Палата

Наш старый-новый диванчик
Текущее время: 19-06, 08:18

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 16 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Всякое /Алька/
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:01 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
Короче, хоть я и ни разу не Байрон, а кое-что из своих творений мне жалко, если вдруг пропадет. Поэтому то, что считаю не совсем уж фигней, скопирую с толкушки сюда. Нового здесь, увы, ничего, поэтому можно даже и не смотреть, но я всегда что-то пишу, и, если выйдет что-то приличное, обязательно поделюсь с вами :)



Название: Частушки.
Жанр: Фольклор.
Герои: Андрей, Катя, Рома, Вика, Саша и Потапкин.

Народному сериалу - народное творчество.
Исполняется сводным девичьим хором дер. Перегудово, мужские партии исполняет гармонист.
(частушка с рекламой фирмы Адамас удалена самоцензурой.)

Зря ты, милый, меня ждал
У реки под ивою.
Я смотрела сериал.
"Не родись красивою."

Я миленка обожаю,
Мать отлупит - все равно,
Мы целуемся в сарае,
Лучше, чем Андрей в кино.

Милый мой сказал открыто,
Что с Катюхой ходит он,
Я замест новопасита
Выпиваю самогон.

Катя носит дедов плащ
С бабкиными платьями,
То ли это стиль Винтаж,
То ли девка спятила.

Сидят девки наши дома,
Не поют частушки,
Смотрят, как Андрюша с Ромой
Мучают Катюшку.

Ах, по мнению ребят
Внешность моя броская,
Отказала всем подряд
Люблю лишь Малиновского.

За семь верст пришла подруга,
День такой критический,
Поломала у них вьюга
Столб энергетический.

Приежай к нам Вика быстро,
Что ж ты все без мужика,
Познакомлю с трактористом,
Неженатый он пока.

Нашей Кате, коли хочет
Мужиков околдовать
Надо малость покороче
Сарафанчик одевать.

Поезд наш в москву с рассветом
Прибывает ранненько.
Я поеду в ЗимаЛетто
Соблазню охранника.

Мой миленок ходит зря
Дарит мишек плюшевых,
А люблю я с сентября
Жданова Андрюшеньку.

Замычал в хлеву бычок,
Тут я и растаяла
Все мне мнится голосок
Саши Воропаева.

Наш Андрюшенька готов,
Не уйдет теперича,
Будет засылать сватов
К Валерию Сергеичу.

Как в Египте плохо, Кать!
Пыль, жара с верблюдами
Приежайте к нам снимать
В деревню Перегудово!

Шла я в гости к бабе Вале,
Привязался старичок,
Обещал, как в сериале
Целовать в воротничок.

Для телеги сделал батя
Две оглобли на замен.
Приходи кататься, Катя,
Это ж прямо Порш Кайен!

В сентябре я милку звал
На тайное свидание...
Долго длится сериал -
Родит до окончания.

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Всякое.
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:02 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
Автор: Алька
Название: Зарисовка.
Жанр: Эссе... (гы гы гы).
Герои: Павел Олегович, Андрей, Катя, Кира, Рома, Юлиана, Миша.

Вчера у меня два соседа по даче Вован и Альфред Семенович разговаривали на тему уборки снега. Тема была не очень интересная, а вот форма... То есть даже не форма, а сочетание лексики... И я представила, что бы было, если бы они не про снег говорили, а пересказали сериал. По очереди...


Вован: Один кент владел короче реальной такой фирмой, но был уже конкретно олдовый. Захотел там типа по старости уже оторваться с телками на Канарах, а в начальники посадить киндера своего Андрюху, ну, тот воще конкретный был пацан. А у него была своя мочалка, и другие чиксы тож прикапывались. Ну, его герла поставила свою маруху за ним сеансы крутить, чтоб не тер кого не надо. А тут Кэт и пришкандыбала наниматься. Стремная, глаза, как помидорчики, но вобщем клевая. Андрюха на нее сразу ни фига не запал, но на фирме прописал, чтоб мочалка его не сильно возникала.

Альфред Семенович: Тонкий психологизм драмы раскрывает симптоматику невроза Катерины. Детские комплексы и эмоциональные проблемы одиночества рассматриваются здесь в основном на уровне целостной личности, тем не менее Екатерина не формирует у окружающих устойчивых положительных впечатлений. Окказионализм действия приводит к тому, что Андрей попадает от Кати в определеный психологический колонат.

Вован: Андрюха пацан хоть и конкретный, но в натуре лох ушастый и вся работа его туфтовая. Их с его друганом Ромкой сразу развели, как лосей. Со штукатуркой кинули, гастроли в колхозе провалили Андрей сочинил маляву, переписал на Катюху фирму, чтоб баблосы левым кентам не отдавать, короче, без особых понтов, кивалам забашлял за это дело и не парится, думает Катюха честная, а Рома ему в уши дует, нет, говорит, она еще нас сто раз обует, нагреет и бороду нам припечатает.

Альфред Семенович: Нейросуггестия Романа приносит свои плоды. Андрей начинает ухаживать за Катей, и, используя выгоды психической инвалидизации девушки, еще крепче привязывает дурнушку к себе. Соотношения веры и знания Катерины входят в противоречие, но когнитивные процессы переходят в эмоциональную стадию, Катя испытывает к Андрею libido sexualis и реализует свое влечение. Тем временем наступает кульминация действия, Совет Директоров, на котором Катя должна представить фальшивые документы. Неожиданно девушка узнает, что отношения к ней Андрея носили иллюзорный характер и впадает в продолжительную фрустрацию. Недоумение Андрея по поводу странных поведенческих реакций Кати входит в реактивную стадию сенсорной депривации, превращая его в гиперэротика.

Вован: И Катюха его реально решила спалить. И подложила всем беспонтовую ксиву. Она хоть и бандерлог, но свое дело туго знает. Капнула на него и все дела. Ну, на фирме полный кипиш, Катюхе велят ломиться прочь, так она и вобще откидывается за нитку. Андрей хотел отмыться, да поздно, тут он в натуре повис. Там уже на фирму и дворники пришли. Пора ноги щупать, а он не телится, поскольку ж гагара его убежала, Был чисто бобер , а стал просто тролейбус. Начал по кабакам ершить, с блатными связался, чуть кони не двинул.

Альфред Семенович: За границей Екатерина успешно решает запоздалый кризис идентичности, продуктивное партнерское взаимодействие с Юлианой толкает ее на конверсию тугоподвижности психических процессов, а также на незначительные интерполяции во внешности. Эмоционально оценочные отношения Миши приводят его и Екатерину к развитию первоначальных симпатий.

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:03 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
Автор: Алька
Название: История про любовь и оленей.
Жанр: Фольклор.
Герои: Народы Севера.

Вот, все говорят, ах, наши неправильно адаптировали сценарий и то не так, и это не то и юридически все неправильно, и даже не бывает, чтобы девушки такие очки носили… Ну, как вы поняли, мне нравится на сюжете сериала спекулировать по-всякому…
Я думаю, что надо, например, адаптировать сценарий для одной из северных киностудий, чтоб уж у них никаких моральных, эстетических и юридических вопросов не возникло.
Получилась такая основная линия.

История про любовь и оленей. Часть первая.

На краю земли, там, где холодное море набегает на серые утесы, стояла маленькая рыбацкая деревушка. Жила в ней бедная семья, отец ловил рыбу и бил моржа, мать и дочь резали узоры из кости. Дочь звали Кытычене, что значит «самая красивая». Такой считали ее любящие родители. Младенцем была она слабой, и мать докармливала ребенка молоком нерпы. Выросла девочка похожая на детеныша этого зверя: несмуглая, как белек, глаза огромные, рот большой, губы розовые.
Когда-то давно выбросило в том селении на берег английского моряка со шхуны контрабандистов. Подобрали рыбаки беднягу, напоили, накормили, женщину дали. А он в благодарность самых умных детишек писать-читать выучил. Кытычене лучше всех счет и буквы знала.
Выросла девушка: грудь большая, косы длинные, бедра широкие, сила женская в ней проснулась. Пора ей престарелых родителей кормить. Но нет у нее братьев, чтоб помогли, а замуж не берет никто, даже сосед Неколюн, с детства знакомый, рыбак неудачливый. Очень это огорчало девушку.
Сидела она однажды в своей яранге трое суток долгой полярной ночью думала-думала и решила из бедности выбиться, пойти на работу к богатею, чтоб ум ее и знания принесли в семью мяса для похлебки, жира для светильника и новые сети и гарпуны для отца. А там, может, в богатом стойбище, кто и замуж возьмет, напутствовала ее мать.
Кочевал неподалеку оленевод Адриарун-Ждурулхан-ата. Молодой он был, красивый, имел полное стадо толстых здоровых оленей, полное стойбище низкорослых плотных красавиц с черными косами, глазами раскосыми…
И друг хороший у него был, охотник ловкий, любимец рукодельниц, каюр знатный, искусный резчик по дереву и кости, знаток оленей верный - Ромхан-Маалина-ата.
И пошла Кытычене к оленеводу на работу наниматься.
Адриарун сидит на шкурах, курит трубку, гладит женщин, мясо ест, чай пьет, тепло ему, хорошо, сытно живется. Пришел в чум Ромхан, поздоровался, снял кухлянку, небрежно бросил на руки одной из девушек. И Ромхана тоже девушки любят, собрались вокруг, так и вертятся, косами трясут, глазами сверкают.
Предложил Адриарун Ромхану трубку, спросил про оленей и ягель, пургу поругал, жен похвалил. Ромхан тоже на женщин посмотрел, потрогал некоторых и сказал, что все хорошо в стаде, ягель уродился, бычки здоровеют, важенки телятся, да одна беда не счесть всех оленей, что пасутся до самого берега моря на тучных пастбищах. И рассказал Ромхан, что пришла в стойбище бедная девушка, дочь рыбака. Обещает сосчитать всех оленей за одну полярную ночь, а платить ей надо немного. Лишь мяса для похлебки и шкур для одежды.
Задумался Адриарун. Оленевод он молодой, горячий, женщин страстно любил, а в своем стойбище уже всех познал, скучно ему было с ними. Выгнал он из чума жестом всех женщин на морозную улицу и спросил у Ромхана, красива ли та дочь рыбака. Погрустнел Ромхан, снял малахай, почесал затылок, вздохнул, выпучил глаза, надул губы, втянул щеки, изогнулся весь, задергал руками, как будто от гнуса отмахивается. Вот она, дескать, какая, Кытычене-умница.
Испугался Адриарун. Предложил Ромхану самому оленей считать. Но было тех оленей в стаде больше, чем числа, которые друзья знают, больше, чем пальцев у всех людей на руках и ногах. Еще покурили друзья, еще подумали и решил Адриарун взять ту девушку на работу, но чтобы видеть ее пореже, поселил в самом дальнем и темном углу своего чума.
Так стала Кытычене - умница работать у Адриаруна – оленевода.
А посреди тундры на одинокой сопке жил злой шаман Сарыал. Сестра у него была Кираэй – черноокая красавица, волосы лоснятся, тело дородное, мечта, а не женщина. Кираэй была влюблена в Адриаруна, да только не пришлась по сердцу оленеводу сестра шамана, не дарил он ей подарков, бус и ниток цветных, а в чуме своем заставлял работать, вышивать узоры и шкуры выделывать. Несколько раз лишь полюбил ее в своем пологе, да охладел.
Очень был зол Сарыал на Адриаруна. Каждую ночь бил он в бубен и камлал, чтобы олени у Адриаруна похудели, чтобы охотники его в песцов промахивались, чтобы женщины его рожали поменьше мальчишек. Но ничего не получается у Сарыала, потому что хоть Адриарун и молод, и больше женщин гладит, чем оленей холит, а человек он добрый, а против доброты бессильно злое камланье, хоть головой в бубен стучи, злой Сарыал!

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:04 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
История про любовь и оленей. Часть вторая.

А Кытычене работает не покладая рук. И в пургу и вьюгу считает и считает оленей и на специальной шкурке записывает, приметы каждого, масть, вес, рост, размер копыта. Скоро уже придет в тундру весна, наступит полярный день, и все олени будут посчитаны.
А Неколюн, как узнал, что Кытычене подрядилась оленей считать, забросил совсем неудачную рыбалку и охоту на нерпу, начал ей помогать. Хорошо помогал, нашел лишних оленей за перевалом еще два отдельных стада. Преумножил богатства Адриаруна.
Не очень это Адриаруну понравилось, сказал он, что не даст Неколюну похлебки и шкур. Плохой поступок совершил. Пожадничал. Шаман Сарыал закамлал в очередной раз, забил в бубен и тут же любимый олень Адриаруна пал. Хороший был олень производитель, большой урон случился стаду. Ах, нехорошо быть жадиной, понял Адриарун.
Тут и беды настали: весной наст крепкий, олени копыта сбили, гагары прилетели, птичью болезнь принесли, олени чихают, худеют, оленихи яловыми остаются, а Сарыал у себя на сопке надышится ядовитым дымом, прыгает вокруг шаманского костра и радуется, потом впадет в транс, лежит на шкуре и ногами дрыгает. Хорошо ему!
И однажды из дальнего-дальнего города приехал на сытой упряжке большой-пребольшой начальник. Пришел он к Адриаруну в чум и спрашивает строго, чьи олени пасутся по всей тундре и есть ли записки, где учтены все эти олени.
А листы, где олени сосчитаны, все у Кытычене-умницы, Адриарун-то охотник хороший, оленевод замечательный, мужчина сильный и женщин любить умеет лучше многих, а вот, беда, грамоты не знает.
Ай-ай-ай, рассердился большой начальник, говорит, что раз у нее каждый олень записан, значит не твои это олени, а ее!
Выпил начальник огненной воды, съел супу из печени, поспал, как обычай требует, с самой красивой женой Ромхана и с самой красивой женой Адриаруна, взял собак новых: двух белых и двух пегих, и уехал обратно в город.
Прибежала Кытычене, кричит, убивается, дескать, Адриарун мой, дорогой оленевод! Не думай обо мне плохо, никогда я тебя не обману, отдам тебе шкурку, где все олени переписаны, будут они твои, а мне в награду лишь твоего доброго взгляда достаточно и две-три ночи любви, если подаришь.
Покивал Адриарун головой, отослал Кытычене досчитывать последних оленей, позвал к себе Ромхана и сели они трубку горькую курить и мысли нелегкие думать.
Говорит тогда Ромхан, что Адриарун должен лечь с Кытычене и любить ее, чтоб принесла она сыновей смуглых, да черноглазых. А Адриарун не хочет, не по нраву ему стати девушки, боится он, что дух мужской плоти отвернется от него, когда он ее трогать будет. Ромхан советует другу съесть немного сушеных мухоморов, чтоб забыться, да смотреть, на портрет главной красавицы стойбища, что вышит у него на кисете, когда нерпочку свою лупоглазую ласкать примется. И Адриарун согласился. Запряг лучших оленей, в самые лучшие сани, посадил в них дочь рыбака и повез ее в тундру подальше, раскинул там шатер, наелся мухоморов, и начал ее любить, пока еще темно было и полярная ночь не кончилась. Ай, какой сильный Адриарун мужчина, хорошо в детстве ел, много в молодости тренировался, поэтому любил он Кытычене старательно двое суток подряд, да на обратной дороге еще и долюбливал. Очень девушке это понравилось. Пришла домой, песни поет, счастливая стала.
А Неколюн оленей начал лечить грибами шаманскими от птичьей болезни, большую часть стада спас, увеличил богатство Адриаруна. Оленям тоже такое лечение нравилось! Да и капканы молодой охотник ставит все лучше и лучше. Наловит песцов, все несет Адриаруну, честный парень, ни одного себе не взял. Не сильно обеднел Адриарун, несмотря на камлания злого Сарыала и тяжелую весну.
Начал Адриарун дарить Кытычене разные безделушки, бусы да зеркальца, погремушки из рыбьего пузыря и одуванчики засушенные. Все принимает Кытычене с благодарностью, потому что нет для нее во всей тундре до самого моря лучше человека, чем оленевод Адриарун. А сестра Сарыала Кираэй понимает уже, что не будет никогда у Адриаруна любимой женой и злится на него, и страдает, и вышивает ему унты в знак злобы и тоски зелеными нитками.
А Ромхан хороший мастер был. Вырежет вечером из кости картину про любовь, отдаст Адриаруну, а Адриарун ее Кытычене подарит. И думает Кытычене, что это сам Адриарун такие откровенные сцены вырезает, потому что сильно ее к себе в полог желает. А, вот, и зря, зря Кытычене думает, что Адриарун ее полюбил. Все картины Ромхан придумал. Сидит у себя в чуме, щиплет женщин своих, резцом по кости водит и смеется.
Однажды нужно было Ромхану уехать на дальние пастбища, стадо клеймить. Очень Ромхан боялся, что Адриарун без него все перепутает и упустит свою некрасивую Кытычене вместе с оленями. Нарезал он заранее картин соблазнительных из моржового клыка, навязал на шнурке из тюленьей шкуры для памяти другу своему узелками, чтобы знал, когда и что дарить его неприметной куропаточке, запряг лучших собак, взял с собой Кираэй, чтоб не скучать в дороге и только его и видели.
Пришла Кытычене в чум Ромхана за табачком, видит, лежат подарки разные, бусы, да поделки из кости, и на каждый узелок – свой подарок. Задумалась девушка, догадалась про коварный план друзей, выбежала из чума, упала в снег и заплакала горько. Долго так лежала, даже руки заморозила.
А Адриарун и не думает печалиться, дарит каждый день девушке поделки, обнимает, ласковые слова придумывает, кухлянку с нее снять пытается, предлагает в свой полог приходить, чтоб любовь свою доказать. Но Кытычене не соглашается, лишь грустит и худеет, как будто сама злую птичью болезнь подхватила наравне с оленями.
Увидел ее Неколюн, спросил не надо ли ей лечения грибами веселыми. Рассказала Кытычене все старому другу. Разозлился Неколюн на Адриаруна, потому что не должны так поступать честные оленеводы, предложил он Кытычене в стойбище объявить, что он возьмет ее в жены и подарит лучшую оленью упряжку. Сам, правда, ее не хотел, присмотрел уже красавицу смуглую, но был такой друг хороший, что если бы пришлось, не стал отказываться, второй женой бы точно взял. Объявили они всем о своей свадьбе, поймала Кытычене лучших оленей, обменял Неколюн на песцов огненной воды, накормили они всех женщин стойбища, напоили, три дня пляски длились.
Очень был Адриарун недоволен, что такое разорение ему учинили, но ничего сказать не мог, боялся, все стадо свое потерять, если разозлятся хитрые Кытычене и Неколюн. А еще к тому же Сарыал вдруг осмелел, придет в стойбище, прямо около главного чума в бубен бьет, поет всем песни, какая Кытычене жадная и злая, какой Неколюн вор и обманщик. Очень он этим всех огорчает. Велел ему Адриарун обратно на сопку убираться, обещал в бубен ему сам так треснуть, что забудет шаман, все свои, даже самые простенькие заклинания. Огорчился Сарыал, посмотрел глазами недобрыми, ушел к себе злые планы задумывать.
А тут снова приехал большой начальник из города и давай пытать, чье же все-таки в тундре стадо пасется. Побежал Адриарун к Кытычене, обнимал ласково, подарки сулил, обещал самых прекрасных оленей, самых быстрых собак подарить, только бы она сказала, что его это стадо. Не выдержала Кытычене силы его ласк, согласилась, да, проходя мимо чума Ромхана, заглянула внутрь, а там Ромхан про нее танец танцует обидный, глаза выпучив, а Адриарун хлопает в такт и смеется. Рассердилась Кытычене, побежала к начальнику из города, сказала, что ее это олени, показала специальные письмена, где каждый олень поименно учтен, покивал начальник и повелел числить теперь это стадо принадлежащим Кытычене, а вовсе не Адриаруну.
Зарыдал Адриарун, разогнал всех красавиц своих, ударил белого оленя, наелся сушеных мухоморов, запил их огненной водой, загоревал сильно. И понял тогда вдруг оленевод, что жизнь без милой Кытычене ему не мила.

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:04 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
История про любовь и оленей. Часть третья.

А Кытычене запрягла упряжку лучших собак, взяла с собой сушеного мяса, шкур и запас травы квашенной и уехала далеко-далеко, в горы, решила там жить, бить куропаток, собирать камни и петь по ночам долгие тоскливые песни. Посмуглело ее лицо от горного солнца, сузились глаза от слез, стала она красавицей.
Адриарун был сам не свой от тоски по Кытычене, пошел он в тундру смерти искать. Идет на лыжах, плачет, мухоморы сушеные по дороге ест. Дошел до самого побережья. Встречается ему белый медведь. Опасный зверь умка, осторожен с ним должен быть охотник. Но не думает Адриарун об опасности, лезет прямо к медведю, хочет его голыми руками задушить. Удивился медведь такой странности, ревет, зубами лязгает, вот-вот придет Адриаруну конец. Вступил Адриарун в неравный бой.
Прознала Кираэй, что Адриарун в тундру убежал, запрягла упряжку, бросилась его искать по следу. Долго ехала, нашла, наконец: лежат с двух сторон ледяного тороса окровавленные Адриарун и белый медведь, а последний уже и не дышит. Потащила Кираэй их домой. Адриарун ей нужен сильно, собирается она его лечить и замуж потом пойти, да и медведя бросить жалко, очень уж хорошее у белого медведя мясо, много его, можно запасы приготовить. Принесла обоих в свой чум, Адриаруну раны зашила, приложила к ним песцовую желчь и помет полярной мыши, медведя освежевала и внутренности его засолила. Хотела любовные ласки Адриаруну дарить, да сильно помял медведь оленевода, не годен Адриарун для любовных движений, ничего у него не получается, лишь мечется он, где, кричит моя Кытычене, горячка у него началась, бредит оленевод, болеет. Расстроилась Кираэй, рукой махнула, пошла медведя впрок варить, лишь напоила больного Адриаруна морской водой и рыбы дала сушеной.
А Кытычене тем временем по горам ходит, все примечает, плакать уже не плачет, стреляет куропаток, ест вволю, поправляется, хорошеет. Проходил раз мимо молодой охотник Мичил, смотрит, что за диво? Чум стоит, очаг горит, девушка красивая, да одинокая вокруг хлопочет, полюбилась сразу она Мичилу. Зашел он в чум, достал из сумки убитого зайца, положил его в котел и такую похлебку приготовил, что Кытычене сразу его привечать начала, очень талантлив был Мичил. Ах, как Мичилу Кытычене понравилась, то за руку ее возьмет, то в глаза посмотрит, хочет ее любить, да Кытычене не может забыть Адриаруна, нет, говорит, Мичил, хороший ты охотник и готовишь хорошо, только не приглашу я тебя в свой полог, не лежит к тебе мое сердце. Мичил настаивать взялся, выйдет с Кытычене на гору, сядет рядом, обнимает, глядя на полярное сияние, сулит жизнь богатую и детей множество, но не соглашается девушка с ним лечь, говорит, что другого любит. Очень это Мичила огорчает.
А в это время встал Адриарун после болезни на ноги, походил, поохотился, оленей погладил, успокоился, пошел к Неколюну и давай его обвинять, что нечестно с ним поступили. Неколюн запряг собак, поехал в тундру Кытычене искать. Долго ехал, собаки устали даже. Нашел ее, возвращайся, говорит, пора. Мичил загрустил, конечно, но делать нечего…

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:05 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
История про любовь и оленей. Часть четвертая.

Не хотела Кытычене возвращаться в стойбище, очень обижена была.
Говорит она Неколюну, другу верному, что Адриарун-Ждурулхан-ата, знатный оленевод обманул ее ласками ненасытными, да словами нежными, а друг его верный Ромхан-Маалина-ата обидел танцами недобрыми и прозвищами злыми. Не может она забыть их коварства, не хочет ехать обратно в стойбище, но ехать все равно пришлось, потому что очень уж Кытычене была честная.
Мичил подумал-подумал, посидел день один одинешенек и побежал за ней, пока еще следы видны. Быстрый был охотник, трое суток бежал, да и хорошо в тундре летом, солнце всегда светит и днем и ночью. По дороге зайцев настрелял целую торбу, таких жирных, что в конце пути бежал тяжело с передышками.
Вернулась Кытычене к отцу и матери, праздник настал у родителей, отец нерпу добыл, огненной воды достал, пляшут они, песни поют, игры затевают, радуются, много шуму наделали.
Услышал злой шаман Сарыал у себя на сопке шум. Что такое, думает, почему на берегу у бедных рыбаков праздник? Неужели кита удалось подстрелить? Надел кухлянку поплоше, торбаса от пыли выбил, бубен прихватил дорожный и поехал в гости, потому что очень любил студень из китовой губы. А кита никакого и нету! Нахмурился Сарыал. В рыбацкой деревушке шамана все привечают, как дорогому гостю лакомство несут - нерпичьи глаза, да целую миску потрохов моржиных. Поел Сарыал, да не подобрел все равно. Закрались в темную голову мысли коварные, думает он, неужели я сюда зря ехал? Нельзя ли какое злодеяние устроить, раз уж здесь оказался?
Легла Кытычене спать, а бумаги про оленей на груди у себя спрятала, забрался злой шаман к ней в полог ночью, пошарил по телу девушки, удивился сильно, да и взял себе все бумаги. Не проснулась бедная Кытычене, очень была утомлена с дальней дороги. Хватилась утром, а шамана уж и след простыл. Расстроилась девушка, но делать нечего, вновь ждет ее бедная жизнь в родной деревушке. А тем временем Мичил-то с целой торбой больших зайцев к ее порогу как раз добежал, даже слегка напугал девушку.
Решил Мичил поближе к милой Кытычене остаться, разбил походную ярангу недалеко от ее дома, наварил похлебки, накормил рыбаков блюдом необычным. Очень им оно понравилось, у некоторых, правда, животы с непривычки скрутило. Говорит тогда Мичил: "Кытычене, дорогая моя, приходи в мою ярангу, будем счастливо жить-поживать, я зайцев ловить, и варить буду, а ты ощипывать". Не любила Кытычене Мичила, но очень добрая была, решила помочь. День и ночь сидит, зайцев ощипывает, аж руки уже от этой работы сводит, а Мичил, знай, только похлебку из них варит, да на шкурах валяется. Хорошо дела его пошли, не нарадуется он на Кытычене, каждую ночь зовет ее в свой полог, да не соглашается она, не может забыть любви своей - беспечного Адриаруна.
А Сарыал тем временем явился к Адриаруну, показал бумаги про оленей, сказал, что будет хозяином стойбища. Заплакал Адриарун сначала, хотел побить Сарыала, но, делать нечего, бумага сильней кулаков, чьи бумаги, того и олени.

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:05 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
История про любовь и оленей. Часть пятая.

Сарыал первым делом Адриаруна из богатой яранги выгнал, приказал обставить по-своему, по-шамански, травы сушеной по стенам навешать, черепа полярных сов везде поставить, посыпать углы сухим пометом куропаток и бубен прикатить побольше. Все выполнили оленеводы, не могут они перечить Сарыалу.
А он, злой человек, совсем одурел, начал в трубочку забивать траву коричневую, от которой видения являются, и демоны со всех сторон чудятся. Накурится Сарыал до полярного сияния в глазах и давай на простых людей бросаться, кого придушить пытается, кому просто подножку поставить. Очень это обижало работников, но терпели его пока что.
И женщины в стойбище сильно от него пострадали. Не любил Сарыал женского тела, запретил с обнаженной грудью ходить, велел всем пошить кухлянки закрытые и не показываться без этой одежды на его глаза злобные. Очень от жары женщины страдали, а лето такое теплое выдалось, случались даже ночи, когда и вода в котлах не замерзала.
Адриаруну и Ромхану, друзьям закадычным пришлось в простые пастухи податься. Услал их Сарыал на дальние пастбища, лишения терпеть. Едят они пищу неприхотливую, ночуют в дырявом чуме, о женской ласке и забыли почти. И каждый вечер, как обойдут оленей в стаде, так поет Адриарун Ромхану песни про любовь свою к Кытычене, про то, как тяжело пришлось ей в стойбище, да про слезы, что пролила бедная девушка от их злых выдумок. Ромхану не очень песни нравятся, но, что для друга не сделаешь, слушает.
Притерпелись постепенно Адриарун и Ромхан на новом месте. Стали разные способы придумывать, чтобы олени жирней были, приплода от них добивались большого. Думали, что похвалит их Сарыал, а тот, наоборот, позовет к себе в ярангу и обзывается по-разному, и издеваться над ними не прекращает. Но не очень-то это Адриаруна огорчает, стал он пастухом замечательным, понравилось ему работать, воздух кругом свежий, солнышко светит, олени любимые тут же все рядом.
А Сарыал оленями совсем не интересуется, витает в своих видениях, словно чайка над морским берегом, иногда даже по-птичьему вскрикивает. Начали в стойбище поговаривать, что совсем плохой Сарыал стал, голова его легкая сделалась без мыслей, руки трясутся, что хвост у полевки, в глазах муть, как туман осенний. Ай, видно, скоро черед ему придет на Гору Дальних Предков отправляться! Кит большой, да и то столько дурной травы не выкурит, что там про человека говорить!
Не знали уж оленеводы, что делать с заболевшим Сарыалом, да тут вдруг на праздник солнцеворот приехал большой начальник из города. Обрадовались оленеводы. Привечают начальника, как могут: кто лепешку несет, что клык моржовый, кто миску молока оленьего. Но удивлен начальник. Не вышел его встречать хозяин из главной яранги, угощения богатое не поднес, женщин красивых вокруг него танцевать не отправил. Спрашивает начальник, что за беда такая в стойбище приключилась, что ему даже никто собак ездовых подарить не хочет? Тут добрый Неколюн из толпы выступил, рассказал начальнику про то, как украл злой Сарыал все бумаги у Кытычене-умницы.
Рассердился начальник. Завращал глазами, закричал громко на Сарыала, прогонять его начал. Начальник - человек белый, что ему шамана бояться! Повелел Кытычене вернуться и стать хозяйкой оленьего стойбища, а Сарыала поселить обратно на его сопке и повесить у входа заячий хвост в знак позора. Услышал Неколюн эту радостную весть, со всех ног к Кытычене бросился, звать девушку.
А Мичил все ходит и ходит за Кытычене, говорит о любви своей и все зовет и зовет девушку в жены. Надоел он Кытычене, гонит она его от себя, а если изловчится Мичил, да прижмет ее по-тихому, так ей сразу ласки Адриаруна мерещатся, и отталкивает она Мичила со всей силой своей.
Прибежал Неколюн, рассказал последние новости. Ощипала Кытычене Мичилу в запас двух зайцев на прощание, собрала пожитки и пошла в хозяйки большого оленьего стада.

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:06 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
История про любовь и оленей. Часть шестая.

Как увидел Адриарун свою Кытычене, так дар речи потерял и три дня разговаривать не мог. Красавицей стала Кытычене за время разлуки. Даже Ромхан, женской красотой балованный, и то удивился, стал ее привечать тоже.
Но не до любовных утех девушке, работает, не покладая рук, оленей заново пересчитывает, потому что много Сарыал в делах напутал с помощью своей дурной травы.
А Адриарун совсем покой потерял, как встретит Кытычене, то краснеет, то бледнеет, то потеет, то трясется, то уставится, будто филин, на ее стати, а то глаз поднять не может, словно крот. И все тогда в стойбище поняли, что он ее полюбил, даже Кираэй, его бывшая невеста, на что уж недогадлива была.
Долго ли коротко, но вновь дела в стойбище наладились, работали все много, без устали, на дальние пастбища ездили, новые места для прокорма животных присматривали, стадо разрасталось исправно.
Сидит однажды вечером Кытычене у себя в яранге, скучно ей. Засветила она жирники, взяла вышивание и стала песню петь вполголоса про любовь свою к Адриаруну. А Адриарун и Ромхан притаились за стеночкой. Очень уж им песенка Кытычене нравится. Только Адриарун любит девушку, слушает и плачет, аж весь содрагается, по траве катается, руками по земле колотит, даже рукава от тоски изорвал, а Ромхан лишь смеется. Обиделся Адриарун, размахнулся и ударил Ромхана прямо в красивое его лицо. Ромхан удивлен был, но не стал Адриаруна тоже бить. Кровь ягелем вытер, плюнул в сердцах и ушел в тундру гулять, расстроенный. А Адриарун дальше стал песню дослушивать, слезами заливаясь.
Мичил же, тем временем сидел у себя, зайцев ощипывал, и обижался на Кытычене. Не хотелось ему работой заниматься. Думал охотник, думал и решил ее обратно к себе вернуть. Надел он новые лыжи и побежал в стойбище. Позвал Кытычене к дальним родственникам, что у него там проживали, в ярангу поговорить.
Очень это Адриаруну не понравилось, но совсем плохой стал оленевод от любви, голова ничего не соображает, еще хуже, чем у Сарыала от трубочки его прославленной. Мечется Адриарун, а что делать не знает.
Мичил тем временем с Кытычене разговаривает, рассказывает девушке, как любить ее будет, как детей заведет, да, как кормить сладко обещает. Почти уж соглашается на его уговоры Кытычене, а тут Адриарун в ярангу прибежал. Кытычене даже испугалась, что сейчас Мичилу и конец настанет. И Мичил побледнел немного, но все продолжает разговор свой про зайцев и про любовь.
Велит тогда Адриарун самым знатным танцорам исполнить танец для его Кытычене, да такой, чтобы она сразу поняла всю силу его чувства. Начали танцоры танцевать, да так лихо, что родственники из яранги разбежались от страха. Подошел Адриарун, сказал, что песню ее вечернюю слышал и знает ее тайные мысли. Сказал ей еще, что негоже противиться страсти своей, а надо, чтобы Кытычене шла к нему, Адриаруну в полог и рожала для него детишек, как природой ей положено. Мичил только затылок почесал и понял, что зайцев, похоже, щипать самому придется.
Испугалась Кытычене, что покажет свою любовь настоящую раньше времени, убежала вслед за родственниками, остались в яранге только танцоры, Мичил и Адриарун. Доели они все угощение, что на столе было, и тоже домой пошли.
Совсем расстроился Адриарун, решил уехать в жаркие страны, оставив оленей своих любимых девушке, которая покорила его сердце. Еще больше Кытычене задумалась, да все одно, не верит в любовь Адриаруна, как он только не пытается ее доказывать.
Кираэй, услышала, что Адриарун уехать решил, пришла к Кытычене и давай с ней разговаривать. Про медведя, что его помял, рассказала, про то, что не спал он с ней с тех самых давних пор, тоже поведала. Думала Кираэй, однако, что прознает Адриарун про ее разговор с Кытычене, хвалить будет Караэй, второй женой возьмет к себе жить, потому и рассказывала все без утайки, что надеялась.
Поняла тогда Кытычене, что любовь у Адриаруна настоящая, побежала к нему в тундру, нашла его среди оленей, встала напротив, а, что сказать не знает, очень волновалась девушка. Олени, как будто поняли, начали их друг к другу подталкивать, рогами машут, фыркают ласково. Взялись Кытычене и Адриарун за руки, гладят друг друга, о любви своей говорят. Стал Адриарун тут же счастлив и весел, увел Кытычене к себе в полог любить, потому как исстрадался по ней сильно, и не выходили они оттуда дней пять или шесть. А, как вышли, так повелел Адриарун свадьбу играть.
До осени стойбище на свадьбе гуляло, даже Ромхан пришел, позабыв обиды, и Адриарун совсем счастливый стал. Очень была свадьба богатая: даже, когда Кытычене трех детей Адриаруну родить успела, про их свадьбу знатную все вспоминали в стойбище…
Тут и сказке конец, кто слушал, тому чаю душистого из тундровых трав, а мне за рассказ - супу наваристого и бубен не очень большой, можно, но позвончее...

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:08 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
Автор: Алька
Название: Утро в компании.
Жанр: Руководство по написанию фанфика.
Герои: Катя, Миша, Андрей, Саша, Павел Олегович, Кира, Федя, Валерий Сергеевич, Коля, Вика, японские корейцы, Филин и Рулин, Женсовет в полном составе, а также инопланетянин.

По-моему, чтобы написать фанфик, сверхъестественных способностей и не нужно, «главное искренне», как говорил небезызвестный герой. Однако у кого-то нет времени, у кого-то уверенности в своих силах, кому-то просто трудно начать. Перед вами универсальный шаблон, с помощью которого можно создать некоторое количество произведений на тему сериала. Достаточно лишь выбрать понравившийся вариант и заполнить пропуски, а дальше оно само пойдет...

Утро в компании.
«В каморке папы Карло у камина,
валялся в стельку пьяный Буратино,
но тут пришла красавица Мальвина,
и отдалась за пачку маргарина»
(Упс, стоп, нет-нет, это не начало, это просто такой хулиганский эпиграф для любителей дворового фольклора. Не любители эпиграф вычеркивают.)
Серьезные люди ставят перед текстом вот это:
«Когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет, а выйдет из него не дело – только мука.» (И.А. Крылов)
(к теме, правда, тоже отношения не имеет, но зато классика).

Звуки утренней весенней Москвы и лучи солнца ___________(не проникали в, проникали в, переполняли) ___________(светлый кабинет Кати, тесную старую каморку). Казалось, что здесь всегда ___________ (душновато, темновато, скучно, весело, шумно, празднично), но это было даже хорошо, потому что ___________(ничто не отвлекало от работы, этим создавалась радостная атмосфера вокруг, пыль и беспорядок казались незаметными, можно было вести дневник наблюдений за погодой). Катя в ___________(старой серой кофточке, новой откровенной блузке, модном топе с цветным принтом, дедушкиной гимнастерке, шляпке с перьями, знаменитых очках, вечернем платье, кедах и белых носочках) смотрела на экран компьютера и (,) ___________ (старательно писала отчет,азартно играла в Квейк,лениво лазила по сайтам с откровенными картинками,весело болтала по аське с Мишей Мармеладовым,увлеченно брала сложный интеграл,задумчиво рисовала в фотошопе свой портрет без одежды, хитро делая вид, что работает, красила ногти).
Неожиданно дверь ___________ (открылась решительной рукой, распахнулась от удара ноги, тихо повернулась от легкого сквозняка, сорвалась с петель под яростным напором, просто упала, развалившись от старости и ветхости). На пороге стоял ___________ (Андрей Жданов, Сашенька Воропаев, Павел Олегович).
Катя посмотрела на его ___________(свежие синяки и ссадины, коричневый пиджак и цветной галстук, белые зубы, яркие глаза, ботинки из хорошей кожи, полосатые брюки) сегодня они ___________(выглядели особенно жалкими, были только что взяты из химчистки, казались результатом старательной работы стоматолога, сияли, как никогда, внушали опасения, наводили ужас, просто завораживали, сильно загрязнились, представлялись очень дорогими, явно были взяты напрокат).
- ___________ (Кать, Екатерина Валерьевна), - сказал он, - нам нужно ___________ (поговорить, кое-что обсудить, заняться любовью, составить бизнес-план, тайно продать компанию, спрятаться от кредиторов за границей, позавтракать вместе).
Катя вздрогнула, ___________(робко, испугано, затаив дыхание, недовольно оторвавшись от экрана, поправив воротничок, расстегнув пуговицу, уронив несколько книг), посмотрела на вошедшего и ___________ (кивнула, отрицательно покачала головой, равнодушно фыркнула).
___________ (Андрей, Александр, Павел Олегович) вошел внутрь и(,)___________ (вытащив стремянку, уселся на нее, забрался с ногами на стол, угрожающе завис над Катенькой, встал, скрестив руки на груди, развалился в кресле, прислонился к стенке, зашел со спины и задышал Кате в затылок, забегал по кабинету, запрыгнул на подоконник, в отчаянии сел на пол по-турецки).
-Я вас слушаю, - ___________(сурово, нежно, нахмурив брови, икая, чихая, падая от восторга, с отвращением, с гримасой, скрывая чувства, закрывая папку с документами, выключая компьютер, соблазнительно изогнувшись и кокетливо стрельнув глазами, быстро разорвав в клочья несколько секретных бумаг, немного покраснев, томно вздохнув,зло швыряя в корзину плюшевых котов и открытки), сказала Катя.
-Я узнал, промолвил он, ___________ (смущаясь, обвиняющее, почесывая затылок, снимая пиджак, развязывая галстук, закинув ногу на ногу, заикаясь, кладя очки в карман, ежась от стеснения, роняя стулья и вазы, горестно скорчившись на полу, с сарказмом, причмокивая, взъерошив волосы,захлебываясь от ярости, робким шепотом),что Вы ___________(по-прежнему любите меня, выходите замуж за Зорькина, переспали с Мармеладовым, беременны от Андрея, хотите продать компанию корейцам, не заплатили налоги за прошлый год, моя потерянная в детстве сестра-близняшка, тайно посещаете клуб садистов, облили красным вином Кирино свадебное платье, испытываете ко мне сильное желание, угнали мотоцикл у Феди Короткова, хотите породниться со мной, мечтаете провести со мной ночь), и ___________ (вице-президент, Воропаев, отец Андрея) вновь ___________ (вопросительно, строго, нежно, с любовью, с отвращением, страшно оскалившись, восторженно) посмотрел на Катю.
-Да, это так, - ___________ (с вызовом, порываясь убежать, грустно, заплакав, захохотав во весь голос, упав на пол от разочарования, резво прыгнув на стол, снимая кофточку, разрывая на груди гимнастерку, сжимая кулачки, ища на столе что-нибудь тяжелое, прислонившись головой к экрану, страстно задрожав) сказала Катя, - и что из этого?
-Я ___________(запутался, очень запутался, запутался навсегда, восхищен Вами, хочу войти в долю, тоже люблю Вас, не заплачу за это ни копейки, назло женюсь на ком-нибудь, буду очень рад, если родится мальчик, возьму Вас на поруки, овладею Вами прямо здесь, немедленно пожалуюсь Валерию Сергеевичу, позову журналистов, без ума от страсти, сейчас каааааак дам!), - сказал он, приблизился и (посмотрел Кате в глаза, положил руку на ее тонкую шею, потянулся губами к ее губам, схватил папку с отчетом и углубился в чтение, удивленно уставился в картинки на экране, треснул кулаком по столу, погладил Катину коленку, взял девушку на руки, выдернул шнур телефона, переформатировал диск компьютера, провел пальцами по непослушным завиткам, упал в обморок).
-Ах, - сказала Катя, от неожиданности, ___________ (подпрыгнув, сломав каблук, рассмеявшись, замахав головой, пристально посмотрев исподлобья, страстно вздохнув и потянувшись к его губам, показывая фигушку, расслабившись в его сильных объятиях, покрутив пальцем у виска, резко шлепнув ему по рукам, ища на столе оправдательные документы, рассматривая свой безупречный маникюр, помогая ему снять пиджак, тоже чуть не упав в обморок), - Вы меня так напугали!
-Ну, ___________ (Катюша, Катенька, Пушкарева) – продолжал упорствовать ___________ (Андрей, Саша, будущий свекор), пожалуйста, ___________ (не скрывайте от меня этого события, поймите, что я, сами знаете, чего хочу, напишите на меня генеральную доверенность, убейте Зорькина и Мармеладова мухобойкой, познакомьте меня с Вашими ловкими адвокатами, учтите, что я и сам немного кореец, знайте, что я, как Ваш брат близнец, буду наследником второй очереди, дайте, дайте, наконец, мне Вашу руку, посмотрите на меня, немедленно прекратите играть на рабочем месте в Квейк, поцелуйте меня, как раньше, чтобы я мог почувствовать всю силу Вашей любви, не трогайте мой пиджак,позвольте доказать Вам, что моя любовь все преодолеет, ведите все дела Зималетто с должной честностью и открытостью и тогда у меня не будет к вам претензий).
-___________ (Андрей Павлович, Александр Юрьевич, Павел Олегович), - сказала Катюша (,) (горько, сладко, тихо, робко, громко, басом, рыдая, приседая, подпрыгивая, с достоинством), - Вы же понимаете, что просите ___________ (невозможного, ужасного, незаконного, неприличного, необычного, просто нереального, неземного, такого простого, очевидного, зря, напрасно, из вежливости, из ревности, из финансовых соображений,того, что стоит очень дорого, просто разных глупостей).
-Да, я понимаю, - он ___________(закричал, застонал, зарычал, запищал, запел, тоже зарыдал, отчаянно закусил губу, снова прижал ее к себе, поцеловал ее за ухом, презрительно показал новые обличительные документы).
Внутри у Кати (сладко заныло, резко закололо, все запело, громко заклокотало, затряслось возмущение, отозвалась пустота, часто забилось сердце, ёкнула селезенка, толкнулся ребенок, впервые зашевелились близнецы).
___________ (Андрей, Сашенька, Павел Олегович) посмотрел на Катю и (поцеловал ее долгим счастливым поцелуем, резко толкнул в плечо, вырвал из рук доверенность, погладил по голове, прикусил мочку уха, схватил за запястье, грубо вывернул руку, провел губами вниз по шее вдоль выреза блузки, дернул за волосы, положил перед ней ордер на арест, оттолкнул от компьютера, открыл папки с последними редактируемыми документами, согнал ее с кресла и уселся с видом победителя, прижимая к себе дрожащими от желания руками, начал шептать на ушко нежные глупости, ущипнул за бок, подумал, что давно ждал внуков, начал складывать в свой портфель все отчетные документы со стола, нежно, но настойчиво шаг за шагом, изучая ее тело, продвигался все дальше и дальше, попросил принести со склада новый дырокол).
Неожиданный стук в дверь прервал ___________(сладостный процесс, драку, замешательство, настойчивый поцелуй, поединок взглядов, серьезный разговор, нежные объятья, совместную игру в Квейк). Катя и ___________ (Жданов, Воропаев) оглянулись(,) ___________ (с неудовольствием, с облегчением, с нескрываемой злостью, с жалостью, испуганно, пренебрежительно, застигнутые врасплох, едва одетые).
На пороге каморки, ___________(помахивая документами, держа поднос с кофе, чрезвычайно удивляясь, одобрительно поглядывая на влюбленных, тоже начав раздеваться, тут же заплакав от разочарования, робко потягиваясь, почесываясь, принюхиваясь, прислушиваясь, поедая кампину, рекламируя новопассит, позвякивая ключами от машины, вращая всеми четырьмя глазами) стоял(а)(и) ___________ (Кира, Вика, корейцы с японцами, адвокаты, инопланетянин).
-Вот вы где! - ___________(удовлетворенно, убито, тихо, восторженно, выпивая в замешательстве кофе, угрюмо, запрыгнув на шкаф и свесив с него все шесть ног, продолжая снимать с себя платье, звоня в милицию и скорую помощь, резко, с чувством) сказал(а)(и) он(а)(и).
-___________(Кира, Вика, товарищи корейцы с японцами, господа Филин и Рулин, ты брат по разуму), - закричал (Андрей Павлович, Павел Олегович, Сашенька), - прошу вас (тебя), ___________(пойдите вон, оставьте нас, не уходите, будьте свидетелем(ями), принеси(те) мне кофе без сахара, кладите на стол документы и подождите с той стороны, у нас совещание, раздевайтесь и подходите по одному, прекратите ходить по потолку, да, застрелитесь вы все из кривого ружья, добро пожаловать!).
-Я (мы) так и знал(а)(и), ___________(Андрюша, Сашенька, Павел Олегович), что ты(Вы) и Пушкарева (любите друг друга, едите тут йогурт, используете утро для эротических встреч, проворачиваете тайные финансовые махинации, украли в Узбекистане два фургона шелковой ткани в цветочек, давно на крючке у Интерпола, хотите разорить мою семью, моя твоя не понимай, но целуитися холосо, спасете нашу далекую планету от финансового кризиса в области модельного бизнеса).
-Так, - ___________ (с восторгом, с грустью, с печалью, нежно, весело, с придыханием, наливая себе виски, застенчиво колупая штукатурку на стене, вновь поднимаясь с пола) сказал ___________(Жданов, Воропаев). - Теперь Вам, Катюша, ___________(не отпереться, придется согласиться, предстоит судебный процесс, необходимо раздеться, для проведения обыска, нужно лететь на другую планету, будет гораздо легче рожать, нужно выйти за меня замуж, придется взять новую ссуду в банке Ллойд Морис, следует назвать ребенка Сашенькой, предстоит отдать мне эту доверенность). И что Вы, Катенька, на это скажете?
-___________(Хорошо, нет, ни в коем случае, с радостью, только через мой труп, если разрешит папа, лишь в присутствии Коли Зорькина, в ракете меня будет сильно тошнить, вы этого от меня не дождетесь, я мечтала об этом всю жизнь, я тоже хочу тебя, как Вы можете предлагать такое приличной девушке), - пробормотала Катя, - я ___________ (согласна, не согласна, возмущена, раздавлена этим, счастлива, дрожу от желания, люблю тебя, ненавижу всю вашу семейку, ухожу в декретный отпуск, улетаю на другую планету, открываю с Мишей ресторан, хочу быть твоей прямо здесь и сейчас).
___________(Андрей, Саша, Павел Олегович) на глазах изумленного(ой)(ых) ___________ (Киры, Вики, корейцев с японцами, адвокатов, инопланенятина) взял ___________ (Катю за подбородок и робко поцеловал, со стола документы и разъяренный убежал прочь, из кармана валидол и, побледнев, положил под язык).
Из за двери, ___________ (прыгая друг на друга, пытаясь пролезть снизу, строя глазки присутствующим, размахивая степлерами) заглянул Женсовет.
-Рабочий день в компании только начинается, а уже сплошная суета! – сказали дамочки (,) (резюмируя, любопытствуя, застенчиво, страстно, обреченно)...

В принципе, из этого можно, вооружившись подходящим текстовым редактором, сделать начало эротического, финансово-юридического, а также фантастического фанфика, если не сильно заморачиваться с логикой и стилем, что, впрочем, для данного вида произведения чаще всего даже вредно.

Всегда ваш(а) ___________ (Алька, леФ огнегрЫвый, любительница сериала, фанатка обоих Ждановых, нелогично сочувствующая одновременно Кате и Сашеньке, а также иногда мышь в очках.)

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:09 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
Автор: Алька
Название: Обед у графа Дракулы.
Жанр: Кулинарно-эротический триллер с элементами гастрономического насилия
Герои: Юлиана, Катя, Миша, Андрей, Кира, а также родители Кати и немножко Коля.
(Осторожно! Содержит всякие глупости!!! Читать только с шести лет!!!)

Сценаристы обычно несколько злоупотребляют видениями и глюками, которые у героев сериала с каждой серией становятся все продолжительней и реальней. Я тоже хочу написать про Катин глюк. Вообще, кажется, он мог бы добавить немного движения тягомотности текущих серий. Конечно, глюк получился большой. Но хороший глюк таким и должен быть.
Итак.
Глюк Кати из двух частей. (вполне можно, вставив в промежутках побольше Женсовета, растянуть серий на пять, а если потянуть, то и на десять)

Часть первая. Коронное блюдо. (Кулинарно-эротический триллер с элементами гастрономического насилия)

За окном становилось пасмурнее. Похоже, к ночи пойдет дождь. Катя продолжала самозабвенно приводить в порядок финансовые дела фирмы. Удивительно, как до сих пор этот кавардак не принес хозяйке неприятностей. Несомненно, Юлиана была из везунчиков. Эльвира, рассказав жалостливую историю про бабушку, которую срочно нужно вести к стоматологу, ушла с работы еще после обеда. Никто не отвлекал Катюшу, время летело незаметно.
Юлиана, проводила очередного клиента, подошла к столу своей помощницы и, наклонив голову, уставилась в бумаги.
-Катюша, без тебя бы я погибла! - уверенно сказала начальница.
-Да, дела у Вас запущены изрядно, - согласилась Катя.
-Ой-ой! - пожалела начальница свою помощницу, - а глазки, какие красные! Немедленно! Слышишь, Катюша, немедленно отправляйся домой отдыхать. Выпей зеленого чаю, прими ароматическую ванну! И никакой работы на сегодня! К сожалению, я не смогу тебя отвести, мне нужно побыть на одной презентации, я сейчас вызову тебе такси!
-Не нужно! - сказала Катя, не отрываясь от экрана, - я пройдусь пешком. Здесь недалеко.
Юлиана погрозила пальцем:
-Нет, Катюша, я знаю твой трудовой героизм. Лишний энтузиазм не доводит до добра! Немедленно домой.
Катя шутливо вцепилась в клавиатуру.
-Сейчас, сейчас. Я уже заканчиваю.
И тут зазвонил телефон. Юлиана взяла трубку.
-Да, Миша? Да, еще на работе. Как тебе не стыдно! Напротив, я ее берегу! Правильно! Забирай ее. Отдохните. Ты где? А почему не заходишь? Миша, ну, честное слово, ты, как маленький, что за церемонии! Она никак не хочет уходить! Ха-ха. Да, нужно именно выкуривать! Хорошая мысль. У меня огромная коллекция ароматических свечей. Да, не волнуйся, дорогой, сейчас она выйдет. Жди. Целую.
-Все, Катюша! - Юлиана подала Кате ее знаменитый шарфик, - Миша ждет тебя у подъезда. - Никаких возражений! - посмотрев на Катину, гримаску Юлиана снова погрозила ей пальцем. - Считай, что это приказ…
Накрапывал дождь. Миша вышел из машины и открыл Кате дверь. Сегодня он был сам на себя непохож. Обычно при встрече он так радовался Кате, старался дотронуться до нее, развеселить, но сейчас на его лице поселилась мрачная задумчивость.
-У тебя проблемы? - машинально спросила Катя, все еще продолжая обдумывать незаконченный расчет.
-Нет, нет, что ты, - наконец улыбнулся Миша, но так, будто бы у него что-то болело, и он мужественно пытался при этом быть веселым. - Куда поедем?
-Я хотела сегодня провести вечер дома, - призналась Катя, - извини, но я очень устала, и развлекаться у меня нет сил.
-Бедная, - уже без улыбки сказал Миша, глаза его блеснули в свете придорожных фонарей, а он тут же отвел взгляд, - конечно, Катя, я отвезу тебя.
Они замолчали. Миша вел машину нервно, иногда качая головой, изредка чуть слышно постанывал, а один раз даже выругался сквозь зубы на подрезавший его джип. Катя была уверена, что Миша не пьет, иначе она бы предположила, что он сел за руль нетрезвым. Впрочем, как обычно, до Миши и его проблем ей не было практически никакого дела.
-Как-то странно мы едем, - пригляделась Катя к дороге.
-Катя, я понимаю, что ты устала, но, пожалуйста, выполни одну мою просьбу. Заедем в ресторан на секунду, я хочу показать тебе, как смотрится зал после работы дизайнера. А потом сразу домой. Обещаю.
-Ну, хорошо, - вздохнула Катя, - только учти, что я очень мало понимаю в дизайне.
-Мне просто важно твое мнение, - Миша повернулся к Кате, и снова его глаза блеснули, несколько раз, явно вспыхнув желтым светом.
"Нерегулируемый перекресток, - машинально вспомнила Катя правила дорожного движения, уставившись на глаза приятеля, - наверно светофор отразился". Тем не менее, какая-то странная дрожь прошла от этого взгляда по позвоночнику девушки.
В ресторане ощущение надвигающейся опасности усилилось. В тусклом свете дежурной лампочки просторы обеденного зала были столь мрачны, что Кате тут же захотелось на улицу.
-Красиво? - Миша снова посмотрел на Катю. Сомнений не было, Его глаза горели оранжевым пламенем, смотреть в них было невозможно, не смотреть казалось очень трудным. Катя испугалась, но не подала виду.
-По-моему, несколько мрачновато, - осторожно сказала она.
-Но этот интерьер я специально заказывал у чешских мастеров. Средневековый замок, обед у графа Дракулы, по-моему, очень поэтично. Клиенты будут довольны. Вот, смотри!
Миша взял холодными пальцами Катю за локоть и подвел к столику. Катя ахнула. На белой скатерти расплылись красные пятна.
-Садись, дорогая, - галантно изогнулся Миша, - сейчас я закажу на наш столик свечи и мы, наконец, повеселимся.
-Я не хочу есть! - продолжала упорствовать Катя, понимая, что происходит нечто непонятное. В шесть вечера я ела йогурт. Спасибо, Миша, я стараюсь не наедаться на ночь.
-Сядь, Катюша! - ласково, но с нажимом произнес Миша, - не упрямься. Сейчас тебе нужно делать то, что я говорю, - он жестом фокусника ловко извлек из нагрудного кармана тонкий и длинный нож в узких ножнах. Ножны легли в сторону, лезвие блеснуло в свете внезапно заглянувшей в окно полной луны. Зал осветился мертвенным светом. Дежурная лампочка погасла. Катя взвизгнула.
-Да, моя девочка, - приблизил Миша лицо, не выпуская из рук нож, - мне нравится, как ты сопротивляешься.
Катя неожиданно взяла себя в руки:
-Миша! Что с тобой случилось? Может быть, тебе лучше вызвать врача?
Миша потянулся свободной рукой к Катиному лицу, провел пальцем по ее щеке, ладонь поползла вниз, подбираясь к шее, Катя отпрянула. Миша подошел ближе, прижал ее к себе и, почти касаясь уха, зашептал:
-Катюша! Не нужно сопротивляться. Видишь, полная луна, мне нужно это и это нужно тебе. Сейчас мы это сделаем. Не волнуйся. Никто о тебе не вспомнит. Я уговорил твоих родителей. Я загипнотизировал Колю. Сейчас ты только моя. Никто не сможет нам помешать.
-Ты с ума сошел! - возмутилась Катя, - как не стыдно обманывать. Ай, какой вруша! Уговорить папу! Ха-ха! - забыв про нож в руках Михаила, Катя несколько раз по привычке огрела приятеля шарфиком. Миша перехватил ее руку.
-Сядь, - снова попросил, даже приказал он, - если ты мне не веришь, ты можешь позвонить любому. Никто не будет возражать против того, что я собираюсь сделать. Ни один человек в мире. Да и ты хочешь этого. Скажи, что ты хочешь, Катюша!
-Да, ничего я не хочу, - вновь возмутилась Катя, хватая мобильник.
-Подожди. Подожди еще минуту.
Миша принес с соседнего стола тяжеленную разделочную доску, прижал локтем нож, выхватил из кармана перчатки и начал медленно натягивать их на руки.
-Сейчас, сейчас, Катюша, - говорил он, - обещаю, это будет прекрасно, ты ни о чем не пожалеешь, мы насладимся этим и уже никогда, никогда тебе не придет в голову бояться меня.
Катя, оцепенев, наблюдала, как руки повара выхватили откуда-то из темноты кусок розовой вырезки, ловкие пальцы ухватили нож, отделяющий от мяса тонкие ровные кусочки, мягко ложащиеся на гладкую поверхность разделочной доски.
-Скажи, милая, это действительно красиво?
Катя немного успокоилась, но голос ее дрожал, когда она спросила:
-Зачем ты это делаешь?
-Я обещал тебе наслаждение. Ты его получишь, - увлеченно продолжая нарезку, ответил Миша.
-Мы будем это есть? - возмутилась Катя, - нет, я сейчас же позвоню папе! Она снова схватила мобильник, - Папа? Папа, ты можешь за мной приехать?
Валерий Сергеевич смотрел футбол. Но взволнованный голос дочери был для него важнее полуфинала.
-Катюша, что случилось?
-Папа, забери меня. Мне нужно домой. Я у Миши в ресторане. Пожалуйста, приезжай.
Миша вновь улыбнулся странной улыбкой, приподняв губу, и Катя с ужасом заметила, что верхние клыки выбиваются за ровную линию зубов.
-Папа, мне страшно, - честно сказала Катя.
-А что случилось? - Взволнованно вскочил Пушкарев, чуть не уронив телефон.
-Мы здесь с Мишей… я не могу объяснить. Папа, мне нужно, чтобы ты меня забрал.
-Ах, с Мишей, - Пушкарев махнул рукой и сел в кресло, - если с Мишей, то я не волнуюсь. Ужинайте себе на здоровье, ничего страшного.
-Папа, что с тобой? Уже поздно. Я хочу домой.
-Дочка, что ты так разволновалась? Миша отличный парень. Когда ты с ним, я спокоен. Такому человеку можно доверять. Что там ты! Ему в армии доверяли генералов кормить! Понимаешь? Генералов!!! Нет, он тебе, наверно, не рассказывал! Ты попроси, он расскажет, - Валерий Сергеевич вновь расслабленно уставился в телевизор, - он же в армии не только солдат кормил. А, как приедет начальство, сразу, где повар Мармеладов? Есть Мармеладов! Тут же им питание и паек по высшему разряду. Вот какой он у тебя, Миша! Цены б ему не было, если б в армии остался, да, беда, комиссовали его. Контузия.
-Какая еще контузия, папа, что ты говоришь? - в отчаянии воскликнула Катя.
Миша вновь посмотрел на нее с улыбкой, закончил резать мясо и медленно облизал нож, прежде чем снова убрать его в ножны. Затем он подмигнул. Катю затрясло.
-Ну, как же, - продолжал Валерий Сергеевич, - неужели он и это тебе не рассказывал? Ах, молодежь, молодежь, только бы о тусовках глупых болтать. А то, что твой друг даже к боевой награде был представлен ты и не знаешь? Но ты не волнуйся. Он сказал, что вылечился. Только в полнолунье бывает мысли разные в голову лезут, а так вполне, хоть сейчас годен к строевой. Ах, ну что ж за игроки! Им умирающего лебедя танцевать, а не в футбол играть. Тормоза кривоногие!
-Папа, я тебя прошу! - сказала Катя уже безнадежно.
-А вчера, когда ты на работе была, мы с твоим Михаилом в министерский тир ездили. Ты знаешь, дочка, что он калаш за пять секунд собирает? Да такому человеку и страну можно доверить и дочь родную!
Миша снял перчатку и потянулся к Катиной руке. Его пальцы коснулись ее запястья, Катя вздрогнула.
-Что, Катюша? - сказал Миша нежно, - полюбил меня Валерий Сергеевич? Тогда продолжим. - Катя отдернула руку. Миша достал плоскую хрустальную емкость и, вновь надев перчатку, начал медленно перекладывать нарезанное мясо.
-Папа, позови маму, пожалуйста!
-Ну, маму так маму, подумаешь, женские секреты. Кольку тебе не позвать? А то вон он сидит, пирожки трескает. Как в него влезает то только такая прорва. Мать, иди, дочь зовет.
Елена вытерла о передник руки и взяла трубку.
-Катя? Что случилось, дочка?
-Мама, я в ресторане с Мишей. Скажи папе, чтобы он за мной приехал.
-А что, разве Миша тебя не проводит?
-Я хочу уехать прямо сейчас.
-Катюша, - мягко начала увещевать Елена, - понимаешь, девочка моя, в жизни каждой женщины наступает момент, когда она понимает, что мужчина ее любит. Если этот мужчина хороший, подходит тебе, нравится твоим родителям, то можно совершить очень большую ошибку в жизни, отталкивая его. Подумай над этим, девочка.
-Мама! - закричала Катя уже в ярости, - я хочу уехать.
-Нервы это, нервы, девочка! - Елена понизила голос до шепота, - просто ты никак не можешь забыть своего Жданова. Но, Катенька, вспомни, как он с тобой поступил? Неужели, ты решила теперь любить его всю жизнь?
-Мама, - крепко зажмурив глаза и пытаясь не разрыдаться, завопила Катя, - позови Колю!
Миша вновь усмехнулся:
-Катюша, тебе не надоело? Я же сказал, что в мире нет человека, которой считает, что нам с тобой не нужно сегодня быть вместе. Двигайся ближе. Смотри сюда. Красиво, правда?
Ровные слои мяса были покрыты соусами и травами, по хрусталю бродили отблески уличных огней и лунные блики. Катя отвела глаза.
-Пушкарева? Ты чего? - раздался в телефоне Колин голос. Зорькин усиленно пытался что-то прожевать.
-Коля. Возьми такси, забери меня из Мишиного ресторана, - сказала Катя машинально.
-Пушкарева, ты что? Тебя молодой человек повез ужинать, тут я такой появлюсь, как дурак в пальто. Нет уж, Пушкарева. Давай там сама разбирайся. Мне еще в прошлый раз надоело в жениха играть. Ладно, перед этим Ждановым. Он, ясное дело индюк надутый. А Миша хороший парень, зачем его обманывать-то? Еще скажи, и драться с ним? Ладно, Пушкарева, у тебя там своя еда, у меня своя. Теть Лен, а эти пирожки с чем? Ой, горячие…
Предательская слеза все же потекла по щеке. Катя нажала отбой.
-Осталось несколько минут, - склонился над ней Миша, - и тогда… Тогда ты узнаешь, на что способен мужчина, которому ты небезразлична. А пока… - его губы оказались в опасной близости от ее лица. Катя вновь отшатнулась.
Миша прищурился уже недобро.
-Ты желаешь еще кому-то позвонить?
Катя вскочила, он не грубо, но сильно надавил ей на плечи, вновь заставив сесть.
-Может быть, позвонишь, школьной подруге?
Катя безнадежно покачала головой.
-Юлиане?
Катя горестно усмехнулась.
-Девушкам с бывшей работы?
Катя махнула рукой.
-Кому-то еще?
Вторая слеза скатилась по щеке Катюши.
-Видишь, милая, нас вместе связала судьба. Она же не дает разлучить нас. Скоро, очень скоро карпаччо можно будет есть. И как только ты отведаешь этого блюда, то уже никогда никогда тебе не придет в голову мысль, что на свете, кроме меня, для тебя существуют какие-то другие мужчины. Ты станешь моей вся, без остатка. Хочешь, пока я расскажу тебе, как это готовится? - Его ладонь чуть крепче сжала ее плечо, предупредив новое желание вскочить. Горестное молчание Кати он принял за согласие.
-Итак, слушай. В лесной части Альп проживают красивые пятнистые олени. Они ведут бои за свои территории, не на жизнь, а на смерть, вступая в схватки друг с другом. Самый сильный олень получает свои пастбища и своих самок. А потом в тихих зарослях рождаются маленькие оленята. Едва они становятся на ноги их нежное мясо…
Неожиданно Катя резко наклонилась, Миша не успел схватить ее за плечо, она ушла ему под руку, нанеся снизу великолепный удар локтем в живот. Он согнулся, она вскочила, схватила сумочку и бросилась к двери.
-Катюша, я пошутил, - прохрипел Миша, - это соевое мясо. Там на стойке, сертификат, посмотри. Да я вообще вегетарианец. Как же ты больно дерешься, моя дорогая, девочка. Куда ты побежала? Дверь все равно закрыта.
Миша, вновь улыбаясь, начал подходить к Кате. Но теперь он был не в пример осторожнее. Катя с трудом подняла тяжелую напольную лампу, откинула волосы со лба, прищурилась и сказала:
-Не подходи!
-Хорошо, хорошо, - Миша поднял руки, - стою на месте. Давай поговорим спокойно. Неужели ты до сих пор еще считаешь, что не должна остаться со мной? Катюша, все люди, которым ты дорога, уверены в обратном! Ты одна остаешься при своем странном мнении. Твоя мама сказала, что, продолжая упрямиться, ты можешь совершить самую большую ошибку в своей жизни. Подумай над этим девочка! - Неожиданно Миша очень удачно скопировал интонацию Елены. Катю это задело сильнее всего. Она схватилась за мобильник… А может быть все же…
-Что, Катюша? - Миша подходил ближе и ближе. У тебя есть еще какие-то кандидатуры? Кто там еще у тебя в телефонной памяти?
-Это не в телефонной памяти, - сказала Катя уже спокойнее. Это в голове. Я очень хорошо запоминаю цифры. С первого раза запоминаю. - И она усмехнулась, нажимая на кнопки мобильника. Миша вздохнул, потер ушибленные ребра и погрустнел. Казалось, даже желтый огонь начал постепенно исчезать из его глаз.

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:09 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
Часть вторая. Спаситель. (Лирико-комедийный экшен с элементами мистики и эротики.)

Андрею не спалось. Кира перекатывалась на его часть кровати, прижималась, от ее тела становилось жарко. Он несколько раз вставал, пил воду, уменьшил отопление, открыл окно, ничего не помогало. Дождь, который собирался пойти весь день так и не начался. Да еще и лунный свет раздражал, нахально пробиваясь сквозь плотные шторы. Видимо, это и было причиной бессоницы. Да, именно это, а вовсе не воспоминания о молодом человеке, который вел Катю под руку по ступеням, что-то шепча ей в ухо. И не то, что она смотрела на него так весело, так открыто и так нежно, будто бы отношения между ними уже окончательно определены. Андрей застонал и стукнул кулаком по кровати. Кира повернулась, что-то сонно пробормотала и обняла его. Он осторожно высвободился и сел. Нет, она смотрела на этого молодого человека вовсе не так, как он себе вообразил. Она смотрела на него, как на брата, как на Зорькина, наконец. Вполне возможно, что это родственник. Кузен. Племянник Валерия Сергеевича. Вполне возможно. Или нет? Андрей встал, безнадежно посмотрел на кровать, подошел к окну и, отдернув штору, выглянул на улицу. Луна…
Телефонная мелодия заметалась в тишине комнаты. Кира заворочалась, приподнялась на постели. Андрей схватил телефон, кивнул Кире успокаивающе и вышел из спальни. Скорее всего, ошиблись номером. Некоторые набирают номера кривыми руками, и трезвонят по ночам, не давая спать усталым труженикам производства. Пожалуй, он правильно вышел. Спросонья Кира может и не понять половину слов, которые он сейчас скажет.
-Да, слушаю Вас!
-Андрей Павлович. Извините. Я Вас разбудила? Это Катя Пушкарева. Мне нужна Ваша помощь.
Андрей замолчал, сначала проглатывая заготовленную язвительную тираду, затем машинально ущипнул себя за руку и поморщился от боли.
-Андрей Павлович! Вы меня слышите? Да, что же это такое! - Катя потрясла мобильник.
А Миша подходил к Кате ближе и ближе.
-Что, Катюша? Желаешь освежить прежние служебные отношения? Пообщаться на тему отчета? Брось! Вряд ли он тебя вспомнит. Подумай сама, если бы он позвонил тебе с просьбой о помощи, неужели ты стала бы ему помогать? Для него нет места в твоей жизни! А для меня есть! Пойдем скорее есть карпаччо. Это блюдо нужно есть вовремя. Поторопиться или опоздать значит совершить ошибку. Пойдем, Катя, - Миша был совсем близко, осторожно коснулся ее рукава и мягко потянул к себе…
И вдруг телефон ожил и крик, раздавшийся из него, заставил Мишу отступить на шаг.
-Кать! - Закричал Андрей в трубку, - ты где? Что с тобой? Не молчи! Что случилось! Я сейчас же приеду. Немедленно!
Кира выглянула в коридор, с ужасом глядя на Андрея.
-Андрей? Кто это? Это Пушкарева? Она сошла с ума? После всего она еще смеет тебе звонить? Дай мне трубку! Андрей! Слышишь? Дай трубку мне! Я все скажу этой мерзавке!
-Андрей… Андрей, - уже уверенней сказала Катя, - я попала в такую…в нехорошую ситуацию. Вобщем, мне нужно, чтобы Вы, чтобы ты меня забрал. Пожалуйста.
-Кать, я уже бегу, - Андрей одной рукой хватал рубашку, другой сдерживал Киру, прижимая плечом телефон, - Кать, а ты где? В милиции?
-Нет, я потом все объясню. Пожалуйста.
-Ну, так нечестно, - вновь улыбаясь, протянул Миша. - Нормальный человек, не зная сути проблемы, разумеется, придет другому на помощь, - а кстати, послушай, милая, как у него там жена разоряется. Ах, Катюша, я и не знал, что ты такая коварная. Неужели ты хочешь разрушить своими экстремальными желаниями крепкую российскую семью?
Катя прикрыла трубку рукой и сказала:
-Это не жена.
-Не спорю, - кивнул Миша, - тогда невеста или просто любимая девушка. Катюша, ай, как стыдно, дорогая!
-Кать, не молчи, говори адрес! - Андрей был уже почти одет. Кира села на кровати, горестно сдвинув брови и уставившись в одну точку, куда-то в пространство она сказала:
-Андрей, если ты сейчас уедешь, то наши отношения окончены.
-Кирюш, - теперь уже Андрей закрыл ладонью трубку, - они закончились еще несколько месяцев назад. Неужели это нужно объяснять?
-Хорошо же! - зло сказала Кира, - ты еще придешь ко мне перед следующим голосованием на Совете Директоров, - но Андрей уже не слушал ее, открывая дверь и выходя из квартиры.
Катя вздохнула в трубку.
-Андрей Павлович, простите, наверно, я была не должна Вам звонить. У Вас будут очень большие проблемы с Кирой Юрьевной. Еще раз простите за беспокойство, я позвонила, не подумав.
Андрей почувствовал неладное:
-Кать, прошу тебя, не бросай трубку! Что с тобой случилось? Тебе угрожают? Тебе не разрешают говорить? Адрес, Кать, быстро, я уже еду!
Миша захохотал. Катя заметила в его смехе хриплые нотки. Он уже был не так уверен в себе, как прежде. Тем не менее, он подмигнул и напомнил:
-Ты должна все рассказать. Уверяю, после твоего рассказа он не приедет за тобой. А мы пойдем есть карпаччо. Поторопись, Катюша. У нас еще есть время, пока не пропели петухи.
-Кать, я уже машину завожу, - сказал Андрей в трубку. - Не молчи.
-Андрей Павлович, прежде, чем Вы поедете, я должна Вам все объяснить. Так будет правильнее.
-Кать, я тоже хочу многое тебе объяснить. Я уже еду.
-Андрей Павлович, - Кате было очень трудно говорить под немигающим Мишиным взглядом, - я встречаюсь с одним человеком. Он считает, что мы должны быть вместе. И папа и мама думают так же. Но… Знаете, он сказал, что если кто-то из дорогих мне людей сочтет, что я не должна быть с ним, то он отпустит меня.
-Кать, - возмутился Андрей, - ну, честное слово, это какой-то детский сад! Он что, взял тебя в заложницы? Где ты? Что-то возникло острое желание пообщаться с твоим террористом! - В голосе Андрея прозвучала неприкрытая угроза.
-Но… - Катя замешкалась, не зная, что еще добавить к своим объяснениям. Все казалось нереальным, как свет, который вспыхивал в Мишином взгляде все реже и реже и, наконец, совсем потух.
-Кать, но если… Если этот человек тебе дорог и нужен, то, конечно, я не в праве вам мешать, - у Андрея внезапно перехватило дыхание, - хотя, иногда мне кажется, что я не смогу за себя ручаться.
-Нет, - сказала Катя, - это не так. Слушайте, ресторан находится…
Миша схватился за бок и повалился на стул.
-Да, что же это? Кто это был? Катюша, не может быть, чтобы он согласился, он пошутил? Скажи, что он пошутил! Он же любит шутить, правда? -застонал Миша.
Катя, не обращая внимания на повара, торопливо говорила адрес.
-Да, Кать, я еду! Я буду там буквально через пять минут! - Андрей вдавил педаль газа в пол.
Набежавшие было тучи, вновь разогнал ветер, луна опять заглянула в широкие и низкие окна ресторана, нарисовала на темном полу загадочные желтые квадраты. Свет упал на замершего Мишу.
-Ну, уж нет! - Вскочил он, - я не могу так этого оставить. Немедленно уходим отсюда. Ты пойдешь со мной. Карпаччо, конечно, жаль, но я могу и еще раз приготовить это блюдо, - в глазах кулинара огонь начал переливаться уже красными оттенками, но на этот раз Катя не испугалась. Она удобнее перехватила лампу и угрожающе сказала:
-Еще один шаг и я опущу ее тебе на голову.
-Может быть, ты еще подумаешь? - уже зло сказал Миша, - что скажет Валерий Сергеевич? А как расстроится мама? А какой удар для Коли? Я ведь только пообещал накормить его расстегаями. Он мечтает об этом! Он тебе этого не простит!
-Я уже подумала, - сказала Катя, - берегись, кулинарный вампир, сюда едет Андрей. - И она неуверенно добавила, - Мой Андрей.
Миша уловил ее неуверенность. Он снова начал в запальчивости говорить, о том, что у Андрея своя жизнь, своя женщина, свои дела. Что Андрей и не думал про Катю, что едет сюда лишь потому, что ему неудобно отказать в помощи бывшей сотруднице. Он нервно забегал по залу, не забыв в одну из пробежек посетовать, что блюдо уже испорчено, мясо разрыхлилось, есть это почти поздно.
-И потом, - Миша остановился, - неужели ты подумала, что я открою ему дверь? Пока он справится с этим препятствием, я уже успею тебя накормить. Ничего, ничего, что время вышло. Блюдо еще должно сохранить свои свойства. Пока твой рыцарь на своем жеребце сюда примчится, мы уже успеем стать счастливыми.
Миша взял со стола блюдо, и, мягко переступая, начал подходить к девушке. Катя решила тянуть время.
-Миша, остановись. Нельзя есть сырое мясо. Это не в традициях русского человека. В конце концов это может быть просто опасным! Любой врач расскажет тебе о болезнях, которые можно от него получить.
-Ты так думаешь? - Миша достал из блюда длинный ломоть вырезки, и держа его пальцами на уровне глаз повернул голову и схватил крепкими белыми зубами... -Детка, посмотри, как это великолепно, - сказал он невнятно, - уверяю, ты ничего не пробовала лучше! Впрочем, чуть раньше это было бы вообще божественно, - прожевав первый кусок, Миша снова потянулся пальцами в миску, достал следующий ломоть и начал медленно протягивать руку, касаясь сырым мясом Катиной щеки. Катю передернуло, лампа с грохотом упала на пол и покатилась по терракотовым плиткам. Под ногой у Миши хрустнули осколки. Катя завизжала...
Ее визг растворился в визге тормозов, прямо напротив витрины ресторана остановился автомобиль Жданова, фары осветили помещение, Катя, продолжая визжать, машинально заметила, что лицо у Миши стало совсем бледным, а глаза абсолютно белыми. Андрей бросился к витрине, затем снова в машину. В последний раз блеснув фарами великолепный автомобиль с разгону ударил бампером в стекло. Катя закрыла руками лицо и прекратила визжать.
Осколки заполнили обеденный зал. Завопила сигнализация. Миша охнул и сел на стул, продолжая держать блюдо в руках:
-Вы что офонарели? Витрина четыре штуки евро стоит!
Андрей выбежал из машины, сметая на пути все что попадется.
-Кать, ты жива? Ты ранена? Что с тобой? Боже, сколько крови! Врача? Сейчас я вызову... сейчас.
-Нет, не нужно врача, - закричала Катя, - это не кровь, не кровь, пожалуйста, увези меня отсюда! Машина может ехать?
-Вполне, - глянул на разбитые фары и помятый бампер Андрей, - а это кто? Это и есть твой террорист? Кажется, что он мелковат. Андрей поднял за шиворот Мишу. Миша покорно встал, не выпуская из рук блюдо. Рядом со Ждановым он смотрелся нашкодившим мальчишкой.
-Так, что у вас тут произошло? - строго спросил Жданов.
-Он хотел, - Катя покраснела и отступила на шаг, - он хотел, чтобы я это ела!
-Вот это? - Андрей брезгливо покосился на блюдо, взял его из Мишиных рук и, перевернув, надел на голову незадачливому кулинару. Мясной сок потек на белый костюм, ломти мяса упали на лацканы пиджака, а стебель петрушки красиво улегся на плечо зеленым эполетом.
-Кать, кажется, нам пора уходить, - Андрей обнял Катю за плечи и посадил в машину, многострадальный автомобиль, хрустнув колесом по ножке упавшего стула, выехал задним ходом на улицу, резко развернулся и, разогнавшись, исчез в темноте . Миша стоял, не шевелясь, блюдо все еще оставалось у него на голове, к витрине спешил милицейский наряд, кулинар дернул головой, блюдо упало и разлетелось на мелкие кусочки, добавив осколков к уже устилавшим пол..
Андрей заехал в подземный гараж своего дома. Охранник, увидев перед машины жалостливо присвиснул.
-А, где это мы?- Катя завертела головой. Всю дорогу она дрожала и вытирала платком лицо.
-Кать, - замялся Андрей, - понимаете, я не могу на такой машине ездить по улицам. Меня тут же остановят. Конечно, я договорюсь... Но, меня будут останавливать снова и снова, и вскоре я потеряю.. хм, способность договариваться. Понимаете? Здесь мой дом. Я привез Вас к себе. Если вы хотите домой, я могу взять другую машину и отвести Вас. Но... Я не хочу отпускать Вас домой. Я должен все объяснить. И не только из за этого. Вобщем, вобщем, я совсем не хочу тебя больше отпускть.
-Да, Андрей. Я тоже должна все объяснить. Этот Миша...
Андрей махнул рукой:
-О чем Вы говорите, Кать! Что мне этот Миша, тем более, что Вам безразличен этот маньяк. Я хотел поговорить о нас. Пойдемте, Кать.
-Да, но, Кира Юрьевна...- попыталась сказать Катя.
-Да мне плевать на то, что скажут другие! Сейчас для меня важна лишь ты! Понимаешь? Ни работа, ни Кира, ни мнение родителей, только ты! Кать, я просто не знаю, как я выжил без тебя... - он потянулся к ней и вцепился в ее плечи внезапно задрожавшими руками.
-Андрей, - выдохнула Катя, - я тоже не знаю, как жила это время.
Охранник, осматривающий повреждения машины перестал посвистывать, и отвернулся с нарочитым равнодушием, увидев, что происходит в салоне. Он медленно пошел к своей будке, иногда, словно невзначай посматривая на автомобиль. Но, похоже, его уже интересовали не только разбитые фары. Наконец, он усовестился и скрылся за колоннами.
Андрей и Катя вышли из машины и направились к лифту... Квартира встретила их приглушенными тонами апрельского ливня. Наконец-то пошел долгожданный дождь....
Поцелуй длился долго. Они задохнулись, остановились, посмотрели друг другу в глаза.
-Кать...
-Андрей...

...-Катюша? - Юлиана собиралась уходить, - ты остаешься? Я могу тебя подвести до дома.
-Да! - очнулась Катя, стремительно одеваясь, - да, Юлиана, пожалуйста, подвезите меня. Я сделала все, что планировала на сегодня... У меня уже видения перед глазами начались. Мне нужно отдохнуть.
-Конечно, конечно, Катюша, пойдем.
Катя повернулась к двери и под ногой у нее хрустнул неизвестно откуда здесь взявшийся осколок стекла...

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:11 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
Автор: Алька
Название: Два президента.
Жанр: Юмр мр мр...
Герои: Александр, Андрей, Федя, Маша, Рома и Дон Армандо Мендоса.

Ну, крупные формы, так крупные. Попробую еще глючок. Сейчас выложу часть, а потом допишу.

Два президента.
1
Президент фирмы ЗимаЛетто Воропаев вышел из лифта и направился к своему рабочему месту. Наперерез к нему бросилась Маша и, как всегда эмоционально закричала:
-Александр Юрьевич, звонили эти, как их, латиноамериканские бразильцы, нет, что я говорю, не бразильцы, колумбийцы. Они сейчас приедут. Говорят, что договаривались. Так и сказали, что приглашал господин Малиновский, а по телефону договаривались с господином Ждановым. Понимаете?
Александр Юрьевич вздрогнул. Впечатлений от недавней встречи с японцами ему хватило надолго. Он застыл столбом и затянулся своей неизменной трубочкой. Маша закашлялась, в глазах у нее потемнело, она облокотилась на вовремя подоспевшего Федю.
Президент не шевелился. Его посетило очередное видение. В ярком кружении, красках и звуках по коридорам фирмы на него надвигался карнавал. С двух сторон подскочили жгучие красавицы и закружили его в зажигательном танце, перья с головных уборов полетели в разные стороны, президент истерически взвизгнул и побежал наутек.
-Что это с ним? Федя! Останови его! Он же стойку бара снесет! - Закричала Маша.
Федор вовремя поймал президента и добрыми глазами вгляделся в его лицо.
-Что? Что такое? - очнулся Александ Юрьевич и уже закричал в полный голос, - только не говорите мне, что у меня блестки на носу! Я два дня их счищал! Тропинкина! Позвоните на производство, пусть Жданов сам принимает своих латиноамериканцев. Он любит разные латинские выраженья, пусть и расхлебывает. Скажите там, чтобы подготовили конференц-зал. - И президент, еще раз затянувшись, направился в свой кабинет.
-Мне всегда казалось, что в Колумбии говорят по-испански, - искренне удивился начитанный Федор.
-Они, наверно, с переводчиком приедут. - Сообразила Маша, взяв телефонную трубку. -И потом, Федя, ты же знаешь нашего Андрея Павловича, он в английском не силен, а по-испански чешет, как заведенный. Недавно я слышала, как он сказал Малиновскому, "буэнос ночес, амиго".
-Ну, да, - согласился Федор, - в таком объеме, пожалуй, и я знаю.

Вызванный Марией Андрей появился на этаже минут через пятнадцать. Он был очень увлечен производственными проблемами и хотел уж было отказаться от встречи колумбийцев, но, поразмыслив, решил, что негоже отдавать Александру вновь портить деловые контакты фирмы. Про колумбийцев он знал. Когда-то в Праге Малиновский на одной из презентаций познакомился с главой родственного бизнеса. Колумбиец пригласил Романа посетить производство. Роман пригласил колумбийца. Из за возникших проблем в ЗимаЛетто о колумбийском приглашении благополучно забыли. Колумбиец же, как видно не забыл. С мыслями о совместном проекте с веселыми латиноамериканцами Андрей проследовал в кабинет президента. Воропаев, насупившись, сидел за столом и набивал трубку.
-Сашенька! - привычно изумился Андрей. - Как тебе идут эти блестки!
Президент поднял на Андрея глаза. Если бы этот взгляд мог быть материальным, то экс-президент немедленно отлетел бы на несколько метров, однако такими мелочами Жданова уже было не испугать.
-Дурацкие шутки! - возмутился Воропаев, - учти, есть вещи, которые нельзя прощать. Ваш милый дизайнер скоро вылетит из ЗимаЛетто быстрее пробки от бутылки. А пока поговорим о деле. Ты знаешь, зачем я тебя вызвал?
-Да, я в курсе, Тропинкина рассказала.
-Сам понимаешь, я бы провел переговоры самостоятельно, но у меня слишком много работы. Кто же, как не я должен разгребать все эти ужасы, которые ты наворотил? А где Роман Дмитриевич? Неужели он не захотел встретиться с прелестными колумбийками?
-Роман занят на производстве. Кроме того, никаких колумбиек не будет. Будет один колумбиец и переводчик. Изволь распорядиться о том, чтобы нам подали напитки, а позже обед.
-Да, Тропинкина записала, как зовут этого господина. - Александ Юрьевич, прикусив трубку, скосил глаза на листок блокнота.
-И как же его зовут? - Спросил Жданов.
-Его зовут дон Армандо Мендоса. Бывший глава фирмы Террамода. Модная одежда. Город Богота.
-Спасибо. - Сказал Андрей. - Я запомнил. - И направился в конференц-зал.
"Вот так, - думал он по пути, - тоже бывший президент. И я бывший. Надеюсь, нам удастся найти общий язык."


2 Андрею сразу беспречинно понравился колумбиец. Конечно, это был симпатичный человек. Возможно, даже Шурочка не обошла бы его своим вниманием, да и вообще, от взгляда этих пронзительных глаз, несомненно, учащалось биение множества женских сердец. Жданов же почувствовал к нему необъяснимое расположение. Очевидно, дело было в том, что два экс-президента были похожи манерой говорить, неуловимыми жестами, реакциями на собеседника. Такие мелочи обычно очень сильно сближают людей и разрушают возникшие стены недоверия.
После представлений и вежливых фраз выяснилось, что переводчик не очень нужен. Андрей вспомнил институтский курс испанского, отдых в Марбелье, несколько поездок в Мадрид и довольно бодро, к удивлению Армандо, начал отвечать на вопросы сам на родном языке колумбийца. Переводчик заскучал. Выпил кофе. Нарисовал в блокноте несколько чертиков. Тихо ступая, походил за спиной переговаривающихся экс-президентов, ощущая себя совершенно лишним, неслышно закрыл за собой дверь с той стороны конференц-зала. Выйдя в коридор, он подсел к стойке бара и загрустил.
А беседа тем временем шла своим чередом.
Андрей вдохновенно расскзывал:
-Компания ЗимаЛетто давний семейный бизнес. Мой отец и его друг начинали его очень давно. К сожалению, его друга уже нет в живых, несколько лет назад он погиб в авиационной катастрофе.
Дон Армандо неожиданно побледнел.
-Что Вы сказали? Он погиб? Погиб вместе со своей женой?
-Да, я понимаю, известная история. Неужели Вы о ней слышали?
-Нет, я ничего об этом не слышал, но друг моего отца тоже погиб. У него остались трое детей. И…
-Удивительное совпадение. И у Юрия остались трое детей. Его сын сейчас возглавляет фирму.
-Сын? Даниэлитто? - в голосе Армандо послышались нотки ужаса.
-Нет, сын Александр. А его дочь Кира работает у нас в фирме.
-И она была Вашей невестой? - дон Армандо нервно сломал карандаш.
-Да, - замялся Андрей. - Нам пришлось отменить свадьбу, потому что, ну, вобщем по некоторым обстоятельствам, которые не имеют к работе фирмы никакого отношения.
-А Ваша сестра проживает в Америке и ваш отец не желает поддерживать с ней контактов? - Армандо взял другой карандаш, и сломал его тоже.
-Нет, у меня нет никакой сестры. - Андрей отрицательно покачал головой. - По крайней мере мне про нее ничего не известно.
-Это хорошо. - дон Армандо отложил карандаш. -Иначе бы я подумал будто бы сошел с ума. Подумать только, столько совпадений. И при этом Даниэль президент? Нет, я бы этого не пережил! Впрочем, мы отвлеклись от дел. Я хотел рассказать Вам про нашего гениального дизайнера. Наш замечательный Хуго отменный мастер своего дела. Особенно ему удается одежда унисекс. Ну, понимаете, его ориентация...
-Наш дизайнер ориентирован также. Но это нельзя считать совпадением, - засмеялся Андрей, - художник, работающий в модельном бизнесе чаще всего принадлежит к сексуальным меньшинствам. Правда?
Дон Армандо согласился. Однако, какая-то мысль продолжала его мучить. Наконец, он решился.
-Простите, я, наверно, задам Вам не относящийся к делу вопрос. Но меня очень интересует, как получилось так, что Даниэль, то есть, простите, Александ, Вы сказали? Да? Как получилось, что он получил президентское кресло? Его выбрали на совете директоров?
-Да, так и было, - согласился Андрей. - Во время моего президентства возникли некоторые экономические проблемы, которые я благополучно разрешил, но об этом стало известно, меня лишили места президента, а Александр предложил свою кандидатуру. Он давно к этому стремился.

-О, Господи! - выдохнул Армандо,- как же иногда интересно поворачивается ситуация. Странно видеть нечто похожее со стороны.
-Я предлагаю пройти на производство. Сейчас там полным ходом идет модернизация, думаю Вам это будет интересно, - предложил Андрей.
-Да, обязательно, я очень хочу осмотреть Ваше производство. Но успокойте меня, скажите, что это не сон и не мистика. Я задам еще один вопрос, и когда получу на него ответ буду абсолютно спокоен. Скажите, а… Когда Вы были президентом, то свои финансовые проблемы вы решали не с помощью подставной фирмы, зарегистрированной на имя своей помощницы?
На этот раз карандаш хрустнул в пальцах Андрея.
-Что Вы сказали? - Андрей понял, что, вероятно, не осилил перевод и ему привиделось в словах колумбийца нечто ужасное.
-Хорошо, хорошо. Я понял. Такие вопросы не принято задавать. Я спрошу что-нибудь попроще. Перед тем, как вы покинули пост президента, у Вас была помощница? Через руки которой проходили все финансовые потоки фирмы?
-Да. - Помедлив ответил Андрей, и вдруг испугался, - а откуда Вы знаете? Что с ней?
-Она уволилась? -продолжал Армандо, как бы про себя, задумавшись и уставившись в одну точку, - уволилась прямо сразу после скандального Совета Директоров, на котором все открылось.
Андрей напрягся:
-Откуда Вам это известно? Вряд ли подобные мелочи интересовали журналистов, когда они писали о неприятностях в фирме.
-Как же мне этого не знать? - все еще отрешенно промолвил Армандо, - моя помощница, милая Бетти…
-Ах, Вы говорите про Вашу помощницу, - Андрей расслабился и усмехнулся. - Да, в нашем деле хорошо иметь человека, которому доверяешь, который знает финансовые сложности современного бизнеса, который, то есть которая может всегда поддержать Вас в трудную минуту.
-С которой ты провел две самые прекрасные в жизни ночи, - буквально простонал Армандо.
Андрей вскочил.
Армандо вздрогнул и горько усмехнулся:
-Как? И Вы тоже? Знаете, я слышал, что у каждого человека в мире есть свои двойники. Мне кажется, что мы встретились. Меня немного смущает то, что у вас президентом стал Даниэль, то есть, простите, Александр. Я всю голову себе сломал, чтобы смоделировать такую ситуацию при которой в сложившихся обстоятельствах Даниэль мог бы стать у нас президентом. В этом случае мы бы потеряли фирму! - Он стукнул по столу кулаком.
-А кто у вас президент? - Андрей был несколько смущен, что совпадения зашли так далеко, что затронули даже тайные стороны их с Катей отношений.
-У нас президент Беатрис Пинсон, - сказал Армандо. Имя Беатрис он произнес с мягкой улыбкой на устах, а затем мечтательно посмотрел в окно.
-То есть, эта Ваша помощница?
-Да, помощница. И женщина, которую я полюбил всем сердцем.
-Полюбил? - замешательство Андрея явно выразилось у него на лице.
-Да, возможно, Вы скажете, что это глупо. Она обижена на меня. Она не обращает на меня внимания. Она избегает разговоров и даже мимолетных встреч со мной. Но, Господи, если бы Вы знали, как я люблю ее!
Как хорошо быть колумбийцем, - думал Андрей, глядя на дона Армандо, - как просто и искренне этот человек говорит о том, что любит и страдает. Да, пожалуй, в наших широтах такое выражение чувств не принято. Впрочем, работа прежде всего.
-Но как так получилось, что Беатрис стала президентом? - удивился Андрей. - А как же Совет Директоров? Разве ей доверяли акционеры?
-У них не было другого выхода! - отрезал Армандо. - Я удивлен, как у вас в этой ситуации получилось обойтись без приглашения ее на пост президента.
-Простите, дон Армандо, Вы сказали, что любите свою помощницу. Она, несомненно, привлекла Вас своей красотой? - Андрей задавал вопрос, но сам думал о чем-то своем.
-Нет, что Вы, - рассмеялся Армандо, - она была некрасива, скажу больше, ее внешность вызывала у людей насмешки.
-Но тем не менее Вы ее полюбили? Так ведь?
-Да, - согласился Армандо, - сначала я действовал по плану своего друга Кальдерона, но потом, потом… Потом я понял, что люблю ее. Понимаете, Андрей, я люблю ее больше жизни, за один ее вздох я готов взлететь и разбиться!
-Слишком много совпадений, - вздохнул Андрей растерянно, - пожалуй, я тоже, но так сказать про свою любовь, я, пожалуй, не смогу.
-Русские менее импульсивны. - Кивнул головой Армандо.
Андрей все еще не мог прийти в себя.
-Может быть, виски? - спросил он
-Не откажусь, - согласился Армандо.

3 Партнеры выпили за удивительные совпадения.
Переводчик приоткрыл дверь и тихо спросил:
-Синьор Армандо, я Вам еще нужен?
-Нет, можешь идти, потом я возьму такси и поеду в гостиницу, - отпустил Армандо молодого человека.
-Неплохой виски, - похвалил Армандо. Андрей снова разлил напиток по стаканам.
-Когда Бетти уехала, я не мог найти себе места. Я совершенно потерял человеческий облик, ходил по барам, пил, дрался, спал в такси, - поделился Армандо воспоминаниями, - но теперь с прошлым покончено. Я стал другим. Я даже практически не пью.
Партнеры снова выпили.
-Скажите, дон Армандо, а Вы тоже возвращались к Вашей невесте? Вам не показалось, что все отношения с ней окончательно сошли на нет?
-Да, показалось, - согласился Армандо, - а Вам?
-И мне, - согласился Андрей, но Кира, моя бывшая невеста, очень хороший специалист, с ней приятно работать, в этом смысле мне бы не хотелось ее потерять.
-Абсолютно с Вами согласен. О, Господи, сколько совпадений, сколько! Послушайте, Андрей, Вы твердо уверены, что ничего не перепутали? Действительно ваш вечный соперник Александр сейчас занимает президентское кресло? Возможно это шутка? Шутка, чтобы свести меня с ума?
-Если кто-то и перепутал, то точно не я, - уверил Андрей. - Как известно, события развиваются по какой-то из вероятностных ветвей. Видимо, в нашем случае так и случилось. - И Андрей снова налил виски в стаканы.
-Но это совершенно невероятно! - Армандо задорно осушил свою порцию, - неужели Вы этого не понимаете?
-Хорошо, давайте поищем еще отличия. Несомненно, они найдутся. Вот, вы уже отмечали, что у Вас есть сестра, а у меня нет. А, вот, скажите, в вашем случае у вашей помощницы был друг, который заставил вас испытывать ревность?
-О, да! - вскочил дон Армандо, - конечно! Николас Мора! Этот ее хлюпик, который вечно оказывался на моем пути.
-Николас? Николя? Николай! Боже, - вздрогнул Андрей, - тут совпадает даже имя! Простите, дон Армандо, но мне кажется, что этот разговор нам следует продолжить в неофициальной обстановке. Я знаю небольшой, но очень уютный бар неподалеку, не согласитесь ли Вы составить мне компанию?
Разумеется, Армандо согласился.
4 Воропаев вышел на рецепшен. Мария испуганно уставилась в его лицо.
-Чтоооооо? - страшным голосом закричал президент, - скажите мне, что у меня на носу блестки и будете уволены в тот же момент!
-Нет, нет, что Вы, Александр Юрьевич, - засуетилась Маша, - Вы, наоборот, сегодня такой чистенький, умытенький.
Воропаев, внушительно оскалившись, немного помолчал, а затем спросил:
-Где Жданов? Куда он исчез в рабочее время? Оштрафовать его! Немедленно! На тысячу долларов! Нет, лучше на две с половиной!
-Александр Юрьевич, он велел передать, если будут спрашивать, что…
-Не велел, а просил! - строго поправил президент.
-Ну, если его будут спрашивать, то он поехал с колумбийцем на выставку тканей для совместного проекта.
-Прыткий какой! - недовольно сказал Воропаев, затянулся и опять в глазах у него запрыгали зайчики и слоники, а с двух сторон подошли улыбчивые космонавты из смешанного российско-колумбийского экипажа. Откинув гермошлемы скафандров и тоже держа в зубах трубки они смиренно попросили огоньку. Вдоль коридора летали звездочки и небольшие ракеты. Видение было очень красивым.
-Ага! - удовлетворенно сказал космонавтам президент. - Так я и знал, что я еще вам всем дам прикурить!
-Да, Александр Юрьевич, Вы, как всегда абсолютно правы, - в один голос закричали подбежавшие Ветров и Урядов, глядя в безумные глаза начальника.
-Чисто цирк, - недовольно про себя пробурчала Маша, случайно вдыхая дым и отмахиваясь от одной из назойливых звездочек из чужого глюка.

В баре играла легкая тихая музыка. Андрей и Армандо незаметно с виски перешли к употреблению национального напитка. Колумбиец оценил русскую традицию.
-Да, пойми, друг! - настойчиво повторял Андрей, - я прямо после Совета Директоров был готов признаться всем, что я ее люблю! Отменить свадьбу с Кирой, все изменить, начать новую жизнь, а она, представь себе, она сбежала!
-Да, сбежала, исчезла из Боготы! Я места себе не находил, не знал, где она, ее родители скрывали ее местонахождение, о, Господи, это были самые ужасные дни в моей жизни.
-В те времена я так ужасно пил, я пытался забыть ее, упал практически на самое дно, - вторил ему Андрей, - но теперь я не пью. - Он осушил очередную порцию водки.
-Да и я тоже завязал с этой пагубной привычкой, - вторил ему Армандо, не отставая и в процессе питья.
-Нет, ты мне все-таки объясни, - приставал к колумбийцу Андрей, почему после возвращения Катя не пришла в фирму? Почему она передала все полномочия Александру?
Этот вопрос вновь поставил Армандо в тупик.
-Знаешь, Андрей, - немного подумав, высказался колумбиец, - мне кажется, вам нужно прекращать эту комедию, гнать Александра из президентского кресла и приглашать на его место твою Катерину.
-Если бы это зависело от меня, я бы сделал это в тот же миг.
-Кстати, никто из вас не интересовался, что набивает в трубку ваш нынешний президент?
Андрей расширил глаза:
-Ты намекаешь, что…
-Не забывай, наша страна печально прославилась в этом смысле. Обоняние у меня отменное.
-О, Боже, бедный Саша…
-Кстати, это может послужить хорошей причиной для отстранения его от должности. Даже у нас не принято делать это на рабочем месте. Ну, ты понимаешь, о чем я. А вот, пить можно.
И новоиспеченные друзья вновь чокнулись рюмками.

Вечерело. За уютным столиком бара Андрей и Армандо, уже перебивая друг друга и хватая собеседника за рукава, обсуждали удивительные совпадения. Постепенно двум экс-президентам становилось все легче и легче общаться, у них возникло то доверительное взаимопонимание, которое возможно лишь между двумя братьями-близнецами. Темы их разговоров стали вольнее, эмоции Армандо поутихли, у Андрея же, напротив они забили ключом.
-Когда она сказала мне, что первый мужчина ее обманул, в сердце у меня что-то сломалось...
-После той ночи я очень много думал, мне казалось, что мир перевернулся...
-В тот вечер, когда я, наконец, признался в том, что полюбил впервые в жизни, я как будто бы стал другим человеком...
-Да, и я...
-А помнишь, когда она вышла из ванной, там в гостинице, у тебя были предчувствия? Я, например, сразу понял, что эта женщина изменит всю мою жизнь.
-Я это понял, как только увидел ее в первый день работы.
-Неужели? Впрочем, может быть, и я тоже…
Когда Малиновский отыскал Андрея в баре, был уже поздний вечер. Андрей Жданов и Армандо Мендоса сидели, обнявшись, и душевно, но громко распевали народную испанскую песню.
-Ни фига себе, выставка тканей, - присвистнул Малиновский.

Роман развез экс-президентов по домам. Они издевались над ним, заставляя подпевать Бесаме Мучо, а в перерывах беспрестанно болтали друг с другом по-испански.
-Но, скажи, скажи, друг! Как же так получилось, что Александр встал во главе компании? Все же должно было быть по-другому!
-Да просто беспредел какой то...
Роман, ничего не понимал. При прощании с колумбийцем Андрей, с некоторым усилием вспомнив, что Малиновский ничего не понимает, перевел, что Армандо утренним рейсом улетает в Боготу и в любое время будет рад видеть их у себя в гостях.
"Надеюсь, в самолете ему будет, чем похмелиться," - сочувственно подумал Малиновский, провожая неустойчивого гостя до двери гостиничного номера и по-братски обнимаясь на прощание.
Андрея провожать не пришлось. Он сунул в руки Романа ключи, и попросил передать Феде, чтобы он забрал от бара машину и пригнал сюда утром.
"Ну, да, - подумал Малиновский, - этот тоже завтра опоздает."

Трудным было утро Жданова. Опаздывать было нельзя, на производстве каждая минута на счету.
Добрый Малиновский к приходу Андрея успел сбегать наверх в бар за минералкой. Настроение у Романа было отличное. С утра он удачно пошутил, оказавшись в одном лифте с Александром. Для такого случая Рома уже второй день носил в кармане пакетик с блестками, тайно конфискованный в мастерской Милко. Зайдя немного сбоку и слегка посыпав блестками задумавшегося с неизменной трубкой президента, Рома получил заряд бодрости на все утро. Прибежав на производство, он подпрыгивал, хихикал и строил рожицы.
-Ну, рассказывай? - приставал он к Андрею, - что тебе предлагал колумбиец?
Андрей не очень хорошо помнил разговор с Армандо. Да и был ли этот разговор? Возможно, все эти совпадения, образы и эмоции лишь привиделись ему в полутьме знакомого бара. Но одно он помнил точно, Александр не должен был становиться во главе компании. Это было неправильно, нелогично, не лезло ни в какие ворота. Но Малиновскому он просто соврал про дальнейшее продвижение совместного проекта, о котором, если честно, во время удивительного вчерашнего разговора так и не вспомнили ни Андрей, ни Армандо.

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:12 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
Автор: Алька
Название: Субботник в фирме.
Жанр: Фантастика.
Герои: Все да еще и инопланетяне.

Весна, любовь и все такое… Конечно, фанфик должен быть эротический. Но, видимо, меня уже настолько увлекла сериальная производственная сублимация, что эротика в фанфике неожиданно укрылась под аллегорическими символами созидающего труда, намереваясь показать моим благосклонным читателям всю извращенность моей сексуальной фантазии. Уффффффф... Мне уже стыдно.

Субботник в фирме.
(фантастический рассказ)

Невидимая летающая тарелка инопланетян зависла над зданием ЗимаЛетто.
Известный биолог Уххх с планеты Чудный Глюк с помощью интравизора рассматривал картины на стенах в кабинетах сотрудников. В каюту биолога вошел его ученик молодой горячий Ыххх и сказал:
-Учитель, я настроил всю аппаратуру. Можно начинать. А это будет гуманно по отношению к этим странным существам?
-Конечно, гуманно, - ученый почесал за ухом правой задней лапой. - Наша планета изнывает от перенаселения. Как только мы окончательно испытаем мое изобретение на этих людях, то мы сможем применить его и у нас.
-Но в этом месте планеты рождаемость как раз не очень большая! – возразил ученик.
-Ничего страшного. Действие изобретения недолгое, и проходит без последствий. Так что, не волнуйся. Ничего с этими смешными прямоходящими существами не случится.
-Скажите, учитель, - продолжал любопытствовать Ыххх, - а что будет, если объект вожделения кого-то из этих людей находится слишком далеко для реализации?
Учитель рассердился:
-Сколько раз я тебе объяснял суть моей гениальности! А ты никак не можешь усвоить! Вот послала Вселенная мне ученичков, тупица на тупице. Слушай внимательно, объясняю последний раз! Ясно?
Ыххх обреченно кивнул. Он слишком хорошо знал учителя и старался не перечить старичку по мелочам.
-Итак… – Ученый достал ароматические палочки, вставил их в оба уха и глубокомысленно поджег, наслаждаясь первыми ароматными клубами дыма, - суть моего изобретения заключается в том, что направляет сексуальное влечение человека в сферу физической работы. Эта мысль не нова, но только я изобрел специальные флюиды, которые необратимо тянут человека совершать работу лишь с тем, кто его привлекает. Таким образом, производительность труда существенно увеличивается за счет личных симпатий. В любом случае человек находит в своем окружении наиболее приятный ему для сексуальной реализации объект и начинает деятельность. Одно кратковременное облучение и готово! Длительность результата зависит от скрытых или явных симпатий работающих.
-А коллективная деятельность возможна? – по привычке перебил Ыххх учителя.
Ученый недовольно посмотрел на молодого выскочку.
-До чего же испорченным мне кажется ваше поколение! – вздохнул он, - впрочем, ладно, не время морализировать. Пора включать аппаратуру, энергия уходит.
И ученые включили аппаратуру.


-Я не пойду в ЗимаЛетто! Еще раз тебе говорю, Коля, иди сам!
-Пушкарева! Ну, сколько можно! Мне нужно, чтобы ты посмотрела эти бумаги сегодня! Мне не нравятся некоторые цифры.
-Коля! Давай я пойду и все посмотрю! – вступил Валерий Сергеевич, - я там покажу им, что значит российский офицер! Они у меня закаются с циферками играться! Вот, помню, как-то приехали мы в Казахстан с инспекцией. И что мы видим? По описи транспортных средств: верблюдов желтых в части три, а на самом деле одна из них верблюдица! Тут и смекнули мы, что дело нечисто!
-Ну, папа, – Катя была несколько раздражена с утра, - давай, папочка, ты вечером расскажешь нам эту историю. Коля, я пойду с тобой, подожду тебя на лавочке возле здания. Вынесешь мне документы, я быстро посмотрю. Понятно? Не забудь взять с собой калькулятор!


Потапкин стоял, скучая на посту. Мимо него важно прошел Коля Зорькин, бывший жених Пушкаревой, по совместительству финансовый директор. Потапкин кивнул ему и снова заскучал. Неожиданно Сергей Сергеевич почувствовал острое желание проверить книгу учета опечатывания помещений. Он ринулся в здание, схватил книгу, и одним махом, буквально за 10 минут, расчертил и заполнил ее до июля 2025 года. Больше делать ему было решительно нечего, а при этом тяга к работе вдруг заполнила все его существо. «Ой, что это со мной? Может, я умираю?» - Испугался Потапкин, вышел в вестибюль и подошел к симпатичной продавщице из ларька. Она самозабвенно перекладывала товары на полках.
-Зин, - застенчиво сказал Потапкин, - давай я тебе помогу что ли?
-Помоги, Сергеич! – столько дел у меня накопилось, столько дел!
Они дружно начали перекладывать коробки, расставлять открытки, усаживать на полки плюшевых зайцев и украшать помещение красными сердечками. Усердие из Потапкина било фонтаном. Голова заблестела от пота, он часто дышал и иногда радостно взвизгивал, когда удавалось как-нибудь удачно перетащить коробку. Зине тоже нравилось. Ее просто затрясло в этом восторге, она все время бегала туда-сюда, прыгала на стулья и столы и удовлетворенно охала. Они были полны сил и, похоже, могли еще долго-долго работать, не уставая.


Степа лениво перекладывал ткани с одного стеллажа на другой. Неожиданно эта простая операция его увлекла. Он решил рассортировать рулоны и выровнять стопки. За пять лет карьеры грузчика подобные извращения не приходили ему в голову. Но для полного счастья чего-то не хватало. Степа высунулся за угол и крикнул:
-Клочкова! Помоги мне рулоны складывать!
На языке у Вики закрутился язвительный и даже немного нецензурный отказ, но вдруг она почувствовала, что подобная работа может быть очень интересной для нее. Она, побежала к Степе и, схватив первый рулон, закричала:
-Степа! Какой ты неловкий! Ох, мужики, всему вас учить надо! Кто так рулон-то держит? Вот, эту руку поставь сюда, эту здесь и медленно начинай переносить! Понятно? Как семиклассник, честное слово!
-Викуля, я и не знал, что ты так хорошо это умеешь делать! – Степа запыхался, но старательно не подавал виду, - ты просто мастерица!
-А то! – сказала Вика, - не торопись, так тебя надолго не хватит! Нам еще работать и работать!
По коридору шел Роман, он остановился и критически уставился на бурную деятельность грузчика и секретарши.
-Как дети, честное слово! Вам бы все скорее и сразу! – поднял Рома рулон, - посмотрите, что вы наделали? Никакой эстетики! Ткани в цветочек нужно класть справа, в полосочку слева! Все, переделываем заново. А вы, молодой человек, совершенно не понимаете, что женщину в работе нельзя так загружать! Нужно брать на себя основные физические действия! Сейчас я все грамотно организую! Вика твое место наверху! Будешь все складывать и контролировать процесс! Поехали!
Мальчики старались вовсю, Вика, сотрясая стеллажи, крутилась и извивалась всем телом, стараясь лучше укладывать рулоны. Работающие были в восторге.
-А! Вот это я понимаю! Вот это настоящий субботник! Давно я так не расслаблялся! – радовался Рома.
-Да, это что-то с чем-то! – восхищалась Вика, - это улет! Феерия!
Степа уже не мог говорить, казалось, что от восторженного отношения к кипучей деятельности, в которой ему удалось поучаствовать, глаза его вылезут из орбит. Он попытался проинести «даст из фантастиш», но лишь шипение сорвалось с его пересохших губ.
Стеллаж уже наполовину заполнился, когда открылись двери лифта, и из них выглянул Александр Юрьевич Воропаев, собственной персоной. Вообще-то он ехал к себе, но за этим странным лифтом давно была замечена непонятная особенность случайным образом заезжать в подвал. Президент, только что сделал несколько выписок из учебника теории вероятностей и романа Достоевского «Игрок» и разрабатывал в уме стратегию удачной игры в рулетку, иногда сверяясь с записями. Процесс переноса рулонов отвлек его царственное внимание. На ходу скидывая пиджак он закричал страшным голосом:
-Клочкова! Какой дурак тебя загнал наверх? От тебя там пользы ноль! Быстро слезай вниз, а мы все полезем наверх! Ты будешь рулоны подавать, а мы их укладывать! Это будет гораздо лучше! И мы меньше устанем и ты будешь довольна!
Работающие с энтузиазмом восприняли предложение президента. Вика спрыгнула вниз и начала энергично бегать с рулонами вдоль коридора. Рома и Саша методично, с удовольствием и даже некоторым артистизмом укладывали новые штабеля. Степа несколько раз вздохнул, присел у полочки, навалился на нее, ахнул и затих.
-Слабак! – констатировала Вика, - я люблю настоящих мужчин!
Рома довольно улыбнулся, Саша пожал плечами и закричал:
-Клочкова! Не болтай, двигайся! Все нужно делать быстро, но старательно!
Рома запротестовал:
-Нет, лучше медленно, но бесшабашно!
-Хорошо, хорошо, - неожиданно согласился Саша, - Вика, давай так: туда быстро – обратно медленно? Ясно?
-Конечно, ясно, что же я совсем дура и ничего не понимаю? – прокричала Вика, носясь по коридору с рулонами.
Лифт снова остановился и из него вышел Коля Зорькин, увлеченный балансом. Баланс не сходился, Коля был недоволен, он захлопнул папку с документами и поднял голову.
-Александр Юрьевич! – сказал он, – Я за бумагами приехал! А Вы, говорят, в подвале. Ярослав Борисович сказал, он вообще у вас странный какой-то, хотел меня заставить в вашем кабинете мебель передвинуть!
Вика схватила Колю за руку и потащила за собой:
-Ты где это пропадаешь? Смотри, сколько мы уже сделали! Мужики тут уже на ходу падают, а ты прохлаждаешься! Присоединяйся!
-Хорошо, - сказал Коля, тщательно пытаясь скрыть свое сильное желание присоединиться к работающим. Только у меня, вот, палец травмирован!
-Ничего, - утешила его Вика, - если есть работа, то уж части тела, которыми ее можно выполнить всегда найдутся!
-Ну, если так, тогда, конечно, - и Коля полез за стеллаж.
Неожиданно очнулся Степан и с новыми силами включился в работу. Вика внизу, усталая, но счастливая улыбалась и вскрикивала разные трудовые лозунги, подбадривая работающих мужчин.


Федя и Маша, как обычно сидели, обнявшись на Машином рабочем месте. В коридоре никого не было. Федя потянулся к Маше, намереваясь ее поцеловать.
-Федька, - Маша уклонилась от поцелуя и заговорщицки подмигнула, слушай, а что если нам пока никого нету, кое-чем заняться?
-Ты про жалюзи на окнах? – сразу понял Федор, - я тоже думаю, что пора их помыть, а то уборщицы этого не сделают, а грязи на них полно! Ты лезь их снимай, а я сейчас притащу ведро, порошок и тряпки!
Маша резво подвинула стол и полезла снимать жалюзи. Федя очень скоро вернулся с моющими средствами и кинулся Маше на помощь. Сначала они медленно, крючок за крючочком снимали с окна жалюзи, наслаждаясь звуком каждой падающей на пол полоски, затем, когда все занавески оказались на полу, они бросились их раскладывать, ровно-ровно, полосочка к полосочке, чтобы потом начать отмывать. Постепенно движения парочки стали набирать обороты. Федя уже бегал туда-сюда, то к ведру, то к тряпкам, оттирал грязь, не жалея сил, бормотал от восторга какую-то ерунду:
-Сейчас они у нас будут чистенькие, хорошенькие, такие розовенькие, как поросяточки.
Маша подчинялась заданному ритму работы, иногда, правда, импульсивно вскрикивая, она вскакивала и мчалась вешать промытую полоску, но тут же Федор останавливал ее шепотом:
-Маша, дорогая, не время еще, пусть немного посохнут! Не торопись так.
И они продолжали свою увлекательную работу.


Ярослав Борисович переставлял мебель. Он решил, что президентский кабинет требует кардинального обновления. Идея так его увлекла, что он не стал звать рабочих, а начал делать это сам. Но одному это было делать ужасно неудобно и тяжело. Заглянувший Зорькин почему-то отказался помочь, хотя сам Ярослав всячески склонял Колю, увлекая открывшимися перспективами новизны. На шум явился сам маэстро Милко. Он недовольно посмотрел на хилые попытки Ярослава передвинуть шкаф и заявил:
-Нет, дорогой, так не делают, ты делаешь это, как мужлан, а нужно делать, как художник! Сейчас я покажу тебе, как это делает настоящий мастер! – и Милко начал методично выдвигать ящики шкафа, и разбирать полки. Ярослав немного подумал и присоединился к нему. Работать в паре с Милко было несколько необычно, но довольно приятно. Маэстро продвигался вперед, не зацикливаясь на мелочах. Он, охватывая весь фронт работ сразу своим проницательным взглядом, с присущим ему артистизмом направлял свои усилия туда, где требовался его размах и фантазия. Ярослав только покряхтывал от удивления и восхищения. До таких высот мастерства в своей деятельности Ярославу нужно было еще расти и расти. Он было самокритично подумал об этом, но был увлечен новыми технологиями, которые предлагал ему Милко. Через некоторое время вся мебель в кабинете поменяла свои места, а уставшие, но довольные Милко и Ярослав, развалившись в креслах и переводя дыхание, выпили по рюмочке коньяка.

Урядов пришел к секретарше Воропаева по производственной необходимости. Прошло буквально тридцать секунд и они не смогли справиться с непреодолимым желанием починить старую пишущую машинку, за странной надобностью ржавеющую между шкафами. Засучив рукава и подбадривая друг друга вздохами и всхлипами, они предавались починке с самозабвением младенца, разбирающего будильник. Урядов даже несколько удивился и одобрительно посмотрел на секретаршу, поскольку давно уже и не ожидал от себя подобной прыти.

Рома довольно окинул взглядом место деятельности. Степан снова лежал поперек коридора, лишь подрыгиваниями конечностей и усталыми стонами подавая признаки жизни. Александр, уже не только без пиджака, но и без рубашки развалился на рабочем месте Виктории и жадно пил прямо из носика допотопного чайника, принесенного сюда Ромой в минутку краткой передышки. Вика и Коля тоже уже устали. Они заканчивали последний ряд, тяжело дыша и счастливо улыбаясь друг другу.
-Ники! – сказала Вика, переводя дыхание. - А, давай сейчас немножко отдохнем и пойдем на склад готовой продукции, будем там перевешивать платья!
-Ух! – восхитился Коля, - ты просто неистощима на выдумки!
-Ну, ладно, - сказал Малиновский, потихоньку отступая в сторону цехов, - у меня еще на производстве работы непочатый край! Один пошивочный станок с семнадцатью обслуживающими его девушками чего стоит!

Шура и Амура, взобравшись на подоконник, мыли окна.
-Да, Шуруп, говорила Амура, ласково водя рукой по стеклу, - конечно, с тобой хорошо работать и подруга ты замечательная, только хорошо бы к нашему труду привлечь какого-нибудь мужичка, чтобы болты откручивал. Все же есть еще кое-какие дела, где без мужчины никак не справиться.
-Ничего Амура, мы и вдвоем справимся, ничего плохого в этом не вижу, - оптимистка Шура была чуть резка в движениях, но все равно мастерски делала свое дело.
Подруги были довольны друг другом.

Катя устала ждать. Она позвонила Коле, но телефон его не отвечал. Катя позвонила Маше, но у Маши тоже никто не брал трубку. Надеясь наткнуться на Ольгу Вячеславовну, Катя позвонила даже в мастерскую Милко, затем к отдел кадров, потом Амуре…
-Вымерли они там что ли? – Катя решительно вошла в помещение фирмы. Охраны не было. Казалось, что нет и людей, но отовсюду слышалось пыхтение, ахи и вздохи. Катя вздрогнула и нажала кнопку лифта. Лифт, конечно, сразу поехал в подвал. Двери открылись, и парнишка в синем комбинезоне буквально ввалился внутрь.
-Ой, - сказал он, словно очнувшись. – Девушка, Вы такая замечательная! Слушай! Я знаю, что нам можно сделать! Пошли на улицу. Там на территории я видел яму начатую. Яма большая! Даже вдвоем мы ее долго копать будем! Пойдем, а? Сейчас только за лопатами сбегаю. Кстати, я - Степа! А ты?
Катя испугалась и строго посмотрела на молодого человека.
-Мне нужно наверх. Я Зорькина ищу!
-А! – протянул Степан, - Зорькина? Финансового директора Никамоды?
-Да, Вы его знаете?
-Кто ж не знает Зорькина! Вот, у меня даже его визитка есть! Это такой человек! Настоящее чудовище! Очень работящий!
-Да? – Катя с сомнением посмотрела на Степу, - и куда же делось это чудовище?
-Там!- Степан неопределенно махнул рукой, - по коридору, на складе посмотри, а я побегу. Пойду Зинку из ларька позову яму копать. Она никогда не отказывается!
Катя опасливо проводила Степу взглядом и пошла по коридору. Что-то томило ее, не давало спокойно рассуждать. Заглядывая во все двери, она просто поражалась трудовому энтузиазму, царившему в фирме. Везде работали люди, причем работали так, как будто от этого зависела их жизнь. Люди вперемешку и попарно грузили ткани, мыли полы, протирали стены, красили потолки, выносили мусор. Те, кому совсем не досталось инструментов и работы, не сачковали в уголке, а, напротив, носились на подхвате, меняли воду, гоняли мух, поддерживали стремянки и подбадривали работающих песнями и выкрикиваниями. Кате очень хотелось принять участие в этом празднике жизни, но подобный порыв все же казался ей несколько странным. За одной из дверей она увидела Андрея Жданова, который, встав на стул, протирал пыльный плафон. Больше в комнате никого не было.
Почему-то все обиды и сомнения тут же оказались забыты. Катя и сама не поняла, как ворвалась в комнату, подтащила другой стул, и бросилась помогать. Андрей улыбнулся, подвинулся и принял ее помощь. Через некоторое время плафон заблестел. Они ничего не говорили, работали молча, понимая с полуслова желания и намерения друг друга. Вот и другой плафон засверкал отмытыми боками.
-Кать, - тихо сказал Андрей, - а давай побелим потолки? Вид у них просто ужасный.
-Да, конечно, - Катя с удовольствием бросилась в коридор за валиками и банками с краской, которые оставил там кто-то из работающих. Андрей нетерпеливо дожидался, стоя на столе.
-Катенька, ну, где же ты! – с восторгом сказал он, - уже все готово, я и пыль с потолков смахнул! Давай, лезь ко мне! Начнем!
Работа приносила им то наслаждение, которое испытывают люди от необычного вкусного блюда. Они так давно не занимались простым физическим трудом! Два раза побелив потолки и полюбовавшись на свою деятельность, они дружно вынесли из помещения мебель и принесли со склада рулон нового линолеума, намереваясь постелить его в кабинете. Они почти ничего не говорили друг другу. Лишь жестами они предупреждали желания друг друга, взглядами просили о помощи, вздохом выражали свою благодарность. Наконец и линолеум был постелен. Постепенно затихли звуки в Зималетто.
Тарелка с инопланетными учеными давно улетела, поскольку большинство подопытных устали и прекратили работать, да и рабочий день кончился. Поражаясь своим трудовым подвигам, ушли запоздалые сотрудники, решившие поработать сверхурочно, полдвенадцатого, из дверей, несомый семнадцатью девушками на руках выплыл сонный Малиновский, Коля с Викой, уползли еще раньше, прихватив два рулона ткани, намереваясь заняться с ними дома, а Андрей и Катя все продолжали. Несколько раз они отдыхали, развалившись в креслах, но вновь, тянулись к инструментам. Когда в кабинете стало абсолютно нечего делать, поскольку даже счеты Малиновского были отполированы и повешены на любовно вбитый крючок Андрей сказал:
-Кать, может быть еще проводку здесь починим? А то я замечал, выключатель немного коротит. Опасно это.
-Ах, Андрей, - Катя томно потянулась, - ты такой неутомимый, я уж было совсем решила устроиться отдыхать, но ты вновь меня завел.
Катя бросилась к телефону и позвонила домой. Она стеснялась сказать родителям правду и придумала срочную ночную тусовку с презентациями, рекламными акциями и раздачей подарков. Родители, немного поворчали, но Катя была непреклонна. Вся ее жизнь сейчас была подчинена одному желанию: работать вместе с Андреем.
И они починили проводку, потом отдохнули немного, и Катя предложила расписать узорами стены, благо краски было достаточно.
Они начали расписавать стены причудливыми орнаментами. Тут уж даже видавший виды Андрей удивился неиссякаемой фантазии своей напарницы. Но физические возможности человека небезграничны. На рассвете, они уснули на полу, обнявшись между кистей и банок с краской в комнате, которая выглядела так, будто над ней поработала парочка сумасшедших дизайнеров. Они могли не боятся, что утром их разбудит кто-то из сотрудников, в Зималетто, после такого тяжелого дня, несомненно, все проспят на работу.

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:13 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
Автор: Алька
Название: Поэзия Серебряного века.
Жанр: Пародия.
Герои: Катя, Рома, Андрей, Вика и начальник производства.


Вспомнила, что раньше было модно придумывать, как известные люди выразились бы в рамках заданной темы. Тема у нас, как вы понимаете, одна, а за издевательство над поэзией Серебряного века можете записать меня на доску двоечников. А! Еще, каюсь, идею взяла из пародий на Красную Шапочку.

Игорь Северянин. Заставка.

Вдоль домов междууличных, мельтешаще-стремительно,
Шла неброская девушка, нечитаемых лет.
За очками предглазыми свет ее изумительный.
Сверху в редкой пушистости проступает берЭт.
И такой зималетошный, взглядом полным патетики,
Отчемчуженый ужасом на изящных щеках,
Оглядел эту девушку в светломышьем берЭтике,
Вдруг лучом оресниченным, милый отрок в дверях.
Окружив взглядом тапочки и носочки и сумочку,
И изгибы заветные и изысканый вкус,
Сам в стеклянной прозрачности замер бледно-задумчивый.
Будто он вместе с палочкой проглотил чупа-чупс.


Зинаида Гиппиус. Первые дни.

Вот впереди неизвестный пусть
Все говорят - страшна!
Страстных предчувствий полная грудь.
А впереди стена.
Слышишь, поют, останься собой.
Ты не меняй пальто!
В жизни назначено все судьбой.
Что же ждет Катю? Что?


Владимир Маяковский. Ночь Андрея.

Я с треском
_________разорвал
_______________подушку!
И простыню,
_________ ведь,
_____________я был пьяный!
Я гордо показал
_____________Катюшке
Косые
______скулы
_____________океана!
Я устриц ел,
_________ петрушку,
_____________рыбу,
Они
_________для
_____________силы
__________________хороши!
Вы б
_______катериниться
____________смогли бы,
Полбочки
___________ виски
______________осушив?


Сергей Есенин. Еще ночь.

Да, никуда я Вас не отпущу.
Зацеловав и обнимая живо,
Одуматься не дам, Вам посвящу,
Я кроткость своих песен и мотивов.
Увижу, как стремительно опять.
Сквозь вьюгу проступает эта лунность.
И свет злаченый льнется осязать,
Всю Вашу очарованную юность.


Анна Ахматова. Отчет.

Письмо я подложу ему,
А остальным отчет.
Так холодна я, почему
Теперь он сам поймет.
Его не поцелую в нос,
Не прыгну я на стол.
Несправедливо он нанес.
Болезненный укол.


Марина Цветаева. Египетский глюк.

Слышали, слышали мы. Казни Египетские.
Море уляжется шалью цыганскою.
Было бы счастье, но, вот, оно прожито.
Было бы счастье, но тщетно, а может быть.
Навек.
Исчез.
Бег, бег.
Через пляж.
Стоп! У бассейна, воды прозрачные,
Знаем, пальмы, игрушки, от очков дужки…
Ах.
Как все случилось? Скажите? Милые?
Мне б еще малость пожить с этой силою.
Это уверенность.
Он здесь.
Стой и верь.
Ты видишь?
Это Андрей.


Александр Блок. Подземные цеха.

О, ты, начальник производства!
Что это было? Отвечай!
Твое бездушное уродство,
Разоблачу я, так и знай!
Здесь так печально девы плачут.
О чем они? И почему?
И кто мне сверху предназначил.
Вот эту мрачную тюрьму?
Отчетов нет, и планов нету.
О! Сущность бренная моя.
Воскресну ль я в лучах рассвета?
Услышу ль пенье соловья?
Закину в цех я взгляд прощальный.
Какой вокруг убогий вид!
Станок лишь только вышивальный.
В зловещей темноте звенит.
И сразу так на сердце ясно.
И к швабре тянется рука.
Когда звучат в ночи прекрасной.
Шуршанье, лязг и звон станка.


Андрей Белый. Песня швей Малиновского.

Мы лукавы, мы все загадки!
Приходите в цеха до зари.
Угостите нас шоколадкой.
От нее так сладко внутри.
Нет, не просимся мы на волю,
Не хотим развлечений мы.
В жизни тягостной, полной боли
Нам свободу несете Вы.
Мы на Ваши улыбки падки,
Мы не умерли, мы живем,
Угостите нас шоколадкой.
Мы Вас любим и вас поймем.


Саша Черный. Просто сказка.

У окна стоит Катюшка,
Как болит ее сердечко!
Рома тихо точит сушку.
А Андрей сидит на печке.
Закрывай, Викуся, глазки.
Пусть тебе машинка снится,
Но запомни эту сказку
Про невзрачную девицу.



Дмитрий Мережковский. Совет.

Мы здесь сидим. На то мы рождены.
А наши предки здесь же умирали,
О чем мы видим сумрачные сны?
Что возвестят нам новые скрижали?
Мы созданы для круглого стола,
Мы провели полжизни с этой мыслью.
Мы все надменны. Но она вошла!
И свет померк. И челюсти отвисли.

Всегда ваша Алька - любительница русской литературы и по совместительству огнегрЫвый леФ.

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-02, 09:13 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
Автор: Алька
Название: Карусель с деревянными лошадками.
Жанр: Фантастика.
Герои: Малиновский в большинстве.

Вроде совсем не смешной фанфик. Ну, так ему и надо.

Карусель с деревянными лошадками. (фантастический рассказ, навеянный повтором сериала)

Лето перешло середину, я вернулся с итальянского курорта, в последний день, с трудом уйдя от погони Ирочки и Любочки, которые в своей жажде поймать завидного кавалера, совершили невообразимое: скооперировались, формально, будучи соперницами. Этого я не ожидал. Впрочем, за последний год моя интуиция и способность разбираться в людях дали существенный сбой. Если я откровенным образом прошляпил временное помутнение рассудка своего лучшего друга, то грош мне цена, как знатоку человеческих чувств. Это ощущение не покидает меня несколько последних месяцев.
Да, я ходил на новую работу, спасибо, Пете Тригорину, он выполнил свое обещание, взяв меня в аналитический отдел модного издательства. Да, я встречался с девушками, удостоверившись, что самокопания, сомнения и переживания из-за происшедших событий не нанесли никакого урона моим способностям рокового обольстителя. Я даже провел несколько дней в родительском доме, стараясь окунуться в атмосферу беззаботного детства, выгнать из своих мыслей гнетущее ощущение потери лучшего друга.
Ничто не помогало. Не отвлекала работа, которой я впервые в жизни посвящал по двенадцать часов в день. Не радовали женщины, которым я стал вдруг выделять время по остаточному принципу. Не согрели и задушевные разговоры с родителями, в старом кресле у стены столовой, под моей младенческой фотографией: светлая челочка, щербатая улыбка, пальцы вцепились в крашенную гриву деревянной карусельной лошадки. Все было тщетно.
Я сдался и обратился к специалисту. Денег потребовалось изрядно, но я не жалел. Я не был стеснен в средствах. Светило психологии посоветовало мне забыть все плохое и помнить лишь хорошее. Такой совет мне мог дать и дворник, старательно подметающий дорожки нашего двора. Во мне погибла вся вера в специалистов этого профиля.
К счастью, никто не замечал моего состояния. По-прежнему, я был весел и задорен, глаза мои освещало юмористическое отношение к жизни, шутки были живыми и меткими. Но это была лишь маска. Все это я делал уже по инерции. Какая-то часть моей души умерла навсегда, и жить без нее мне было нелегко.

Итак, разложив вещи и приняв душ, без всякого азарта вспоминая свою изворотливую отпускную интригу с двумя девицами, я развалился на кровати, лениво листая журналы. Московская жара не коснулась моей квартиры, я всегда любил прохладу в помещении. Я натянул одеяло, свернулся под ним калачиком и неожиданно уснул.

Кто-то пощекотал мне пятку. Я открыл глаза и удивился. На краешке кровати сидел мальчик. Он улыбался мне. Улыбка была смешная, одного переднего зуба не хватало, наверно, ребенку было лет шесть или семь. Меня должно было удивить его появление здесь, но я удивился другому. Кажется, я уже видел это милое личико, смеющиеся глазенки и такую знакомую ехидную улыбку. Кто ты, мальчик? Я хотел задать вопрос, но у меня ничего не получилось, я просто потерял способность говорить. Язык не двигался во рту, губы не открывались. Мальчик перестал улыбаться. Он кивнул. Встал с кровати. Вышел на середину комнаты. Сказал:
-Здравствуйте, - и поклонился, как это было принято в стародавние времена. Он испугал меня своим поклоном. Я приподнялся на кровати. Вновь попытался говорить. Открыл рот. Слова не произносились. Я закашлялся. Это удалось гораздо лучше. В голове был легкий звон, кружение и впервые за последнее время ощущение непонятной радостной легкости, потому что ушла нудная тупая боль, так измучившая меня.
-Позвольте представиться, я ваш потомок, - сказал мальчик так церемонно, словно был профессором этики. Я почувствовал, что в горле у меня пересохло, и сделал непроизвольное движение, отмахнувшись рукой от видения. Мальчик продолжил:
-Спешу сообщить Вам, что я желаю существовать. А Вы, похоже, решили самоуничтожиться.
Я с негодованием отрицательно замотал головой. Да, мне бывало в жизни плохо, лихо и тяжко. Но никогда мысль о самостоятельном прекращении бренного существования не посещала мою светлую голову.
-Не отрицайте. - Упорствовал мальчик, - мне виднее.
Я возмутился, что ребенок пытается спорить со мной по таким серьезным вопросам. Нахмурился. Мальчик не испугался.
-Загадайте желание, - сказал мальчик. - Загадайте, не бойтесь.
Я уже с ужасом смотрел на забавного мальчугана. Я знал, что должен был загадать, чтобы все люди были счастливы, чтобы никто не болел, чтобы население Земли никогда не воевало и не умирало, и еще что-нибудь настолько глобальное, чего нельзя постичь одним движением ума. Но мне явилась другая мысль. Я не стал стесняться. Я загадал для себя. Только для себя. Я вновь попытался заговорить, чтобы озвучить свое желание, но мальчик кивнул головой. Он понял меня!
-Это будет непросто. На это потребуется столько энергии, сколько вырабатывает человек за год своей жизни.
Я закивал. Хорошо, я согласен, пусть будет год. Например, последний. Пожилой и нудный, я, наверно, буду болеть, скорее всего, к старости позабыв о чувственных удовольствиях. Я был согласен пожертвовать год.
-Вы не поняли меня, сказал мальчик. Этот год у вас никто не отберет. Напротив, год прибавится.
Я покивал снова. Это было похоже на то, что продавец, торгуясь, предлагает вам товар все дешевле и дешевле, а вы не соглашаетесь. Впрочем, это был сон. Я понял это, едва лишь мальчик представил себя моим потомком. Или, может быть, когда он начал выговаривать слова и строить фразы так несвойственно детям его возраста.
-Кроме того, - сказал мальчик, - Вы не поняли ничего из произошедшего. Вы просто обижены, как Вам кажется, незаслуженно. Вы считаете, что в поступках Ваших не было ошибок и дурных сторон. Он тоже считал, что душевные терзания прерогатива слабых личностей, но, окунувшись в мироощущение девушки, понял, что жестоко ошибался. Впрочем, простите, я увлекся, я вижу, что Вы меня не понимаете…Или у вас другие любимые авторы? - Вместо того, чтобы традиционно при этой фразе поднести ладони к щекам, мальчик опустил руки в карманы шортиков и печально улыбнулся. - Я думаю, что лишний год откроет все Ваши заблуждения . Мне бесконечно жаль Вас. Вам будет трудно. Вы не сможете вмешиваться в события. Вам придется вести себя именно так, как предложат обстоятельства. Но это вполне можно пережить. Вы не отказываетесь от своих слов?-
Нет, малыш, я не отказываюсь. Я ничего не понял, но я согласен. Главное, теперь ты не отказывайся, - сказал я мысленно, отчаявшись произнести хотя бы звук.
Мальчик кивнул. Подумал немного, совсем по-детски положив пальчик на губу. Тряхнул светлой челочкой. Забормотал невнятно, так и не вынув изо рта пальца:
-Праздник. Вы будете. Там и рядом. Потом. В сторону после объятий. В четырнадцать тридцать пять плюс шесть секунд. Где-то на несколько шагов. Праздник уже не для Вас. Второй круг начнется. Сразу и резко. Уровень тот же. Лишь в сознании память. В действиях - повторение. Очень трудно быть мучителем. Вы поймете это. Но сделать ничего не сможете. Такова цена. Пройдет год. Придет сегодняшний день. Без меня. И следующий. Праздник. Вы будете. Там и рядом. Потом. В сторону после объятий. В четырнадцать тридцать пять плюс шесть секунд. Где-то на несколько шагов. Праздник будет и для Вас. Закончится второй круг. И все будет так, как Вы желаете. Я так решил. -
Я вдохнул. Выдохнул. Выдох получился со стоном. Наконец-то я обрел голос. Закричал, с непривычки, на всю комнату:
-Ты не заболел, малыш? О чем ты сейчас говорил?
Мальчик развел руками. Похоже, что пришла его очередь молчать. Он посмотрел мне в глаза, и я почувствовал его мысли. Он думал так: "Вы согласились. Вам будет трудно. Но Вы преодолеете все. И все поймете. И станете другим. Я не сомневаюсь в Вас".
-Ты хотя бы объясни! - настаивал я, но мальчик, вновь отвесил свой театральный поклон и мгновенно исчез.

Я зажмурился. Встал, наконец, с кровати, прошел на середину комнаты, потрогал воздух в том месте, где несколько секунд назад стоял ребенок. Не было ничего необычного. Я добрел до холодильника, в несколько лихорадочных глотков выпил бутылку минералки, проморгался, потряс головой, удивился, что уже не сплю, но каким-то непонятным образом пропустил сам момент пробуждения. Впрочем, это бывает. Акклиматизация, перелет, смена часовых поясов, изменение атмосферного давления, магнитная буря, да мало ли что еще. Я потянулся за следующей бутылкой, уже опасаясь за свое горло. Минералка была очень холодной. И тут зазвонил домашний телефон. Я поднял трубку. И сказал, как обычно, с шуточками охрипшим от холодной воды голосом:
-Але? Главный штаб. Слушает заслуженный партизан Петушков.

В трубке молчали. Затем вздохнули неуверенно. И женский голос произнес.
-Роман Дмитриевич? Мне нужно с Вами поговорить.
Я не понял, кто это, мне было и неважно. Я не хотел разгонять впечатление заманчивого сна, сулившего мне какие-то новые, захватывающие приключения. Кроме того, я желал удержать в себе то ощущение легкости, которое появилось, когда мальчик сказал, что мои желания будут выполнены. Лишние разговоры сейчас мне были ни к чему. Милочка, все завтра, все будет завтра, - подумал я, - а сегодня позволь мне выспаться.
-Ась? - продолжал я играть в старого партизана, - деточка, тебе ж сказали, нема его. Я, вот, тут в тулупчике с дробовичком охраняю.. Кхе-кхе… К завтрему заявится наш соколик, тогда и звони. А че передать ему, может, нашему яхонтовому?
-Пожалуйста, передайте, - Сквозь понятное удивление и задумчивость в женском голосе проступала веселость. Она сдерживала смех. Я решил, что девушка меня узнала, но столь восхищена импровизацией, что решила даже подыграть, - передайте, - продолжила она, - что звонила Катя Пушкарева. Мне очень нужно с ним поговорить.

Я должен был от удивления сеть, но я лишь опустил трубку и прижал ее к голому животу. Затем опомнился, вновь поднял трубку, закашлялся и прохрипел более-менее разборчиво:
-Слушаю Вас, Катя. Простите, мою невинную шутку. Таким образом, я скрываюсь от кредиторов.
-Неужели Ваши дела так плохи? - почти пропела она.
-Напротив! Так хороши, что они повадились брать у меня взаймы! - пытался я не показывать ни удивления, ни спаси, господи, радости от ее звонка.
-Роман Дмитриевич, - уже серьезно сказала Катя, и я понял, что дело касается каких-то производственных сфер компании, поскольку лишь такая причина могла заставить ее позвонить мне. Я думаю, что она навсегда вычеркнула меня из списочного состава населения Земли. - Завтра у меня… у нас… знаменательное событие. Свадьба.
-У нас? Я тронут. Но разве я не говорил Вам, что являюсь закоренелым холостяком, и даже Ваша восхитительная улыбка не может поколебать моих твердокаменных убеждений?
Катя вновь засмеялась весело. Она стала такой уверенной. Она вовсе не засмущалась.
-Ладно, ладно, - сказал я, поняв, что переборщил, - Поздравляю, я очень рад за Вас, разумеется, такая чудесная девушка, такой грамотный специалист, такая удивительная красавица могла бы найти себе жениха и получше, но, как говорится, любовь зла, то есть… э… творит чудеса, правит миром, и даже возносит людей до не…
-Роман Дмитриевич, прошу Вас, не надо… - сказала Катя с нежностью, которой я тоже от нее не ожидал. Я опешил и сказал от растерянности голосом партизана Петушкова:
-Чё не надо-та?
-Ну, всего этого не надо. Зачем Вы… Я прошу Вас быть гостем на нашей свадьбе. Пожалуйста.
Я назло своему горлу полез в холодильник за новой бутылкой.
-А Вы за кого замуж-то выходите? - нашел я в себе силы еще поерничать, играя лицом и даже подмигивая, хотя девушка и не могла видеть моих гримас. Но так мне было легче сохранять самообладание и не заикаться.
-За Андрея, конечно, - засмеялась Катя, - Я бы не стала Вас приглашать, не буду врать. Вы, наверно, знаете, почему. Но Андрей так любит Вас. Он все время Вас вспоминает. Да, он старается этого не показывать мне, он пытается уверить меня, что страшно сердит на Вас, он рассказывает мне про то, как ударил Вас, как поссорился с Вами, он делает вид, что негодует, что рассержен на Ваше поведение, а глаза его… Понимаете, когда он вспоминает Вас, у него грустные глаза. А я хочу, чтобы в этот день он был счастлив. Не только потому, что мы с ним будем вместе. Я хочу сделать ему такой подарок. Вы меня понимаете, Роман Дмитриевич?
-Ах, свадебный подарок! Понял, понял, не дурак. Предлагаю перевязать меня розовыми бантиками, и немного намазать кремом макушку. Подружки невесты будут в восторге! - я, наконец, отпил из новой бутылки, которую с трудом открыл дрожащими руками. Но холодная вода меня не успокоила.
Катя вновь засмеялась. В ее голосе появились такие благодушные довольные нотки, что я даже усмехнулся. Поистине, счастье делает женщину снисходительной. Так свободно и весело она не говорила со мной с тех самых уже давних зимних событий. Да и до этого она всегда была зажатой. Как будто ждала удара. Или шпильки исподтишка.
-Вы все такой же шутник, - сказала она уверенно, не осуждая, нет, лишь обозначая понятие, - я прошу Вас, будьте гостем со стороны невесты. Знаете, - она на секунду задумалась, и продолжила удивленно, - я буду рада Вам. Потому что Андрей будет Вам рад.
-Где и когда? - спросил я вальяжно, проклиная себя за тон человека, который, долго ломаясь, позволил себя уговорить. Катя назвала место и время. Я обдумывал атрибутику своего появления, букет, костюм, слова. Молчал.
-Вы придете? - прервала Катя мои раздумья.
Пожалуй, можно. Если Андрей узнает, что это Катя меня пригласила, а, следовательно, простила все мои прегрешения, которым они почему-то предавали такое большое значение, он поймет, что дурацкую ссору пора заканчивать. У него уже не будет повода для того, чтобы продолжать так глупо, по-мальчишечьи обижаться. Кроме того, давайте рассудим здраво, если бы не я, разве сейчас состоялась эта свадьба? Положительно, я должен появиться, чтобы, так сказать, благословить счастливых голубков на этот безрассудных поступок, косвенной причиной которого явился и ваш покорный слуга.
-Уговорили, - сказал я, - у меня мягкое сердце. Я не могу отказать, когда меня просят таким милым голосом очаровательные собеседницы. Вы слышите? Мое сердце даже забилось чаще! - Я побарабанил пальцами по трубке, что должно было показать частоту сердечных ударов. Пальцы слушались плохо.
-Господин Малиновский, Вы неисправимы. Тем не менее, спасибо Вам. До встречи, - сказала Катя.
-Ах, золотая моя Катюшка. Целую тебя тысячу раз, - закричал я в трубку приличествующие случаю слова, но она не могла уже их слышать. Я улыбался довольный. Все будет хорошо. Я не боялся предстоящего разговора с Андреем. Мужская дружба дороже отношений с женщинами. Я знал это. Я всегда был ему нужен. И потом, с чего мне его боятся? В наших отношениях я играл скорее ведущую роль. Сейчас все немного изменилось. Хорошо же! Я вполне способен приспособиться. Я знаю людей. Все будет чудесно. Никогда не думал, что все так просто разрешится! Сон в руку, как говаривала моя бабушка. Замечательный сон. Спасибо, мальчик, кажется, мои желания исполняются.
Я так долго не хотел признаваться себе, что ссора с Андрюшкой сильно ударила по моим нервам. И, вот, кажется, все налаживается. Я всегда знал, что я везунчик!

В назначенное время я был на месте, наблюдая из машины за развитием событий. Вот, приехали старшие Ждановы. Маргарита Рудольфовна волнуется, переживает. Представляю, что она сказала Андрею, когда он поставил ее перед фактом своей женитьбы. Надеюсь, обошлось без обморока? Впрочем, она сильная женщина. За гламурной внешностью светской бездельницы скрывается поистине генеральский характер. Да, запаздывают молодые, запаздывают. Ба! А это кто? Так это ж Анжелика, лапочка моя. И эта тоже решила бракосочетаться? Фи, как это пошло! Хотя, нужно поздравить, но нет, не сейчас, потом, после, наедине, ее жених мне знаком, боюсь, что он отнесется ко мне без должной приветливости. Надо же! Просто какое-то поголовное бракоувлечение.
Запаздывают молодые. А, вот, какая веселая парочка прибежала! Федя и Маша. Маша и Федя. Наши пораженные Купидоном, так сказать, Ромео и Джульетта. Помню, Джульетта была так хороша и весела в постели. У нее еще забавная татушка чуть ниже пупка. Хотя, стоп! Татуировочка это у Ларочки, а у Машеньки просто чудная грудь. Эх, я, кажется, начал путать смутные образы. Но их и было немало. Или это у Викуси была татуировочка? Забыл, все забыл…
Что-то случилось, видимо, раз торжество так запаздывает. Федор отошел к мотоциклу. Я вышел из машины и, скрываясь в толпе, подошел к курьеру за информацией. Он удивился. Но открыл мне истину. Танечка Пончева решила родить. Наконец-то! Именно сегодня. И добрейшей души человек, Андрей Палыч повез ее в роддом. О! Как это трогательно! У Пончевой есть муж, подружки, мамаша и папаша, да и такси в нашей стране еще никто не запретил. Ан, нет! Наш дорогой друг детей и рожениц предложил свои услуги. Молодец, Палыч, уважаю, я бы так не смог!
У Феди на языке крутились вопросы, по поводу моего появления здесь и сейчас, но я поспешно ретировался, быстро соврав про то, что приглашен Анжеликой на ее торжество. Кстати, Ликочка, тоже была так горяча и безрассудна… Почему бы вновь не закрутить с ней головокружительный роман? Я вновь отвлекся на подсчет времени, которое ей понадобиться, на добропорядочные супружеские отношения. Вычислял, когда уместно будет намекнуть на романтическое свидание. Сколько там у них положено по правилам хорошего тона, после свадьбы хранить верность супругу? Месяц? Две недели? Я терпелив, я подожду.
Ну, наконец-то, появился и наш, "самый человечный человек". Я улыбнулся. Он был такой смешной в этом костюме! Он был растерян, озирался и нервничал. То-то, Палыч, будешь знать, как жениться! Я был рад видеть Андрюшку. Пусть пока издали. Я знал, что с сегодняшнего дня мы восстановим наши отношения. Я так этого хотел! И он хотел, я знаю.
Невеста еще больше запаздывает. Жених просто сошел с ума от нетерпения, уже всех Анжеликиных лошадей раздразнил своими жестами. Лошади - животные подневольные. Стоят у ЗАГСа, машут головами. Несчастные, все в бантиках, и разной сбруе на жаре. А, вот, еще один ленточкой перевязанный: Зорькин! У Андрея в свидетелях! Я сам от удивления чуть было, как лошадь, головой не закивал. Бедный Андрюшка!
О, радость, о счастье, солнце взошло. Я улыбнулся, потому что Жданов мой аж подпрыгнул. Его невеста прикатила на лимузине, во всей красе, очки, скобки, свадебный наряд. Нет, зря я так, ведь, очень мило Пушкарева сегодня выглядит. Скобок нет, очков нет. Замечательная девушка. Почти красавица! Это я! Я это все разглядел!
Мне не хотелось присутствовать на самой церемонии. Меня клонит в сон от официальных мероприятий. Речи и поздравления навевают скуку, а слезы невестиной мамаши - удивление. Что плакать-то? Посмотрите, мамаша, какого дочурка отхватила чудесного парня!
Раздались аплодисменты, девчонки из Женсовета засуетились, потащили корзинки, начали швыряться монетками. Я взял букет, вышел из машины, смешался с толпой поздравляющих. Они вышли, встали, как на подиуме перед всеми. Катя кивнула в мою сторону. Разумеется, я тут же появился. С чудесным букетом, в хорошем костюме, такой красивый, загорелый, просто замечательный! Я увидел, как дрогнуло Андрюшкино лицо. Я тут же сказал ему, что меня пригласила невеста. Но это не требовалось. У него не получилось даже сыграть неудовольствие от моего явления. Он был рад. Я тоже. Мы обнялись. Все было, как прежде. Я почувствовал, что счастлив, вместе с ними. Это было хорошее ощущение.
Я отошел, когда новоиспеченный муж начал целовать жену, отошел, чтобы поделиться со знакомыми по прошлой работе некоторыми своими комментариями, но вдруг голова моя закружилась, немудрено, кругом стояла страшная городская жара. Мне показалось, что я вновь маленький мальчик, вцепившийся в крашенную гриву деревянной карусельной лошадки, что сейчас, когда скрипучий круг сделает поворот, папа сфотографирует меня на память. И тут же вспышка засветила в глаза, то ли от свадебных фотографов, то ли от жары и воспоминаний, я на мгновение ослеп, побоялся, что сейчас упаду, но вдруг обнаружил себя возле машины.
Похолодало. На мне непостижимым образом оказалась другая одежда. И машина была другая, старая. Я же купил новую, уйдя из ЗимаЛетто! Я опять подумал про сон, про мальчика, поднял глаза…
Напротив, по-прежнему, стояла Катя. Андрея рядом с ней не было. Да и Пушкарева была вновь в старушечьем платье, в очках, в брекетах… Я потряс головой. Чуть дальше за Катей стояла шикарная блондинка. Кажется я с ней уже… Или еще нет? Да, это же Оля с квартирой в Капотне… Или Валя, у которой жених боксер?
Но я заставил себя посмотреть на Катю. Я хотел спросить, что случилось. Почему она вновь нарядилась в эти шмотки? То, что простительно секретарше, нельзя извинить в облике президента модного дома. Почему она вновь так ужасно причесалась? Что произошло? Или я сплю? Но ничего этого я не сказал. Моя рука поднялась, а голос сам прокричал:
-Девушка! Девушка! Вы такая красивая, что у меня машина заглохла!
Катя улыбнулась. Я поморщился от ее улыбки. И сказал ей небрежно, хотя в груди начал зреть протест.
-Мамаша! Отойди, не засти! - помахал рукой, вновь обратился к блондинке, - Девушка? Так, что с машиной будем делать?
Катя опустила голову. Повернулась. Отошла. И вдруг я почувствовал, что она расстроена моими словами. И еще в ее душе я увидел больше, чем боль обиды. Я увидел покорную привычку к подобным эпизодам. Бедная девочка! Я почти задохнулся. Все завертелось вновь. Но я теперь я так много знал, а во многом знании, как говорится, много и печали. Неужели? Неужели теперь я буду ощущать, что делаю людям плохо? Что обижаю людей? Нет, неправда! Душевные переживания не для сильной личности! Мальчик, мальчик, ты сказал, что я вынесу…Я вынесу? Это знание и эту боль? Быть мучителем и осознавать это? Неужели, я вынесу? До следующего года. До четырнадцати часов тридцати пяти минут и шести секунд. Я вынесу. Я потерплю. Это же всего один круг на старой карусели с деревянными лошадками...

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-05, 19:04 
Не в сети
Новый пациент
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 04-11, 01:41
Сообщения: 231
Ой, девочки, я еще тут нашла свою "шыдевру". Жалко если пропадет. Извините, что старое, не новое...

Cразу оговорюсь, что это шутка, ни на что не намекает, пародией не является, просто захотелось поиздеваться над великим и могучим… Русским языком, конечно, а не сериалом! Как вы могли подумать!!!! Людям, для которых любовные сцены нрк являются культовыми, рекомендую, с данным постом не знакомиться, для сохранения душевного здоровья и добрых отношений с автором.
Мяука, перед прочтением принимай что-нибудь успокоительное, поскольку ни одной грамотной фразы в этом тексте мне так и не удалось обнаружить.

Автор: Алька
Название: Очерк пятиклассницы


Мой любимый фрагмент из сериала про вторую ночь. (Очерк пятиклассницы.)

Когда Андрей привез Катю в квартиру Малиновского, вместе с ними наступил мой любимый момент в кино.

Сначала Кате не понравилось, но Андрею был в ней, как дома, и не постеснялся. И, когда Катя начала просить обратно, он ее уговаривал всей силой, показывая агрументы, и у себя и в квартире своего друга. От них она привлеклась назад, когда он обещал ее не отпускать, медленно вытянув пальто, справа из ее размякших пальцев, смелым жестом своих больших часто дрожащих рук, как фокусница в цирке ничего не заметив.

И, вот, взяв ей за руку, он уже ее целиком обнимает, а она передумывает совсем наоборот все свои невеселые мысли. Он называет ее ее именем, а она его его, и обнимается с ней уже вместе, а не один, засветившись всеми чертами глаз и лица.

Потом он подымает ее ладонью под колена и садит к себе наверх, одной рукой целует, сняв очки с головы другой. По внешнему видно, что Катя застеснялась, но при этом она ничего еще зрителю не показывает. Все ее черные ноги свисают по комнате, пока Андрей несет их вдоль. Через некоторое время, так же несясь, они добираются в кровать, где он ложит ее, но она встает ему напротив, прямо посредине кровати и опускает оба своих глаза вниз на самую дальнюю от нее точку подбородка, где они живут и горят светом лучей, как двойная звезда.

Он начинает везти себя указательным пальцем ей по голове, задержавшись вместе с ним на наиболее выраженных в лице местах, где они пересекаются с ее частями тела, и там же довольно изгибается от этого. На лицо Кати, ползя робким ползком заползает удивленное выражение лица, и оно тоже удивляется этому выражению вместе с ним.

Андрей нежно обходится со всеми чертами девушки: целует ее губы своими и часто наоборот. Она дотрагивает его за руки и лицом. Он так нравится это, что начинает расстегать ее кофту, большими черными пуговицами, которые тут же вырожают ее скромность. Она опускает глаза еще ниже вниз и, они забегали по всей его поверхности вправо и влево, смущенно сощурившись сбоку. И голова ее тоже.

Наконец, он снимает кофту с плечей до самой спины, обоими руками и убирает их взад, чтобы ими же перейти к своей рубашке, которая уже готова покинуть его гостеприимное мускулистое тело снаружи. Он расстегивает пуговицы, используя десятью пальцами. Она смущенно водит глазами в разные стороны и обнимает их взглядом его, открывающуюся напротив их, со всех четырех сторон, обнаженную грудь без всякой одежды.

Потом он, наконец, ложит ее в кровать, с помощью рук и герои исчезают совсем.

Когда они снова появляются, их тела озарены разными выражениями и укрыты простынями. Катя отыскивает вдоль всей кровати очки, чтобы, различить Андрея, а Андрей довольно жмурит лицо от его счастливых мыслей, начиная ими проводить снова по Кате.

Немного времени он водит ладонь по простыне и целует ее с горячей любовью. Она неумело отвечает ему тем же, а потом их руки встречаются. Андрей поворачивается спиной и обратно целует Катю, глядя прямо на нее. Вскоре он, придерживается себя за голову на локте начитает спрашивать вопросы про ее старого. На этом серьезной ноте интересный кусок оканчивается окончательно.

_________________
До жЫрафа все доходит медленно, все равно нам нравитЦЦа жЫраф!!!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 16 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB