на внешнем подоконнике и для верности смешно приклеенных к нему скотчем…
Катерина подлетела к окну и, открыв створки, отцепила цветы.
- Катенька! Чудо какое! От кого? Ты знаешь?
- Знаю, мам, - блаженная улыбка на лице, - достань вазу, пожалуйста.
- Ага, сейчас! Ты скажи, от кого?
- От Андрея…
- Жданова?
Катерина не успела ответить, потому как раздался звонок в дверь.
- А вот и Николай к завтраку пожаловал! – пробормотал с кухни Валерий Сергеевич.
- Я открою, пап! – И Катерина протанцевала в коридор. Распахнув дверь, она замерла…

- Ты выйдешь за меня? – спросил Андрей, протянув ей маленькую бархатную коробочку. Она даже не открыла ее… Только прижала к сердцу и кивнула… Согласна… Так они и стояли в дверях, улыбаясь, - он в костюме, она в пижаме. И были счастливы…
- Кать, ну кто там? – Елена вышла в коридор, - Андрей Палыч? Ну что же Вы стоите? Проходите! Катя, зачем ты держишь Андрея Палыча в дверях.
- Заходи, я сейчас, - сказала Катерина и прошла в ванную.

Она ехала в банк окрыленная. Андрей сделал ей предложение! Попросил ее руки у родителей! Катерина была сейчас самой счастливой девушкой на свете. Такси мчало ее по московским улицам через множество «пробок», а она смотрела на маленький ободок на безымянном пальце, поблескивающий крошечным бриллиантиком.

Она так и пролежала всю ночь… Свернутая в маленький клубочек… Не сомкнув заплаканных глаз и покусывая губы… Сначала ей не хотелось жить… Потом она решила уехать… Но постепенно боль отступала, пряталась в темных закоулках души, и наконец она приняла решение… Она будет жить! Она останется в Москве! Она не уйдет из «Зималетто»! Вопреки всему! Вопреки сердцу… И на зло ему! Им! За эту ночь она возвела в своей душе огромную стену, спрятав далеко-далеко отчаяние, боль и страх. За эту ночь в ней умерла Герда… За эту ночь в ней выросла Снежная Королева…

Утро. Холодный душ. Крепкий кофе. Сигарета. Машина. Работа.
Работа… Как всегда, именно работа спасала его от тяжелых мыслей, от одиночества. Только работа… Монотонно. На автомате. Бумаги, цифры, звонки, встречи. Только бы не вспомнить. Только бы не дать просочиться мысли о ней… Работа – единственный шанс выжить. Работа – единственный шанс спастись. Работа – единственный шанс забыть…

Сегодня ему удавалось все особенно легко. Еще бы! Она будет его женой! Вот оно счастье! Она будет с ним вместе навсегда! У них будут дети! Обязательно дочка, такая же очаровательная, как она, с такими же бездонными глазами! Ну и пускай его лучший друг вертит пальцем у виска! Пускай издевается! Пускай разменивает свою жизнь на скучных однообразных моделек! У него будет самая лучшая в мире жена! У него будет Катенька!

Черные брюки, черная водолазка. Траур? Скорбь? Да. По прошлой жизни…
Гордо поднятая голова, безупречная осанка. Вызов? Да. Будущему…
Ее жизненное кредо прошлых лет: «Не потерять!» было брошено у входа в «Зималетто». В здание она входила с новым девизом: «Найти!»

День пролетел незаметно. Заряд бодрости, подаренный с утра Андреем, сохранился до конца дня. Так странно! Когда-то она и мечтать не могла, что наступит тот день, когда он сделает ей предложение. Но такой день настал. И застал ее врасплох. Но смятение, возникшее в первые минуты, переросло в радость, захватившую ее сознание и не отпускающую до сих пор. Она счастлива! Она богата! Богата любовью! Богата, потому что счастлива! И сейчас она ехала делать богатыми других людей. В успехе задуманного она не сомневалась…

Старый двор…
Темный подъезд…
Первый этаж…
«У меня все получится!»
Второй этаж…
«Только бы она была дома!»
Третий этаж…
«Главное, чтобы мы смогли поговорить!»
Четвертый этаж…
«Ты будешь счастлив, Саша!»
Пятый этаж…
«Вы ОБА будете счастливы! У меня все получится!»
Она остановилась на лестнице, всматриваясь в номера квартир. А вот и 38-я... Полная решительности Катерина нажала на звонок.
Шаги… Замок… Еще один замок… Дверь распахнулась…
«А в жизни она еще красивее, чем на фотографии», - подумалось Катерине, глядя на стройную рыжеволосую девушку. Она узнала ее, но на всякий случай спросила:
- Вы Валерия?

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 14:20 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
48.
    …Что такое счастье? Соучастье
    В добрых человеческих делах,
    В жарком вздохе разделенной страсти,
    В жарком хлебе, собранном в полях…

    Николай Асеев
- Вы Валерия? – спросила Катя.
- Да, я. А вы…
- Меня зовут Катя.
- Очень приятно. Чем обязана?
- Дело в том… Мне надо с Вами поговорить.
- Проходите, пожалуйста.
- А… Мы можем поговорить наедине? – спросила Катерина, увидев женщину в квартире. Наверняка, мама.
- Конечно, - почему-то девушка не удивилась, - Мы можем пойти в кафе в соседнем доме. Подождете, я сейчас оденусь только.
- Конечно.
Дверь закрылась, и Катерина прислонилась к стене. Вроде все идет неплохо…
Долго ждать не пришлось – Валерия вышла буквально через минуту.
- Пойдемте, - сказала она, и девушки спустились вниз.

Они расположились за столиком у окна и заказали кофе.
- Я Вас слушаю, - сказала Лера.
- Видите ли, Валерия…
- Лера. Мне так привычнее, - девушка улыбнулась.
- Хорошо. Так вот, Лера… Даже не знаю, с чего начать… Вообщем, я хочу поговорить с Вами о Александре Воропаеве.
- Кто Вы? – улыбка исчезла с ее лица, проступило недоверие…
- Я… Я его подруга…
- А от меня Вы что хотите?
- Вы, правда, замуж выходите? – выпалила Катерина.
- Я? Замуж? Вы с ума сошли! Нет, не выхожу! Я не понимаю, к чему Вы спрашиваете?
- Позавчера… Позавчера Саша хотел с Вами поговорить и…
- Поговорить?! С чего вдруг?! Он же знать меня не хотел! – руки предательски задрожали…
- Он прочитал Ваши письма…
- Письма?! Шестилетней давности?! И что?
- Он до сих пор Вас любит…
- Любит?! – Лера истерично рассмеялась, - Любит?! Что же он молчал все это время? Не позвонил, не приехал?
- Лера, понимаете…
- Ничего я не понимаю! – крикнула девушка, но, увидев, что некоторые люди за соседними столиками обернулись, сказала уже тише, - Не понимаю. Через шесть лет приходит девушка, которая говорит, что Саша любит меня. Бред!
- Совсем нет… Вы же знаете, что он очень гордый.
- Знаю.
- Он все это время обвинял Вас в том, что случилось тогда. И пытался забыть. Но не смог. А потом он узнал, что произошло на самом деле… Он любит Вас. Сильно любит.
- Ну, хорошо, пускай. Но почему бы ему самому не сказать мне об этом? – Валерия до сих пор не верила в реальность происходящего – ситуация походила на глупый розыгрыш.
- Он приезжал… Позавчера… И общался с Вашей матерью…
- С мамой?! – ужас в глазах… - И что? Что она ему сказала?!
- Сказала, что Вы выходите замуж… - разговор получался, совсем не так, как задумала Катя. Теперь она сомневалась, что Лера поверит.
- Вы… Вы серьезно? – спросила она с беспокойством в голосе, - Боже мой! – пробормотала Лера уже себе под нос.
- Да. А Саша поверил. Поехал и напился.
- Знаете, я не могу во все это поверить… Я так ждала его признаний, я так любила его…
- А сейчас?
- Что?
- Сейчас любите?
- И сейчас… люблю… - тихим голосом проговорила девушка, глаза заблестели…
- Лера, - Катерина по-дружески накрыла ее руку своей ладонью, - Все будет хорошо. Вам просто надо поговорить. Расставить все точки над i. Просто поговорить. Все образуется.
- Спасибо, - произнесла Валерия, и слезы хлынули из глаз, - Простите, - она встала и убежала в туалет.

«Все будет хорошо. Она его любит. И теперь знает, что любит он. Они будут вместе. Они должны быть вместе».

«Неужели все это – правда? Я столько лет ждала этого. А теперь… Боюсь… Мне так страшно. Страшно все начинать сначала… Но… Я так хочу быть с ним. Я так люблю его! Поговорить… Надо просто поговорить… Я смогу… Я должна… Он любит… Он любит!»

Спустя час…

Катерина ехала домой, и сердце пело. Они о многом еще поговорили с Лерой, многое обсудили. «Какой же сегодня замечательный день! Я выхожу замуж! Лера и Саша любят друг друга! Теперь дело за малым – устроить им встречу! И они будут вместе! Обязательно будут вместе!»
Раздался звонок телефона – Андрей.
- Алло.
- Любимая моя! Привет! Как твои дела?
- Привет, Андрюш, все хорошо!
- Ты поговорила с Лерой?
- Угу.
- Удачно?
- Более чем.
- Отлично! Хотя как вспомню, для кого ты так стараешься…
- Андрей, хватит! Не порть мне настроение.
- И не собираюсь. Ты где сейчас?
- В такси. Домой еду.
- Может ко мне?
- А что я скажу родителям? Папа не поймет!
- Да… Об этом я не подумал. Может я к тебе приеду? – Катя засмеялась.
- Ночевать? Ты с ума сошел! Даже не думай! Этого папа тоже не поймет!
- Ох уж этот Валерий Сергеевич! Ну и тесть мне достался!
- Был бы он другой, была бы другая я!
- Нет уж! Я тебя такую люблю!
- И я тебя люблю, Андрюш.
- Ты завтра с утра в офис? Или в банк?
- В офис. А что?
- Ничего! Я заеду за тобой. Можно?
- Нужно!
- Тогда жди!
- Жду, - Катерина отключилась.

Утро следующего дня…

Катерина уже собралась на работу и выглянула в окно. «Уже ждет. Даже не звонит. Просто ждет. Странно…». Она взяла сумку, попрощалась с родителями и спустилась вниз. Выйдя из подъезда, помахала рукой в направлении машины и направилась к Андрею. Он вышел к ней навстречу, обнял, поцеловал и только потом сказал:
- Доброе утро!
- Доброе утро!
- А у меня для тебя сюрприз! – заговорщицки произнес Андрей.
- Опять сюрприз?! Приятный?
- А я могу тебе сделать неприятно?
- Ладно, я пошутила. Что за сюрприз?
- Ах, да! – Андрей пошарил по карманам и достал ключи, - Вот мой сюрприз!
- Ааа, понятно, машину поведу я! – Сказала Катя и направилась к Порше.
- Кать, - Андрей схватил ее за руку, - Стой. Ты поведешь машину, только не мою.
- ?
- Пойдем, - сказал он, и, не отпуская ее руки, пошел вдоль дома. А за углом… За углом стояла новенькая Ауди, поблескивая на солнце черными боками.
- А вот и мой сюрприз! – Катерина изумленно посмотрела на Андрея, потом на машину, потом опять на Ауди.
- Ты сошел с ума! – только и смогла сказать она.
- Это мой подарок свадебный!
- Свадьба еще не скоро! Мы даже заявление не подали, а у тебя уже подарки!
- Тебе не нравится? – Андрей сделал кислую мину.
- Нравится! Ужасно нравится! Просто я не ожидала!
- Когда ожидаешь, это уже не сюрприз!
- Да уж.
- Кать, а… А паспорт у тебя с собой? – вдруг ни с того, ни с сего спросил он.
- Угу, а что?
- Поехали заявление подадим!
- Что, прям сейчас?
- А что? Зачем тянуть?
- Ну… Вообще-то надо на работу ехать…
- Ммм… Тогда давай в обед?
- Давай!
- Значит, договорились. Ну что, теперь на работу?
- Угу, - кивнула Катерина и пошла к машине. К своей машине.

День пролетел незаметно. Коллекция готова, завтра показ. Первый показ в ее жизни. Подготовка шла полным ходом, и Катерина совсем замоталась. В обед они с Андреем съездили в ЗАГС и подали заявление. Через три недели у них свадьба. Так рано! Но Андрей не хочет ждать положенные месяцы, поэтому договорился на три недели. Через три недели они будут одной семьей!
Катерина сидела в кресле, откинув голову на спинку, и представляла себе ЭТОТ день. Белое платье, гости, ресторан…
- Кать!
- А? – она открыла глаза.
- Ты закончила?
- Да. Я уже освободилась.
- Тогда поехали поужинаем! – Андрей подошел к невесте и ласково чмокнул в щечку.
- Андрюш, я сейчас не могу, - она посмотрела на часы, - Давай через часика полтора.
- Ты же освободилась!
- Понимаешь… Мне нужно к Саше заехать, а потом я свободна.
- К Саше?! Ты только вчера с ним виделась!
- Андрей… Ну… Я только Леру отвезу и все.
- Леру? Кать, пускай сами разбираются! У нас такой день, а ты думаешь об этом…
- Андрей, я вроде просила его не оскорблять!
- Прости, - он поцеловал ее еще раз, - Но я все равно не могу понять, как ты можешь с ним…
- Андрей!
- Ладно, умолкаю. Так во сколько мы встретимся?
- Давай в полдевятого. А где?
- У меня, - хитро сверкнули его глаза.
- Ну уж нет, - улыбнулась девушка, - Мы поедем ужинать. И все.
- Ты чего злая такая?
- Да не злая я! Просто я от тебя потом не уеду, а…
- Знаю, папа.
- Правильно. Так где мы встретимся?
- Надо подумать…
- Может в «Колесо»? Мне вчера там понравилось.
- Конечно, давай там.
- Ладно, я поеду.
- А я буду тебя ждать, - Андрей подарил ей страстный поцелуй, - Только постарайся побыстрее.
- Хорошо, увидимся, - еще один поцелуй…

Катерина спустилась в гараж и села в машину. Потом достала мобильный телефон и набрала номер.
- Алло!
- Саш, привет!
- Привет, Кать.
- Как дела?
- Никак…
- Ты дома?
- Угу.
- Я сейчас приеду, ладно?
- Что-то срочное?
- Вообщем, да. Жди, буду через час, - Катерина отключилась, завела машину и вырулила на улицу.

Черная Ауди остановилась у подъезда ровно в восемь.
- Он здесь живет? – спросила Лера.
- Да, здесь.
- А я была только на Белорусской…
- Ну что? Ты готова? – Катерина посмотрела на девушку.
- Катя… Я боюсь…
- Все будет в порядке. Не бойся, - Лера ничего не ответила, только неуверенно кивнула.
- Ну, идем?
- Идем.

Девушки вошли в подъезд и поднялись на седьмой этаж.
- Лера, - сказала Катерина, - Успокойся. Все будет нормально… Ладно, я поехала. А… а вы позвоните мне обязательно… Хотя не надо… Вам есть о чем поговорить. Удачи! – сказала она, входя в лифт.
- Катя…
- Да?
- Спасибо! – в ответ Катерина только улыбнулась, и створки лифта закрылись. А Лера еще несколько минут стояла, собираясь с силами…

49.

    Единый раз вскипает пеной
    И рассыпается волна.
    Не может сердце жить изменой,
    Измены нет: любовь - одна.

    Мы негодуем иль играем,
    Иль лжем - но в сердце тишина.
    Мы никогда не изменяем:
    Душа одна - любовь одна.

    Однообразно и пустынно,
    Однообразием сильна,
    Проходит жизнь... И в жизни длинной
    Любовь одна, всегда одна.

    Лишь в неизменном - бесконечность,
    Лишь в постоянном - глубина.
    И дальше путь, и ближе вечность,
    И всё ясней: любовь одна.

    Любви мы платим нашей кровью,
    Но верная душа - верна,
    И любим мы одной любовью...
    Любовь одна, как смерть одна.

    Зинаида Гиппиус


Звонок в дверь… «Катя приехала». Александр оставил сигарету в пепельнице и пошел открывать.

«Убежать?!
Остаться?!
Мне страшно!
Боже!
Что же так руки дрожат?!
Убежать?!
Почему ты не открываешь?
Убежать…»

Лязгнул замок… Лера замерла… Дверь распахнулась…

«Я схожу с ума?!
Я сплю?!»

Александр закрыл лицо руками…

«Этого не может быть!
Галлюцинации!
Я схожу с ума!»

«Я не смогу!
Бежать!
Быстрее!»

Лера рванула по лестнице вниз.

Александр опустил руки, посмотрел на пустую лестничную клетку…

«Никого…
Так и есть – галлюцинации…»

Саша схватился за ручку двери, но… услышал цокот каблуков по ступенькам…

****
Свадьба… Сегодня все в «Зималетто» обсуждали предстоящую свадьбу… Даже Вика, даже Малиновский и Милко…Свадьбу Андрея… Не с ней… С другой… И эти жалостливые взгляды в ее сторону… Свадьба… А ведь совсем недавно так обсуждали ИХ свадьбу… Только он не выглядел таким счастливым… Не бегал к ней в кабинет по любому поводу… Не дарил машину…
«Смогу ли я? Выдержу? Или уйти? Исчезнуть? Навсегда…»

****
Шампанское, его счастливые глаза, его блаженная улыбка…
«Кира… Я так и не поговорила с ней… А она… Ей сейчас так плохо… Пускай Саша прав, она его не любит, но… Но всегда так больно снимать розовые очки… Так больно прощаться с мечтой… Так больно принимать реальность…»

«Ну вот, что-то не так… О чем она думает? Что с ней происходит? Неужели она сейчас думает о Воропаеве? Друзья… Черт… Он – ее друг, но он – мой враг!»

****
Каким-то шестым чувством он понял, что это ОНА… И рванул вниз… За мечтой…

- Лера! – он перепрыгивал через ступеньки.
- Лера! Остановись! Лера! – только чаще звучат каблучки по ступенькам.
- Лера! Подожди! – он перемахнул через перила.
- Подожди, прошу! Не убегай! – спасительная дверь на улицу…
- Лера! – он успел…

****
- Кать! Ты вообще меня слушаешь?
- А?
- Так я и думал! Что с тобой? О чем думаешь?
- Да так… Не важно. Так что ты говорил?
- Не важно? Кать, может, расскажешь все-таки?
- Я думаю о Кире.
- О Кире?

****
- Вика, какие у тебя планы на вечер?
- Ну, какие планы могут быть у нищенки? Телевизор и пачка сухариков!
- Поехали куда-нибудь... Повеселимся! – Кира вымученно улыбнулась.
- Уррра! Конечно, Кир, поехали!

****
Он схватил ее за руку, она разревелась…
Он гладил ее по волосам, она уткнулась ему в плечо…
- Тихо, девочка моя, тихо, - шептал он… - Пойдем…

****
- Да, я думаю о Кире. Неужели тебе все равно, что она чувствует сейчас?
- Ммм… Если честно, то мне наплевать на всех, кроме тебя.
- Андрей, да как ты можешь?! Ей же плохо!
- Плохо? Что-то я этого не заметил…
- Не заметил?! Ну еще бы! А что ты вообще видел?
- Да она абсолютно нормально себя вела!
- Нормально?! А для тебя не нормальным было бы, если б она рыдала, кричала, скандалила? Она просто держится! Изо всех сил! Неужели незаметно?
- Кать!
- Какой ты… бесчувственный!
- Кать, зачем ты…
- У меня пропал аппетит, я домой, - Катя встала и направилась к выходу.
- Подожди, Кать, - Андрей догнал ее, - Ну прости! Прости меня! Просто я не могу сейчас думать ни о чем другом, кроме свадьбы!
- А ты подумай! – бросила Катерина и вышла из ресторана.

****
- Кир, смотри! Вон тот брюнет определенно положил на тебя глаз!
- Ну и что? – отрешенный голос, тусклый взгляд…
- Как это что? Мы же веселиться приехали! Вот и повеселись! Пойди, познакомься, ну же!
- Вика! Зачем?
- Кир, да хватит о Жданове думать! Пускай женится на своей Пушкаревой! Все равно рано или поздно он поймет, кого потерял!
- Это не он меня потерял… Это я его потеряла…
- Кир, а он идет сюда!
- Кто? Андрей?! – Кира подняла голову и огляделась по сторонам.
- Да нет же, брюнет.
- Аа, понятно… - она снова опустила взгляд в пол…
- Кира, здравствуй.
- Никита?

****
Она утирала ладошками слезы, размазывая тушь по щекам…
Он готовил кофе, зажав в зубах сигарету…
И никто не решался заговорить…
Звенящая тишина… Только редкие всхлипы… Только звон ложки, ударяющей по металлическим бокам турки…
- Саш… - тихо позвала она. Он замер… Только бешено стучало сердце…
- Саш, ты меня любишь?.. – Она не верила в реальность происходящего… Он не верил… Развернулся, подошел, сел перед ней на корточки…
- Люблю… - Она у него на кухне… Они говорят о любви… Неужели?
- Я… Ты… Я тоже… - она опять заплакала… Он обхватил ее за плечи…
- Лер… Почему ты плачешь?
- Я не верю… - Саша отшатнулся, - Я не верю, что все… - всхлип, – на самом деле…
- Мне тоже сложно поверить… - Он поднялся и поднял ее… - Пойдем, умоешься…

****
«Что я сделал не так? За что она на меня обиделась? Почему я должен думать о Кире, когда есть вещи поважнее? Ведь я люблю ее, а не Киру! А она обиделась… Ну почему? Почему? А может она права? Может надо поговорить с Кирой?»

«И почему я ушла? В конечном счете, его тоже можно понять… У него все мысли только о свадьбе… Но как он может вычеркнуть ее из своей жизни? Забыть о ее существовании?!»

***
- Лера… - они сидели и пили кофе…
- А?
- Ты… Кто он? – он должен был задать ей этот вопрос.
- Он? Не поняла?
- За кого ты замуж выходишь? – его голос дрогнул, она же улыбнулась…
- Послушай… Мама тебе соврала… Я не собираюсь замуж.
- А… А кто тогда этот блондин? – Александр был ошарашен…
- Какой блондин?
- Я видел тебя на вечеринке у Кристины с блондином…
- А я тебя там не видела… Ты же никогда не любил такие мероприятия…
- А вот пошел… Так кто это был?
- Саш, это мой брат двоюродный. Женька… Он владеет несколькими клубами в Питере… И сейчас открывает клуб здесь, в Москве… Он приехал посмотреть, как идет подготовка к открытию, а я… А я с ним… Маму навестить, к отцу съездить…
- А я… Я подумал, что это… Что вы вместе… А когда твоя мама сказала, что ты выходишь замуж…
- Тут ты и решил, что Женька – мой муж! – она рассмеялась…
- Как здорово!
- Что?
- Ты смеешься… Мне так не хватало этого… А помнишь…

Они так и сидели на кухне, делясь друг с другом воспоминаниями… Пили кофе, курили… Лера рассказала, что она работает переводчиком на одну крупную питерскую газету, Александр – про свою работу в Министерстве… Они вспоминали об общих друзьях и знакомых, обсуждали кино и музыку… Непринужденно смеялись… Он курил, она периодически цитировала Данте… Как шесть лет назад… Как будто не расставались…
- Саш, мне пора… Мама будет волноваться… Я поеду…
- Давай я тебя отвезу.
- Давай…

****
- Спасибо, что подвез...
- О чем речь, всегда пожалуйста, - она улыбнулась…
- Ладно, я пойду.
- Подожди, - он потянулся к ней, но Кира открыла дверцу машины и спешно вышла.
- Я позвоню. Пока.

****
Старый двор…
Темный подъезд…
- Мы завтра встретимся? – спросил он.
- Конечно, - ответила она, - Ну… Я пошла…
- Угу… - кивнул он, но так и не отпустил ее руки… Подошел вплотную к ней, провел руками по волосам и, глядя прямо ей в глаза, наклонился к ее губам… Она отшатнулась, вырвала руку…
- До завтра, - и исчезла за стальной дверью подъезда…

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 14:22 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
50.
    …Прошедший день затих и опустел,
    Готовясь к плену молчаливой ночи…
    Он гаснет эхом недопетых строчек,
    Вечерних песен между темных стен…
    Он начинался, чтоб зажечь сердца
    Своим сияньем, вдохновенно зыбким…
    И мир встречал его открытою улыбкой
    К восходу солнца обращенного лица…
    Сквозь облака летя с небес к земле,
    Свою судьбу ее судьбе вверяя,
    То находя, то что-то вдруг теряя,
    Он прорывался в предрассветной мгле…
    Он жил и пел, бездумно и всерьез,
    Перемежая холод с пылким зноем,
    Святую осень с грешною весною,
    Смешное небо с небом, полным слез…

    Константин Никольский,
    «Воскресенье»
Кухня. Кофе. Сигарета. Как обычно…
Нет! Не как обычно! Первый вечер за последние шесть лет он проводил в одиночестве, но… но не одиноким! Еще несколько часов назад он пытался спрятаться от жизни, от мыслей, от любви… А сейчас… Высоко поднятая голова, мечтательное выражение лица и ощущение умиротворенности…
Она совсем не изменилась… Все такая же обворожительная улыбка… Все те же бездонные зеленые глаза… Все такие же ослепительно рыжие волосы… Все те же жесты… Цитаты Данте…
Она так изменилась… Серьезная работа… Увлечение машинами… А еще она курит… И так смешно затягивается…

****
Он гнал машину по темным улицам… Свет фар изредка проезжающих навстречу машин освещали его лицо, замершее в задумчивости…Раз она этого хочет, он поговорит… Попытается…

****
Она не смогла… Хотела забыться и не смогла… А хотела ли?
Она стояла на балконе, вглядываясь в черноту ночи, и пыталась заглушить ту боль, которая накатывалась волнами на ее израненное сердце… А за спиной… За спиной высился манекен с белоснежным платьем – еще один фрагмент, терзающий душу… Но она так и не смогла решиться его выбросить…
Темное пространство улицы прорезал свет… Машина… Какая знакомая машина… И сжалось сердце…

****
…Черная ночь… Только дрожит огонек сигареты… Только ветер врывается в открытое окно, ласково колыхая ее волосы… Только тусклый свет фонаря, слегка освещающий ее бледную кожу… Бокал красного вина в руке…
Он тихо подошел сзади… Только слышно его дыхание… Он кладет руки ей на плечи… Белоснежная кожа…Пряный аромат ее духов… Он проводит рукой по ее волосам, и чуть отодвигает их на левое плечо… Касается губами шеи… Слегка, только касание… Она еле заметно вздрагивает… Успокаивающе нежно он пробегается пальцами по бархату ее тела – от плеча вниз… Ее тело тут же покрывается мурашками…
Сигарета потухла… Бокал вина поставлен на стол… Только ветер… Только фонарь… Только она… Только он…
Скрип молнии на платье… Шелковая ткань медленно спускается вниз, лишь ненадолго замирая на изгибах ее тела… Рыжие волосы ярким пятном ниспадают на плечи… Он прижимается к ней всем телом, положив руку ей на живот… Целует ее плечо… Опять… Снова… Каждый миллиметр… Каждую клеточку… Она вырывается… Шаг вперед… Глаза, полные грусти… И тихий шепот… «Не сейчас…» Она подбирает упавшее платье… «Прости…» И исчезает…
Александр открыл глаза и сел на кровати… «Не сейчас», - повторил он...

****
Машина… Черная ночь… Выключенные фары… Взгляд вперед… В пустоту… В другой мир…
Права ли она? Нет… Не права… Стоило портить ему настроение? Нет… Не стоило… Почему она взорвалась? Непонятно…
Она обернулась и взяла с заднего сиденья сумку. Вытряхнула ее содержимое на соседнее кресло и выцепила телефон… Тонкие пальцы быстро пробежались по кнопкам…

****
Темный подъезд…
Лифт…
Он поднимался вверх, мысленно прокручивая в голове то, что должен ей сказать… Выслушает ли?
Лифт замер…
Завибрировало под сердцем…
Он достал из внутреннего кармана пиджака телефон.
- Алло?

****
- Ты где?
- Я? – взгляд пробежался по металлическим стенам… - Я еду домой…
- Ясно…
- А…
- Я просто хотела сказать… Прости… За испорченный вечер… И… Я люблю тебя!
- Я… я тоже тебя люблю! – он расплылся в улыбке…
- Позвони, как приедешь…
- Обязательно…
Он повесил трубку и нажал на кнопку первого этажа…

****
Он приехал… Зачем? Что сказать? Как себя вести? Только бы не сорваться… Только бы не закричать… Только бы не заплакать…
Она подошла к двери… Прислушалась… Открыла… Никого… Пустая лестничная клетка… Только тишина…
Она вернулась в квартиру и снова вышла на балкон… Машины не было…
Она кинулась в комнату… Повалила манекен… Упала на колени… Схватилась за белую ткань… Резко дернула…
Она рвала… Безжалостно… На пол летели лоскуты, кружева, бисер… Она рвала… Последнее, что связывало ее с прошлым…
Внезапно остановилась… Огляделась… Взяла кусок ткани, потом второй, третий, собирая в кучу… Прижала к себе…

****
Он прошел на кухню, не включая свет… Достал из пачки сигарету, прикурил… Клубок дыма полетел в ночь…
«Не сейчас…» - он вспомнил свой сон…
«Не сейчас…»
Он ждал ее шесть лет… А она не дала себя поцеловать…
«Не сейчас…»
Он ждал ее шесть лет… А она сбежала…
«Не сейчас…»
А когда? Он ждал ее шесть лет…
«Не сейчас…»
Он ждал ее шесть лет… И подождет еще…

****
Она лежала на кровати, устремив взгляд в потолок… Три дня, перевернувшие мир… Три дня, подарившие счастье… Три дня, разбившие судьбы… Три дня…
Завтра показ… Страшно… Выйти…Сказать… Страшно…
Завтра собрание… Видеть его улыбку… Видеть ее бледное лицо… Видеть его радость… Видеть ее боль… Страшно… Смотреть в глаза… Ей… Страшно…

****
Он стоял, устремив взгляд в окно… Три дня, перевернувшие мир… Три дня, вернувшие к жизни… Три дня счастья… Три дня…

****
Кап…
Мокрое пятнышко на белой ткани…
Кап…
И уже не так больно…
Кап…
И отпускает сердце…
Кап…
Тонкие пальцы выудили из кучи лоскутов полоску кружева…
Ее жизнь разорвана в клочья… Как это платье… И уже не собрать, не склеить, не сшить… Нужна новая ткань… Нужно все начинать с нуля…
С нуля… Сможет? Нет… Пока нет… Или?..

51.
    …За кулисами, как обычно, творилось «черт знает что»: «непризнанный гений всех времен и народов» истошно орал откуда-то из-под вороха разноцветных тряпочек, пытаясь организовать своих «бабОчек и рыбОчек» (с). Катя с улыбкой смотрела на всю эту волшебную кутерьму, предусмотрительно спрятавшись в какой-то закуток. Ей сегодня впервые предстояло произнести приветственную речь, слова которой она «зубрила» весь день…

    Muelle, «Как же нам их все-таки помирить?»


Как только первый луч солнца пробился в комнату, Александр открыл глаза. За последнее время это было его первое бодрое утро. Наспех умывшись, он облачился в спортивный костюм и вышел из дома на пробежку… А ведь он уже давно не бегал по утрам…

****
Утро ворвалось в ее квартиру ослепляющим потоком света так, что, открыв сперва глаза, Кира тут же зажмурилась. Некоторое время она пролежала с закрытыми глазами, размышляя вставать или еще чуточку поваляться. Потом все-таки она решила встать и потянулась. Тут же тело пронзила боль. Еще бы – заснуть прям на полу, на холодном и жестком паркете. Лишь вместо подушки скомканные куски порванного платья…
Кира встала, потянулась, разминая затекшие мышцы, потом прошла на кухню и включила чайник…

****
Звонкий сигнал будильника заставил ее проснуться. Катерина открыла глаза, выключила звонок и встала… День обещал быть трудным…

Спустя два часа…

К зданию «Зималетто» они подъехали одновременно – Катина «улыбающаяся» Ауди и Кирин «агрессивный» Лексус.
- Доброе утро, - Катерина улыбнулась девушке, отметив мешки под глазами и припухлые веки.
- Доброе утро, - ответила Кира совершенно спокойно и тоже попыталась улыбнуться. «Надо держать марку!» - повторяла она про себя.
Девушки вошли в здание и направились к лифту.
- Здравствуйте! – донесся голос Потапкина.
Легкая улыбка…
Сдержанный кивок…
Лифт…
Две пары глаз, устремленных в пол…
«Она опять плакала, не исключено, что всю ночь… Как же ей тяжело дается вся эта сдержанность...»
«Только бы не сорваться… Не нагрубить…»
«Нам надо поговорить… Только вот как говорить? Что сказать?»
«Только бы она не заговорила… Молчи, Пушкарева! Пожалуйста».
- Ки…
- Не стоит, Катя… Я знаю, что Вы сейчас мне скажете. И прошу Вас – не стоит.
- Но…
Двери лифта открылись.
- Пойдемте работать… - бросила Кира и ушла к себе… Катерина удивленно посмотрела ей вслед, затем направилась в свой кабинет, настолько погруженная в свои мысли, что даже не заметила отсутствия Марии на ресепшене…

Целый день она крутилась, как белка в колесе. Бумаги, цифры, телефонные звонки, снова бумаги… Потом совещание… И через несколько часов показ. Катерина уже раз сто перечитывала написанную в блокноте речь, постоянно что-то исправляя, вычеркивая, добавляя… Пара предложений – а сколько мучений.
Зашел Андрей.
- Как дела?
- Нормально, - буркнула Катерина, в который раз что-то исправляя в блокноте.
- Ты что там пишешь?
- Речь.
- Речь? Кать, ты что? – Андрей засмеялся, - Зачем писать-то? Выходишь, говоришь «Здрасте, гости дорогие! Наш Милко супер! Вот его новое творение! Вам понравится!» и все. А ты тут строчишь чего-то…
- Андрей…
- Ну, ладно-ладно. Ты у меня ответственная, импровизация не твой конек!
- Хватит издеваться! Ты вообще, зачем пришел?
- Как это зачем? Я соскучился, Кать…
- Мы виделись полчаса назад, а ты уже соскучился?
- Угу, а ты, я вижу, нет, - Андрей сделал вид, что обиделся, - Тогда встретимся на показе.
- Ты обиделся? – Катя подняла удивленные глаза, - Андрей, я ничего не успеваю! Не обижайся, пожалуйста!
- Не буду, если поцелуешь!
Катерина чмокнула своего жениха, и тот ушел, загадочно улыбаясь…

****
- Алло!
- Лер, привет.
- Привет, Саш.
- Как спалось?
- Отлично, а тебе?
- Тоже. Мне такие сны красочные снились…
- Расскажешь?
- При встрече, хорошо?
- Ладно.
- Когда мы увидимся?
- Эээ… Понимаешь… Я раньше одиннадцати не смогу…Мама… Она плохо себя чувствует, и я боюсь ее оставлять одну. А Женька только к одиннадцати приедет.
- А я тебя хотел на показ пригласить… - немного разочарованно протянул Александр.
- «Зималетто»? Здорово! Жаль, что я не смогу…
- Да уж… Ну тогда я заеду в одиннадцать?
- Угу, давай.
- До встречи.

****
Желание посмотреть новую коллекцию «Зималетто» было у многих. В зале были и потенциальные покупатели, и журналисты, и старые партнеры.
Когда-то ее сюда не пускали… Теперь она сама руководила всем… А всего лишь прошел год… Все-таки жизнь – странная штука…
Внешне Катерина была спокойна, и только бешено стучало сердце в преддверии ЕЕ выхода. Страшно…

Черное коктейльное платье, волосы, забранные в «ракушку», безупречная осанка, гордо поднятая голова… И бледнота была ей к лицу… Только печальные глаза, только потухший взгляд…
Кира в очередной раз устремила взгляд на Андрея и Катю: «Андрей как всегда безупречен… Как всегда улыбается… Как всегда… Только с ним не я… Все как обычно, только с ним теперь она…»
- Привет, дорогая, - на плечи легли мужские руки. Кира обернулась – брат.
- Привет, Саш.
- Как ты?
- Я? – она посмотрела ему в глаза, - Пытаюсь строить жизнь заново…
- Умница! Я же говорил, что ты справишься, - окрыленность брата приводила ее в замешательство.
- Я еще не справилась… Тяжело…
- А кто сказал, что будет легко?
- Саша!
- Между прочим, чудесно выглядишь, - оценил или подбодрил? – Так редко вижу тебя в платьях…
- Спасибо…Ты лучше расскажи, как у тебя дела? Ты с Лерой поговорил?
- Ну… Вообщем, да, - Александр улыбнулся.
- И?
- Что и? Кир, мы только вчера первый раз за шесть лет встретились.
- Я понимаю, Саш… Просто у тебя мало времени осталось…
- В смысле? – напрягся мужчина.
- В прямом. У тебя осталось мало времени доказать Лере, что ты лучше ее жениха, - сказала Кира, а Александр рассмеялся.
- А нет никакого жениха! Ее мама мне соврала!
- А…
- А тот блондин – ее брат. Так что мне не придется ей ничего доказывать, - сказал Александр. Как же он ошибался…
- Рада за тебя. Хоть у кого-то все хорошо.
- Не кисни, - Кира вымученно улыбнулась, - Ладно, пойду с президентом поздороваюсь.
Саша развернулся, оглядел зал, но в этот момент свет приглушили… Шоу начиналось!

Катерина осторожно поднималась по лесенке на сцену… Несколько человек скрестили пальцы, сжали кулаки… Все получится! Девушка шла по подиуму, беспокойно глядя под ноги. Только бы не оступиться! Шаг, еще шаг, заветный полукруг в конце… И тишина… Катерина подняла голову… Тишина… Только лица, замершие в ожидании, только взгляды, устремленные в ее сторону – оценивающие или ободряющие…
- Уважаемые дамы и господа! Я очень рада видеть вас всех сегодня здесь, на презентации новой коллекции «Зималетто», - «Черт! Что же дальше? Ммм…Боже… Придется импровизировать…», - Эта коллекция отражает образ женщины новой формации, - «Что я говорю?! Боже!», - Модели этой коллекции уникальны – это не просто платья и костюмы, это образы… Наш гениальный дизайнер в очередной раз удивит вас своими шедеврами! Прошу внимания – ведь, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать!
Зал взорвался аплодисментами, а Катерина поспешила исчезнуть за кулисами…

Презентация прошла на «ура». Катерина принимала комплименты от клиентов, разговаривала с журналистами, несколько представителей крупных торговых сетей спешили заключить контракт на поставки…
- Привет, - Александр, наконец, смог пробиться к девушке, сгреб ее в охапку и чмокнул, - Отличная коллекция! И ты молодчина!
- Спасибо, - Катерина чмокнула Сашу в ответ – то ли в приветствие, то ли в благодарность за похвалу. Лишь две пары беспокойных глаз с разных концов зала недовольно наблюдали эту сцену.
- У меня хорошие новости, - загадочно произнес Александр.
- Да? Какие? – Катя сделала вид, что удивлена, хотя догадаться, что за новости, ей не составило труда.
- Я вчера с Лерой разговаривал.
- Правда? – продолжала девушка свою «игру».
- Угу.
- Судя по твоему довольному виду, разговор прошел успешно.
- Более чем. Она все также меня любит, а замуж даже и не собиралась. Ирина Владимировна меня просто обманула.
- А я тебе говорила…
- Кать, - сказал Саша. Тут подошел фотограф, и Александр опять прижал девушку к себе… И снова недовольные взгляды… - Ты очень обидишься, если я уеду сейчас?
- К Лере? – спросила Катерина, улыбаясь в объектив.
- Именно.
- Езжай, конечно.
- Спасибо. Тогда я помчался.
- Давай.
Катерина смотрела вслед удаляющемуся Александру, и на душе было радостно…

****
Охапка гладиолусов… Ресторан… Все с начала…
- Саш, где ты их нашел?
- Ну на дворе же не февраль… Это я тогда помучился!
- Да уж… Тогда ты меня поразил!
- А сейчас?
- Сейчас тоже.
- У меня тост! – Александр поднял бокал, - Предлагаю выпить за нашу встречу!
- Хороший тост! Только я дополню. Давай выпьем за твою подругу, благодаря которой мы смогли встретиться!
- Подругу? – брови Александра поползли вверх.
- Да. Давай выпьем за Катю!
- Так это… А… - Саша опешил, - А я, дурак, даже не подумал об этом. А мог бы… Она ведь мне звонила тогда, говорила, что приедет, а приехала ты… Ну, Катюха!
- За Катю! – Лера улыбнулась и протянула бокал.
- За Катю!

****
- Ну что, красавица моя, поехали?
- Поехали. А куда?
- Можем отметить твой успех в ресторане…
- Если честно, то я устала. Не хочу никуда ехать.
- Вот как! – Андрей обнял девушку за плечи, - Мы вообще-то можем остаться здесь, - он обвел глазами помещение, потом чмокнул Катерину в нос, - Если мне не изменяет память, то это отель.
- Андрей!
- Что?
- С ума сошел?
- А что я такого сказал?
- Я спааать хооочу… - проныла Катя.
- Домой? – грустно спросил он.
- Угу… - она потянулась и поцеловала его, - Не обижайся, просто я как выжатый лимон.
- Ну что ж… Поехали, отвезу… Не могу же я тебя мучить, Катюш.

****
- А как она тебя нашла?
- Не знаю… Она приехала ко мне домой… Сказала, что твоя подруга… Я еще тогда решила, что вы вместе… ну…
- Нет, ты что! Мы просто дружим! Тем более она скоро замуж выходит.
- Правда?! Здорово! Такая приятная девушка. Хоть я ее не знаю, но мне было как-то легко с ней общаться…
- Просто Катя – необыкновенный человек. Она добрая, чуткая. Такие люди – редкость в наше время. К тому же…она сама недавно пережила нечто подобное…
- В смысле?
- Разругалась с любимым, уехала… Не на шесть лет, конечно, но… А вот теперь замуж выходит. И знаешь за кого?
- За кого?
- За Жданова.
- За Андрея? – изумилась Валерия, а Александр утвердительно кивнул, - Не может быть! Вот это да!
- Может. В нашей жизни может быть все, что угодно.
- Не могу не согласиться, - девушка улыбнулась, потом посмотрела на часы, - Ой, Саш. Уже половина второго. Поехали домой!
- Как скажешь, - бросил Александр и подозвал официанта, - Счет, пожалуйста…

Утро следующего дня…

С начала рабочего дня прошло только полчаса, но Катерина уже замоталась – все это время телефон звонил, не умолкая.
Закончив очередной разговор, Катя на несколько секунд закрыла глаза… В дверь постучали.
- Да! – крикнула Катя, и в кабинет вошла Амура.
- Кать, - начала она, потом оглянулась и уже более официально произнесла, - Екатерина Валерьевна, к Вам тут…эээ…пришли.
- Спасибо.
Амура сделала шаг в сторону, пропуская в кабинет молодого человека с огромной корзиной цветов.
- Вы Екатерина Пушкарева?
- Да, я, - растерянно пробормотала девушка.
- Тогда это Вам, - он вытянул руку с корзиной вперед, - Куда поставить?
- Сюда, - Катя показала рукой на журнальный столик. Молодой человек поставил корзину, затем достал планшет и ручку.
- Распишитесь вот здесь, - он указал. Катерина быстро поставила свою подпись, и курьер удалился, не преминув оставить визитку своей компании.
- Кать, - пропела Амура, - Ты что, так и будешь стоять? Посмотри, карточка есть? Это от Андрей Палыча, наверное.
Ни слова не говоря в ответ, Катерина прошла к корзине и выудила карточку. Только развернув и прочитав послание, девушка расслабилась и улыбнулась.
- Ну? От кого?
- От друга, - припечатала Катерина и, предупредив возможные расспросы, добавила, - За работу. Потом поговорим.

Спустя полчаса…

Андрей появился в приемной президента.
- Амур, Катя занята?
- Вообще-то, она сейчас у Милко, Андрей Палыч.
- Ясно, тогда я оставлю бумаги у нее на столе, - сказал он и толкнул дверь. Быстро прошел к столу, положил папку и, развернувшись, остолбенел…
Цветы… Ей… От кого?
Андрей подошел к корзине с цветами и посмотрел, нет ли карточки. Не было… Тогда он вернулся обратно к столу и перетряс все лежащие на нем бумаги… Маленький прямоугольничек открытки соскользнул на пол. Андрей поднял, открыл и прочитал: «Катенька! Спасибо за все, что ты для меня сделала! Ты самая чудесная девушка на свете! Спасибо, что ты у меня есть! Целую, Саша».
Андрей побледнел, скомкал послание и с силой стукнул кулаком по столу.
- Андрей, что случилось? – раздался сзади Катин голос.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 14:24 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
52.
    Вдох… Выдох…
    Кого молить, кого проклинать? Что случилось с нами? Как можно любить настолько сильно и быть такими слепыми? Почему мы всегда говорим на разных языках, почему бродим в темноте непонимания? Люди, обстоятельства, но главное – мы сами ломаем робкие ростки нашей любви, топчем их, а потом заботливо выращиваем вновь. Сталкиваемся – и вновь разлетаемся, раненные в самое сердце осколками нашей неправильной любви…
    Вдох… Выдох…

    Lomi, «Альтернативная реальность: что было бы, если бы…»


Андрей появился в приемной президента.
- Амур, Катя занята?
- Вообще-то, она сейчас у Милко, Андрей Палыч.
- Ясно, тогда я оставлю бумаги у нее на столе, - сказал он и толкнул дверь. Быстро прошел к столу, положил папку и, развернувшись, остолбенел…
Цветы… Ей… От кого?
Андрей подошел к корзине с цветами и посмотрел, нет ли карточки. Не было… Тогда он вернулся обратно к столу и перетряс все лежащие на нем бумаги… Маленький прямоугольничек открытки соскользнул на пол. Андрей поднял, открыл и прочитал: «Катенька! Спасибо за все, что ты для меня сделала! Ты самая чудесная девушка на свете! Спасибо, что ты у меня есть! Целую, Саша».
Андрей побледнел, скомкал послание и с силой стукнул кулаком по столу.
- Андрей, что случилось? – раздался сзади Катин голос.
Он обернулся… Злой, полный отчуждения и непримирения взгляд… Пульсирующие вены… Сжатые кулаки…
- В чем дело? – повторила Катерина свой вопрос.
Кулаки разжались, на пол упала скомканная открытка…
Катерина проследила за падением послания, осознав, ЧТО привело его в такое состояние, после чего подняла взгляд на Андрея.
- Что все это значит? – разозлилась она.
- Ничего, - бросил Андрей и вылетел из кабинета.
Катерина выскочила за ним и крикнула:
- Андрей, стой! Вернись!
Но мужчина, даже не обернувшись, лишь махнул рукой и скрылся за дверью… А Катя вернулась к себе, оставив без внимания вопросы Амуры…

Андрей сейчас напоминал ураган – такая же скорость и такое же разрушительное воздействие… Он пронесся по президентскому этажу и влетел в свой кабинет, хлопнув дверью. Малиновский, до этого увлеченный очередным мужским журналом, поднял глаза. Жданов же метался по кабинету – от стены к стене, искусно лавируя между столами, шкафом и тумбочкой.
- Что это значит? – спросил Роман.
- …
- Жданов, что случилось-то?
- …
- Сядь, успокойся и расскажи, что произошло… - Андрей же совета не послушал, развернулся и со всей дури врезал по дверце шкафа. Потом снова принялся ходить туда-сюда.
- Андрей! – Малиновский попытался встать, но Андрею явно не хватило бы тогда пространства для ходьбы, поэтому одним движением руки он усадил друга обратно.
- Жданов! Ты мне скажешь, что происходит, а?! – заорал Малиновский.
- …
- Все дело в Пушкаревой? Да?!
- …
- Она что, тебя кинула, что ты такой бешеный? – спросил Роман. Андрей остановился, замер, посмотрел на Малиновского, словно переваривая только что услышанное… Затем он резко развернулся к двери, зло бросил, точнее крикнул: «Убью!» и вылетел прочь…
Кого он собрался убивать Рома так и не понял…

Катерина подошла к столу, села на корточки и подняла открытку. Развернула, расправила смятые листы, прочитала снова…
«Глупый… Какой же ты глупый…»
Глаза застилала мокрая пелена, но Катерина так и не проронила не одной слезы…
Посидев так некоторое время, Катя встала, села за стол и углубилась в работу. Андрей через какое-то время успокоится, и тогда они поговорят…

Остановив машину, Андрей увидел Александра. «Прекрасно», - подумалось ему, «Не надо пробираться через кучу проходных», и, даже забыв включить сигнализацию, рванул к Воропаеву…

Александр вышел из здания Министерства и направился к машине. Посмотрел на часы – он уже начинал опаздывать. Уже открывая дверь машины, Александр чудом заметил летящий в его сторону кулак…

Происходящие далее события напоминали кадры из какого-то американского боевика – один бил, другой уворачивался. Молча… Никаких вопросов, никаких ответов… Битва…
Удары Жданова были четкими, отработанными, будто он каждый день кого-то молотил. Александр же, несмотря на свое щупловатое по сравнению с Андреем телосложение, был вполне адекватен. Ударов он не наносил, но с такой легкостью уворачивался от рук противника, что складывалось ощущение, что он скользит по асфальту.
Неизвестно, сколько бы еще продолжалась эта схватка, если бы не проходящие мимо мужчины, видимо коллеги Александра. Увидев сие действие, один из них крикнул:
- Саш, что происходит?
Это было опрометчиво с его стороны, потому как Воропаев обернулся и тут же схлопотал от Жданова удар в челюсть… Александр отшатнулся, но успел увернуться от следующей попытки Андрея нанести увечье… Вместо этого кулак Жданова пришелся на боковое стекло Сашиного BMW. На костяшках его пальцев тут же выступила кровь…

Катерина готовила договор поставки, внимательно изучая каждый пункт, когда в дверь со стороны конференц-зала распахнулась и зашел Малиновский.
- Что-то случилось, Роман Дмитрич? – спросила Катя, глядя на его обеспокоенное лицо.
- Эээ… Екатерина… Катя… Вообще-то я хотел спросить это у Вас… - непонятно почему Роман мялся…
- Спросить что?
- Что случилось?
- Я не понимаю, о чем Вы, Роман Дмитрич… - Катерина сняла очки и протерла глаза.
- Просто Жданов… Он сам не свой… Вы… эээ… поругались?
- Нет… Просто он неадекватно реагирует на некоторые вещи…
- В смысле?
- Саша… Александр Воропаев прислал мне цветы, а Андрею это не понравилось. Вот и все. Еще какие-нибудь вопросы? – ей порядком надоел этот разговор.
- Нет, больше ничего. Теперь я хоть знаю, кого он убивать собрался, - ляпнул Рома и тут же прикусил язык…
- Убивать?!

53.

- Убивать?! – Катерина вскочила с кресла, схватила сумку и попыталась найти телефон. Безуспешно… Одним движением она схватила ее за дно и перевернула… На стол высыпался паспорт, кошелек, помада, маленький флакончик духов и прочая мелочь… В этой горе «мусора» Катя нашла мобильный… Набрала телефон… Абонент временно недоступен…
- Черт! – крикнула она и тут же набрала другой номер. Гудки… Трубку никто не снимал… Катя отключилась и набрала снова… И снова гудки…
- Не нервничайте Вы так… - протянул Малиновский… Все это время он стоял, прислонившись к стене и молча смотрел, как Катерина металась по кабинету, не зная, что делать…
Катя подняла на Рому взгляд… Взгляд, полный переживаний за Андрея и Сашу… Взгляд, полный ненависти к Малиновскому…
- Не нервничать?! – заорала она так, что Рома инстинктивно прикрыл уши ладонями, - Вы, - Катя подошла к нему и ткнула маленьким пальчиком в грудь, - Вы говорите мне не нервничать? Да они же!... Они!...
- Катя, ничего страшного не будет. Андрей, конечно, силен, но и Александр не хиляк… Помутузят друг друга немного, и все…
Но Катерина его уже не слушала… Пробурчав себе под нос: «Надо ехать», она подбежала к столу, смахнула все обратно в сумку и выбежала из кабинета, оставив Малиновского улыбаться…
- Жданов, сделай из него котлету! – сказал он и тоже ушел…

Что взбесило Александра больше – удар в челюсть или в стекло его любимого BMW – непонятно. Однако за те секунды, которые Жданов потратил на осмотр своей руки, Саша хорошенько размахнулся и врезал Андрею в глаз, вложив в удар всю силу… Если бы не Сашин перстень, реакция Жданова была бы другой… Но ощутив резкую боль он отступил, схватившись за ушибленное место… Отнял руку от лица… Кровь…
Подбежали Сашины коллеги… Андрей было рванул снова, но их разняли…
- Проваливай, мужик!
- Саш, все нормально?
Ни один из мужчин не реагировал… Драка закончилась… Началась другая битва… Взглядами… Если бы можно было убивать лишь взглянув в глаза, в живых не остался бы никто…
- Тебе что, не ясно? Проваливай отсюда! – сказал один из коллег и толкнул Андрея в плечо, - Живо!
- Еще один раз… И ты труп, - прошипел Жданов, проведя ребром ладони по горлу. Потом развернулся и пошел к машине…

Ауди неслась по московским улицам с такой скоростью, что позавидовал бы сам Шумахер. Ловко лавируя между машинами, Катерина одной рукой держала руль, в другой был мобильный… Но дозвониться до Андрея она никак не могла… Гудки…

Андрей сел в машину и уронил голову на руль… Заиграла музыка… Жданов взял с «торпеды» телефон и взглянул на дисплей. Катя… Нет… Нет никакого желания разговаривать… Он выключил телефон, бросил его на сиденье рядом и завел машину…

Гудки… Сначала длинные, потом вдруг частые… Катя сбросила звонок и набрала номер еще раз… Абонент временно не доступен…
- Черт! – крикнула она, отшвырнув телефон на пассажирское сиденье…

- Саш, кто это был?
- Это? Андрей Жданов…
- А…
- У нас с ним давняя вражда… Не обращайте внимания, - Александр потрогал челюсть, отозвавшуюся нестерпимой болью. Он даже поморщился немного…
- Все в порядке?
- В полном… Вы идите, идите куда шли… - бросил Воропаев. Этот разговор-допрос его нервировал.
- Как знаешь, - сказал один.
- Будь осторожней, - второй.
И мужчины ушли.
Александр посмотрел на часы – он прилично опоздал… Потом достал мобильный, надо позвонить и отменить встречу… Телефон был выключен… Саша попытался привести его в боевую готовность, но телефон предательски «фыркнул», на несколько секунд на экране мелькнула надпись «батарейка разряжена», после чего он выключился совсем…
- Да… День явно не из удачных… - сказал Александр, и пошел обратно в офис…

Катя вырулила на проспект и резко нажала на тормоза… Увидела Александра, подходящего к зданию… «Слава Богу, живой!» - пронеслось у нее в голове. Катя выскочила из машины и побежала на противоположную часть дороги…
- Саша!

Александр уже поднимался по ступенькам, когда услышал до боли знакомый голос:
- Саша!
Он обернулся – через проезжую часть бежала Катя.
- Стой! – только и успел крикнуть он…

54.
То ли она не слышала, то ли просто не успела остановиться, но Катерина продолжила движение через проезжую часть с той же скоростью. Это ее и спасло. Машина, ехавшая по проспекту, резко затормозила и вильнула влево, а Катя уже была на тротуаре.
- Саша! – девушка подбежала к Александру, - С тобой все в порядке?
- Ты с ума сошла?! – закричал он. Потом прижал девушку к себе и уже спокойным голосом проговорил, - Ты же чуть под машину не угодила.
- Где Андрей? – спросила Катя вдруг.
- Понятия не имею, где этот бешеный придурок! – в сердцах воскликнул Александр.
- Как он? Как ты? Что произошло?
- Кать, успокойся. Все в порядке. Проверили свои бойцовские качества и разошлись. А вот ты…
- Точно все нормально?
- Катя!!! Посмотри на меня! – Александр отступил на шаг назад и развел руками, - Я в полном порядке! И твой… эээ… Андрей тоже!
- Не кричи, пожалуйста.
- Прости. А ты вообще зачем приехала?
- Ты что? Дурак? Я думала…
- Ты думала, что у нас тут смертельная битва? – Александр усмехнулся, а девушка кивнула, - Ну? Убедилась, что ничего такого не было?
- Угу… Просто когда Малиновский…
- Малиновский? А этот-то причем?
- Ну… Он пришел ко мне и спросил, не поругались ли мы… А я… Я сказала как есть… И тут он обмолвился, что Андрей поехал тебя убивать… Ну я и помчалась…
- Ты действительно думала, что он может меня убить? – сколько сарказма в голосе.
- Саша, Андрей же… Он в таком состоянии, что…
- А кстати… Чего он так завелся?
- Потому что некоторые, - при этом Катерина улыбнулась, - присылают мне корзину с цветами и открыткой с двусмысленным содержанием.
- Чего там двусмысленного-то? – искренне изумился Александр.
- «…Ты самая чудесная девушка на свете! Спасибо, что ты у меня есть! Целую, Саша», - Катерина процитировала отрывок из открытки, - Теперь ты понимаешь, что Андрей подумал?
- Мда… Ну это же надо быть таким… эээ… ревнивым!
- Ты еще учти, что он помнит, как ты меня целовал!
- Кать, я все пытаюсь об этом забыть, а ты…
- Ладно, неважно. Кстати, почему у тебя мобильный отключен?
- У меня батарейка села. О, черт! – Александр вспомнил про встречу, потом посмотрел на часы, - Черт! Кать, мне надо бежать. Давай потом поговорим. Прости, ладно.
- Хорошо. Я поеду обратно в «Зималетто». Звони.
- Угу, - он чмокнул ее в щеку и направился в здание…

Андрей приехал в «Зималетто», пулей пронесся от входа к лифту, от лифта к своему кабинету. С силой толкнул дверь, влетел и плюхнулся на свое кресло. Малиновский оценивающе посмотрел на друга:
- Ну, как прошли бои без правил? Ты его замочил? А, Жданов? – при этом Рома показал пару приемчиков…
- Нет.
- Как нет? А я так надеялся на бифштекс по-александровски... – протянул Роман.
- Малиновский, прекрати! У меня все еще чешутся руки, а кроме тебя тут больше никого нет!
- Эээ… Не смей! А то я Шуру позову! Уж она-то окажет тебе достойное сопротивление!
- Малиновский! – крикнул Андрей и ударил кулаком по столу.
- Что?
- Ничего! Вот скажи мне, как истинный знаток женщин, - при этих словах Рома расплылся в блаженной улыбке и погладил себя по животу, - Почему Катя себя так ведет?
- Как так?
- Она… Говорит, что любит меня, а крутит шашни с Воропаевым!
- Шашни?
- А ты видел, какой он ей букет прислал?
- Видел, ну и что? Тебя задевает то, что твоей Катеньке дарят цветы?
- А записка? «…Спасибо, что ты у меня есть! Целую, Саша.» Как тебе?
- Жданов, ты уже свихнулся от ревности! Пушкарева и Воропаев! Какая из них пара?!
- А что мне остается думать? Сначала я вижу их на вечеринке вместе, потом она ночует у него дома, потом я вижу, как они целовались… А теперь еще эти чертовы цветы!
- А ты взгляни на все это по-другому… На вечеринку они пришли как друзья, что касается ночевки, она могла с утра к нему приехать… Ты же не караулил ее всю ночь… Про поцелуй она вроде как тебе объяснила, хотя мне тоже сложно поверить, что Александр мог ТАК напиться… А цветы… Цветы – это тоже дружеский жест…
- Красиво поешь, Малиновский! Только чует мое сердце, все не так просто!
- И что ты собираешься делать?
- Я? – Андрей ненадолго задумался, потом встал и направился из кабинета, - Я сейчас, - бросил он и вышел.

Девушка только что закончила разговаривать с директором одного из магазинов, когда дверь распахнулась и на пороге появился Жданов-младший собственной персоной. «Только не это!» - пронеслось у нее в голове…

55.
- Что тебе надо? – спросила она грубо.
- Кира, - весь пыл Андрея улетучился, теперь он смотрел на эту женщину как-то жалостливо – их столько связывало, а она так и не стала ему родной…
- Что? – ручка в руках как маятник…
- Мы…эээ…можем поговорить?
- О чем? – она пыталась изобразить холодность и отрешенность, но сердце стучало бешено… Андрей подошел и присел на краешек стола.
- Катя…эээ…и твой брат…Они… – спросил он. Кира ожидала всего, что угодно, но только не такого вопроса.
- Они, как выразился Саша, друзья… - маска презрительности на ее лице… А действительно ли она так презирала его?.. и ее?
- Ты уверена?
- А почему ты спрашиваешь? – она говорит с ним об этой… Кошмар!
- Потому что он прислал ей цветы сегодня…
- И что? – Кира рассмеялась, - Ты решил, что Саша… Ха-ха-ха… Да влюбиться в Пушкареву мог только ты… Ха-ха-ха…
- Кира…
- Что? Что Кира? – девушка вскочила с кресла и заходила по кабинету, - Меня ты так не ревновал! Никогда! Тебе было все равно! Все равно, где я и с кем!
- Кира!
- Я потратила на тебя четыре года! Че-ты-ре! А ты… Ты меня унизил! Растоптал! Она… А ты! Ты приходишь и говоришь мне о ней!
- Кира!
- Уходи! – резкий взмах руки в сторону двери.
- Но…
- Уходи! Уходи, прошу… - еще чуть-чуть, и она бы заплакала…
Кира отвернулась к окну и снова повторила:
- Уходи, Андрей, - на глаза легла мокрая пелена…
- Прости меня, - бросил Жданов и ушел…

Как ей хотелось кричать… Но лишь бледная рука на стекле… Лишь одинокая слеза, тихонько сползающая по щеке… Как же больно… Как же сложно терпеть… Ладонь сжимается в кулак…
«Я выдержу! Я должна!»

Двери лифта открылись, но Катерина не успела сделать ни шага – в лифт влетел Жданов.
- Андрей!!! – Катя еле удержалась на ногах… Двери закрылись, и лифт медленно поехал вниз.
- Прости, - Андрей отошел от Кати и насупился. Катя заметила рассеченную бровь – подошла, провела рукой.
- Это Саша, да?
- Да, - буркнул Андрей и отшатнулся.
- Андрей, послушай…
- Слушаю!
- Ну чего ты кипятишься, а? Из-за цветов? – Андрей ничего не ответил, только еще больше нахмурился... – Андрюш, я ему помогла, а он в благодарность мне цветы прислал. Что в этом такого?
- «…Спасибо, что ты у меня есть. Целую, Саша.» - Жданов передразнил голос Александра, - И ты спрашиваешь, что в этом такого?!
- Андрей, ну хватит… Твоя ревность переходит все границы… У нас с Сашей только дружеские отношения… Ничего больше… Он Леру любит.
- Угу, Леру, Машу, Лену и Катю Пушкареву…
Катерина не ответила… Просто подошла, обняла и поцеловала… Отступила… Посмотрела ему в глаза…
- Я люблю тебя… Тебя одного…
Лифт остановился… Андрей протянул руку и нажал кнопку верхнего этажа… Лифт ухнул, но двери не открыл, а только начал движение, уже наверх…

Встречу Саша отменил… Других дел у него не планировалось, поэтому он направился домой….
…Машина остановилась на светофоре… Александр включил левый поворотник и принялся ждать разрешительного сигнала. Зазвонил телефон:
- Да, - ответил он на звонок, и тут же дала о себе знать больная челюсть – Александр поморщился.
- Саша, привет. Ты где?
- Привет, Лер… Я… Я на перекрестке стою…
- А я думала, что ты на работе…
- Был… Я должен был на встречу поехать, а пришлось ее отменить. Так что еду домой.
- Ммм… слушай… раз ты свободен…может встретимся?
- Угу, буду через 20 минут…
- Жду.
Саша резко нажал на газ и проделал рискованный трюк – поворот из крайнего левого ряда направо… Но москвичи уже давно привыкли к тому, что единственное правило – отсутствие всех правил… Особенно, что касается таких машин, как BMW…

Вот уже пятнадцать минут работал только один лифт… Другой был неисправен – а именно не открывались двери…
- Правда любишь?
Ее глаза закрыты, его голос проникает в сознание, голова кивает…
- Я тебя никому не отдам…
Опять кивок…
Его рука… ее рука… Пальцы тянут к себе… Тепло… Тихо…
Поцелуй…
Нежно… Страстно… Сказать… Доказать… Удержать рядом…
- Люблю…
Поцелуй…
- Прости…
Поцелуй…
Она тонет в его объятиях… Он не в силах сдерживать волной накатившее желание…
Рука касается пуговицы на блузке…
- Не надо… - тихий шепот…
Он не слышит… Не может остановиться…
- Не здесь…
Одна пуговица, вторая, третья…
- Андрей…
Он касается губами шеи… плеча… спускается ниже…
- Аах… - она уже не в силах сопротивляться…

56.
Они сидели на полу и смеялись… По-детски, невинно… От того, что были вместе… От того, что вот уже пятнадцать минут катались вверх-вниз... От того, что проезжая какой-нибудь этаж, слышали слова: «Да что ж это такое?! Вызовите лифтера!»…
- Андрей, - позвала Катя, все еще улыбаясь, - мы работать сегодня будем?
Он еще сильнее стиснул девушку в своих объятиях и сказал:
- Нет, - потом поцеловал…
- Так и будем до ночи кататься?
- Тебе не нравится? – он опять засмеялся… Засмеялась и она…
- Холодно…
- Может ко мне поедем?
- Андрей! Никаких домой! Работы куча! Только вчера был показ! Телефон разрывается целый день!
- Ну и что? Продажами занимается Кира…
- И ты, между прочим.
- Кать, ну почему ты такая вредная?
- Я не вредная, я ответственная. Я обещала твоему отцу поднять «Зималетто»…
- Так ты уже постаралась на славу! Вчера!
- Андрей, ты прекрасно все понимаешь! Кстати… ты сообщил родителям о свадьбе?
- Нет…
- Почему?
- Ты себе как это представляешь?
- Андрюш, как бы то ни было, сказать надо. Они же твои родители.
- Ну и что?
- Ты что, не позовешь их на свадьбу?
- Кать, может, ты сама им позвонишь?
- Я?! Андрей, ты в своем уме?! Это должен сделать ты!
- Ну ладно…
- Надо Юлиане позвонить…
- А приглашение нельзя послать?
- Андрей, ты же хотел шикарную свадьбу…
- Ага… Много народу, ресторан и…
- Я хочу попросить Юлиану заняться нашей свадьбой… У меня все равно времени не будет…
- Угу…
- Ладно, Андрей, - Катерина встала, - пойдем поработаем.
- И все-таки ты вредина!

Она сидела на лавочке около подъезда, и лишь только черный джип въехал во двор, вскочила и направилась прямиком к нему. Забралась внутрь салона, улыбнулась сидящему за рулем мужчине, сказала:
- Привет, Саш, - и чмокнула его в щеку.
- Привет, красавица! – он с удовольствием подставил ей ланит, хотя с еще большим удовольствием подставил бы губы…
- Поехали?
- Куда?
- Ну… Может…
- На аттракционы???
- Угу… Помнишь…

Бешеный ритм карусели… Бешеный ритм его сердца…
Когда-то, казалось, уже очень давно, они часто приезжали сюда кататься на каруселях, горках и других аттракционах… Она любила тир, он – смотреть, как она радуется каждому попаданию в мишень… Она любила американские горки, он – фотографировать ее безумные глаза… Она любила сахарную вату, он – улыбаться всякий раз, когда она перемажется…
- Здорово! – восхищенно воскликнула она, сходя с очередного аттракциона…
- Да уж! Чувствую себя пятнадцатилетним пацаном, - он улыбнулся, подавая ей руку.
- Может…
- Сахарную вату? – это было традицией: сначала вот этот аттракцион, потом этот, а потом сахарная вата… Девушка рассмеялась.
- А ты все помнишь!
- А как же!

Они шли по тропинке и болтали…
- Саш, слушай… - улыбка исчезла с ее лица, и Александра это насторожило.
- Что такое?
- Дело в том… В общем… Я завтра днем уезжаю обратно.
- В Питер?
- Угу…
- Почему завтра?
- Саш, у меня работа… Я и так взяла отпуск раньше, чем должна была…
- Ясно…
- Не расстраивайся, ладно… Приезжай ко мне на выходные, сможешь?
- Да, конечно… Но тогда… Сегодня я тебя никуда не отпущу, ни в семь вечера, ни в десять, ни в полпервого ночи! – его глаза таинственно сверкнули.
- Саша! А…
- Никаких отговорок! Беру тебя в аренду до утра!
- Ого! Предприниматель! – Лера засмеялась…
- Лер… - Александр притянул девушку к себе и заглянул ей в глаза, - Я не видел тебя шесть лет… А теперь мне сложно представить, что не увижу тебя хотя бы день…
- Саш…
- Не перебивай… Ты просто не представляешь, как мне было плохо все эти шесть лет… без тебя… Я засыпал, думая о тебе… Просыпался, тоже думая о тебе… В каждой рыжеволосой девушке видел тебя… Единственным способом забыться стала работа… Я работал, много работал… Нагружал себя по полной… Я был рад, когда нужно было брать работу домой… Потому что дома я был один… Совсем… Иногда… Иногда я представлял себе, что прихожу домой, а там ты… Встречаешь меня… Вкусно пахнет с кухни… Вообщем… Я люблю тебя, Лера… Я люблю тебя, Рыжик мой… Очень… И не могу тебя отпустить туда… туда, где не будет меня…
Она не ответила… Лишь прижалась к нему всем телом, обняла крепко и заплакала… Тихо… Почти неслышно… И он…плакал… Беззвучно… И почти невидимо… Лишь несколько слез скатились по щекам… Он уткнулся головой в копну ее рыжих волос… И забылся… Лишь только время от времени все крепче прижимал ее к себе…
Тянулись минуты… А они все стояли…
Тянулись минуты… Эти минуты были самым дорогим сердцу признанием…Признанием в любви…

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 14:28 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
57.
Пушистый ковер…
Бокал вина…
Коньяк…
Ее тоненькие «Вог»…
Его «Парламент»…
«Грязные танцы» на огромном экране телевизора…
Она любила Патрика Суэйзи…
Он любил смотреть, как она пританцовывает в такт льющейся музыке…
«Now I've had the time of my life…»
Маленькая слезинка скатилась по ее щеке… От умиления…
Мужская рука скользнула по ее талии…
Смущение на ее лице… Плавный поворот головы…
«No I never felt this way before…»
Его губы ловят маленькую соленую капельку у подбородка…
Она опускает ресницы…
Его сердце замерло…
Ее сердце бешено застучало…
«Yes I swear it's the truth…»
Она ставит бокал вина…
Он опускает рюмку коньяка…
Тонкая ножка… Стеклянный сосуд, чуть покачнувшись, бесшумно падает ниц…
Кроваво-красное пятно расплывается по светло-бежевому простору ковра…
«And I owe it all to you…»
Поцелуй срывается с его губ… Нежной птицей…
Его руки бережно опускают ее на ковер…
Страх сковывает ее тело…
Страх развязывает ему руки…
«Cause I've had the time of my life…»
Он целует ее губы, щеки, лоб…
Она зажмуривается…
Маленькие поцелуи…
Огромная нежность…
«And I've searched though every open door…»
Молния на ее кофточке ползет вниз, открывая ему белоснежную кожу…
Она вжимается в ковер…
Губы поцелуями скользят от шеи ниже… Плечо… Грудь…
Он высвобождает ее из плена ткани… Кофточка летит куда-то в сторону дивана…
«Till I found the truth…»
Она резко садится и впивается ему в губы…
Ее руки срывают с него одежду…
Голод?..
Страх?..
Страсть!
Огонь!
«And I owe it all to you...»
Пожар сердец…
Холод нежности…
Неутолимое желание…
Любовь…
Любовь!!!



Он полусидел-полулежал, прислонившись к стене, и допивал коньяк…
Она свернулась клубочком, положив голову ему на колени…
Он гладил ее волосы…
Она спала…
Он поставил рюмку, осторожно, чтобы не разбудить, поднял ее и перенес на кровать. Укрыл…
- Спи, любимая…
Этой ночью он так и не уснул…



Солнце яркими лучами ворвалось в комнату…
Она открыла глаза и с испугом огляделась…
Наконец, окончательно проснувшись, она вспомнила события вчерашнего вечера и улыбнулась…
- Саш! – позвала она… Тут же в проеме возникла фигура.
- Привет! Ты уже проснулась?
- Саш, я люблю тебя…



Он отвез ее домой и подождал, пока она попрощается с матерью…
Потом довез до вокзала…
- Ладно, Саш, мне пора… Как приеду – позвоню…
Он стиснул ее в своих объятиях и поцеловал…
- Я буду ждать.



Снова один в пустой квартире…
Только повсюду запах ее духов…
Только кроваво-красное пятно на ковре…
Только смятые простыни…
Он схватил телефон и набрал номер:
- Когда ближайший рейс до Санкт-Петербурга?

58.
Аэропорт «Пулково», такси, цветочный магазин, опять такси, дом, подъезд, звонок, распахнутая дверь…
- Привет, красавица! Я соскучился!
Удивление, улыбка, поцелуй…

Спустя неделю…

- На том и остановимся… Мы заказываем у вас по одному экземпляру из новой коллекции, а дальше посмотрим… Вы же понимаете, что Череповец это не Москва, хотя и не так далеко.
- Да, конечно, - почти хором ответили женщины.
- Тогда, я думаю, что мы можем подписать контракт. Когда будет готов договор?
- Я займусь этим сегодня. Думаю, завтра с утра все будет готово.
- Хорошо, во сколько приезжать?
- Я позвоню Вам позже.
- Договорились. Тогда мы, пожалуй, пойдем, - мужчины поднялись.
- Всего доброго.
Как только за мужчинами закрылась дверь, обе женщины радостно воскликнули:
- Йес!
Потом посмотрели друг на друга, смутились…
- Кира Юрьевна… Спасибо Вам большое. Без Вас этой сделки бы не было.
Пауза… Молчание… Потом труднопроизносимые слова:
- И Вам, Катя, спасибо. Без Вас я бы не справилась.
Пауза… Молчание…
- Ладно, я пойду… Надо подготовить договор…
- Угу…

Вечером того же дня…

- Кать, если ты собираешься пригласить Воропаева, то я тогда не приду! – Андрей стукнул кулаком по столу.
- Ага, замечательно! И за кого мне замуж выходить?! За Колю?!
- Только через мой труп! – бросил Жданов, а Катерина улыбнулась.
- Андрей, прекрати. Если бы не Саша, вообще бы свадьбы не было никогда!
- Может мне еще ему надо спасибо сказать?
- Скажи!
- Ага, сейчас прям! Обойдется! – Андрей встал и отвернулся к окну. Пару минут молчания, потом он произнес, - Хорошо. Если будет Воропаев, тогда будет и Ромка!
- Что?! Ну уж нет!!! Малиновский на моей свадьбе???! Нет! Нет! И еще раз нет! – Катя отрицательно крутила головой.
- Почему нет?
- Потому что!
- Замечательный ответ! А между прочим, если бы не Малиновский, мы бы с тобой не…
- И что, мне ему спасибо теперь за это сказать?! – перебила Катя.
- Скажи!
- Ни за что! – теперь надулась Катерина и, насупившись, отвернулась от жениха.
- Кать, он мой друг…
- …
- Кать, ну ради меня…
- …
- Катенька… Ну пожалуйста…
- Хорошо. Только с одним условием.
- ?
- Чтоб к нашему столу он и приближаться не смел!
- Как это? А поздравить?
- Пускай тебя одного поздравляет, где-нибудь в сторонке! Только чтоб я его не видела!
- Но…
- И вообще… Куплю себе очки, чтоб дальше третьих столиков не видеть никого.
- Кать, ты что?!
- Ничего! И пусть ближе, чем на три столика ко мне не приближается!
- Кать…
- Либо так, либо никак!
- А как я это ему объясню, ты подумала?
- Мне все равно!
- Ладно… - он обнял девушку и примирительно чмокнул в нос, - Как скажешь…
- Так, давай дальше… Маша с Федей, Амура и Шура с Антоном и Александром, Ольга Вячеславовна, Света, Таня с мужем, Потапкин… - Катя сделала пометку в блокноте, - Кого забыли?
- Клочкову!
- Клочко… - начала записывать Катерина. Потом резко вздернула голову, - Издеваешься, да?!
- Я пошутил, Кать.
- Да ну тебя… - она махнула рукой и продолжила, - Так… Кира…
- Кира?
- Да, Кира. А что?
- Ничего, просто вы же не ладите…
- Андрей, мы отлично работаем вместе. И потом, просто некрасиво будет, прежде всего, с твоей стороны, если мы не пришлем ей приглашение.
- Ты думаешь, она придет?
- Думаю, нет. Но даже если и не придет, все равно пригласить надо.
- Ну, хорошо, как скажешь…

Чуть позже…

- Алло… - прошептал он, вылез из-под одеяла и вышел на кухню.
- Саш, привет, это Катя.
- Привет, - он улыбнулся…
- Как дела? Ты куда-то пропал, не звонишь совсем, - пожаловалась Катерина.
- Эээ… Кать, я в Питере.
- Где? – искренне удивилась девушка, потом сложила два плюс два и уже спокойно сказала, - Ты у Леры, да?
- Угу. Уже неделю.
- Ого… И надолго ты там?
- Нет… Лера сейчас оформляет отпуск за свой счет… Я ее отдохнуть пригласил.
- Саш, ты не забыл, что у меня свадьба меньше чем через две недели?
- Нет, конечно. Мы приедем накануне. Не волнуйся.
- Ну хорошо… А ты в Москву приедешь до отъезда или только к свадьбе?
- Приеду… Мы из Москвы полетим… Так что увидимся еще…
- Ладно, тогда до встречи.
- Счастливо.
- И Лере привет передавай.
- Обязательно.

Накануне свадьбы…

- Палыч, ты прекратишь терзать трубку? Она никуда не денется за пару часов.
- Секунду, я забыл еще кое-что спросить, - клинический бабник и законченный пройдоха Андрей Жданов с блаженной улыбкой на лице набирал номер своей невесты. – Катя, девочка, да, это снова я… что?.. ты не забыла отправить приглашения Новиковым?.. нет?... я вот совсем забыл… а, ну да, я тебе говорил, и ты записала… - тут голос перешел в воркование, - а ты уже соскучилась?
- Угу, успела. Соскучиться. За последние 10 минут, - пробормотал Малиновский.
- Я тоже скучаю… Что говорит Валерий Сергеевич?.. нет, я не пью – я же за рулем!
И то правда, он не выпил ни капли – и Рома чувствовал себя рядом вот с этим, новым, Андреем Ждановым как-то очень неуютно. Когда ж они наговорятся-то?!
- Да, Катюш, я уже скоро поеду. Ты можешь мне через часик позвонить… Почему следить? А просто поболтать ты разве не хочешь?...
Рома мысленно застонал: это был уже 14-й (!!!) звонок за вечер – он из принципа считал – и еще «поболтать»?
Наконец Андрей отключил сотовый.
- Я наверное поеду…
- И куда же ты?
- Как куда? Домой, разумеется, быстрее спать – быстрее завтра наступит, и наконец-то я ее получу!
- Мы сейчас об одном думаем?
Жданов хмыкнул:
- Ну и об этом тоже.
- А что тебе мешает начать прямо сегодня?
- Смеешься? Да меня мой будущий тесть до ЗАГСа на порог не пустит!
- То есть ты хочешь сказать, что женишься только для того, чтобы получить доступ к телу Пушкаревой в обход ее папаши?
Друг лишь снисходительно улыбнулся:
- Дурак ты, Малиновский.
- Ну почему же сразу дурак, я правда не понимаю: а) что такого в Кате, б) даже если что-то есть, женится-то зачем? И месяца не прошло, как вы помирились! а вдруг вы друг другу не подходите? или она окажется сварливой бабой? или…
- Остынь, - он смеялся, - ничего такого нет.
- С чего ты взял?
- Просто знаю.
- Но…
- И еще я знаю, что хочу настолько крепко привязать ее к себе, насколько это вообще возможно – я ее больше никуда от себя не отпущу.
- Тебе быстро надоест, уверяю тебя, ты…
- Не надоест, главное, чтобы ей не надоело! Так, лана, все, я поехал, завтра увидимся. Ты помнишь о нашем уговоре?
- Да помню… Забудешь тут…
- Прости, Ромео, но это единственная уступка, на которую Катерина пошла, а мне все-таки хотелось бы видеть тебя завтра на свадьбе.
- Ладно, ладно, я же обещал, - он хлопнул друга по плечу, - не дрейфь, я не испорчу тебе праздник.
- Заметано, - краткое объятие, и Жданова уже след простыл.

Через полчаса…

- Мааама, - Катя повесила трубку и заплакала.
- Что случилось, Катенька?!
- Мам, - сквозь слезы она пыталась пересказать разговор с Александром, - он не приедет!
- Кто он?
- Саша… Ну почему так всегда получается??!
- почему не приедет?
- Ну… Они поехали в какой-то Сан-Мишель, кажется… А это такой город-остров… Так вот начался прилив, и они выбраться не могут…
- Совсем? А самолеты?
- Мама!!! Это маленький остров! Там нет самолетов! Они только послезавтра смогут прилететь!
- Катенька, не переживай… Послезавтра отпразднуете… Это ж форс-мажор… Чего плакать-то! И потом, у тебя такой день завтра, а ты плачешь… Завтра глаза красные будут. Иди умойся и успокойся.
- Спасибо, мам, - Катерина прижалась к ее плечу. «Поскорее бы завтра», - подумалось ей.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 14:34 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
59.
    «Не верь, кто скажет «горько», малыш!
    Это сладко, когда кричат «Горько!»
    группа «Пилот»

Белый день… Так она окрестила его про себя… Белое платье, белый лимузин, белые цветы… Красота…

Он нервничал… Нет, не потому, что женится. А потому что еще целых два часа до встречи с Ней…

***

- Сегодня 23-го июня 2006 года в отделе ЗАГС Тверского района города Москвы регистрируется брак Жданова Андрея Павловича и Пушкаревой Екатерины Валерьевны. Дорогие новобрачные, в жизни каждого человека бывают незабываемые дни и события. Сегодня такой день у вас - день рождения вашей семьи. Семья - это союз любящих людей и союз добровольный. И прежде чем зарегистрировать ваш брак я обязана спросить вас является ли ваше желание вступить в брак искренним, свободным и хорошо обдуманным. Прошу ответить Вас, Екатерина Валерьевна.
Взгляд на Него, улыбка…
- Да…
- Вас, Андрей Павлович!
Взгляд на Нее, улыбка…
- Да…
- Учитывая ваше обоюдное согласие, которое вы выразили в присутствии свидетелей, родителей, близких и друзей, ваш брак регистрируется. И я прошу вас подойти к столу и подписями скрепить ваш семейный союз.
Она делает шаг и наклоняется к столу. Ручка, роспись, улыбка. Его быстрый росчерк и такая же сияющая улыбка.
- Уважаемые новобрачные, с полным соответствием Российскому законодательству ваш брак зарегистрирован. И я торжественно объявляю вас мужем и женой! Поздравьте друг друга супружеским поцелуем.
Как он ждал этих слов!
Резкий поворот к ней… Медленный поворот к нему… Он склонился к ней и поцеловал… И мир замер… И только они одни во вселенной… Только ИХ любовь…
Это были секунды для всех… Это была вечность для них…
Какое же счастье!!!
Он посмотрел ей в глаза и прошептал:
- Я люблю тебя, девочка моя…
Она улыбнулась и кивнула в ответ.

***

Она еще спала. Улыбалась во сне. «Интересно, что ей снится?», - Александр лежал на боку, подперев голову рукой и смотрел на Леру. Ее улыбка, чуть сморщенный носик, изгибы тела возбуждали его, в порыве он даже провел ладонью по ее руке, но отдернул – будить ее ему не хотелось. Саша встал и вышел на террасу.
«А Катерина уже, наверное, в ЗАГСе… И понес же меня черт на этот остров! Она так расстроилась, что мы не приедем. Зато Жданов наверняка обрадовался. А так хотелось бы увидеть, как она счастливая ему «Да» говорит. Хотя еще больше мне бы хотелось увидеть в подвенечном платье Леру…»
Александр достал сигарету из пачки и закурил…

***

В ресторане было шумно. Огромное количество гостей собралось сегодня поздравить Катю и Андрея. Веселье бурлило. «Горько!», - кричали все, и моложены как солдаты по команде «смирно» поднимались и дарили друг другу поцелуи.
А за дальним столиком сидел явно скучающий молодой человек. Выражение его лица выражало полное непонимание, а, главное, неприемлемость происходящего. Он – всего лишь уступка…
Катя видела его… Да, она обманула всех, сказав про очки с небольшой видимостью… Она в очередной раз кинула взгляд на Малиновского и еле слышно прошептала:
- Спасибо за Андрея…
- Что? – Андрей не расслышал.
- Ничего, - она повернулась к мужу и улыбнулась, - Я люблю тебя, Андрюш.
- И я тебя…

***

Четвертая сигарета, вторая чашка кофе, мысли о свадьбе…
«Я хочу, чтобы она всегда была со мной. Я заберу ее с собой в Москву… Я никуда ее больше не отпущу… Никогда…»
- О чем думаешь? – раздался ее голос за спиной. Александр обернулся.
- Ты уже проснулась?
- Угу… Такой аромат кофе заставит проснуться кого угодно… Так о чем ты думал?
- О тебе… о нас…
- О нас? – полуудивление, полусмущение…
- О нас, - он затушил сигарету и притянул девушку к себе.
- И что же ты тут надумал? – игриво спросила Лера.
- Я… - он медлил с ответом… Почему-то эти несколько слов дались ему с трудом, но он нашел в себе силы их произнести, - Лер, выходи за меня…

60.
    Смотрю на море жадными очами,
    К земле прикованный, на берегу...
    Стою над пропастью - над небесами -
    И улететь к лазури не могу.
    Не ведаю, восстать иль покориться,
    Нет смелости ни умереть, ни жить...
    Мне близок Бог - но не могу молиться,
    Хочу любви и не могу любить.
    Я к солнцу, к солнцу руки простираю
    И вижу полог бледных облаков...
    Мне кажется, что истину я знаю -
    И только для нее не знаю слов.
    З. Гиппиус «Бессилие»

Он все время держал ее за руку… Складывалось такое ощущение, что он просто боялся, что она исчезнет. А Катя все удивлялась, как он может есть левой рукой. Он шептал ей на ухо слова любви, а она от счастья только кивала... Вообще, казалось, что они никого не видят, что они одни в этом зале…
А на самом деле Катерина слышала и видела не только своего новоиспеченного мужа… Она сидела и оглядывала, словно окутывала, весь зал… Вон за тем столиком Таня поглощает очередную порцию какого-то салата, а вон за тем столиком воркуют Маша и Федя, а за барной стойкой курят Амура и Света, вот там Милко что-то шепчет на ухо Рональду, а вот там Шура строит глазки высоченному блондину, сыну друзей Ждановых-старших… А вот и сами Ждановы-старшие – Павел увлеченно болтает о чем-то с Ольгой Вячеславовной, а Маргарита, погруженная в свои мысли, вертит в руке бокал шампанского.
Катерина радостно наблюдала за всеми и, конечно же, не могла не заметить появления еще одной гостьи…

***

- Лер, почему ты молчишь? – нервно спросил Саша.
- … - Валерия стояла как вкопанная – стеклянный взгляд, чуть скривившиеся в удивлении губы, только руки немного тряслись.
- Лер, ну скажи хоть слово! – Александр уже почти кричал.
- …
- Лера!!! – он подошел к девушке и схватил ее за плечи. Она дернулась.
- Не сейчас, - прошептали ее губы, и Лера рванула обратно в номер…

***

«Она пришла. Она все-таки пришла. Сильная женщина. Я бы так не смогла».
Кира стояла в дверях ресторана, держась одной рукой за косяк. Подошел Милко, видимо поприветствовал, потом Маргарита – перебросилась с девушкой парой фраз и ушла. А Кира не двигалась с места…
«Боже! Да на ней же лица нет! Ей плохо! Она же сейчас…» - Катя привстала, готовая рвануть ко входу, но тут же опустилась обратно. Рядом с Кирой неожиданно возник Малиновский, по-дружески приобнял Киру за плечи и проводил к своему столику.

***

Меньше всего он ожидал ТАКОЙ реакции. «Не сейчас!» - опять эти два слова. Не сейчас! А когда??? Когда? Ну что он сделал не так?
Александр докурил четвертую (!) подряд сигарету и пошел к Лере. Надо объясниться.

***

Катерина разговаривала с гостями, когда вдруг ни с того ни с сего по ее спине пробежалась целая волна мурашек… Она обернулась, и сердце ухнуло куда-то в пятки – к ней шел Андрей и…Кира. Улыбающаяся Кира! И, заметив ее улыбку, сердце вернулось на место, и улыбка засияла снова…
- Кира Юрьевна, - она слегка подалась вперед и несмело протянула маленькую ладошку, - я так рада, что Вы все же пришли. Это очень важно... для Андрея, - снова мимолетный взгляд в сторону, - для нас важно. Спасибо.
- Поздравляю, Катя, - Кира едва сжала ладонь соперницы (хотя, какие они теперь соперницы?), - я тоже рада. Искренне желаю Вам с Андреем счастья, – и замолчала. Говорить больше было нечего.
Почему-то именно это поздравление было для Катерины одним из самых важных.
Еще раз взглянув на Андрея, перевела взгляд на Киру и промолвила:
- Простите, мне надо… - Катя неопределенно махнула рукой в сторону.
- Конечно, девочка моя, иди, я сейчас, - тут же отозвался Андрей.
Пушкарева резко крутанулась на каблуках и пошла к группе гостей поодаль. «Им надо поговорить!»

***

- Лер! Лер, поговори со мной!
- …
- Лер, ну почему ты плачешь??? Ну что я такого сказал?
- …
- Лер, открой. Давай поговорим! Пожалуйста.
Александр вот уже несколько минут стоял под дверью ванной комнаты, теребя ручку. А там, за дверью сидела она и плакала… навзрыд…
- Лер, если ты сейчас не откроешь, я дверь выломаю! Лера! Ты слышишь меня??? Лера!!!
Он уже и, правда, собрался выламывать дверь, когда послышался звук шпингалета, и дверь открылась. Лера постояла немного в дверях, потом медленно обогнула Александра и прошла на террасу. Взяла со столика пачку, дрожащей рукой вытащила сигарету и попыталась прикурить, но зажигалка как назло не выдавала даже искорки. А Лера стояла и все крутила колесико, как вдруг неожиданно мужская рука легла на ее ручонку. Девушка подняла глаза…
…Казалось, они стояли так целую вечность… Он выплескивал через взгляд свою любовь, она – свои страхи.
- Лер, - наконец произнес он, - я не…
- Саш, - перебила девушка, - прости меня.
- Лер, мне не за что…
- Послушай… Для меня это все неожиданно… и быстро… Слишком быстро, понимаешь? – он лишь только кивнул в ответ, - Мне с тобой хорошо… Очень… ТАК хорошо… И… я боюсь… Боюсь пока думать о том, что будет завтра… Я…я боюсь потерять тебя… но в то же время…
- Лер, ты меня не потеряешь! Я с тобой! Слышишь??? Я. С. Тобой. И никуда я не денусь!
- Саш… Я не хочу торопиться… Я… Давай отложим этот разговор, пожалуйста…
- Хорошо, как скажешь… Я подожду… Сколько надо…
- Спасибо, - Лера подошла к нему, уткнулась в плечо, обняла… - Я люблю тебя…

***

Веселье было в самом разгаре… И никто не замечал беспокойного взгляда Катерины Валерьевны теперь уже Ждановой в сторону барной стойки…
Там, перевесившись через барную стойку и внимательно отслеживая перемещения молоденького бармена, Кира приканчивала очередную порцию виски, кажется, пятую. А неподалеку мялась группа товарищей, с каждым из которых она успела сегодня потанцевать. Ну вот, еще один отделился от стены и направился к ней…
Катерина стояла, вполуха слушая миллион двадцать третье поздравление и пожелание счастья, а на душе было неспокойно…
Еще один взгляд на барную стойку, и Катерина побледнела – Кира, заигрывая с барменом, пыталась задрать ногу на стойку.
- Андрей! – дернула мужа за рукав девушка.
- Что?
- Сделай что-нибудь! – воскликнула она, указывая на место дислокации Киры…
- Я сейчас…
Вы думаете, Катерина переживала за то, что Кира может испортить вечер? Вы ошибаетесь. Катерина переживала именно за Киру. Да-да, именно так. Переживала…по-дружески… Хотя какая у них может быть дружба?
Через несколько минут Катерина уже наблюдала, как Малиновский подхватывает пьяную Киру на руки и уводит из ресторана. «Спасибо», - прошептала Катя ему вслед…

***

Они сидели на террасе и отгадывали кроссворд, когда в номер позвонили.
- Слушаю, - Саша снял трубку.
- Мсье Воропаев, через час начнется отлив. Вы будете возвращаться на материк сегодня или завтра с утра?
- Сегодня.
- Хорошо. Будьте готовы через полтора часа.
- Спасибо.
- До свиданья.
Саша повесил трубку и улыбнулся.
- Мы возвращаемся домой!

***

Катю шатало от усталости, целый день на каблуках все еще оставался для нее пыткой. Крепкая мужская ладонь легла ей на затылок, и она обессилено привалилась к родному плечу.
- Кать, ты как?
- Очень устала.
- Девочка моя, - легкий поцелуй коснулся ее ушка. – Давай, я расстегну платье.
- Я сама.
- Ты все сама, все сама… но теперь у тебя есть я и я могу все делать за тебя.
Она мягко улыбнулась:
- Все-все?
Андрей зарылся в ее волосы:
- Ну, кое-что конечно с твоей помощью.
Одну за другой он расстегнул горошинки пуговиц на ее спине, и платье кружевным облаком опустилось к ее ногам:
- Вот так, малышка, а теперь туфли…
…Одежда мешала Жданову, как никогда раньше. Но сил раздеться уже не было, он ничком повалился навзничь не в силах даже пошевелиться. С кровати свисали только ноги: он не мог оставить след в душе жены в виде отпечатков грязных ботинок на белоснежных простынях.
Катя появилась на пороге спальни и устало прикрыла глаза:
- Ну почему жених и невеста на свадьбе должны уставать больше всего? – она счастливо хихикнула. – Чтобы притормозить рождаемость?
В ответ раздался приглушенный смех:
- Это такая проверка на прочность.
- Ты не хочешь снять с себя эти вещи?
- Хочу. - Пауза. – Но не могу.
- Помочь?
- М-м-м… - мечтательно и протяжно.
Катя с улыбкой приблизилась:
- Только чур не брыкаться!
- И в мыслях не было.
Она начала расстегивать пуговицы на рубашке. Раскинув руки, Жданов полностью отдался во власть ее тихой нежности.
- Повернись, я не могу стащить рукав, - она ворочала его словно тюленя на лежбище, а он только довольно мурлыкал и терся заросшей щекой о ее ладошку. – Ну, помоги же мне! – она методично тянула с его ног то одну штанину, то другую.
- Страстный из меня сегодня муж выходит! Бесполезное скопище мышц!
Катя снова хихикнула.
- Ну иди ко мне, - тихо произнес он и протянул к ней руки, - да плюнь ты на эти носки!
Он потянулся и дернул ее на себя. Девушка со счастливым смехом упала в родные объятия, чтобы утонуть в них до скончания времен.
Их губы встретились. После мучительно долгого дня они наконец-то были одни во вселенной. Руки Андрея успокаивали и расслабляли, а Катерина таяла в его безразмерной нежности.
- Ты здесь…
- Здесь…
- И никуда больше не уйдешь…
- Никуда…
- И никогда меня не оставишь…
- Никогда…
Сегодня они клялись своими сердцами.
- Люблю тебя…
- Люблю тебя…
Даже не шепот. Выдох. Вдох.
- Мой…
- Моя…
И снова танец рук и губ и взмывающее крещендо встречи…
- Кать… Катя, девочка… - Андрей тихо засмеялся: его сокровище уснуло. Вот так просто. Она уснула в его объятиях. Еще секунду назад он смотрелся в любимые глаза, а теперь она доверчиво свернулась калачиком в кольце его рук.
Он вздохнул и нежно чмокнул каштановую макушку. Что значит несколько часов, когда впереди у них целая жизнь?!
Он зажмурился и еще крепче прижал жену к себе, чтобы даже во сне она чувствовала его силу и любовь. Жена……. Его лицо само собой расплывалось в улыбке.
Да и потом у них впереди еще утро!

61.
Утро ворвалось звенящей трелью – марш Мендельсона на ее мобильном. Еще четыре дня назад он поставил ей эту мелодию, будто боялся, что она забудет о свадьбе…
…Катерина открыла глаза и потянулась. Потом аккуратно, чтобы не разбудить своего теперь уже мужа, вылезла из кольца его рук и босиком прошла в прихожую. Взяла с тумбочки мобильный, мельком глянула на дисплей и улыбнулась:
- Привет!
- Жданова Екатерина Валерьевна?
- Она самая! – Катерина посмотрелась в зеркало и заправила волосы за уши, будто собеседник мог ее видеть.
- Я тебя не разбудил?
- Разбудил, но неважно… Ты уже в Москве?
- Да, мы прилетели ночью. Даже поспали чуток. Какие планы у молодоженов на вечер?
- Не знаю, Саш, мы об этом даже не думали.
- Тогда я подумаю за вас. Восемь вечера, Ресторан "Нобиль Сквер". Мы с Рыжиком хотим тебя поздравить.
- Нас.
- Что?
- Нас поздравить.
- Ну да, вас. Ну так как?
- Саш… Надо спросить Андрея…
- Понятно, - голос мужчины заметно погрустнел, - Значит, мы сегодня ужинаем вдвоем.
- Ну почему ты так сразу? Ты же не знаешь, что он скажет.
- Знаю. Он откажется.
- Эх… Резервируй столик. Мы будем.
- Вот так бы и сразу! До встречи!
- Пока.
Катерина кинула телефон обратно на тумбочку и побрела обратно в комнату. Андрей не спал – лежал на спине, раскинув руки, и смотрел в потолок.
- Ты уже проснулся? – Катя села рядом.
- Ага, - его руки легли девушке на плечи и притянули к себе. Только поцеловав жену, Андрей спросил:
- Где мы будем? С кем ужинаем?
- Ты слышал?
- Угу. Так с кем?
- С Сашей, - Андрей сначала нахмурился, потом улыбнулся и чмокнул Катерину в плечо:
- Как скажешь, дорогая…
- Я люблю тебя, - только и успели прошептать ее губы…И Андрей увлек ее в бездну наслаждения…

***

Ресторан поражал своей красотой. Белые диваны, живые цветы повсюду, улыбки официантов. Но больше всего поражал купол – потолок был стеклянным, и складывалось ощущение, что ужинаешь под открытым небом.
- А вот и мы, - Катерина ослепительно улыбалась.
- Привет.
Мужчины обменялись рукопожатием, а Саша непонятно откуда вытащил огромный букет белых лилий.
- Это тебе, подруга. Поздравляем.
- Спасибо, Саш, - Катя чмокнула его в щеку – Андрей скривился.
- Давайте закажем ужин - мы ужааасно голодные, - протянула Катерина.
- Да, конечно.
- Шампанского нам!!!

***

Ужин проходил великолепно. Мужчины вели себя пристойно, как будто на несколько часов забыли о своей вражде. Браво, Катерина!
- Мы сейчас придем, - сказали девушки и удалились куда-то в направлении дамской комнаты.
Андрей и Александр остались вдвоем.
- Ну что, Жданов! – Саша поднял бокал шампанского, - Поздравляю! Тебе в жены досталась потрясающая женщина!
- Я знаю, - буркнул Андрей в ответ.
- Предлагаю за это выпить!
- За Катю – всегда!
Они манерно чокнулись…
Андрей сделал глоток и поставил бокал на стол.
- Я тебе вот что скажу… То, что моя жена выбрала тебя в друзья не значит, что ты и мой друг.
- Андрюша… - Александр рассмеялся, - Да я и не настаиваю…
- Ограничь меня, будь добр, в общении с твоей персоной.
- Буду только рад, - с улыбкой парировал Саша и откинулся на спинку стула…

***

- Отличный вечер, - сказала Катя, снимая туфли.
- Ну раз ты так считаешь, то…
- А ты так не считаешь?
- Кать, прости, но я пошел туда только ради тебя…
- Эх… - вздохнула девушка… - Знаю, Жданов… И от этого люблю тебя еще больше…
- Правда? – спросил Андрей и, обняв девушку за талию, поцеловал…
… Как они добрались до кровати, никто из них не помнил…


***

Она уже давно решила, что медовый месяц они проведут на работе. Она видела, как важно Андрею закончить все дела по возвращению компании в нормальное состояние… Она уже отказалась в пользу него от поста президента, теперь она отказывается от свадебного путешествия… А впрочем какая разница, где им быть – главное, вместе…

Конечно, они проспали… А потом еще ужасно долго собирались… Катя носилась по квартире как угорелая, а вот Андрей совсем не торопился… Он постоянно ловил ее то у ванной, то на кухне, то где-то в коридоре… Сгребал ее в охапку и целовал… Она отбивалась, а он целовал… Только насытившись, он отпускал ее, чтобы уже через несколько минут поймать снова…

- Андрей, ты не мог бы ехать побыстрее??? Если ты прибавишь газу, то мы успеем на совещание! – Катя стукнула маленьким кулачком о «торпеду».
- Кать, мы в пробке… Если я прибавлю газу, мы врежемся вот в этот «Опель», - Андрей указал на впереди едущую машину. – И вообще… у нас медовый месяц! Нам необязательно везде успевать.
- Но нас ждут! Маша должна была передать им…
- Ничего страшного…
- Да ну тебя, Жданов… - она замолчала и отвернулась к окну…

Стеклянные двери, Потапкин, лифт, пустой ресепшн – все как всегда… Опоздали на полчаса – не беда… Дверь в конференц-зал…
- Ой, простите, что опоздали, а Маша вас не предупредила?

62.
    «Дорожите счастьем, дорожите!
    Замечайте, радуйтесь, берите
    Радуги, рассветы, звезды глаз -
    Это все для вас, для вас, для вас.

    Услыхали трепетное слово -
    Радуйтесь. Не требуйте второго.
    Не гоните время. Ни к чему.
    Радуйтесь вот этому, ему!

    Сколько песне суждено продлиться?
    Все ли в мире может повториться?
    Лист в ручье, снегирь, над кручей вяз...
    Разве будет это тыщу раз!

    На бульваре освещают вечер
    Тополей пылающие свечи.
    Радуйтесь, не портите ничем
    Ни надежды, ни любви, ни встречи!

    Лупит гром из поднебесной пушки.
    Дождик, дождь! На лужицах веснушки!
    Крутит, пляшет, бьет по мостовой
    Крупный дождь, в орех величиной!

    Если это чудо пропустить,
    Как тогда уж и на свете жить?!
    Все, что мимо сердца пролетело,
    Ни за что потом не возвратить!

    Хворь и ссоры временно отставьте,
    Вы их все для старости оставьте
    Постарайтесь, чтобы хоть сейчас
    Эта "прелесть" миновала вас.

    Пусть бормочут скептики до смерти.
    Вы им, желчным скептикам, не верьте -
    Радости ни дома, ни в пути
    Злым глазам, хоть лопнуть, - не найти!

    А для очень, очень добрых глаз
    Нет ни склок, ни зависти, ни муки.
    Радость к вам сама протянет руки,
    Если сердце светлое у вас.

    Красоту увидеть в некрасивом,
    Разглядеть в ручьях разливы рек!
    Кто умеет в буднях быть счастливым,
    Тот и впрямь счастливый человек!

    И поют дороги и мосты,
    Краски леса и ветра событий,
    Звезды, птицы, реки и цветы:
    Дорожите счастьем, дорожите!»

    Эдуард Асадов «Дорожите счастьем»…


Кира вскинулась и замерла, Малиновский дернулся и посмотрел на молодоженов с явным удивлением. Потом словно стряхнув с себя оцепенение, он вскочил и начал трясти руку друга, как будто в благодарность за то, что он здесь:
- Вот уж кого не ждали, ребята, - он даже, забывшись, сделал шаг навстречу Катерине, но, остановленный ее взглядом, вернулся на свое место.
Кира откашлялась:
- А как же медовый месяц?
- Медовый месяц, какой медовый месяц? - мужчина пожал плечами. Счастливый хриплый смех обволакивал всех присутствующих, а взъерошенный вид Жданова говорил о том, что медовый месяц и так заставал его в самых неожиданных местах, - у нас тут работы непочатый край, а съездить куда-нибудь мы всегда успеем.
- Ну тогда что же вы стоите…
Жданов сел во главе стола, а Катерина по привычке поплелась в дальний угол, но тут ее взгляд упал на Киру… Катя на секунду замерла, а потом, изменив траекторию движения, опустилась на стул рядом с бывшей соперницей… Девушка была сама в себе – это Катерина заметила сразу, а когда перевела взгляд на тетрадь в руках Киры, обеспокоилась – две страницы были испещрены разнообразными треугольниками. «Что-то случилось», - только и успела подумать она, но тут прогремел голос мужа:
- Начнем?

***

Лера сидела на уже ставшей ей родной кухне, завернутая в плед, и смотрела на Александра, который стоял у плиты и варил кофе. Тишина, спокойствие и умиротворенность… Только ложка изредка позвякивала о металлические бока турки… Приятный бодрящий аромат разливался по квартире, Лера нежилась в лучах утреннего солнца, и вроде все было прекрасно на первый взгляд…
Вчерашний разговор дал о себе знать… Его хмурое лицо, ее заплаканные глаза… Первая ссора… Саша уже все решил – Лера переедет в Москву, к нему, работу для нее он уже нашел, жить будут они вместе, а там и до свадьбы недалеко… Но он никак не ожидал отчаянного сопротивления с ее стороны… У нее работа, друзья, брат! И даже такой по его мнению весомый аргумент, что в Москве живет ее мать, для нее весомым не являлся… Сначала они тихо спорили, потом перешли на крик… Было сказано много нелицеприятных слов, было пролито немало слез и выкурена не одна сигарета… К консенсусу они так и не пришли. Первый раз за все это время они спали, отвернувшись друг от друга, первый раз они не разговаривали с утра…
Александр снял с конфорки турку, налил в чашки кофе, поставил их на стол. Достал из холодильника сливки, сыр и колбасу, потом порезал хлеб – и все молча. Лера придвинула к себе чашку, разбавив черный кофе сливками, и сделала глоток. Подняла глаза на Сашу… Тот торопливо, будто был безумно голоден, сооружал себе бутерброд. Лишь откусив кусок хлеба и запив кофе, он посмотрел напротив, на девушку, которую любил и которая была как никогда далека от него сейчас…
Глаза в глаза…
Не передумала?
Нет!

Глаза в глаза…
А может?..
Я уже все решила…

Глаза в глаза…
А как же я?
Не дави на меня…

Глаза в глаза…
Но я не смогу без тебя!
Ты жил без меня шесть лет…

Глаза в глаза…
Я уже однажды потерял тебя – больше не хочу…
Я не могу все бросить…

Глаза в глаза…
А меня можешь?
Зачем ты так?

Глаза в глаза…
Где она? Где та любовь, которая зажигала наши сердца? Твое сердце?
Я все так же сильно люблю тебя, но…

Глаза в глаза…
Но друзья, брат и работа важнее, так?
Я не хочу ничего менять…

Глаза в глаза…
Почему?!!
Боюсь…

Глаза в глаза…
Чего ты боишься?
Вернуться…

Глаза в глаза…
Ты уже вернулась…
Я боюсь…тебя…

Глаза в глаза…
???
Я боюсь твоей гордости…

Глаза в глаза…
Но причем тут?..
Шесть лет… только потому, что твоя гордыня…

Глаза в глаза…
Я давно уже не мальчик! Это прошло…
Может быть… но мне страшно…

Глаза в глаза…
Останься со мной, прошу…
Может быть…

Глаза в глаза…
То есть ты согласна?
Лера отвела глаза…

***
- Так, с этим вопросом покончили, теперь новые магазины. – Тишина. – Кира, - голос Андрея стал чуть громче. И снова ни звука. – Кира!
- Что?
- Ты с нами?
- Я? Разумеется, просто я обдумывала новый рекламный проект, извини, как-то не вовремя нашло…
- Рекламный? – Жданов удивленно вскинул бровь.
- Угу… - снова этот блуждающий взгляд.
- Не поделишься? – неприкрытая ирония Малиновского..
«Что происходит?» - пронеслось у Катерины в голове… Дальше на вид безобидный диалог удивил ее еще больше…
- Да, Кир, расскажи, а то отдел маркетинга, - он покосился на друга, - сегодня как-то не в себе.
- Я в себе, просто внимательно слушал.
- Ну-ну, - Жданов хмыкнул.
- Андрей, я бы хотела пока доработать эту идею. Тебе нужен отчет по продажам?
- Я говорил про магазины…
- Ну и я про них! – она постаралась улыбнуться как можно уверенней.
«Что случилось? Малиновский и Кира метают друг в друга молнии! Что могло произойти за два дня?!»
Кира вскочила, сунула Жданову в руки стопку бумаг и снова упала на стул.
«Ничего понять не могу… Ее так трясет… И только от одного взгляда на Малиновского! В чем дело? Может она больна? На ней лица нет… Кажется, еще чуть-чуть и она потеряет сознание», - Катя никак не могла взять в толк, что происходило… Хорошо хоть Жданов ничего не заметил…
Неожиданно Кира напряглась, вся подобралась и включилась в обсуждение отчетов… Катерине осталось лишь только пожать плечами… «Подумаю об этом завтра…»

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 26-01, 15:30 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
63.

    Ах, как мы нередко странны бываем!
    Ну просто не ведаем, что творим:
    Ясность подчас ни за что считаем,
    А путаность чуть ли не свято чтим.

    Вот живет человек, как игрок без правил,
    Взгляды меняя, как пиджаки.
    То этой дорогой стопы направил,
    То эту дорогу уже оставил,
    И все получается. Все с руки.

    С усмешкой поигрывая словами,
    Глядит многозначаще вам в глаза.
    Сегодня он с вами, а завтра с нами.
    Сегодня он - "против", а завтра - "за"...
    Э. Асадов (отрывок)

Прошло несколько недель, и он опять ударился в работу. Как тогда, шесть лет назад…
Она уехала, даже не позволив отвезти ее на вокзал. Она уехала не проронив ни слова… Сашу бесила ее отрешенность, ее холодность… Но больше всего его бесило, что она позволил ей уехать… Глупо, Боже, как же глупо… Найти и снова потерять, хотя казалось, что счастье так близко, только руку протянуть…
Он пытался ей звонить, уговаривал приехать, но натыкался на жесткое НЕТ… И он сдался. Опять. Вот уже восемь дней Саша ей не звонил, и Лера тоже не рвалась поговорить. И это, черт возьми, любовь? Разве так должно быть?
Если раньше работа его спасала, то сейчас он даже думать ни о чем не мог, кроме своего рыжика…
Александр потянулся, выключил ноутбук и отправился на кухню. Кофе, турка, вода, огонь… Тут же нахлынули воспоминания… Лера на кухне, утирает слезы, еще не веря, что они встретились, а он вот также варит кофе с одной мыслью «люблю»…
Саша зажмурил глаза, как будто резкая боль пронзила его. «Люблю, люблю до сих пор!» Он схватил турку и с силой швырнул ее в стену. Закрыл глаза руками, не в силах совладать с эмоциями, опустился на корточки. «Что же делать?» - вопрос повис в воздухе…

***
Дождь барабанил по стеклу, не давая сосредоточиться. Катя захлопнула папку с бумагами и поднялась. «Все, на сегодня хватит. Надо найти Андрея и ехать домой. Только сначала в туалет – привести себя в порядок.»
Катя достала из сумки косметичку и вышла из кабинета.

***

«Надо поговорить с Катей. Она поможет. Она вернет мне ее опять».
Александр встал, натянул куртку, похлопал по карманам, проверяя присутствие ключей от машины, и вышел, шумно хлопнув дверью.

***

Катерина замерла в дверях, уведив спину недавней соперницы, сотрясающуюся в рыданиях, размышляя, как лучше поступить: тихо исчезнуть или все-таки обнаружить свое присутствие. Кажется, целую вечность назад она вот так же сидела в позе сфинкса и смотрела в одну точку. Разумеется, она узнала этот взгляд…
Что ж, решено! Она как ни в чем не бывало распахнула пошире дверь и размашистым шагом направилась к раковине - зашумела вода. Кира не двигалась.
Катя в зеркало внимательно наблюдала, как едва раскачивается женская фигурка на заднем плане, как нервно одергивает помятую блузку… Подойти? Заговорить? Может, пойти поискать Вику?
Неожиданно раздавшийся глухой голос заставил девушку вздрогнуть и обернуться.
- Катя, скажите, как удержать мужчину? Вы должны знать, - безжизненные интонации возвращали собеседницу в страшные воспоминания.
Тем не менее, она со спокойным лицом встряхнула мокрыми руками и затем ответила:
- Я не знаю, как можно перевоспитать Малиновского, Кира Юрьевна.
В глазах напротив вспыхнула и тут же погасла искорка заинтересованности:
- Ааа, Андрей уже рассказал.
- Андрей? Не думаю, чтобы он знал…
- Он знает, поверьте мне, - истерический смешок вырвался из груди.
Она поднялась с пола и, отряхнувшись, направилась к выходу.
- Подождите! – Катя так никогда и не поймет, зачем окликнула ее в тот момент, но что-то в поникших плечах и прихрамывающей походке уравняло их на миг. И уже тише, - подождите, куда Вы пойдете?
- Утоплюсь! – еще смешок.
Катя слегка наклонила голову в бок и лукаво улыбнулась:
- Может, лучше утопите Роман Дмитрича?
Кира все же остановилась.
- Так откуда Вы знаете?
- Не стоит недооценивать некрасивую женщину.
- При чем здесь Ваша внешность, Катя? Вы, кажется, уже всем нам доказали, чего на самом деле стоите.
Ирония? да нет, безразличие… А вот это уже интересно!
Катя тихо засмеялась:
- Просто чтобы держать удар, мне пришлось научиться неплохо разбираться в людях.
«Боже, то Жданов, то Малиновский. Эта парочка изрядно потрепала Кире нервы», - Катя подошла к Кире и взяла ее за руку.
- Сядьте, - она слегка надавила ей на плечи, усаживая Киру обратно на пуфик. – Вам сейчас нельзя обратно.
- А где это обратно?
- Не важно, где бы оно ни находилось, Вам сейчас туда нельзя, - тихий успокаивающий голос и открытый искренний взгляд привели Киру в замешательство.
- Я в таком виде и сказала, что была с Андреем…
- Вы были с Малиновским.
- Но…
- Что Вы хотите узнать?
- Почему Вы не идете проверять, где и что делает Жданов? – «Эх Кира-Кира…»
Катя только улыбнулась, потом выпрямилась и прислонилась к раковине, сложив руки за спиной:
- А зачем? – снова этот шаловливый наклон головы…
- Ну… Вы настолько ему верите?
- Не верю. – Немая сцена. - Я ему доверяю.
- Не вижу разницы.
- Веришь словам, когда человек оправдывается. А если доверяешь, оправдываться не приходится… Но это не важно, так, философия. Хотите воды?
Кира моргнула: воды?..
- Я сейчас принесу.
- Стойте! Если не от Андрея, откуда вы узнали про меня и…
- Да при чем здесь вообще Андрей?
- Пять минут назад он нас… ну… в общем, он нас увидел…
Катя прыснула:
- Представляю, как он сейчас ищет меня по «Зималетто», чтобы поделиться новостью!
- Ладно, не важно. Откуда я знаю? Все очень просто: Вы наверняка слышали про правило «третьего столика» на свадьбе.
Кира кивнула.
- Кира Юрьевна, Вы разумная женщина, ну где Вы видели невесту, которая на собственной свадьбе согласится добровольно не видеть дальше собственного носа?
- Да но…
- Я не могла отказать Андрею, но и прощать Малиновского лишь за его улыбку не хотела. Вот и придумала это дурацкое правило, а очки были мои, обычные, - она улыбнулась.
- Андрей знает?
- О чем?
- О том, что это был розыгрыш.
- Нет, конечно!
- Значит, Вы его обманули в первый же день семейной жизни?
- Это не обман.
- А что же?
Катя вздохнула – у этой женщины своеобразный кодекс поведения. М-да…
- Это лишь маааленькая уступка моему самолюбию. Я ведь все равно не смогла бы запретить Андрею пригласить нашего великого комбинатора.
- Я б смогла…
- Я знаю. Ну а я просто не стала бы этого делать. Но душа требовала реванша… Да и не сильная-то расплата за его грехи.
Кира не могла не согласиться.
- То есть Вы все поняли еще на свадьбе? ну, про нас…
- Нет. Я просто видела, что он весь вечер не спускал с Вас глаз.
Кира отреагировала мгновенно:
- Весь вечер?! Вы уверены?
- Да. Но причину назвать не могу, не до анализа мне было.
- Конечно…
- А поняла я на той первой планерке, куда мы опоздали.
- Вы так хорошо умеете читать по лицам?
- Только когда знаю содержание главы.

***

Саша уже минут пять звонил в ждановскую дверь, но никто не открывал. «Трудоголики!» - в сердцах воскликнул он, - «Ну ничего, я подожду». Саша сел на ступеньки и закурил.

***

Кира все говорила, и говорила, и не могла остановиться
- … Вы не представляете, что такое видеть его в обнимку с другой женщиной!
Катя иронически приподняла бровь. «Я-то не знаю? Я?»
- А, ну да… - Кира хмыкнула, - Вы как раз знаете…
- Скажу Вам больше, - Катя наклонилась ближе, - а в обнимку с женщиной, которая имеет на это все права, как Вам?
Кира засмеялась, горько, вымученно, но все же это был искренний смех:
- Ужасно! – она помолчала. – Кать, можно задать Вам один вопрос?
- Конечно.
- Я даже не знаю, как… Я понимаю, что теперь это не важно, но… я так долго мучилась вопросом… - она снова замолчала.
- Что? Спрашивайте, я обещаю ответить.
Кира подняла на нее глаза, в которых неожиданно зажглись лукавые огоньки:
- У Андрея был роман с Изотовой?
Теперь настала очередь Кати – она откинула голову и расхохоталась. «Дуреха!»
- Ну, Вы обещали…
- Был.
- Я так и знала!
Катя смотрела, как постепенно оживает ее собеседница, как высыхают следы слез на глазах…
- Кто ее спрятал тогда? Вы?
- Ну разумеется, я, - она вздохнула, - кто ж еще?
Кира посерьезнела:
- Но почему? Вы ведь тогда уже любили его, я права?
Катерина кивнула. «А она поймет?»
- Тогда почему?
- Потому что он попросил, - последовал ответ, ошеломляющий в своей простоте.
- Как всегда, в первую очередь он…
- И за это, кстати, пострадала. Но я с собой борюсь! – она снова улыбнулась.
- А где же Вы ее спрятали? Я проверяла! – и тут же спрятала лицо в ладонях. – Господи, какой же я была дурой…
Катя ободряюще сжала ее плечо:
- Мы все обыкновенные люди и ведем себя так, как умеем. Я тоже натворила много чего.
- Много…
- Я спрятала ее у себя в каморке. – Пауза. – Под столом.
- Под столом? Изотову?!
Обе живо представили себе эту картину и рассмеялись одновременно.
Потом снова повисла тишина, но в ней уже не было угнетающего оттенка. Хрупкое взаимопонимание, установившееся между женщинами, давало свои всходы. Две головы, темная и светлая, склонились друг к другу, две судьбы, переплетенные как в детском макраме и накрепко связанные в узелок, наконец встретились.
Молчание нарушила Катя:
- Вы ведь любите его?
Кира пожала плечами, на лицо снова набежала тень:
- Я не могу его потерять. Просто не могу.
Катя долго думала, что ответить. Киру нужно выдернуть из этого отчаяния… Слова сами слетели с языка
- А знаете, Кира Юрьевна, я ведь оказала Вам огромную услугу.
- Когда? – Кира усмехнулась. – Когда сейчас заставили меня хоть ненадолго забыть о жалости к себе?
- Нет, - девушка покачала головой. – Когда заставила Жданова забыть о Вас.
Кира дернулась от неожиданности:
- Интересное же у Вас представление об услуге.
- Если бы вы могли видеть свои глаза, когда говорите о Романе Дмитриевиче, Вы бы со мной согласились.

***

Едва переступив порог президентского кабинета, Катя наткнулась на нетерпеливый взгляд мужа:
- Где ты была?
- А что-то случилось? – она невинно взмахнула ресницами.
- Ты не представляешь, ЧТО я сейчас видел!
Катя едва успела спрятать улыбку:
- И ЧТО же? – ну нельзя лишать мужчину возможности сообщить новость дня.
- Я знаю, с кем встречается… нет, это здесь не подходит…
Катя почти подавилась сдерживаемым смехом.
- …Лучше так, с кем спит Кира! Я застукал их! прямо у нее в кабинете! на столе!!! хоть бы закрылись!
Теперь картина прояснялась – вот почему Воропаева была в таком виде… Девушка сделала глубокий вдох, чтобы сохранить лицо, и попыталась уйти от опасной темы:
- А что? это запрещено? рабочий день закончился… - она игриво присела на краешек его стола, - хотя тебя и это не останавливало.
По лицу мужчины разливалась ленивая самодовольная улыбка:
- Ну так то ж я… - И тут он снова вспомнил, зачем ждал Катю, - но они! – его оглушительные вопли привычно сотрясли дверь многострадальной каморки.
- Андрей, я не понимаю, каким боком это нас касается – каждый имеет право на личную жизнь…
- Ты даже не спросила с кем???
- Ах да, прости, и с кем же?
- С Малиновским! – Андрей, затаив дыхание, ждал, что его слова произведут эффект разорвавшейся бомбы, но Катя в ответ лишь пожала плечами:
- И что?
- Как что? – он опешил.
- Ты ревнуешь?
- Девочка моя, да ты что! – он моментально подлетел к ней и сгреб в охапку. – Ну ты же знаешь, - чмок, - что меня, - чмок, - интересуешь, - чмок, - только ты.
Катя мысленно перекрестилась: так отсутствие у меня удивления пережили. Что далее по плану? А, раздражение.
- Нет, - он поднял голову, - я не понимаю, как она могла с ним связаться. Ну хоть кто бы угодно, ну тот же поваренок твой…
- Миша – ресторатор, притом успешный…
- Не суть важно, поваренок он и в Африке… - она подкатила глаза, - все, молчу! Кать, но Малиновский! ну представь, ну? да я ангел на его фоне!
- Угу, - она уткнулась в его плечо, - только с крыльями в стране вечная напряженка.
Он покрепче сжал ее и уткнулся подбородком в макушку:
- Кать, меня бесит эта ситуация. Он же ее поматросит и бросит, а она потом совсем расклеится. Она что, не понимает?!
- Мне кажется, ты ее недооцениваешь… Или Малиновского…
- Я всех дооцениваю, - он оторвался от жены и принялся метаться по комнате.
Так, хорошо, по плану жажда деятельности…
- Я убью его!
- За что? – Катя скрестила руки на груди и терпеливо ждала, когда он перейдет к философскому смирению.
- За то, что он может развлекаться, где хочет и с кем хочет, но я не позволю трогать близких мне людей!
- Кира взрослая, Андрей, и сама в состоянии отвечать за свои поступки.
- Но она в такой депрессии после… ну ты понимаешь… - он отвел глаза.
- Жданов, очнись, вы расстались больше полугода назад! Она была у нас на свадьбе! Пришла бы она, если бы все было так плохо?
- Ты права, права, - его голос уже бы тихим, как и всегда, когда он признавал поражение. Мужчина опустился в кресло и протянул руку, - иди ко мне!
Она охотно приблизилась, чтобы в ту же секунду оказаться уютно устроенной у него на коленях.
- Ну пусть сама, как хочет, но с Малиновским я все-таки поговорю.
- Знаешь, - она затеребила в руках лацкан его пиджака, - а может не стоит и начинать?
- Ты думаешь?..
- Угу, Кира с ним сама справится…
- Уверена?
- Абсолютно, - она улыбнулась.
- Мне бы твою…
- У нее есть оружие пострашнее всего твоего арсенала, - она немного откинулась, чтобы видеть его лицо, и прошептала, - кажется, она его любит…
- Чтооо? Нет! это чушь!
- Жданов, я оглохну.
- А ты откуда знаешь? – он подозрительно прищурился.
- Ну, - она снова уткнулась лицом в его пиджак, поэтому слова звучали совсем глухо, - у нас с ней сейчас просто был один занимательный разговор…
Он моментально отцепил ее от себя и заглянул в глаза:
- Так ты все знала?
Она виновато шмыгнула.
- И молчала?!
Она шмыгнула еще раз.
- Так, подожди, а чего это ты у меня носом хлюпаешь?
Она расхохоталась и крепко-крепко обняла его за шею:
- Я-люб-лю-те-бяаа…
Он зажмурился от удовольствия, но все же спросил:
- Так почему молчала?
Она ласково потерлась щекой о его руку:
- Ну как ты не понимаешь, ну… ну не могла же я лишить тебя такого удовольствия, тебя же прямо распирало, - она чмокнула его в кончик носа. – Прости, - ресницы пару раз взлетели и опали, и Жданов уже и не помнил, за что должен был ее прощать.
- Так о чем же вы говорили?
- О том, о сем, о жизни в общем… кстати, а я тебя сдала, - она хихикнула.
- В смысле?
- Ну, в смысле созналась, что ты спал с Изотовой.
- Я?!
- Ну не я же.
- Зачем?
- Она спросила.
- Это не повод, - он вздохнул, - мало она меня пилила…
- Да при чем здесь это? Просто именно сейчас ей необходимо доверять своей интуиции. Это очень важно, понимаешь?
- С трудом…
- Я ей таким образом доказала, что не всегда то, что ей кажется – плод ее воображения. Андрей, ну это же элементарно!
Вид у него был слегка ошарашенный:
- Я никогда не пытался вникнуть в женскую логику и сейчас, пожалуй, не стану. Но ведь теперь начнется, что я ей за всю жизнь ни слова правды не сказал…
- Не так уж далеко от истины.
- Пусть так, но ведь столько уже времени…
- Знаешь, я боюсь, конечно, задеть твое непомерное самомнение, но сдается мне, что отныне ты перестал быть номером один в ее личном хит-параде.
- То есть… Малиновский?!
Катя кивнула.
- Тогда Кира самоубийца.
Девушка лишь покачала головой: как же мужчины слепы! А вслух произнесла:
- Посмотрим…
- Посмотрим. Домой?
- Угу.

***

Окурки множились с каждой секундой. «Ну где же она? Сколько можно работать?» - простая мысль позвонить почему-то не приходила Александру в голову. Щелк – в ход пошла очередная сигарета, когда открылись двери лифта, выпуская Катю и Андрея.
- Андрей, подожди ты, - Катерина увернулась от очередного поцелуя, ступая на этаж.
- И не подумаю, - муж ехидно улыбался.
Александр спрыгнул с подоконника и направился к ним.
- Андрей, отстань, кому говорю. Дай дверь открыть.
- Кать, - раздался хриплый голос.
Ждановы обернулись и застыли. Оба. В немом изумлении.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 30-01, 16:11 
Не в сети
<b style=color:red>БАРОН</b>
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 02-11, 11:30
Сообщения: 9412
Откуда: Москва-сити
64.

    Когда в кругу моих знакомых, коллег, приятелей, подруг,
    Употребляют это слово, - мне почему-то режет слух.
    Простое, искреннее слово в себе несёт такую суть,
    Что я прошу Вас, осторожней с ним обращаться, как-нибудь
    И я прошу Вас, не гордитесь его числом, а их подбором,
    Чем будет список тот длинней, пусть большим будет нам укором,
    Поскольку это не престиж, а степень нашей доброты
    И те, кто думают иначе, наверно сердцем не чисты.
    В сравненьи с блеском добрых глаз и чистотой души:
    Богатство, роскошь и комфорт, - ничтожные гроши.
    Кто им достоин называться, тот знает принцип золотой,
    - Их выбирают не умом, а чистым сердцем и душой
    И проверяются на верность они, как правило, везде
    Не в пьяном, шумном балагане, а в навалившейся беде.
    Когда мы в мире одиноки, они нам заменяют тех,
    Кто дал нам шанс увидеть свет и сделал этот грех.
    О них, порой, мы забываем, а вспоминаем лишь тогда,
    Когда теряем безвозвратно или случается беда
    Одно хочу я Вам сказать и искренне признаться:
    Давайте ими дорожить и словом этим не бросаться.

    Автор неизвестен


- Саш, что случилось?
- Чего ты приперся?
- Кать, - не обращая внимания на реплику Жданова, сказал Александр, - мне… надо… поговорить, - слова давались ему трудом. Катерина кивнула и обернулась к мужу:
- Андрей, иди, я сейчас.
- Но…
- Андрей, пожалуйста.
Жданов пожал плечами, открыл дверь и с силой захлопнул ее за собой.
- Саш, что случилось? – опять повторила Катерина.
- Ну… Кать, я… я не знаю… Мне плохо… Я… Лера…
- Так, ясно. Вы поссорились?
- Угу.
- Серьезно?
- Более чем…
- Саш, ты объяснить толково можешь? Или… или ты пьян? – Катя повела носом.
- Нет, я не пил. Все равно не поможет.
- Саша! Прекрати так разговаривать! Объясни, что между вами произошло?
- Ну… Мы…
Александр не договорил – дверь распахнулась и показалась голова Жданова.
- Может вы не будете орать на весь дом?
- Андрей! Дай поговорить!
- Да разговаривайте. Только офис психологической помощи может переместиться из подъезда в квартиру?
- Что? – Катиному удивлению не было предела.
- Ничего. Вы можете поговорить на кухне.
- Кать, я, наверное, пойду лучше. Потом…
- Нет уж, давайте сейчас, под моим присмотром.
- Эээ… Саш, пойдем, правда.
- Но..
- Воропаев, я тя не узнаю. Короче, вы идете? Мне, между прочим, холодно.
- Заходи, - Катерина подтолкнула друга к двери.

_______________

- Ну, рассказывай, - возобновила разговор Катя, когда они разместились на кухне.
- А что рассказывать? Все просто. Она не хочет быть со мной.
- С чего ты решил? Черт, пару недель не виделись, а вы уже поругаться успели.
- Кать, она не хочет жить со мной. И я не понимаю почему.
- Потому что сложно менять привычный образ жизни. Она шесть лет жила в Питере, у нее там друзья, работа, еще брат, да?
- Да.
- Ну вот видишь.
- Но если она меня любит, то…
- Любит, не сомневайся. Просто вы только недавно помирились, для Леры это и так потрясение, а ты на нее еще давишь.
- Кать, ну я ведь для нее работу здесь нашел, понимаешь? Я ей хотел предложение сделать! Да, в конце концов, у нее здесь мать живет. А ей все равно.
- Ну почему все равно? Я так не думаю. Она ведь тоже сейчас переживает.
- Переживает? Да она мне даже не позвонила ни разу.
- Глупенький. Какой же ты глупенький. Ей все это переварить надо. На нее все свалилось разом, она справится с этим со всем не может, а ты тут со своим переездом.
- Ну… ну а что мне делать прикажешь?
- А подождать ты не пробовал?
- Да сколько можно?
- Сколько нужно!
- А я бы на твоем месте ждать не стал, - прогремел откуда-то сзади голос Жданова. Катя и Саша обернулись.
- Ну и что бы ты сделал? – с глухой иронией спросила Катерина.
- Поехал бы к ней, - Андрей сел рядом.
- А дальше?
- А дальше по ситуации.
- Жданов, она меня пошлет. Еще раз услышать «нет» я просто не в состоянии.
- Я тоже когда-то так думал, - ответил Андрей, бросив взгляд на жену, - И когда ты ее целовал, я ведь не отступился.
- Андрей, ну это же…
- Знаю, Кать, это было по пьяни. Я не о том. Вообщем, Саша, езжай-ка ты в Питер. А вообще мог бы туда насовсем переехать. Лера оценит. Представь, ты ради нее готов жить там. Как только ты ей это скажешь – все, она твоя.
- Андрюш, я думаю, что можно чуть-чуть подождать, и она сама решится. Успокоится, переварит все и вернется. Зачем такие кардинальные решения.
- Ну да. Ждите. У моря погоды.
- Ну попытаться-то можно, Кать. Ждать я все равно долго не смогу.
- Правильно, Воропаев. И мы от тебя отдохнем чуток.
- Андрей!
- Что?
- Можно поприличнее?
- Я твоему другу между прочим личную жизнь налаживаю, хотя не обязан.
- Все, кончайте препираться. Я поехал, - Саша поднялся и протянул Жданову руку, - И спасибо тебе.
- Я тебя провожу, - Катя тоже встала.
- Сиди, Катюш, я сам его провожу, - Катя только пожала плечами.

________________

- Саша.
- Да?
- Я тебе хочу кое-что сказать.
- Ну? – Александр остановился на пороге.
- Ты перед отъездом с Кирой поговори, хорошо.
- С Кирой? А что…
- Она себя в последнее время…эээ…неадекватно ведет, и это меня пугает.
- Неадекватно? – брови Александра поползли вверх, - Хм… Хорошо, я ей позвоню.
- Тебе номер Малиновского дать или он у тебя записан?
- Мали… Что? Не понял? А причем тут Малиновский?
- А это ты у своей сестренки спроси.

***

Несколько дней Александр не мог дозвониться до сестры. Трубку домашнего телефона никто не брал. Он даже съездил к ней, да только без толку – дверь ему никто не открыл. «Кира. Малиновский. Малиновский. Кира», - твердил он про себя как заклинание.
Билеты в Питер, лежащие во внутреннем кармане пиджака, приятно грели тело, но уехать, не поговорив с сестрой, Саша не мог. Поэтому, рассудив, что на работу Кира в любом случае ходит, он направился прямиком в Зималетто.

***

Ему показалось, что он едет в лифте целую вечность. «Кира. Малиновский. Малиновский. Кира». Саша пытался продумать разговор с сестрой, у него не получалось, и он злился. «Кира. Малиновский. Малиновский. Кира».
Двери открылись, и казалось, мужчина вздохнул с облегчением. «Кира. Малиновский. Малиновский. Ки… А вот и сам Ромео…»
- Роман Дмитрич, какими судьбами!
- Александр Юрьич, работаю я здесь, - «Да, глупый вопрос»
- Ах, работаете… приятно, а я думал, Вы в другой области специализируетесь.
- В какой же, позвольте полюбопытствовать?
- Да все в той же, Роман Дмитрич, все в той же. Модельки там, рыбки, птички…
- Ну допустим и не Ваше это дело, любезный, - «Еще как мое это дело!»
- Возможно, хотя…
- Воропаев, ты зачем пришел сюда?
- С сестрой увидеться.
- Ну так и иди, а меня оставь в покое.
- Хотел бы, да не могу – «Дать бы тебе в морду, Малиновский. Да рановато»
- Это почему же?
- Да просто, к слову пришлось… - и тут же. - Ну не нравишься ты мне, Малиновский!
- Я сам себе не нравлюсь. Саш, если хочешь сказать что-то конкретное, валяй.
- Для конкретного время еще не пришло.
- Ну тогда иди, куда шел.
- Вот спасибо, Роман Дмитрич, - и уже серьезно, - но мы еще поговорим.
- Ох, уже весь дрожу от страха!
И каждый пошел своей дорогой.

___________

Еще издалека он услышал голос сестры и ее неизменной подруги Клочковой. «Опять жалуется, наверное… Или денег просит»
- Так, что тут происходит?
Девушки вздрогнули и удивленно уставились на него.
- Клочкова!
- Что? – Вика поняла, что сейчас ее, видимо, вышвырнут вон, и решила опередить события. – Некогда мне с тобой разговаривать, мне работать пора, - и с гордо поднятой головой она поплыла к выходу.
- Да что ты? – пророкотал Александр. – И с чего бы такое рвение?
- Не у всех есть возможность прохлаждаться!
- А я и не прохлаждаюсь, - и, склонившись пониже, с наслаждением протянул, - я деньги зарабатываю.
Вика заскулила и исчезла.
Мужчина наконец повернулся к сестре:
- Ну а твои дела как?
- Я в норме, - под его внимательным взглядом она поежилась. – Ты?
- Да тоже в порядке. Сестру вот потерял.
- Кристину? Почему…
- Да нет, Киру. Все дозвониться тебе пытался.
Она растерянно моргнула:
- Мобильный у меня работал…
- Да я на домашний звонил.
Кира сглотнула:
- Зачем?
- Поговорить… - он облокотился о стену. – Разве странное желание?
- Да нет, я не о том, зачем на домашний?
- Ну, а что такого? - он смотрел на нее очень внимательно, так, как умел смотреть только Саша, стараясь не упустить ни одной детали.
- Я… я тут… - она вдохнула поглубже и замолчала. «О, сестренка. Ты похоже сильно попала…»
- Ты голодна? – он уже сменил тон и взгляд потеплел. Теперь перед ней стоял просто ее любимый брат, который заехал пригласить ее на обед.
- Если ты хочешь меня покормить, я не откажусь, - она с готовностью ухватилась за возможность сменить тему, вопрос, какова отсрочка...
- Суши?
- Я бы предпочла что-нибудь европейское, - она нервно хихикнула. – Как-то нет настроения экспериментировать.
- Уверена? – он выгнул бровь, а в голосе зазвучал легкий сарказм. Или ей только показалось?
- Абсолютно.
- Ну хорошо, идем, - он галантно отставил локоть.
И они вышли вместе под шквальный огонь перекрестных взглядов.
Поравнявшись с Марией, Кира проговорила:
- Маша, мы на обед. Передай Вике, если она соизволит вернуться из бара, чтобы не забывала записывать звонки.
- Хорошо, Кира Юрьевна.
В это время к ним подошла Катя. Она кивнула всем присутствующим и тихим голосом начала отдавать подруге распоряжения. Потом выпрямилась и посмотрела на брата с сестрой, как раз заходивших в лифт. Воропаев на секунду задержался и едва заметно подмигнул Катерине, вызвав на лице последней улыбку и заставив Машу замереть с открытым ртом.
Двери лифта захлопнулись, девушка открыла было рот, но Кати уже и след простыл.

В ресторане было на удивление немноголюдно. Они сделали заказ и сейчас просто разговаривали. Кира усиленно пыталась расслабиться, но временами ловила на себе внимательный взгляд брата, и ее не покидало смутное ощущение, что обед затеян неспроста. Однако Александр явно не торопился приступать к основному блюду вечера.
- Ты звонила Ждановым в Лондон? Как они?
- Да, я разговаривала с Маргаритой. На днях. Они собирались в Бельгию на неделю
- О, Бельгия. Красивая страна.
- Да, красивая…
- А Павел Олегович в Москву когда?
- Вроде пока нет… у нас же все в порядке.
- А на работе?
- И на работе.
- Кир, я все хотел спросить, как у тебя в офисе дела?
Она вздрогнула:
- Что ты имеешь виду?
- Ну как со Ждановым, и с Катей…
- Замечательно, я…
- Ты уверена? Я понимаю, тяжело…
- Нет, все в полном порядке, - она силилась улыбнуться, хотя внутреннее напряжение все усиливалось, чтобы наконец вырваться наружу. – Знаешь, Саш, мне нужно тебе сказать… - она запнулась.
- Я слушаю.
- Лучше ты узнаешь это от меня, чем…
- Узнаю что?
- В общем, я встречаюсь с Малиновским. И не надо меня отговаривать, я большая девочка и вполне отвечаю за последствия. Мне не нужно твое благословение, я… - ласковое пожатие руки остановило ее сбивчивый монолог.
- Кира, ты понимаешь, что ты делаешь? Ты ведь знаешь, что Малиновский…
Она жестом остановила его:
- Знаю, Саша, я знаю все, что ты сейчас скажешь. Но ты должен понять.
И тут ее словно прорвало. Она говорила, и говорила, и не могла остановиться. О чем? О Роме. О них. О том, какое это счастье быть женщиной, желанной женщиной.
- Но ты ведь не можешь гарантировать, сколько продлиться ваша совместная жизнь.
- Сколько бы ни продлилась, - она прижала его ладонь к щеке. – Но я буду помнить, что в моей жизни была сказка.
- Он будет тебе изменять. Не надейся, что ради тебя он переродится.
- Мне не привыкать, - горькая улыбка прочертила линию ее губ.
- Он не просто разобьет тебе сердце. Он его растопчет, с особым цинизмом.
Она неуверенно кивнула.
- Ты готова заплатить такую цену? Еще раз? Не слишком ли она высока?
На этот вопрос она ответила без колебаний:
- Нет.
- Ну что ж. Я услышал все, что хотел, - он поднялся. – Не скрою, меня не устроил твой ответ. Тем не менее, я его принимаю, - он потянулся за пиджаком.
И тут в голове у Киры словно раздался выстрел:
- Подожди, ты ведь даже не удивился, когда я…
Он усмехнулся:
- Не думаешь же ты, что хоть один мужчина может приблизиться к тебе без того, чтобы я узнал об этом?
- Почему тогда…
- Я хотел проверить, насколько моя младшая сестра со мной откровенна.
- Но как…
- Позволь мне сохранить мои источники в тайне.
- Саша, не делай этого, - в ее глазах промелькнул страх.
- Не делать чего?
- Не пытайся нам помешать, - она судорожно вцепилась в его руку. – Пообещай мне!
Он мягко высвободил свою ладонь:
- Я не могу тебе этого пообещать, сестричка. Если он причинит тебе боль…
На ее глазах выступили слезы. Она вцепилась в полу его пиджака:
- Он причинит, будь уверен, причинит, но это будет моя боль. И мой выбор. Уважай его.
Что-то в ее глазах заставило его задержаться. Спустя минуту он выдохнул:
- Хорошо. Но если вдруг…
- Я приду к тебе, клянусь.
Он кивнул и зашагал прочь.

***
- Кать, привет, это я.
- Привет, Саш.
- Я тебе хотел сообщить, что завтра я улетаю в Питер и не знаю на долго ли.
- Понимаю. Не переживай, все будет хорошо.
- Надеюсь. Но я не за этим звоню.
- А что такое?
- Кира…
- А что Кира?
- Меня пугает ее связь с Малиновским.
- Саш, она уже большая девочка, позволь ей самой решать.
- Она уже и так натерпелась, а будет еще хуже.
- Откуда тебе знать?
- Кать, это же Малиновский! Самый известный бабник Москвы.
- Андрей тоже недавно был известным бабником.
- Не сравнивай.
- Саш, успокойся. Это ее выбор, и ты не можешь решать за нее, кого ей любить.
- Она мне тоже самое говорила.
- И она права.
- Ну ладно. Только обещай мне, если вдруг…
- Я тебе позвоню. Обязательно.
- Спасибо. Ну все. Я поехал собираться.
- Давай. Передавай Лере от меня привет.
- Обязательно.

_________________
- Я зол
- Не зол, а сгоревший деревяшк!
(с) bash.org.ru


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 20 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB